В похвалу наук (Кантемир)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

В похвалу наук
автор Антиох Дмитриевич Кантемир (1708-1744)
См. Песни (оды). Дата создания: 1730 — 1731 гг., опубл.: Сатиры и другие стихотворческие сочинения князя Антиоха Кантемира с историческими примечаниями и кратким описанием его жизни. СПб., при имп. Академии наук, 1762. Источник: РВБ (1956)
Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


Песнь IV


В похвалу наук


Уже довольно лучший путь не зная[1],
Страстьми имея ослепленны очи,
Род человеческ из краю до края
Заблуждал жизни в мрак безлунной ночи,
И в бездны страшны[2] несмелые ноги[3]
Многих ступили — спаслися немноги,

Коим, простерши[4] счастье сильну руку
И не хотящих от стези опасной
Отторгнув, должну отдалило муку[5];
10 Но стопы оных не смысл правя ясной —
Его же помочь одна лишь надежна, —
И тем бы гибель была неизбежна,

Но, падеж рода нашего конечный
Предупреждая новым действом власти,
15 Произвел Мудрость царь мира предвечный,
И послал тую к людям, да, их страсти
Обуздав, нравов суровость исправит
И на путь правый их ноги наставит.

О, коль всесильна отца дщерь приятна!
20 В лице умильном красота блистает;
Речь, хотя тиха, честным ушам[6] внятна,
Сердца и нудит и увеселяет;
Ни гневу знает, ни страху причину,
Ищет и любит истину едину,

25 Толпу злонравий влеча за собою,
Зрак твой[7] не сильна снесть, ложь убегает,
И добродетель твоею рукою
Славны победы в мал час получает;
Тако внезапным лучом, когда всходит,
30 Солнце и гонит мрак и свет наводит.

К востоку крайны пространны народы,
Ближны некреям[8], ближны оксидракам,
Кои пьют Ганга и Инда рек воды,
Твоим те первы освещенны зраком,
35 С слонов нисшедше, счастливы приемлют
Тебя и сладость гласа твого[9] внемлют.

Черных потом же ефиоп[10] пределы,
И плодоносный Нил что наводняет[11],
Царство, богатством славно, славно делы,
40 Пользу законов твоих ощущает,
И людей разум грубый уж не блудит
В грязи, но к небу смелый лет свой нудит[12].

Познал свою тьму и твою вдруг славу
Вавилон, видев тя, широкостенный;
45 И кои всяку презрели державу,
Твоей склонили выю, усмиренны,
Дикие скифы[13] и фраки суровы[14],
Дав твоей власти в себе знаки новы.

Трудах по долгих стопы утвердила,
50 Седмью введена друзьями[15] твоими
В греках счастливых, и вдруг взросла сила[16],
Взросло их имя. Наставленный ими
Народ, владетель мира[17], дал суд труден[18]:
Тобой иль действом рук был больше чуден.

55 Едва их праздность, невежства мати
И злочинств всяких, от тя отлучила,
Власть уж их тверда не могла стояти,
Презренна варвар от севера сила[19]
Западный прежде, потом же востока
60 Престол низвергла в мгновение ока.

Была та гибель нашего причина
Счастья[20]; десница врачей[21] щедра дала
Покров, под коим бежаща богина[22]
Нашла отраду и уж воссияла
65 Европе целой[23] луч нового света;
Врачей не умрет имя в вечны лета.

Мудрость обильна[24], свиту многолюдну
Уж безопасна из царства в другое
Водя с собою, видели мы чудну
70 Премену: немо суеверство[25] злое
Пало, и знаем служить царю славы
Сердцем смиренным и чистыми нравы.

На судах правда прогнала наветы
Ябеды черной; в войну идем стройны[26];
75 Храбростью ищем, искусством, советы
Венцы с Победы рук принять[27] достойны;
Медные всходят в руках наших стены[28],
И огнь различны чувствует премены[29].

Зевсовы наших не чуднее руки[30];
80 Пылаем с громом молния жестока[31],
Трясем, рвем землю[32], и бурю и звуки[33]
Страшны наводим в мгновение ока.
Ветры, пространных морь воды[34] ужасны
Правим и топчем, дерзки, безопасны.

85 Бездны ужасны вод преплыв[35], доходим
Мир, отделенный от век бесконечных.
В воздух, в светила, на край неба всходим[36],
И путь и силу числим скоротечных
Телес[37], луч солнца делим в цветны части[38];
90 Чувствует тварь вся силу нашей власти.



