Доклад министра финансов В. Н. Коковцова Николаю II от 5 января 1905 года

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Доклад министра финансов В. Н. Коковцова Николаю II от 5 января 1905 года
Дата создания: 5 января 1905 г., опубл.: 1925 г. Источник: журнал «Красный архив», М., т. 4-5 (11-12), 1925 г. • Доклад министра финансов В. Н. Коковцова императору Николаю II о забастовке в Петербурге в начале января 1905 года. Доклад прочитан императором[1].
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


С понедельника 3 сего января начались забастовки на с.-петербургских заводах и фабриках, а именно: 3 января самовольно прекратили работу рабочие Путиловского механического завода, с 12500 рабочих, 4-го — Франко-русский механический завод, с 2000 рабочих, 5-го — Невский механический и судостроительный завод, с 6000 рабочих, Невская бумагопрядильня, с 2000 рабочих, и Екатерингофская бумагопрядильня, с 700 рабочих. Как выяснилось уже из требований, предъявленных рабочими первых двух заводов, главнейшие домогательства забастовщиков заключаются в следующем: 1) установление 8-часового рабочего дня; 2) предоставление рабочим права участия, наравне с администрацией завода, в разрешении вопросов о размере заработной платы, об увольнении рабочих от службы и вообще в рассмотрении всяких претензий отдельных рабочих; 3) увеличение заработной платы для несдельно работающих мужчин и женщин; 4) устранение от должностей некоторых мастеров, и 5) выдача заработной платы за все прогульное время забастовки. Помимо сего, предъявлен ряд пожеланий второстепенного значения. Вышеизложенные требования представляются незаконными, а отчасти и невыполнимыми для заводчиков. Рабочие не могут требовать сокращения рабочего времени до 8 часов, так как закон предоставляет заводчику право занимать рабочих занятиями до 11 ½ часов днем и до 10 часов ночью, каковые нормы установлены по весьма серьезным экономическим соображениям высочайше утвержденным 2 июня 1897 г. мнением государственного совета; в частности для Путиловского завода, выполняющего экстренные и ответственные заказы для надобностей Манчжурской армии, установление 8-часового рабочего дня и по техническим условиям едва ли допустимо. Несомненно также, что рабочим никаким образом не может быть предоставлено право устанавливать для самих себя размер заработной платы и решать вопросы о правильности увольнения от службы тех или иных рабочих, ибо в таком случае рабочие сделаются хозяевами предприятия, а владельцы заводов, несущие на себе весь риск производства, лишились бы законного права распоряжаться своим собственным делом. Наконец, не может быть признано за рабочими и право требовать вознаграждения за время забастовки, уже по одному тому, что при забастовке рабочих промышленник, вследствие самовольного прекращения рабочими действия завода, несет большие убытки, притом же выплата заработка за прогульное время послужила бы для рабочих только поощрением к устройству стачек в будущем.

Ввиду того, что требования предъявлены рабочими в воспрещенной нашим законом форме, что они представляются невыполнимыми для промышленников и что на некоторых заводах прекращение работ производилось насильственно, происходящая на с.-петербургских фабриках и заводах забастовка обращает на себя самое серьезное внимание, тем более, что, насколько выяснили обстоятельства дела, она находится в непосредственной связи с действиями общества «Собрание русских фабрично-заводских рабочих города С.-Петербурга», руководимого священником Гапоном, состоящим при церкви с.-петербургской пересыльной тюрьмы. Так, на первом из забастовавших заводов — Путиловском — требования были предъявлены самим священником Гапоном, совместно с членами помянутого общества, а засим однородные требования стали предъявляться и на других заводах. Из этого усматривается, что рабочие в достаточной мере объединены обществом отца Гапона и действуют поэтому настойчиво.

Высказывая серьезные опасения за исход забастовки, в особенности ввиду тех результатов, которых достигли рабочие в Баку, я признавал бы настоятельно необходимым, чтобы были приняты действительные меры как для обеспечения безопасности тех рабочих, которые пожелают приступить к обычным своим фабрично-заводским занятиям, так и для ограждения имущества промышленников от разграбления и истребления пожаром; в противном случае те и другие будут находиться в том тягостном положении, в какое были поставлены недавно промышленники и благоразумные рабочие во время забастовки в Баку.

С своей стороны, я почел бы долгом собрать на завтра, 6 января, промышленников, дабы, обсудив с ними обстоятельства дела, дать им соответствующие указания благоразумного, спокойного и беспристрастного рассмотрения всех предъявляемых рабочими требований. Что касается действий общества «Собрание русских фабрично-заводских рабочих г. С.-Петербурга», то о возникших у меня весьма больших опасениях относительно характера и результатов его деятельности я счел долгом обратиться к министру внутренних дел, так как устав этого общества был утвержден по министерству внутренних дел, без сношения с финансовым ведомством.

О вышеизложенном приемлю долг всеподданнейше довести до сведения вашего императорского величества.


Министр финансов, статс-секретарь В. Коковцов.


5 января 1905 г.

Примечания[править]

  1. На поле знак прочтения, поставленный Николаем II. Прим. ред.


PD-icon.svg Это произведение не охраняется авторским правом.
В соответствии со статьёй 1259 Гражданского кодекса Российской Федерации не являются объектами авторских прав официальные документы государственных органов и органов местного самоуправления муниципальных образований, в том числе законы, другие нормативные акты, судебные решения, иные материалы законодательного, административного и судебного характера, официальные документы международных организаций, а также их официальные переводы, произведения народного творчества (фольклор), сообщения о событиях и фактах, имеющие исключительно информационный характер (сообщения о новостях дня, программы телепередач, расписания движения транспортных средств и тому подобное).
Россия