Дневник комиссара Сумского партизанского соединения генерал-майора С. В. Руднева

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Дневник комиссара Сумского партизанского соединения генерал-майора С.В. Руднева — Карпатский рейд
автор Семён Васильевич Руднев
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


11 июня 1943 года. С утра провели совещание начсостава части с присутствием ком[андиров] рот и политруков. На совещании присутствовали Строкач и Коротченко. Докладывали командиры и комиссары батальонов.

После выступили т. Строкач и Коротченко, поставившие задачи перед соединением на марш и последующую работу. Днем поехали провожать соединение Федорова. Проводы были очень теплые. Я с Дружининым обменялись своими верховыми лошадьми. Отдаем свою серую венгерку, свою красавицу, которая была взята в Старой Гуте. А когда приехал в свое расположение, то собрались бойцы и стали выражать свое недовольство моим обменом. Привыкли все к лошади, а она и верно была красавица. Но и этот конь гнедой масти, хорош. На обратном пути заехал с Коротченко в 3 батальон, выступил на собрании всех бойцов батальона. Настроение личного состава боевое и хорошее.

12 июня 1943 г. Сегодня знаменательный день. Наша часть в 18.00 двигается в рейд по новому маршруту, утвержденному ЦК и Украинским штабом партизанского движения. Путь далекий, тяжелый, но путь очень важный. С утра много говорил лично с тов. Строкачем по вопросам задач соединения, его значения и по ряду личных вопросов, касающихся судьбы семьи. Идем далеко, что будет с нами — неизвестно. Строкач интересовался прошлым отряда, как я работаю с Ковпаком и т. д. Во время беседы дал очень много ценных советов но дальнейшей работе, а самое главное — беречь отряд, беречь людей. Лично познакомившись с тов. Строкачем, он произвел на меня чрезвычайно приятное впечатление, прекрасный человек. В конце беседы он подарил мне маленькие, хорошенькие часики, которые я передал им же для Немы (так Руднев называл свою жену Доминику Даниловну), так как они совершенно мне не нужны. Днем говорили вместе Коротченко, Строкач, я и Ковпак по ряду вопросов задач соединения в последующей работе и т. д.
К 18 часам часть построилась, бойцы идут стройными рядами с песнями. На левом берегу р. Уборти провожают соединение в поход Коротченко, Строкач, Чепурной, Мартынов, Кузнецов, Покровский и ряд других товарищей, щелкают фотоаппараты, трещит киноаппарат. Соединение двинулось в боевой поход. Но вот проходят последние повозки и люди. Настали минуты волнующего прощания, крепкие по-мужски объятия, крепкие до боли поцелуи. Я остаюсь последний. Тов. Коротченко по-мужски плачет. Ряд напутственных слов и снова объятия. Я передаю Родине, народу и Сталину привет. Тяжело и очень тяжело было расставаться, может быть это последняя встреча. А как за этих 50 дней я сжился с группой ЦК и лично с тов. Коротченко, какие прекрасные товарищи, а особенно среди них выделяется тов. Коротченко. Замечательные товарищи Чепурной, Сеген и Кузнецов. Их присутствие в части дало мне лично большую пользу. Да и народ их полюбил, особенно тов. Коротченко. Да, этой встречи и расставания я никогда не забуду.
Радик хотел пройти мимо и не попрощаться, но его крепко по-отцовски обнял Коротченко, расцеловался он и с Строкачем, Чепурным и Кузнецовым, а Коротченку дрожащим голосом сказал, передайте привет матери и Юрке и сам, как медвежонок, качающейся походкой пошел за колонной. Я уже отъехал, а Коротченко и Строкач стояли на берегу и махали фуражками. Прощайте, товарищи, прощай Родина. Передавайте всем горячий привет. И я для того, чтобы разогнать тяжелые думы, быстро поскакал вперед колонны прямо в Глушкевичи, где мы стояли в декабре 1942 г. Из замечательного села осталось одно пепелище, много уничтожено жителей, почти в каждом дворе стоят кресты. Народ, оставшийся в живых, узнает и радостно встречает и рассказывает ужасы террора немцев против населения. Побыл на могилках шести похороненных здесь товарищей, в том числе Маруси и Тамары.

13 июня 1943 г. Ночью пришли в район Конотоп и Будки Войткевитские. Здесь у нас были жаркие бои с немцами в декабре 1942 г. Как и Глушкевичи, так и Будки Войткевитские сожжены до основания. В этих Будках население было исключительно польское, из 670 человек осталось в живых только 22 человека и то все ранены. Они рассказали, что когда немцы зашли в Будки, [то] загнали все население в школу, заперли и открыли пулеметный и автоматный огонь по школе и забросали ее гранатами, а потом запалили. Все население Будок сгорело, осталось в живых 22 человека, которые были тоже в школе, но легко ранены и завалены трупами. После ухода немцев вылезли и бежали. Неужели человечество и история простят эти злодеяния фашистским зверям. Население окружающих сел живет в лесах, а спалены Копище, Войткевичи, Приболовичи, Бухча, Тоиеж и еще ряд сел.

