Дума и революция (Троцкий)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Дума и революция
автор Лев Давидович Троцкий (1879–1940)
Опубл.: июнь 1907. Источник: Троцкий, Л. Д. Сочинения. — М.; Л., 1926. — Т. 4. Перед историческим рубежом. Политическая хроника. — С. 207—218.


I[править]

Столыпин[1] распустил Думу, царь обменялся дружескими телеграммами с союзом погромщиков… Тактика этих господ поистине проста.

Год тому назад «Московские Ведомости», орган реакционного дворянства, резюмировали эту тактику в следующих словах: население России составляет около 150 миллионов; в революции принимает активное участие едва ли больше миллиона; если даже будут расстреляны и перебиты все революционеры до одного, в России все еще останется 149 миллионов жителей — количество вполне достаточное для счастия и величия отечества.

Это каннибальское соображение упускает из виду один очень простой факт, составляющий, однако, основу вопроса: революционно-активный миллион является лишь исполнительным органом исторического развития.

Таков исторический закон, который г. Столыпин хочет подвергнуть теперь вторичному испытанию.

Этот русский премьер, уже два года стоящий у кормила, оказался тем человеком с крепкими нервами, который был нужен напуганному стану реакции. Он соединяет в себе первобытную грубость рабовладельца и личное бесстрашие авантюриста с лощеными манерами «государственного человека» европейского стиля. Как саратовский губернатор, где аграрные беспорядки достигли своего наивысшего напряжения, Столыпин в начале конституционной эры лично наблюдал за крестьянскими порками, причем, по свидетельству депутатов Думы, пускал самолично в оборот такие цветы административного красноречия, которые возможны только на рабском языке нашей родины. Будучи призван на пост министра внутренних дел, а потом премьер-министра, жалкой и капризной волей главы государства, стоящего в фокусе бесчисленных интриг, Столыпин обнаружил самоуверенность невежды, не имеющего ни малейшего понятия о законах исторического развития, и нагло повел «реальную политику» провинциального бюрократа, который еще на днях приказывал в своем присутствии раздевать и пороть крестьян в интересах социального порядка. В первой Думе он стоял еще в тени, наблюдал новое положение и старался зорким взглядом варвара разглядеть под юридической оболочкой парламентаризма реальные очертания социальных сил.

Лирические излияния кадетов в первой Думе, их исторически-запоздалый пафос, в котором не переставала вибрировать нотка трусости, их театральный призыв к воле народа, чередовавшийся с лакейским шепотом в петергофских передних, все это не могло импонировать коноводу помещичьей реакции. Он выждал благоприятный момент и выгнал депутатов из Таврического дворца. Но после того как ставни этого здания были заколочены, он вдруг оказался лицом к лицу перед всеми историческими вопросами, порожденными Думой. Восстания в крепостях подавлялись вооруженной рукой, против грозного разлива террористических актов были воздвигнуты военно-полевые суды. Но перед аграрным кризисом, во всей его сложности и глубине, Столыпин стоял как перед сфинксом.

За спиной министерства собралась сплоченная и сильная царской поддержкой клика титулованных крепостников, лозунг которой был дан одним из ее среды, графом Салтыковым: «ни пяди нашей земли, ни песчинки наших полей, ни былинки наших лугов, ни хворостинки нашего леса». В распоряжении министерства были, с другой стороны, либеральные бюрократы, ученые и публицисты, которых Столыпин по дешевой цене откупил у графа Витте, — и они увлекали Столыпина на путь реформ и «правового» государства.

Все законодательство, возникшее в период между первой и второй Думой, в особенности же аграрное, есть результат этих разнородных влияний и настроений. Это были жалкие клочки политических идей, обрывки реформ, импотентные бюрократические потуги, внесшие только новую смуту в социальный ад русской деревни, где язвы государственной и капиталистической эксплуатации покрываются гнойниками под железными оковами феодального права.