Примечания

IV. В сей песни стихотворец описует мудрости начало, преуспеяние в разных народах и временах до наших веков, и пользу, которую от нея род человеческ получил. Именем Мудрости разумеет все науки и художества, наипаче же нравоучение, которое прежних мудролюбцев было лучшее, и по достоинству, обучение. Основа сей песни в начале занята из Лукианова разговору, под именем «Беглецы», в котором Аполлон, Юпитер л Любомудрие собеседуют. Выпишу здесь оное место, по которому всей песни разумение будет удобнее:

Любомудрие (говорит Юпитеру). Когда ты усмотрел, что мир исполнен прелестию и неправдою, соболезновал ты об нем и послал ты меня, чтоб отменить в лучшее человеков скотское житие, ибо, если ты не забыл, сказал ты мне: «Видишь, дочь моя любимая, в какое состояние люди пришли чрез их невежество и злобу; сойди к ним, понеже ты одна можешь прогнать их прегрешение и исцелить их».

Юпитер. Помню, что нечто подобное я тебе говорил; да расскажи мне, как они тебя приняли и что потом с тобой сделали.

Любомудрие. С самого начала не хотела пойти прямо к грекам. Пришла я вначале к индийцам, великому народу, который я, с слонов сведши, заставила меня слушать; и весь язык брахманов, смежны некреям и оксидракам, приняли мою науку. Вышедши из Индии, пришла я в Ефиопию и отсюду к египтянам, где я научила их священников и пророков богослужению. Потом я перешла в Вавилон, чтоб наставить халдеев и волхвов; потом в Скифию, откуду возвращался чрез Фракию, свидание имела с Евмельпом и Орфеем и послала их пред собою в Грецию, повелев первому научить греков моим тайнам, а второму наставить их в музыке. Недолго спустя я и сама за ними следовала, но по прибытии моем в Грецию приняли меня ни худо, ни изрядно, однако ж со временем я добыла себе седмь мудрецов.