В этом районе отдохнем день, пока придут с аэродрома. Вечером прибыл с Москвы Вершигора. Дрянь, не побывал в моей семье.

14 июня 1943 г. В 18 часов с района Конотопа двинулись по маршруту Войткевичи— Купель—Либихово —Беловиж. Весь путь протяженностью до 40 километров. С места стоянки до Войткевичи во главе колонны шел я. Дорога хорошая, в среднем проходили 1 километр [за] 12 минут. Бойцы вспоминают бои в декабре 1942 года на этой дороге между Будками и Войткевичи. Войткевичи почти полностью спалено, но население стоит на заросшей бурьяном и лебедой улице, встречает и провожает бойцов. По всему пути прекрасные хлеба, не только озимые, но и яровые и огородные культуры. В Купеле население польское при проезде части все стоит на улице. В этом районе стоит польский п[артизанский] о[тряд] Сатановского67 и Мельник. В проходящих селах бойцы раздавали литературу. Идем уже по Украине, но хлеба бойцы еще не кушают, питаются пока мясом и картофелем, но настроение хорошее. На дневку остановились в лесу у села Беловиж.

15 июня 1943 г. Сегодня выступили в 18 часов. К селу Сновидовичи подошли в 21 час. По рассказам наших разведчиков, сегодня ночью в Сновидовичи делал операцию Мельник, проще не операцию, а грабеж, забрали у населения не только скот, но и носильные вещи. Население и наши бойцы возмущены. Дорога пока хорошая, люди и лошади идут бодро. Железная дорога близко, минеры и заслоны быстро двинутся к железнодорожному переезду. В 24 часа ГПЗ достигла железной дороги, быстро были разобраны завалы, проволочное заграждение и железнодорожные рельсы, поставленные поперек дороги. Колонна без остановки двигалась через железную дорогу Сарны — Овруч — удивительно, без единого выстрела. В 24 часа 50 минут вся часть без помех форсировала дорогу. Спустя час после на железной дороге открылась ружейно-пулеметная стрельба, оказалось на наших минеров наскочила группа немцев, обстреляла их и убила одного бойца 9 роты Чебакова. Националистическое село Дерти прошли без жертв, хотя стрельба была по убегающим.

Прошли сегодня 50 километров. Люди и лошади выдержали хорошо, хотя крепко устали. Весь район насыщен националистами. На отдых расположились в хуторе Замостье. Случайно выстрелом убит разведчик Шишлевский, хороший парень.

16 июня 1943 г. Наконец мы попали в районы действия т. н. «бульбовцев». Это одна разновидность украинских националистов, которые дерутся против немцев и партизан. Здесь же в этих районах находятся бандеровцы, тоже националисты, которые дерутся против немцев, бульбовцев и партизан. Многие эти банды вооружены хорошо, есть даже артиллерия и танки. Все эти националистические группы громят и поголовно уничтожают польское население. В связи с чем поляки бегут к немцам, а последние формируют из них полицию против националистов и партизан. Немцы искусно разжигают национальную рознь с одной целью, удержаться во что бы то ни стало. В этих условиях бдительность должна быть чрезвычайно повышена. За последнее время все чаще и чаще стали поступать сигналы о том, что немцы готовятся применять ОВ. Идет тренировка гарнизонов и т. д.

Весь день, а особенно ночью, шел проливной дождь. Все залито, дорог нет, а двигаться надо.

17 июня 1943 г. Дождь совершенно испортил дороги, двигаться чрезвычайно трудно. Днем прибыл Шитов и член Верховиого Совета [БССР] Киселев, дали ряд разведданных. Я Шитову дал шрифта 3 пуда и кассу. К вечеру прибыла группа разведки Осипчука, бродившая 10 дней, была в разведке в районе Высоцк — Домбровица. По докладу Осипчука идет сильная концентрация немецких войск по линии Сарны—Лунинец, подвозят войска с артиллерией и танками. Есть слухи, что в Столин ожидают самолеты с ОВ. Особенно за последнее время немцы активизируют засылку шпионов и разведку в партизанские отряды. По-видимому и по всем действиям немцы подготовляют крупное наступление на леса между Лунинец — Мозырь, Мозир — Овруч, Овруч — Сарны, Сарны — Лунинец. Беспечность партизанских] о[трядов] и долгое стояние на месте позволяет [противнику] концентрировать войска и громить партизанський отряд. Мы сегодня еще стоим на месте, населенные пункты насыщены националистами, но пока не активничают. Наш народ держится настороженно.

