Доклад Генерального секретаря ООН № A/54/549 (1999)/XI/G

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Доклад Генерального секретаря, представляемый во исполнение резолюции 53/35 Генеральной Ассамблеи. Падение Сребреницы ООН от 15 ноября 1999 года № A/54/549 — XI. Падение Сребреницы, оценка. G. Уроки на будущее
автор неизвестен
Опубл.: 1999 г.. Источник: un.org


G. Уроки на будущее

498. Наша Организация и её государства-члены могут извлечь много уроков из падения Сребреницы — уроков, которые мы должны усвоить, если мы ожидаем, что народы мира будут доверять Организации Объединённых Наций. Бывают случаи, когда государства-члены не могут достичь консенсуса относительно конкретных мер реагирования на идущие военные конфликты или когда у них нет воли для проведения в жизнь такого курса, который многими считается правильным. Первый общий урок заключается в том, что в тех случаях, когда миротворческие операции используются как средство, заменяющее собой такой политический консенсус, они, скорее всего, заканчиваются провалом. У миротворчества есть своя роль — большая роль в мире, всё ещё раздираемом конфликтами, — и в некоторых ситуациях определённую роль могут сыграть даже охраняемые зоны и безопасные районы; однако миротворчество и ведение войны — это различные виды дептельности, которые не следует смешивать. Миротворцы никогда больше не должны развёртываться в условиях, когда нет прекращения огня или мирного соглашения. Миротворцам никогда больше не должны говорить, что они обязаны использовать имеющиеся у них силы — легковооружённых солдат, разбросанных по рассредоточенным позициям, — для того чтобы они военными средствами навязывали весьма неясные пожелания международного сообщества то одной, то другой воюющей стороне. Если необходимые ресурсы не выделяются, — и если необходимые политические, военные и моральные решения не принимаются, — то эту работу просто невозможно выполнить.

499. Охраняемые зоны и безопасные районы могут сыграть свою роль в защите гражданского населения в вооружённых конфликтах, однако ясно, что либо они должны быть демилитаризованными и должны создаваться по договоренности между воюющими сторонами, как в случае с «охраняемыми зонами» и «безопасными районами», признаваемыми международным гуманитарным правом, либо они действительно должны быть «безопасными районами», которые в полном смысле слова защищаются военными сдерживающими силами, адекватными для этой цели. Эти две концепции совершенно различные и их нельзя смешивать. Критикам легко возлагать вину за падение Сребреницы на дислоцированные там подразделения СООНО или на бюрократию Организации Объединённых Наций, которая стоит над этими подразделениями. Нет сомнения в том, что при принятии решений делались ошибки, которые обусловлены философией беспристрастности и ненасилия, совершенно не подходящей для конфликтов в Боснии, однако это не должно отвлекать нас от того, что были и более серьёзные ошибки. Безопасные районы были созданы Советом Безопасности без согласия сторон и без направления туда адекватных военных сдерживающих сил. Они не были ни охраняемыми зонами, ни «безопасными районами» по смыслу международного гуманитарного права, ни районами, безопасными с военной точки зрения. Несколько представителей в Совете, а также Секретариат обращали внимание на эту проблему, предупреждая, что, если не будут выделены адекватные военные сдерживающие силы, политика создания безопасных районов нанесёт большой ущерб репутации Совета и, более того, всей Организации Объединённых Наций.

500. Подход Секретариата Организации Объединённых Наций, Совета Безопасности, Контактной группы и других вовлечённых правительств к войне в Боснии и Герцеговине имел определённые последствия как на политическом, так и на военном уровне. На политическом уровне он привёл к продолжению переговоров с архитекторами сербской политики, главным образом с г-ном Милошевичем и г-ном Караджичем. На военном уровне он привёл к процессу переговоров с генералом Младичем и с опорой именно на него, а его твёрдая решимость очистить восточную Боснию — и Сараево, если это возможно, — от боснийцев проявлялась совершенно очевидно и закономерно привела к Сребренице. В отдельные моменты войны эти переговоры были равносильны умиротворению.

501. Всё международное сообщество должно взять на себя свою долю ответственности за это трагическое развитие событий, поскольку оно долгое время отказывалось применять силу на ранних стадиях войны. Эту ответственность разделяют Совет Безопасности, Контактная группа и другие правительства, которые сыграли свою роль в оттягивании применения силы, а также Секретариат Организации Объединённых Наций и её миссия в этом районе. В то же время ясно, что главную и самую прямую ответственность несут архитекторы и проводники политики геноцида в Боснии. Международный трибунал по бывшей Югославии вынес обвинительные заключения Радовану Караджичу и Ратко Младичу, а также их основным сообщникам. До сегодняшнего дня они остаются на свободе. Они должны ответить за варварские преступления, которые ставятся им в вину.

