Выступление на вечернем заседании I Всероссийского Съезда Советов по личному вопросу (5 июня 1917, Троцкий)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Выступление на вечернем заседании I Всероссийского Съезда Советов по личному вопросу (5 июня)
автор Лев Давидович Троцкий (1879–1940)
Опубл.: 6 июня 1917. Источник: Троцкий, Л. Д. Сочинения. — М.; Л., 1924. — Т. 3. 1917. Часть 1. От февраля до Октября. — С. 122.


Троцкий цитирует ту фразу из речи Милюкова, произнесенную последним в частном совещании Государственной Думы, в которой он сопоставил, говоря о Роберте Гримме[1], Ленина и Троцкого с Колышко[2]. Троцкий говорит:

«Милюков обвиняет нас в том, что мы — агенты-наемники германского правительства. С этой трибуны революционной демократии я говорю и обращаюсь к честной русской печати (Троцкий поворачивается к столу журналистов) с просьбой, чтобы мои слова были воспроизведены: до тех пор, пока Милюков не снимет с нас этого обвинения, на его лбу останется печать бесчестного клеветника».

Произнесенное с силой и достоинством заявление Троцкого встречает единодушную овацию всего зала. Весь Съезд без различия фракций бурно аплодирует в течение нескольких минут.

«Новая Жизнь» № 41,
6 июня 1917 г.

  1. Р. Гримм — лидер Швейцарской с.-д. партии. В эпоху войны Гримм активно участвовал в Циммервальдской конференции, будучи по существу пацифистом, а не революционером. В 1917 г. Гримм прибыл в Россию с намерением, по-видимому, принять активное участие в заключении мира между Россией и Германией и тем «спасти» русскую революцию. Вся шумиха, поднятая буржуазной печатью, возникла из-за следующего: Гримм получил в Петербурге телеграмму (перехваченную разведкой), в которой член швейцарского правительства Гофман передавал Гримму о благоприятных перспективах со стороны Германии на заключение сепаратного мира между Германией и Россией. Эта телеграмма была ответом на запрос Гримма, который, как было отмечено, тщился выступить в качестве посредника между воюющими странами. Буржуазная печать подняла бешеный вой, обвиняя Гримма, а с ним вместе и всех циммервальдцев, как германских агентов. Терроризованные ею советские вожди немедленно выслали Гримма за границу.
  2. Речь Милюкова, о которой говорит т. Троцкий, была произнесена Милюковым на частном совещании членов Государственной Думы 3 июня по вопросу внешней политики, состоявшемся у Родзянки. Ввиду того, что именно с этого момента начинается неслыханная травля руководителей левой советской оппозиции, в особенности Ленина и Троцкого, мы приводим полностью отрывок из указанной речи Милюкова, на которую ссылается тов. Троцкий: К сожалению, провокационный шаг германцев не единственный: Германия ищет сепаратного мира не только на фронте, в окопах, она ищет его и в России. И вот является в Петроград сам председатель циммервальдской конференции, Роберт Гримм, личность очень хорошо и определенно известная во всей европейской социал-демократии. Я должен сказать, что в мою бытность министром я запретил Роберту Гримму въезд в Россию, зная, что Роберт Гримм является агентом германского правительства. Сегодня мы читаем в газетах, что Роберт Гримм выслан обратно за границу смешанным министерством с участием министров-социалистов. Только теперь они узнали, что Роберт Гримм есть агент германской власти, и что в качестве агента он является посредником, через голову правительства, опять все по тому же вопросу, — по вопросу о сепаратном мире. Есть и еще один печальный факт того же рода. Недавно арестован, как вы знаете, довольно известный писатель Колышко, писавший под именем Баяна и Серенького в разных газетах. Его арест раскрывает неожиданные вещи. Оказывается, что г. Колышко на германские деньги очень много поработал над удалением из первого состава министерства военного министра Гучкова и министра иностранных дел Милюкова. Таким образом, германская работа не ограничивается академическими предложениями сепаратного мира. Ведется весьма энергичная и чисто практическая работа. Работая параллельно с идеологами Кинталя и Циммервальда, германские агенты достигают целей, которые приятны, с одной стороны, нашим крайним партиям, а с другой стороны, — германскому правительству. Нужно только прибавить одно, — наше Временное Правительство арестовало Колышко и выгнало Роберта Гримма. А Ленин, Троцкий, вновь проповедующие «перманентную революцию», и их товарищи, достаточно нагрешившие против всех параграфов уголовного кодекса, гуляют на свободе и вносят заразу в русское общество и в русскую армию. Я думаю, надо пожелать нашему правительству быть последовательным и перейти от агитаторов иностранных и буржуазных к агитаторам социалистическим, но однородного типа. Будем желать, чтобы когда-нибудь и Ленина с его товарищами послали туда же, где находится Колышко («Речь», 4 июня 1917 г.).