Декларация фракции большевиков на заседании Демократического Совещания (7 октября 1917, Троцкий)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Декларация фракции большевиков на заседании Демократического Совещания (7 октября)[1]
автор Лев Давидович Троцкий (1879–1940)
Опубл.: 21 октября 1917. Источник: Троцкий, Л. Д. Сочинения. — М.; Л., 1924. — Т. 3. 1917. Часть 1. От февраля до Октября. — С. 321—323.


Официально заявлявшиеся цели Демократического Совещания, созванного ЦИК Советов Рабочих и Солдатских Депутатов, состояли в упразднении безответственности личного режима, питавшего корниловщину, и в создании подотчетной власти, способной ликвидировать войну и обеспечить созыв Учредительного Собрания в означенный срок.

Между тем за спиной Демократического Совещания путем закулисных сделок г. Керенского, кадет и вождей эсеров и меньшевиков достигнуты результаты, прямо-противоположные официально заявленным целям.

Создана власть, в которой и вокруг которой явные и тайные корниловцы играют руководящую роль. Безответственность этой власти отныне закреплена и провозглашена формально.

«Совет Российской Республики» объявлен совещательным учреждением, на восьмом месяце революции безответственная власть создала для себя прикрытие из нового издания булыгинской Думы.

Цензовые элементы вошли во Временный Совет в таком числе, на которое, как показывают все выборы в стране, они не имеют никакого права. Несмотря на это, именно кадетская партия добивалась и добилась безответственности власти даже перед искаженным в угоду цензовой буржуазии Предпарламентом.

Та самая кадетская партия, которая настаивала до вчерашнего дня на зависимости Временного Правительства от Думы г. Родзянко, добилась независимости Временного Правительства от Совета Республики.

В Учредительном Собрании цензовые элементы будут занимать несравненно менее благоприятное положение, чем во Временном Совете. Перед Учредительным Собранием власть не сможет не быть ответственной. Если бы цензовые элементы действительно готовились к Учредительному Собранию через 1 1/2 месяца, у них не было бы никаких мотивов отстаивать безответственность власти сейчас. Вся суть в том, что буржуазные классы, направляющие политику Временного Правительства, поставили себе целью сорвать Учредительное Собрание. Это сейчас основная задача цензовых элементов, которой подчинена вся их политика, внутренняя и внешняя.

В промышленной, аграрной и продовольственной областях политика правительства и имущих классов усугубляет естественную разруху, порожденную войной. Цензовые классы, провоцировавшие крестьянское восстание, теперь приступают к его подавлению и открыто держат курс на «костлявую руку голода», которая должна задушить революцию и, в первую очередь, Учредительное Собрание.

Не менее преступной является внешняя политика буржуазии и ее правительства.

После сорока месяцев войны столице грозит смертельная опасность[2]. В ответ на это выдвигается план переселения правительства в Москву. Мысль о сдаче революционной столицы немецким войскам нимало не вызывает возмущения буржуазных классов, наоборот, приемлется ими, как естественное звено общей политики, которое должно облегчить им их контрреволюционный заговор.

Вместо того, чтобы признать, что спасение страны в заключении мира; вместо того, чтобы через головы всех империалистических правительств и дипломатических канцелярий открыто бросить предложение немедленного мира всем истощенным народам и сделать, таким образом, фактически невозможным дальнейшее ведение войны, — Временное Правительство, под указку кадетских контрреволюционеров и союзных империалистов, без смысла, без силы и без плана тянет убийственную лямку войны, обрекая бесцельной гибели все новые сотни тысяч солдат и матросов и подготовляя сдачу Петрограда и удушение революции. В то время, как солдаты и матросы-большевики гибнут вместе с другими матросами и солдатами в результате чужих ошибок и преступлений, так называемый верховный главнокомандующий продолжает громить большевистскую прессу (закрыт «Молот» в Минске)[3].

Руководящие партии Временного Совета служат для всей этой политики добровольным прикрытием.

Мы, фракция социал-демократов-большевиков, заявляем: с этим правительством народной измены и с этим Советом контрреволюционного попустительства мы не имеем ничего общего. Той убийственной для народа работы, которая совершается за официальными кулисами, мы не хотим ни прямо, ни косвенно прикрывать ни одного дня.

Революция в опасности! В то время, как войска Вильгельма угрожают Петрограду, правительство Керенского — Коновалова готовится бежать из Петрограда, чтобы превратить Москву в оплот контрреволюции.

Мы взываем к бдительности московских рабочих и солдат!

Покидая Временный Совет, мы взываем к бдительности и мужеству рабочих, солдат и крестьян всей России.

Петроград в опасности! Революция в опасности! Народ в опасности!

Правительство усугубляет эту опасность. Правящие партии помогают ему.

Только сам народ может спасти себя и страну. Мы обращаемся к народу.

Вся власть Советам!

Вся земля народу!

Да здравствует немедленный, честный, демократический мир!

Да здравствует Учредительное Собрание!

«Рабочий Путь» № 31,
21 (8) октября 1917 г.

  1. За время, протекшее с дней Демократического Совещания, соотношение сил бойкотистов и антибойкотистов в нашей партии изменилось. Под решительным давлением Ленина часть товарищей стала переходить на точку зрения бойкота Предпарламента. 7 октября произошло заседание фракции, бывшее чрезвычайно длительным и бурным. В защиту точки зрения бойкотистов выступал Троцкий; против него — Каменев и Рязанов. Представители последней точки зрения, уже не решаясь принципиально поддерживать участие в Предпарламенте, настаивали на том, чтобы выход из Предпарламента был отложен до какого-либо вопроса, который дал бы повод уйти, иначе массы якобы не поймут ухода. В результате прений, точка зрения Троцкого победила, правда, незначительным большинством. Этот факт наглядно показывает, что те настроения, которые были беспощадно осуждены Лениным в его сентябрьских письмах, еще были сильны.
  2. Вопрос о переводе Правительства в Москву был поднят Керенским в начале октября. Правительство было решило перевести часть аппарата немедленно, и только давление революционных масс заставило Правительство отложить это бегство из революционного Питера. Насколько серьезно был задуман план этого перевода, показывает следующее сообщение «Рабочего Пути»: В заседании Правительства 4 октября, по инициативе Керенского, был поднят вопрос об эвакуации правительства. Официальные мотивы необходимости эвакуации правительства — стратегические. Среди членов кабинета возражений по существу этого предложения не было. Возникли прения о том, выносить ли постановление об эвакуации немедленно, или сначала осуществить все меры, необходимые по эвакуации, а затем уже вынести формальное постановление о переезде правительства в Москву. Керенский настаивал на немедленном решении вопроса. Далее возник вопрос о переводе в Москву Предпарламента. Решено, что Временное Правительство в первом заседании Предпарламента заявит о том, что перевод Правительства в Москву неминуем, и предложит Предпарламенту также переехать в Москву. Правительство предполагает немедленно вступить в переговоры с наиболее влиятельными фракциями демократии, чтобы обеспечить прохождение вопроса в Предпарламенте без больших трений. Утром 5 октября состоялось частное совещание членов правительства под председательством Коновалова. В этом заседании Кишкин сделал доклад о плане эвакуации Петрограда и Временного Правительства.
  3. Газета «Молот» была закрыта 6 октября. Типография, в которой печаталась эта газета, была реквизирована.