В песках (Олендер)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

В песках
автор Пётр Моисеевич Олендер (1906—1944)
Опубл.: 2 ноября 1943. Источник: «Красная звезда», № 259 (5630), с. 4


От специального корреспондента «Красной звезды»

Без конца песок. Рощицы, овраги, холмы — всё засыпано глубоким песком. По самую ось вязнут орудия, с трудом перетягиваются пулеметы и минометы, от близкого разрыва снаряда обваливаются окопы. Степа пыли и дыма от бесчисленных снарядов и авиабомб застилает поле бая. Здесь тяжело маневрировать. Здесь техника отказывает, засоряется оружие, с трудом работают моторы. Каждый шаг дастся нелегко, а вместе с тем беспрестанно нужно маневрировать, ибо иначе по добьешься успеха. В таких условиях проходит борьба наших войск на одном участке правого берега Днепра.

Ни на час не прекращались здесь контратаки. Пользуясь охватывающим положением, пользуясь возможностью маневрировать перед фронтом и на флангах нашего плацдарма, немцы прощупывали его своими танками. То тут, то там небольшие танковые группы пытались вклиниться в расположение наших боевых порядков. Их подпускали на близкое расстояние и в упор открывали огонь. В одних местах она упорствовали, в других возвращались на исходные позиции и после перегруппировки появлялись на другом направлении.

Было ясно, что это только разведка, только отвлекающие удары. Действительно, вскоре на участке N части, где до сих пор было тихо, началась наиболее сильная контратака. В ней участвовало несколько десятков танков и около полка пехоты. Первый удар выдержал батальон капитана Казаченко. Противник не был подпущен к нашим позициям. Артиллеристы и минометчики, поддерживавшие батальон, встретили немцев интенсивным огнем и пригвоздили пехоту противника к земле. Несколько раз она пыталась подняться, несколько раз немецкие танки пробовали потянуть ее за собой, по ничего из этого не получилось. Сами танки вынуждены были уходить в укрытия, прячась от наших противотанковых орудий. В разгар боя Капитан Казаченко воспользовался наступившим переломом, предпринял атаку, и его батальон улучшил свои позиции.

Казалось, что вражеская контратака захлебнулась. Но в это время немцы начали активные действия против соседнего батальона, сконцентрировав там еще больше сил. Туда же ушли их танки, действовавшие против батальона Казаченко. Бои стал еще ожесточеннее. Немцам удалось вклиниться в расположение пашей пехоты, по этот успех врага был кратковременным. Уже во фланг контратакующих перебрасывались подразделения с другого участка. Они двигались быстро, хотя тянуть за собой технику было неимоверно трудно, хотя им приходилось преодолевать заградительный огонь противника, а воздух был полон его самолетами. Наши соседние части, молчавшие до сих пор, тоже начали проявлять активность. С левого берега стала бить наша тяжелая артиллерия. Контратака немцев была сорвана. Опасаясь, что вклинившиеся подразделения будут полностью разгромлены, противник отвел их. На некоторое время наступила тишина.

Когда командир решает произвести маневр, то он знает, что, усиливая свои позиции в одном месте, он заведомо ослабляет их в другом. Противник рано или поздно заметит это, попытается воспользоваться удачным моментом и перегруппирует свои части так, чтобы создать превосходство в силах на ослаблением участке. На этот риск надо итти, тем более, что в случае необходимости можно самому перегруппироваться и сманеврировать.

Отведя своих солдат после неудачной контратаки, немцы догадались, как видно, какими силами был отражен их удар и откуда эти силы взяты. Неудивительно, что следующую контратаку они предприняли как раз против ослабленного участка, где небольшое наше подразделение занимало господствующую высоту. Наличие широко разветвленных дорог в тылу позволило немцам быстро перебросить сюда нужные силы. Они обошли высоту, перерезали дорогу к ней и устремились на открытый фланг N части. Положение становилось критическим. Пока сюда по глубокому песку перетягивались наши противотанковые орудия, пока сосредоточивался кулак, чтобы ударом ответить на удар врага, небольшому числу советских воинов предстояло сдержать натиск немцев.

