Гаргантюа (Рабле; Энгельгардт)/1901 (ВТ)/51

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Гаргантюа
автор Франсуа Рабле (1494—1553), пер. Анна Николаевна Энгельгардт (1835—1903)
Язык оригинала: французский. Название в оригинале: Gargantua. — Опубл.: 1534 (ориг.) 1901 (пер.). Источник: Commons-logo.svg Франсуа Рабле. книга I // Гаргантюа и Пантагрюэль = Gargantua et Pantagruel. — СПб.: Типография А. С. Суворина., 1901. — С. 100.

Редакции


[100]
LI.
О том, как Гаргантюа наградил победителей после битвы.

После этой речи Гаргантюа, ему были выданы требуемые бунтовщики, за исключением Спадасена, Мердайля и Менюайля, которые спаслись бегством за шесть часов до сражения: один духом и без оглядки, ни разу в дороге не пристав, добежал до горы Ленель; другой спасся в долину Вир, а третий — в Логруан. Сюда же следует причислить и двоих пирожников, погибших в пути. Гаргантюа ничего худого им не сделал, только приказал поставить их за типографские станки во вновь учрежденной им типографии. Тех же, которые умерли, повелел честно похоронить в долине Нуарет и в лагере Брюльвьель. Раненых велел перевязать и лечить в своем большом госпитале. После того исследовал вред, причиненный городу и жителям, и они под присягой показали размер понесенных ими убытков, которые были им выплачены. И велел выстроить сильную крепость, куда поставил многочисленный гарнизон, чтобы на будущее время быть лучше защищенным от внезапных нападений.

При отъезде милостиво поблагодарил всех воинов своих легионов, которые участвовали в поражении, нанесенном неприятелю, и отослал их на зимовку в места их стоянок и гарнизонов, за исключением одного легиона, особенно отличившегося на поле брани, и капитанов отрядов, которых с собою привел к Грангузье.

Увидя их всех, добряк так обрадовался, что и сказать нельзя. Он задал им самый великолепный, самый обильный и самый прелестный пир, какой только видано со времен царя Ассура. Когда встали из-за стола, он роздал им весь свой столовый прибор, который весил миллион восемьсот четырнадцать полновесных золотых дукатов и состоял из больших античных ваз, больших горшков, больших тазов, больших чашек, кубков, чаш, канделябров, корзин, тарелок, блюд, бонбоньерок и другой подобной посуды из чистого золота, не говоря уже о драгоценных каменьях, эмали и работе, которая, по оценке всех, превосходила цену самого материала. Сверх того, велел отсчитать из своей казны каждому миллион двести тысяч экю чистаганом. И каждому же даровал в вечное владение, кроме тех случаев, когда они не оставят по себе наследников, — те из своих замков и земель, которые находились в их ближайшем соседстве и были для них всего удобнее. Понократу он даровал Ла-Рош-Клермо, Гимнасту — Ле-Кудре, Евдемону — Монпансье, Тольмеру — Ле-Риво, Итеболю — Монсоро, Акамусу — Канд, Хиронакту — Варен, Себасту — Граво, Кенкне — Александру, Лигр — Софрону, а другим — другие владения.