Древние Российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым/Про дурня

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

А жил-был дурень,
А жил-был бабин,
Вздумал он, дурень,
На Русь гуляти,
Людей видати,
Себя казати,
Отшедши дурень
 Версту, другу,
Нашел он, дурень,
10 Две избы пусты,
В третей людей нет.
Заглянет в подполье, —
В подполье черти
 Востроголовы,
15 Глаза, что часы,
Усы, что вилы,
Руки, что грабли,
В карты играют,
Костью бросают,
20 Деньги считают,
Груды переводят.
Он им молвил:
«Бог вам помочь,
Добрым людям!».
25 А черти не любят,
С(х)ватили дурня,
Зачели бити,
Зачели давити,
Едва ево, дурня,
30 Жива опустили.
Пришедши дурень домой-та,
Плачет, голосом воит,
А мать — бранити,
Жена — пеняти,
35 Сестра-та — также:
«Ты глупой, дурень,
Неразумной, бабин!
То же бы ты слово
 Не та́к же бы молвил,
40 А ты бы молвил:
„Будь, враг, проклят
 Именем господним
 Во веки веков, аминь“.
Черти б убежали,
45 Тебе бы, дурню,
Деньги достались,
Место кла́ду».
«Добро ты, баба,
Баба-бабариха,
50 Мать Лукерья,
Сестра Чернава!
Потом я, дурень,
Таков не буду».
Пошел он, дурень,
55 На Русь гуляти,
Людей видати,
Себя казати,
Увидел дурень
 Четырех братов, —
60 Ечмень молотят.
Он им молвил:
«Будь, враг, проклят
 Именем господним!».
Бросилися к дурню
65 Четыре брата,
Стали ево бити,
Стали колотити,
Едва его, дурня,
Жива опустили.
70 Пришедши дурень домой-та,
Плачет, голосом воит.
А мать — бранити,
Жена — пеняти,
Сестра-та — также:
75 «А глупой, дурень,
Неразумной, бабин!
То же бы ты слово
 Не так же бы молвил,
Ты бы молвил
80 Четырем братам,
Крестьянским детям:
„Дай вам боже
 По́ сту на день,
По тысячу на неделю!“».
85 «Добро ты, баба,
Баба-ба(ба)риха,
Мать Лукерья,
Сестра Чернава!
Потом я, дурень,
90 Я таков не буду!».
Пошел же дурень,
Пошел же бабин
 На Русь гуляти,
Себя казати.
95 Увидел дурень
Семь братов
 Мать хоронят,
Отца поминают,
Все тут плачут,
100 Голосом воют.
Он им молвил:
«Бог вам в помочь,
Семь вас братов,
Мать хоронити,
105 Отца поминати!
Дай господь бог вам
 По́ сту на день,
По тысячу на неделю!».
Схватили ево, дурня,
110 Семь-та братов,
Зачели ево бити,
По земле таскати,
В говне валяти,
Едва ево, дурня,
115 Жива опустили.
Идет-та дурень домой-та,
Плачет, голосом воит.
Мать — бранити,
Жена — пеняти,
120 Сестра-та — также:
«А глупой, дурень,
Неразумной, бабин!
То же бы ты слово
 Не так же бы молвил,
125 Ты бы молвил:
„Прости, боже, благослови,
Дай боже, им
 Царство небесное,
В земли упокой,
130 Пресветлой рай всем!“.
Тебе бы, дурня,
Блинами накормили,
Кутьей напитали».
«Добро ты, баба,
135 Баба-бабариха,
Мать Лукерья,
Сестра Чернава!
Потом я, дурень,
Таков не буду!».
140 Пошел он, дурень,
На Русь гуляти,
Себя казати,
Людей видати.
Встречу ему свадьба,
145 Он им молвил:
«Прости, боже, бласлови!
Дай вам господь бог
Царство небесно,
В земле упокой,
150 Пресветлы рай всем!».
Наехали дру́жки,
Наехали бояра,
Стали дурня
 Плетьми стегати,
155 По ушам хлестати.
Пошел, заплакал,
Идет да воет.
Мать — его бранити,
Жена — пеняти,
160 Сестра-та — также:
«Ты глупой, дурень,
Неразумной, бабин!
То же бы слово
 Не так же бы молвил,
165 Ты бы молвил:
„Дай господь бог
 Новобра(ч)ному князю
 Сужено поняти,
Под злат венец стати,
170 Закон божей прияти,
Любовно жити,
Детей сводити!“».
«Потом я, дурень,
Таков не буду».
175 Пошел он, дурень,
На Русь гуляти,
Людей видати,
Себя казати.
Встречу дурню
180 Идет старец,
Он ему молвил:
«Дай господь бог
 тебе же, старцу,
Сужено поняти,
185 Под злат венец стати,
Любовно жити,
Детей сводити!».
Бросился старец,
Схватал ево, дурня,
190 Стал ево бити,
Костылем коверкать,
И костыль изломал весь:
Не жаль старцу
Дурака-та,
195 Но жаль ему, старцу,
Костыля-та.
Идет-та дурень домой-та,
Плачет, голосом воет,
Матери росскажет.
200 Мать — ево бранити,
Жена — журити,
Сестра-та — также:
«Ты глупой, дурень,
Неразумной, бабин!
205 То ж бы ты слово
 Не так же бы молвил,
Ты бы молвил:
„Благослови меня, отче,
Святы игумен!“.
210 А сам бы мимо».
«Добро ты, баба,
Баба-бабариха,
Мать Лукерья,
Сестра Чернава!
215 Потом я, дурень,
Впредь таков не буду!».
Пошел он, дурень,
На Русь гуляти,
В лесу ходити,
220 Увидел дурень
 Медведя за сосной:
Кочку роет,
Корову коверкат,
Он ему молвил:
225 «Благослови мя, отче,
Святы игумен!
А от тебя дух дурен!».
Схватал ево медведь-ят,
Зачал драти,
230 И всего ломати,
И смертно коверкать,
И жопу выел,
Едва ево, дурня,
Жива оставил:
235 Пришедчи дурень домой-та,
Плачет, голосом воет,
Матери росскажет.
Мать — ево бранити,
Жена — пеняти,
240 Сестра-та — также:
«Ты глупой, дурень,
Неразумной, бабин!
То же бы слово
 Не так же бы молвил,
245 Ты бы зауськал,
Ты бы загайкал,
Ты бы заулюкал».
«Добро ты, баба,
Баба-бабариха,
250 Мать Лукерья,
Сестра Чернава!
Потом я, дурень,
Таков не буду!».
Пошел же дурень
255 На Русь гуляти,
Людей видати,
Себя казати.
Будет дурень
 В чистом поле,
260 Встречу дурню
 Шишков-полковник,
Он зауськал,
Он загайкал,
Он заулюкал.
265 Наехали на дурня салдаты,
Набежали драгуны,
Стали дурня бити,
Стали колотити,
Тут ему, дурню,
270 Голову сломили
 И под кокору[1] бросили,
Тут ему, дурню,
И смерть случилась.

Примечания

  • Оригинальное название былины — «Дурня».
  1. Кокора — дерево, вывороченное с корнем; нижняя часть дерева с корнями.