В то время как всемогущий «Союз русского народа»[2], образующий сложную цепь, которая тянется от престола до последнего хулигана, требовал форменного восстановления старого режима и единственной допустимой деятельностью признавал юстицию военно-полевых судов, «Союз 17 октября»[3], опирающийся на элементы крупного капитала и крупного землевладения, все еще хотел видеть в военно-полевой деятельности только предварительную ступень к конституционному режиму. Однако, Союз погромщиков не мог оказать министерству более серьезной услуги, чем убийство либерального специалиста по финансовым вопросам Герценштейна[4]. Между тем Союз 17 октября, избравший своим официальным публицистом Столыпина-брата[5] и получивший в инструкторы чиновника министерства внутренних дел, потерял последние остатки общественного доверия. Попытка насадить в провинции официальную прессу, стоившая громадных денег, разбилась о немую враждебность населения. Вокруг министерства образовалась пустота, из которой вставали грозные призраки все той же революции.

Трудность положения не исчерпывалась этим. Когда Столыпин был еще саратовским губернатором, он регулярно получал от казны необходимые для управления суммы. Ему не приходилось ломать себе голову над финансовым искусством, которое умеет перекладывать расходы по подавлению живущего поколения на плечи будущих. Теперь, став руководителем государственной политики, он вдруг ощутил сложную зависимость от гг. Мендельсонов, Клемансо, Рувье, Ротшильдов[6].

Созыв народных представителей стал неизбежен.

Вторая Дума собралась 7 февраля. Официальная тактика Думы определилась кадетским центром, который имел на своей стороне правых, когда деятельно помогал контрреволюции, и левых, когда проявлял свою вялую оппозицию.

В первой Думе кадеты изображали из себя вождей нации. Так как народные массы, за исключением городского пролетариата, находились еще только в хаотически-оппозиционном настроении, и так как партии крайней левой бойкотировали выборы, то кадеты оказались господами положения. Они представляли «всю страну»: либерального помещика, либерального купца, адвоката, врача, чиновника, лавочника, приказчика, мужика. Хотя руководство партией оставалось в руках помещиков, профессоров и адвокатов, она все же была сдвинута влево значительным количеством старомодных провинциальных радикалов, переполнявших кадетскую фракцию; дело дошло до Выборгского манифеста, доставившего впоследствии либеральным филистерам столько бессонных ночей.

Во вторую Думу кадеты пришли в меньшем числе, но у них было, по объяснению Милюкова, то преимущество, что теперь за ними стоял не неопределенно-недовольный обыватель, а сознательный выборщик, подавший голос за антиреволюционную платформу. Между тем как главная масса помещиков и представители крупного капитала перешли в лагерь активной реакции, городская мелкая буржуазия, торговый пролетариат и средний интеллигент голосовали за левые партии. За кадетами пошла часть помещиков и средние слои городского населения. Налево от них стояли представители крестьян и рабочих.

Кадеты вотировали правительству рекрутский набор и обещали вотировать бюджет. Точно так же они голосовали бы и за новые займы для покрытия государственного дефицита и не задумались бы взять на себя ответственность за старые долги самодержавия. Головин[7], эта жалкая фигура, воплощавшая на председательском кресле всю низость и все бессилие либерализма, высказал после роспуска Думы ту мысль, что правительство должно было в сущности усмотреть в поведении кадетов свою победу над оппозицией. Это совершенно правильно. Казалось бы, что при таких условиях не было никаких оснований распускать Думу. И все-таки Дума была распущена. Это доказывает, что есть сила, более могучая, чем политические аргументы либерализма. Эта сила есть внутренняя логика революции.