502. Самый важный урок Сребреницы заключается в том, что сознательные, систематические попытки терроризировать, изгонять или уничтожать целый народ должны встретить решительный отпор с применением всех необходимых средств, и при этом должна быть политическая воля для проведения этой политики вплоть до её логического завершения. В течение последнего десятилетия нам пришлось выучить этот урок на Балканах не один, а два раза. В обоих случаях — в Боснии и в Косово — международное сообщество пыталось достичь урегулирования путём переговоров с кровавым режимом, неразборчивым в средствах. В обоих случаях пришлось применять силу для того, чтобы положить конец плановому, систематическому истреблению и изгнанию гражданского населения.

503. За всю нашу историю трудно найти более тяжёлый и болезненный опыт, чем тот, который приобрела Организация Объединённых Наций в Боснии. С чувством самого глубокого сожаления и скорби мы проанализировали свои действия и решения в ответ на захват Сребреницы. Вследствие ошибок, просчётов и неумения увидеть масштабы зла, с которым мы столкнулись, мы не сделали то, что было в наших силах, для спасения населения Сребреницы от сербской кампании массовых убийств. Никто больше нас не сожалеет об упущенных возможностях обеспечения мира и справедливости. Никто больше нас не скорбит из-за того, что международное сообщество не приняло решительных мер, чтобы положить конец страданиям и войне, принесшей так много жертв. Сребреница выкристаллизовалась в правду, которая слишком поздно была понята Организацией Объединённых Наций и всем миром: Босния была моральной проблемой в такой же степени, как и военным конфликтом. Трагедия Сребреницы навсегда войдёт в нашу историю.

504. В конечном счёте самое значительное и непреходящее искупление нашей вины перед гражданами Боснии и Герцеговины, которые доверили свою судьбу международному сообществу, заключается в том, чтобы сделать всё возможное для недопущения таких ужасов в будущем. Если международное сообщество берёт на себя торжественное обязательство оградить ни в чём не повинных мирных жителей от истребления, оно должно быть готовым подкрепить это обязательство необходимыми средствами. В противном случае, конечно, лучше даже не пытаться вселять в людей надежду и ожидания и лучше не мешать им мобилизовать и для самообороны то, что они могут.

505. Для того чтобы мы хорошо усвоили уроки трагедии, освещаемой в настоящем докладе, я хотел бы предложить государствам-членам обдумать и проанализировать прежде всего ключевые проблемы, которые были здесь вскрыты. Цель этих усилий будет состоять в том, чтобы уточнить и повысить возможности реагирования Организации Объединённых Наций на конфликты различного рода. Я имею в виду необходимость решения таких вопросов, как разрыв между мандатом и средствами его осуществления; недостаточность чисто символических сил сдерживания перед лицом систематической кампании насилия; пронизывающее всю Организацию Объединённых Наций неопределённое отношение к вопросу о роли силы в обеспечении мира; прочно закрепившаяся идеология беспристрастности даже перед лицом попыток совершить геноцид, а также целый ряд концептуальных и организационных вопросов, которые лежат в самой основе потенциала Организации Объединённых Наций по поддержанию мира и защите гражданского населения от вооружённых конфликтов. Секретариат готов участвовать в этом процессе.

506. В настоящем докладе содержится скрупулезный, систематизированный, исчерпывающий и порой даже душераздирающий анализ сползания Сребреницы в бездну ада, которого не видела Европа после второй мировой войны. Я настоятельно призываю всех, кого это касается, тщательно изучить этот доклад, и пусть факты говорят сами за себя. Люди, которые обвиняются в совершении этого преступления против человечности, напомнили миру, и в том числе Организации Объединённых Наций, что в мире существует зло. Они также научили нас тому, что глобальное обязательство Организации Объединённых Наций добиваться прекращения конфликтов не устраняет моральные вопросы, а наоборот, делает их решение необходимым. Вот с какими чувствами я представлпю свой доклад о падении Сребреницы Генеральной Ассамблее и всему миру.


Logo of the United Nations (B&W).svg Этот материал извлечён из официального документа Организации Объединённых Наций. Организация придерживается политики, предполагающей нахождение собственных документов в общественном достоянии, для того, чтобы распространять «как можно более широко идеи (содержащиеся) в публикациях Организации Объединённых Наций».

Согласно Административной инструкции ООН ST/AI/189/Add.9/Rev.2, доступной только на английском языке, следующие документы находятся в общественном достоянии по всему миру:

  1. Официальные протоколы (протоколы заседаний, стенограммы и итоговые протоколы,...)
  2. Документы Организации Объединённых Наций, изданные с эмблемой ООН
  3. Общедоступные информационные материалы, созданные в первую очередь для информирования общественности о деятельности Организации Объединённых Наций (за исключением общедоступных информационных материалов, предложенных для продажи).