  1. Уже довольно лучший путь не зная. Грубый человек, не наставлен к благонравию, не просвещен вышнею мудростию, в темноте блудит, не зная сыскать надежную дорогу, и потому впадает в пропасти и встречает свою гибель.
  2. В бездны страшны. Страшные бездны суть в течение жития злочинства, в которые впадаем.
  3. Несмелые ноги. Одно благорассудство надежно нас ведет в житии, и потому, ему следуя, идем смело; безумный всегда торопок, все ему опасно, всего боится.
  4. Спаслися немноги, коим, простерши. Пока бог просветил мудростию род человеческий, заблуждал он в житии, и пали многие в бездны злочинств; немноги спаслися не по своему произволу, но ненарочно: счастье им руку подало и от опасной дороги отвело.
  5. Должну отдалило муку. Счастье отвело их от злочинств и спасло их должного им наказания. Злочинствам наказание, если и медлит, неотменно следует; по меньшей мере раскаяние бывает неизбежно.
  6. Честным ушам. Сиречь тем людям, кои беспристрастно, с прилежанием слушают.
  7. Зрак твой. К Мудрости говорит стихотворец.
  8. Народы, ближны некреям. Индианцы, сиречь, понеже к краю востока поселены; а в их земле течет река Ганг и Инд. Некреи и оксидраки — народы такожде индийские. Смотри Бодранов «Лексикон географический».
  9. Твого. Вместо твоего, чрез сокращение.
  10. Ефиоп. Чрез сокращение, вместо ефиопов, арапов.
  11. И плодоносный Нил что наводняет и проч. Сродным порядком слова так бы лежать должны: и царство, богатством славное, славное делами, что (вм. которое) плодоносный Нил наводняет, ощущает пользу твоих законов. О царстве египетском говорит, чрез которое Нил-река к его особливому благополучию течет.
  12. Но к небу смелый лет свой нудит. К познанию, сиречь, божества ум свой возвышает.
  13. Дикие скифы. Татаре, сиречь.
  14. И фраки суровы. Фракия — великая провинция в Европе, ныне Романия, в которой лежит Константинополь. Древле фраков народы за жесточайших и суровейших почиталися.
  15. Седмью введена друзьями. Знаменитых седмь греческих мудрецов тем означает. Смотри примеч. под ст. 176-м, car. 1.
  16. И вдруг взросла сила. Кто греческую историю читал, знает, в какую силу афинейцы и лакедемоны пришли способом наук и художеств. Малые общеправительства с удачею воевали против сильных царей персидских.
  17. Народ, владетель мира. Римский народ.
  18. Дал суд труден. Народ римский так в военных действах и в науках учинился славен, что трудно судить, в котором из двух больше преуспел.
  19. Презренна варвар от севера сила. По разделении римской империи на восточный и западный престол в обоих с науками так добродетели, как и мужество и сила унывать стали, и напоследок северные народы, каковы вандалы, готфы и французы, опровергнули престол западный, на которого обломках основалася держава папская, германская, французская и иные; а потом турки (народ, которого начало от Каспийского моря пограничных произошло и потому еще северным назвать можно) опрокинули престол восточный наитием Константинополя.
  20. Была та гибель нашего причина счастья. Взятие Константинополя причиною было, что в XV веке науки в Европе возобновилися, ибо некоторые из греческих ученых людей при таком несчастии, оставя отечество свое, убежали в Италию, где приняты с особливою ласкою и щедротою от Лоренца Медика, названного великим и отцом наук, который тогда был начальнейшим правителем республики флорентийской и которого потомки учинилися великими князьями тосканскими.
  21. Десница врачей. Рука медиков, вышепомянутого и его наследников. Medicus — латинское слово, по-русски врач, доктор.
  22. Бежаща богина. Мудрость, сиречь. Под лицом Мудрости ученых греческих людей означает, о которых выше сего говорено. Богина вместо богиня за нужду рифмы.
  23. И уж воссияла Европе целой. Когда в Италии науки уже завелися, то помалу и в прочих европейских народах — во Францию, Германию, Англию, даже и до северных краев — распространились.
  24. Обильна. Всегда о Мудрости говорит.
  25. Немо суеверство. Первый плод наук — познание бога и правильное ему почитание. Известно, что до возобновления наук в Европе суеверство чуть было не подавило истинное христианство. Наука, прогнав обман, глаза людям открыла.
  26. В войну идем стройны. Чрез наставления, от наук получаемые, полки наши искусно строим и против неприятеля ведем изрядным порядком.
  27. Венцы с Победы рук принять. Одержать над неприятелем победу.
  28. Медные всходят в руках наших стены. Чрез искусство утверждения крепостей созидаем столь крепкие городы, что можно сказать, что стены их — медные. Часто стихотворцы латинские медными и железными называют стены крепкие.
  29. И огнь различны чувствует премены. Искусством различно употребляют огонь пороховой против неприятеля, и наступательно и к своей защите.
  30. Зевсовы наших не чуднее руки. Зевсом греки Юпитера называют, бога, по баснословию язычников, главнейшего, из которого рук молния и перун происходить сказывают.
  31. Пылаем с громом молния жестока. Тем руки Зевсовы наших не чуднее, что и мы, по изобретении огненного ружья и искусства рукодельных огней, кажемся из наших рук молнии и гром посылать.
  32. Трясем, рвем землю. Чрез подкопы, в которых уложенный порох землю ужасно подрывает.
  33. И бурю и звуки. Таково есть действо пороха, который, из пушек, из бомб и из подкопов выходя, гремит и помрачает свет в глазах наших.
  34. Ветры, пространных морь воды и проч. Правим ветры и дерзостно, без всякой опасности топчем (вместо преплываем) ужасные воды пространных морь. Польза, которую нам искусство мореплавания доставило.
  35. Бездны ужасны вод преплыв и проч. Преплыв ужасное море океанское, доходим (или находим) Америку, новый мир, от нашего отделенный чрез многие веки; известно, что Христофор Колумбус Америку изобрел в 1492 году.
  36. В воздух, в светила, на край неба всходим. Помочию физики и астрономии, которые в наших веках в гораздо лучшее совершенство приведены.
  37. И путь и силу числим скоротечных телес. Числим дорогу и силу взаимную небесных телес, каковы суть планеты, звезды неподвижные и кометы. Новые астрономы в том дивную удачу имели, и наипаче в том преуспел англичанин Ньютон.
  38. Луч солнца делим в цветны части. Если в темной горнице впустить луч солнца чрез малую скважину на требочное стекло, которое обыкновенно призмою, а у нас райком называют, луч тот, преломяся, разделится на семь других лучей, из которых один фиалковый, другой пурпуровый, третий голубой, четвертый зеленый, пятый желтый, шестой рудо-желтый, седьмой красный. Сие явление первый усмотрел и исследовал вышеупомянутый знаменитый аглинский философ Ньютон.