В борьбе с руководимой кадетами Думой министерство все больше проникалось сознанием своей силы. Здесь оно видело перед собой не исторические задачи, которые требовалось решить, а политических противников, которых нужно было обезвредить. В качестве соперников правительства и претендентов на власть фигурировала кучка адвокатов, для которых политика была чем-то вроде судебных прений высшего порядка. Ее политическое красноречие колебалось между юридическим силлогизмом и салонной фразой. В прениях по поводу полевых судов обе стороны выступили друг против друга. Московский присяжный поверенный Маклаков[8], в котором либералы видели своего будущего героя, подверг военно-полевую юстицию, а вместе с ней и всю политику правительства, так называемой уничтожающей юридической критике. — Но военно-полевые суды вовсе не юридическое учреждение, — ответил ему Столыпин. — Они — средство борьбы. Вы доказываете, что это средство не законосообразно? Но зато оно целесообразно! Право не самоцель. Когда существованию государства угрожает опасность, правительство не только вправе, но обязано обратиться, мимо всякого права, к источникам материальной силы.

Этот ответ, заключавший в себе не только философию государственного переворота сверху, но и философию народного восстания, поверг либерализм в величайшее смущение. — Это неслыханное признание, — завопили либеральные публицисты и принялись доказывать в тысячный раз, что право выше силы.

Однако, вся их политика убеждала министерство в противном. Они отступали назад шаг за шагом. Чтобы предупредить роспуск Думы, они постепенно жертвовали всеми своими правами и тем с очевидностью доказали, что сила выше права. На этом пути правительство неизбежно должно было прийти к мысли использовать свое могущество до конца.

Правительство охотно заключило бы договор с кадетами, если бы этой ценой оно могло добиться успокоения народных масс или, по крайней мере, успокоения крестьянства и изоляции пролетариата. Но вся беда была в том, что кадеты не имели за собой народных масс. Аграрная программа трудовиков идет гораздо дальше кадетской[9]. В целом ряде важнейших вопросов трудовики голосовали вместе с социал-демократами. Кадеты сами за несколько дней до роспуска Думы должны были признать, что правые являются гораздо более надежной опорой центра, чем трудовики. Но правые, сами по себе, не могли явиться опорой правительства без поддержки кадетов.

Основой для соглашения между правительством и кадетами могла быть только такая программа, которая представляла бы компромисс между правительственной программой и кадетской, и без того приспособлявшейся к вожделениям помещичьей реакции. Но такой компромисс ни на минуту не удовлетворил бы крестьянство. Наоборот, он только усилил бы его земельный голод. С другой стороны, соглашение с либералами было невозможно без дарования некоторых, хотя бы и весьма урезанных политических свобод.

Массы при этом остались бы неудовлетворенными, но перед ними открылась бы возможность революционной организации; правительство осталось бы перед угрозой тех же социальных опасностей да еще связало бы себе руки конституционным режимом; оно получило бы либерального союзника, который не мог бы ему помочь овладеть народными массами, но на каждом шагу мешал бы ему своими тирадами и сомнениями. Стоило ли трудиться ради этого? Очевидно, нет. И Столыпин распустил вторую Думу.

II[править]

Что революция пришла к концу, в этом либералы, кажется, больше не сомневаются. «Народ утомлен, революционные иллюзии разрушены» — так заявляют эти господа, приглашающие нас вступить вместе с ними на правовую почву, которой не существует. Они не понимают, что революция питается не преходящими психологическими настроениями, а объективными социальными противоречиями. Пока не ликвидировано варварство феодальных аграрных отношений и полуазиатского государственного порядка, революция не может прийти к концу. Ее перерывы являются только периодами внутренней молекулярной деятельности. Психологическое утомление народных масс может вызвать временную задержку революции, но никак не помешать ее объективно-неизбежному развитию. Кто, впрочем, сказал либеральным могильщикам революции, что народные массы более утомились от нескольких лет революции, чем от многих столетий нужды и рабства?

Мы, конечно, не будем оспаривать, что в известных прослойках городского населения произошла значительная перемена настроения. Интересы «чистого искусства» и «чистой науки», оттесненные на задний план политическими страстями, стремятся вернуть себе свои позиции. Декадентские поэты, сочинявшие в октябрьские дни революционные гимны и кантаты, возвращаются к мистике и теософии. В некоторых кругах интеллигентской молодежи наблюдается организованный мистически-эстетический культ эроса, по-видимому, не всегда остающийся платоническим. Пессимистическая драма Л. Андреева «Жизнь человека» имеет на сцене громадный успех[10]. Повысился спрос на мистические драмы Метерлинка и других[11]. С другой стороны, пышней, чем когда либо, расцвела низкопробная культура кафе-шантанов. Порнографическая литература широким потоком заливает книжный рынок, усилиями полиции очищенный от революционной литературы.