Долго беседовал с комиссаром шитовского объединения. Познакомил его и Шитова с решением совещания 28 и 29 мая 1943 г.

18 июня 1943 г. Сегодня в 14 часов двинулись по маршруту Борове — Рудни, Боровская — Михалин, что восточнее Бережаны 15 километров, на р. Случь. Все проходящие села сожжены немцами до основания, а жители часть перебита, а ос¬тавшиеся в живых живут в лесах. Этот район еще больше насыщен бульбовцами. Наша разведка 4 батальона, которая была послана по маршруту за р. Случь, в течение двух дней вела бои с бульбовцами и вынуждена отойти, не выполнив задачи. При нашем подходе к д. Михалин началась стрельба, причем стреляют сволочи из окон, кустов и ржи. Немцы с этой бандой, так как она не имеет никаких политических целей, а занимается грабежом и поголовным уничтожением польского населения, ведут с бульбовцами ожесточенную борьбу. А из-за этой сволочи немцы массами убивают ни в чем неповинное украинское население. В Рудне Боровской встретил начальника штаба п[артизанского] о[тряда] Медведева, с которым мы уже встречались в феврале и 1943 г. Обстановка напряженная, дорога после обильных дождей плохая, прошли 27 километров.

19 июня 1943 г. Вышли из района Михалин в 15 часов по маршруту: Балашивка — Антолин — Пересеки — Рудня — Стрый — Мочулянка — всего 28 километров. Большинство из проходимых сел население польское, встречало наших бойцов с большим восторгом; во многих селах население подносило бойцам цветы. Как правило, у каждого дома стоит ведро с водой и кружкой. Мужчины выносят табак, а женщины — молоко и хлеб.

Этот путь проходили больше полями, погода солнечная, кругом засеяны поля, рожь стоит, как стена. Виды на урожай исключительно хорошие, как озимого, так и ярового, замечательные показатели дают огородные культуры. Я почти всю дорогу шел впереди. Какая красота, какая замечательная природа, так и хочется сказать словами тов. Кирова: «Как прекрасна жизнь, как жить хочется». Жизнь бьет ключом, и вот уже третий год, как идет война, и все эти годы урожаи исключительные. Что бы было, если бы не было войны? Зажил бы народ богатой, зажиточной жизнью.

20 июня 1943 г. Остановились па отдых в лесу у д. Мочулянка. Погода прекрасная. Днем поехал в польское село Старая Гута, где после службы в костеле на лужайке собралось все население села. Я сделал доклад о положении на фронтах и задачах польского народа, призвал их вступать в и[артизанские] о[тряды] и добывать себе независимость польского парода. После меня выступали поляки и в том числе выступил ксендз. Выступающие были все единодушны, что в борьбе с гитлеризмом и украинским национализмом путь их един — вместе с Красной Армией, вместе с Советским Союзом. Настроение народа очень хорошее. Характерно отметить, что население живет чисто и культурно, одеты чисто, но как далеко отсталое от политики, внешний блеск, а внутреннее содержание убогое. Командир разведгруппы 3 СБ по радио сообщил, что держал бой с националистами 40 м[инут], есть два бойца убитых, патроны на исходе. Националистов много. Пришлось вернуть разведку обратно. Ну, сволочи, вызов брошен — принимаем.
Сегодня, год тому назад, когда противник после безуспешных 10-дневных боев против нашего п[артизанского] о[тряда], находящегося в Спадщанских лесах Путивльского района Сумской области, сконцентрировал до полка пехоты при четырех автоматических пушках и несколько танкеток повел наступление на с. Литвииовичи, где располагалась 8 рота. К вечеру село на 70% было сожжено, бой был упорный, но рота 70 человек, героически дралась. К вечеру противник занял все окружающие села вокруг Спадщаны и из Глухова подбросили до 10 танков и до 1000 пехоты. Мы решили вывести п[артизанский] о[тряд] со Спадщанского леса и занять для обороны село Воргол и лес Морицу и Довжник. Под покровом ночи пошли наши роты из Спадщанского леса, с того леса, где мы родились и принимали первое боевое крещение 19 октября и 1 декабря 1941 года. Через болото и горящее село Литвиновичи роты вышли и заняли оборону в селе Воргол.

Обстановка за последние 10 дней после занятия г. Путивля была настолько напряженной, что я под гул артиллерийской канонады спал днем, прислоняясь к дереву. Бойцы сильно устали.