Города. Триолеты (Сологуб)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
(перенаправлено с «Города (Сологуб)»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Города. Триолеты
автор Фёдор Кузьмич Сологуб (1863—1927)
Из сборника «Очарования земли (1914)». Дата создания: 1913, опубл.: 1914[1]. Источник: Собрание стихотворений, т. 4, СПб., 2002[2]. • Цикл стихотворений.
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


ТРИОЛЕТЫ

ГОРОДА

  1. (1) «Безумно злое упоенье…», 5 марта 1913 года. Вильна
  2. (2) «По узким улицам гремит…», 5 марта 1913 года. Вильна
  3. (3) «Люблю большие города…», 5 марта 1913 года. Вильна
  4. (4) «Разнообразность городов…», 9 марта 1913 года. Екатеринослав
  5. (5) «Во внутреннем дворе отеля…», 12 марта 1913 года. Одесса. Лондонская гостиница
  6. (6) «По копейке четыре горшечка…», 21 марта 1913 года. Полтава. Улицы
  7. (7) «По ступеням древней башни поднимаюсь выше, выше…», 3 мая 1913 года. Венден
  8. (8) «Либава, Либава, товарная душа!..», 10 октября 1913 года. Кременчуг
  9. (9) «Каменные домики, в три окошка каждый…», 7 декабря 1913 года. Елисаветград. Улицы
  10. (10) «Эта странная труппа актёров и актрис…», <8 декабря> 1913 года. <Елисаветград. Улицы>
  11. (11) «Отбросив на веки зелёные пятна от очков…», <8 декабря> 1913 года. <Елисаветград. Улицы>
  12. (12) «Яркий факел погребальный…», 28 декабря 1913 г. СПб.



Весь цикл на одной странице

* * *


   
Безумно злое упоенье
Вокзальных тусклых, пыльных зал, —
Кто дал тебе его, вокзал,
Всё это злое упоенье?
Кто в это дикое стремленье
Звонки гремучие вонзал?
Безумно злое упоенье
Вокзальных тусклых, пыльных зал.



* * *


 
По узким улицам гремит
Разбито-гулкая коляска.
Какая трепетная ласка
По узким улицам гремит!
Куда летит, куда спешит
В пыли влекущаяся сказка?
По узким улицам гремит
Разбито-гулкая коляска.



* * *


 
Люблю большие города
С неумолкающим их гулом
И с их пленительным разгулом.
Люблю большие города,
И пусть таится в них беда
С холодным револьверным дулом, —
Люблю большие города
С неумолкающим их гулом.




* * *


 
Разнообразность городов
Не достигает до предела.
У всех людей такое ж тело.
Разнообразность городов
Всё ж не творит людей-орлов,
И всё ж мечты не захотела.
Разнообразность городов
Не достигает до предела.



* * *


 
Во внутреннем дворе отеля
Фонтан мечтательный журчал.
Печальный юноша мечтал
На внутреннем дворе отеля.
Амур с фонтана, метко целя,
Ему стрелою угрожал.
Во внутреннем дворе отеля
Фонтан мечтательный журчал.




* * *


 
По копейке четыре горшечка
Я купил и в отель их несу,
Чтобы хрупкую спрятать красу.
По копейке четыре горшечка,
Знак идиллий, в которых овечка
Вместе с травкою щиплет росу.
По копейке четыре горшечка
Я купил и в отель их несу.



* * *


По ступеням древней башни поднимаюсь выше, выше,
Задыхаюсь на круженьи сзади ветхих амбразур,
Слышу шелест лёгких юбок торопливых, милых дур,
По источенным ступеням узкой щелью, выше, выше,
Лишь за тем, чтоб на минуту стать на доски новой крыши,
Где над рыцарскою залой обвалился абажур, —
Вот зачем я, задыхаясь, поднимаюсь выше, выше,
Выше кровель, выше храмов, выше мёртвых амбразур.




* * *


Либава, Либава, товарная душа!
Воздвигла ты стены пленительных вилл,
Но дух твой, Либава, товар задавил.
Либава, Либава, товарная душа!
Живёшь ты тревожно, разбогатеть спеша,
Но кислый дух скуки гнездо в тебе свил,
Либава, Либава, товарная душа!
Зачем тебе стены пленительных вилл?




* * *


Каменные домики, в три окошка каждый,
Вы спокойно-радостны, что вам пожелать!
Ваших тихих пленников некуда послать.
В этих милых домиках, в три окошка каждый,
Разве есть томление с неизбывной жаждой?
Всё, что было пламенем, в вас теперь зола.
Тихи, тихи домики, в три окошка каждый,
Вам, спокойно-радостным, нечего желать.




* * *


Эта странная труппа актёров и актрис
Ставит зачем-то пьесы одна другой хуже.
Смотреть на них досадно и жалко их вчуже.
Взяли бы лучше в горничные этих актрис.
Ведь из клюквы никто не сделает барбарис,
И крокодилов никто не разведёт в луже.
В этом городе дела актёров и актрис,
Хоть из кожи лезь, пойдут всё хуже и хуже.



* * *


Отбросив на веки зелёные пятна от очков,
Проходит горбатый, богатый, почтенный господин.
Калоши «Проводник» прилипают к скользкой глади льдин,
И горбатый господин не разобьёт своих очков,
И не потешит паденьем шаловливых дурачков,
Из которых за ним уже давно бегает один,
Залюбовавшись на зелёные пятна от очков,
Которыми очень гордится горбатый господин.



* * *


Яркий факел погребальный
Не задует снежный ветер.
Хорошо огню на свете,
Пусть он даже погребальный,
Пусть его напев рыдальный
На дороге вьюжной встретит.
Яркий факел погребальный
Не задует снежный ветер.





Примечания

  1. Печатается по: Сологуб Федор. Собрание сочинений: В 20 т. Т. 17. Очарования земли. Стихи 1913 года. СПб.: Сирин, 1914.
  2. Цит. по: Сологуб Ф. Собрание стихотворений: В 8-ми т. — СПб.: Навьи Чары, 2002. — Т. 4. — 560 с. — ISBN 5-94639-017-1, 5-94639-021-Х.. В интернете: fsologub.ru


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние.
Произведение написано автором, умершим более семидесяти лет назад, и опубликовано прижизненно, либо посмертно, но с момента публикации также прошло более семидесяти лет.