Все это бесспорные симптомы контрреволюционных настроений. Но нужно принять во внимание, что они охватывают только те ограниченные группы буржуазной интеллигенции, которые никогда не были, да и не могли быть серьезным фактором революционной борьбы. Чем меньше силы и значения обнаруживает этот народец в критические моменты революции, тем надменнее становится он в периоды политической реакции.

Но когда говорят об «утомлении» пролетариата, то при этом совершенно упускают из виду ту колоссальную энергию, которую он проявляет сейчас в своей экономической борьбе, несмотря на чудовищные полицейские трудности. Промышленный кризис не дает рабочим времени для успокоения. Только в текстильной промышленности центральной России замечается некоторое оживление. В общем же число безработных непрерывно возрастает. Многие заводы закрываются, в других сокращается производство. В связи с этим уже возникают особые рабочие организации, советы безработных, развивающие энергичную деятельность. Местами им удается добиться организации общественных работ, над которыми они учреждают собственный контроль. С другой стороны, локауты принимают хронический характер. Небывалое вздорожание предметов первой необходимости толкает пролетариат на путь потребительских обществ, а также на путь давления на городские думы. Наибольшего напряжения борьба достигает в стенах фабрик и заводов. Пролетариат оказывает энергичное сопротивление усилиям объединенных капиталистов восстановить дореволюционный фабричный режим. За последние месяцы по стране прокатилась новая волна стачек, в которых приняли участие самые отсталые слои пролетариата.

Конечно, сейчас нет организаций вроде советов рабочих депутатов, объединявших большинство городского пролетариата. Но советы рабочих депутатов были по своему существу непосредственными организационными орудиями всей массы пролетариата для всеобщих забастовок и восстаний. Такие организации неизбежно возникнут снова, когда появится объективная возможность решающего выступления рабочих масс. С другой стороны, за истекший период необычайно возросли и окрепли постоянные организации пролетариата и прежде всего профессиональные союзы. И, что особенно важно, действие их не ограничивается, да и не может при русских условиях ограничиваться чисто экономической борьбой. Они представляют собою революционную комбинацию экономических и политических методов борьбы, от генеральной забастовки до выборной кампании под знаменем социал-демократии. В течение последнего года профессиональным союзам удалось протянуть по различным направлениям нити всероссийской организации. Состоялась конференция, подготовившая созыв всероссийского съезда профессиональных союзов[12]. Таким образом, несмотря на все полицейские рогатки и на все трения внутри социал-демократии, классовая организация пролетариата сделала громадный шаг вперед. Во время следующего прилива революции профессиональные союзы будут ее надежнейшей опорой.

В декабре 1905 г. революция со всей решительностью противопоставила пролетариат абсолютизму и предоставила армии решение судьбы государственной власти. Оказалось, что абсолютизм располагает еще достаточным количеством штыков, чтобы подавить восстание городских рабочих.

Конечно, в самой армии произошел ряд мятежей. Но они были всегда революционным выступлением меньшинства. Бунтовали матросы, в сухопутной армии — артиллеристы и саперные части, состоящие из наиболее интеллигентных солдат и притом, главным образом, из промышленных рабочих. Громадная толща крестьянской армии обнаруживала во все критические моменты нерешительность или пассивность и в конце концов дала абсолютизму скрутить себя старой, автоматически действующей военной организацией. Таким образом социальная и политическая отсталость деревни нашла свое выражение в армии и помешала дальнейшему развитию революции. Здесь в деревне, в крестьянстве — ключ к судьбе революции, а никак не в настроениях буржуазных декадентов, мечущихся от безграничного революционизма к самому ограниченному либерализму и от ницшеанства к христианнейшему православию.