Бойцы повернулись фронтом в стропу противника, отрыли небольшие ячейки в песке и, лежа в них, яростно отстреливались, стремясь выиграть время. Младший лейтенант Рыбалко малыми силами обошел контратакующих немцев и ударил им во фланг, хотя это и казалось безумным. Встретив такой отпор, немцы насторожились, замешкались, а между тем необходимая перегруппировка была совершена. Вскоре совместными действиями наших стрелков, артиллеристов, минометчиков враг был опрокинут и отброшен. Подразделение, занимавшее высоту, обойденную немцами, тоже приняло участие в ликвидации вражеской контратаки, ведя огонь с тыла. К вечеру бой прекратился, пыль улеглась. Закончился день па одном из участков правого берега Днепра.

Этот боевой день очень показателен. Ведь нельзя сказать, что немцы действовали плохо, неискусно. К тому же у них было много преимуществ: они занимали охватывающее положение, их части пользовались хорошей сетью дорог, могли быстро маневрировать, создавая превосходство в силах на намеченном участке. Почему же всё-таки они потерпели неудачу, стоившую им крупных потерь? Упорство, боевой порыв, выносливость, воинское умение наших бойцов — вот что решало исход боя. Пока противник двигался по удобным дорогам, советские воины, затрачивая неимоверные усилия, перетягивали по глубокому песку в нужное место орудия, несли на себе станковые пулеметы. Они находились в гораздо более трудном положении, чем немцы, и тем не менее не уступали немцам в быстроте маневра. Если маневренная способность обеих сторон была на одном уровне, то боевой дух наших подразделений был во много раз выше, чем у немцев. И это решило дело.

На следующий день наши войска полностью взяли инициативу действий в свои руки. Были проведены решительные атаки по расширению плацдарма и захвату командных высот. Свежие силы не были использованы для этого. Ночью те же подразделения сосредоточились на исходных позициях, а утром пошли в обход немецкой группировки, укрепившейся па гряде высот. Этот участок был хорошо разведан нашими бойцами, у неприятеля здесь было меньше сил, чем в других местах. Но самое важное заключалось в том, что на избранном участке немцам было так же трудно маневрировать, как и нам. И с их стороны подходы покрывал сыпучий песок.

В равных условиях с нашими подразделениями немцы оказались менее маневроспособными. Как видно, у немецких солдат не было достаточных моральных сил, чтобы побороть возникшие трудности. Поэтому противник не сумел парировать удар наших танков, двинувшихся в обход высот, его противотанковый резерв запоздал, некоторые немецкие подразделения были разобщены и остались в тылу у наших обходящих частей, не успев сделать ни одного выстрела.

Через несколько часов наши танки, разгромив артиллерийские позиции противника, овладели населенным пунктом у него в тылу, перерезали дорогу его резерву и нависли на фланге всей немецкой группы. Маневр, задуманный нашим командованием, удался полностью. Может быть, немцы еще успели бы предпринять контрманевр, но в это время перешли в наступление наши части, действовавшие с фронта. Положение противника резко ухудшилось, но он всё же мог еще под огнем, по бездорожью подбросить свои резервы. Однако то самое, что накануне в подобной обстановке сумели сделать наши бойцы, оказалось недоступным врагу. Лишенные удобных дорог для маневрирования, немцы не смогли выйти из создавшегося положения Огрызаясь короткими контратаками, они отступили па следующий рубеж, оставив в окружении ряд своих подразделений, которые в большинстве сложили оружие.

Майор П. ОЛЕНДЕР.

ПРАВЫЙ БЕРЕГ ДНЕПРА


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России согласно ст. 1281 ГК РФ, и в странах, где срок охраны авторского права действует на протяжении жизни автора плюс 70 лет или менее.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.