Отсталость армии затормозила революцию. Но всеобщая воинская повинность — это уже давно известно — превращает армию в вооруженное представительство народа. Настроение армии может на некоторое время отстать от настроения народа, но в конце концов тождество интересов возьмет свое. Правительство забирает под знамена каждый год свыше 400.000 молодых людей, русская революция продолжается уже два года, через три-четыре года изменится весь состав армии. Поэтому политический характер армии зависит от того социального резервуара, из которого русский милитаризм черпает свой человеческий материал, т.-е. главным образом от крестьянства.

III[править]

Ни одно из основных условий аграрного развития не осуществлено в современной России. Крестьяне не получили ни земли, ни равноправия. Все реформы царизма в этой области сводятся к жалким потугам, едва задевающим поверхность экономического кризиса деревни.

Закон о выходе из общины дает громадный перевес кулакам над бедняками. Он мог бы повести к междоусобной войне внутри самой общины, если бы все отношения в деревне не были подчинены стремлению завладеть помещичьей землей.

Министерство роспуска Думы создало из удельных земель фонд для продажи крестьянам. В результате многие участки должны будут перейти из рук мелких удельных арендаторов в собственность кулаков.

Расширение деятельности крестьянского банка также относится к области аграрных плутней правительства. Те 3 1/3 миллиона десятин, которые были проданы после 1906 г. при посредстве банка, перешли в собственность состоятельных крестьян. Обнищавшая крестьянская масса, невыносимое положение которой и порождает аграрные восстания, не получила ничего. Она не в силах даже внести задатка в 30 рублей за десятину, не говоря уже о всей цене. Понижение заемного процента с 5 3/4 до 4 1/2 не может помочь обнищавшему мужику, который топит печь соломой со своей крыши.

В области сословных прав самой решительной из правительственных реформ все еще остается отмена телесного наказания. Изменение паспортной системы и облегчение крестьянам возможности вступления в ряды чиновников и монахов — меры, которыми мы обязаны государственному гению г. Столыпина — достойно увенчивают освободительную деятельность царизма.

С другой стороны, завоевания, достигнутые крестьянами путем непосредственного применения революционных методов борьбы — от стачки до экономического террора, — достаточно явны и очевидны, чтобы толкать их к дальнейшим действиям в том же направлении.

Крестьянин добился выгод двоякого рода: во-первых, как арендатор помещичьей земли, и, во-вторых, как сельскохозяйственный наемный рабочий. Целые общины, местами даже целые области приняли решение не брать в аренду помещичьих земель и не выполнять для помещиков работу иначе, как на установленных сообща условиях. Был установлен и строго соблюдался максимум арендной и минимум заработной платы. Эти решения было тем легче осуществить, что во многих случаях терроризованные помещики были готовы сдать свою землю в аренду по самой низкой цене, чтобы только получить возможность ликвидировать свое хозяйство и бежать в город. По некоторым данным, которые, разумеется, могут быть только приблизительными, экономическое наступление крестьянства на помещиков дало крестьянам в течение 1906 г. около 100—150 миллионов рублей. Конечно, это не может спасти крестьянство от разорения. Ежегодный дефицит крестьянского хозяйства по всей России выражается, по различным вычислениям, в миллиардах рублей. При среднем урожае это означает «только» недостаточное питание, при плохом — голод и массовое вымирание. Между тем одновременно с роспуском Думы приходит официальное сообщение, что в этом году опять в десяти губерниях ожидается неурожай.

Эти объективные факты ясно говорят за то, что у крестьянства нет никаких оснований перейти из революционного лагеря в лагерь «порядка». Наоборот, чем больше усиливается давление помещичьей реакции, которая по своему усмотрению направляет политику абсолютизма, тем большей напряженности должна достигнуть революционная энергия крестьянства, пока не будут созданы по крайней мере элементарные условия экономического развития страны. И, действительно, мы видим, что одновременно с роспуском Думы в целом ряде губерний разразились крестьянские волнения, и снова запылали барские усадьбы.

Опыт второй Думы показывает еще раз, что из запутанных социальных и политических отношений России нет выхода на почве законодательного компромисса.

Дума являлась ареной борьбы между либерализмом и социал-демократией за влияние на крестьянские массы. В этой борьбе либерализм снова потерпел поражение: оказалось, что почва конституционного соглашения, на которую он заманивал народ, существует только в воображении либеральных фантазеров. Роспуск Думы есть решительное доказательство, данное историей, что открытое революционное столкновение неизбежно. Если либерализм уже на последних выборах оказался вынужден приподнять забрало и обнаружить свою антиреволюционную харю, чтобы сохранить свою опору в «зрелых» слоях населения, то теперь ему придется окончательно отказаться от воздействия на народные массы и, следовательно, от мечтаний о руководящей исторической роли.

Не либерализм стоит между царистской реакцией и народом, а армия. Революция снова ставит ребром вопрос: на чьей стороне штыки крестьянской армии? Наряду с аграрными волнениями, военные мятежи на двух броненосцах в Севастополе показывают, в каком направлении будут развиваться события. Но настроение армии нельзя выяснить путем анкет, оно может обнаружиться только при новом революционном восстании народных масс. Определять сейчас сроки и формы надвигающихся событий было бы бесплодным занятием. До сих пор стихийная мощь революции всегда изумляла нас своими творческими силами, неисчерпаемым богатством своих средств. Не мы, а она дала выход революционным силам; не мы, а она указала организационные формы борьбы. Ее сила не истощилась, она возросла, она таит в своих недрах еще более великие битвы, чем все, бывшие до сих пор, более великие средства борьбы, задачи, возможности. Опасность, которой мы подвергаемся, не в том, чтобы их переоценить, а в том, чтобы их недооценить.

«Die Neue Zeit»,
июнь 1907 г.

  1. Столыпин, П. А. — был одно время саратовским губернатором, в 1906 г. становится председателем совета министров и фактическим диктатором России, взявшим страну в железные тиски буржуазно-помещичьей реакции. Решающим актом его контрреволюционной политики был разгон второй Думы и составление нового избирательного закона (3 июня), положившего начало новому лже-конституционному этапу монархии («июньской монархии»). Политическая линия Столыпина заключалась в том, чтобы на основе союза крупного капитала и помещиков, при поддержке «крепкого» мужика, задушить революционное движение. В целях расширения социального фундамента царского правительства Столыпин провел ряд реформ, которые должны были способствовать росту кулацкого хозяйства за счет хозяйства остальной крестьянской массы. Крах этой политики совпал со смертью самого Столыпина, убитого в 1911 г. полу-эсером, полу-охранником Богровым.
  2. «Союз русского народа» — черносотенная политическая организация, возникшая в октябре 1905 г. в Петербурге для активной борьбы с революцией. Выставив своим главным лозунгом борьбу за «самодержавие, православие и народность», союз объединил в своих рядах ранее существовавшие черносотенные группы и развил на этой основе энергичную деятельность. Организаторами и главными руководителями союза в первое время были: доктор Дубровин, А. А. Майков, Пуришкевич, Никольский, Булацель и др. Официальным органом союза были газеты «Русское Знамя» и «Объединение». Программа «союза русского народа» исчерпывалась следующими пунктами: «1. Благо родины — в незыблемом сохранении православия, русского неограниченного самодержавия и народности. 2. Православной христианской церкви… должно быть предоставлено первенствующее и господствующее в государстве положение. 3. Самодержавие русское создано народным разумом, благословлено церковью и оправдано историей; самодержавие наше в единении царя с народом». «Союз русского народа» уделил большое внимание организации черносотенных дружин и устройству контрреволюционных и еврейских погромов. Потерпев поражение на выборах в первую Государственную Думу, союз направил свою деятельность на подрыв думской работы. Во время выборов во вторую Думу союзникам удалось, при содействии полиции, провести в Думу нескольких своих членов (Пуришкевича, Маркова, Крупенского и др.). С середины 1907 г. «союз» начинает разлагаться и распадаться на два лагеря: 1) сторонников компромисса с властью и прекращения внедумской погромной деятельности — это крыло возглавлял Пуришкевич — и 2) сторонников Дубровина, стоявших за продолжение прежней погромной тактики. После выхода из союза Пуришкевича, Маркова и др. в организации начинается еще большее разложение. Победа контрреволюции сделала ненужным дальнейшее существование «союза русского народа». Роль его взяло на себя само правительство.
  3. Союз 17 октября (октябристы) — возник в конце 1905 г. на почве сближения дворянских и крупно-буржуазных консервативных элементов для борьбы с революцией. Программа партии исчерпывалась четырьмя пунктами: 1) «полное содействие правительству по проведению в жизнь новых начал, возвещенных манифестом 17 октября 1905 г., и по ограждению закономерного правопорядка»; 2) «сохранение целости России»; 3) «регулирование дарованных манифестом 17 октября населению прав… законами, гарантирующими целость государства и ограждающими как личность отдельных граждан, так и вообще население»; 4) «сознательная деятельность Государственной Думы», которую партия октябристов представляла себе исключительно как работу в области просвещения, местного самоуправления, покровительства промышленности и т. д. В «союз» вошло несколько консервативных партий «порядка», возникших в ту эпоху для борьбы с революционным движением. Таковы, например, «партия правового порядка», «союз конституционалистов» и т. д. Первый съезд «союза» (8 — 12 февраля 1906 г.), при обсуждении вопроса о выступлении партии на выборах в первую Думу, был вынужден, считаясь с настроением масс, осудить «напрасную жестокость» карательных мер правительства. По той же причине в первой Думе октябристы заняли несколько более умеренную позицию. Для характеристики партии достаточно указать, что в ней самую крупную роль играли такие известные реакционеры, как Д. Н. Шипов, А. И. Гучков, М. А. Стахович, М. В. Родзянко, И. А. Хомяков, А. А. Столыпин и др. Деятельность партии сводилась исключительно к поддержке правительства и к защите интересов крупных помещиков и буржуазии. После разгона второй Думы в начале 1907 года и установления режима Столыпина октябристы поддерживали последнего. Во время мировой войны октябристы возглавляли националистическую кампанию. После Октябрьской Революции из рядов октябристов вербовались министры различных белогвардейских правительств.
  4. Герценштейн (1859—1906) — видный экономист. Учился за границей. По приезде в Россию не был допущен к преподаванию в университете ввиду своего еврейского происхождения. В 1886 г. он поступает в Московский Земельный Банк и вскоре выдвигается как один из лучших специалистов по финансовому и земельному вопросам. В 1903 г. становится приват-доцентом Московского университета, а в 1907 профессором политэкономии в Московском Сельско-Хозяйственном Институте. В 1905 г. избирается гласным Московской городской думы. Герценштейн принимал активное участие во всех съездах земских и городских деятелей. После основания кадетской партии он становится ее членом и вскоре занимает в ней выдающееся положение, являясь лидером ее правого крыла. Разрабатывал аграрную программу кадетской партии. В 1906 г. он был выбран от Москвы в первую Думу, где активно работал в аграрной комиссии. Своей деятельностью в Думе он возбудил против себя ненависть крайних правых помещичьих элементов и 18 июля 1907 г. был убит в Финляндии черносотенцами.
  5. Брат министра Столыпина, А. А. Столыпин — реакционный журналист, один из основателей «союза 17 октября».
  6. Мендельсон — глава берлинского банкирского дома, человек, близкий к императору Вильгельму, член высшей торговой палаты в Берлине. Клемансо — см. прим. 103. Рувье Морис — французский политический деятель, умеренный радикал, член палаты депутатов. В 1902 г. в радикальном кабинете Комба был министром финансов. С 1902 по 1906 г. был министром-президентом. За это время завершил реформу отделения церкви от государства. Сторонник сближения Франции с Германией и введения подоходного налога, которого, впрочем, в жизнь он так и не провел. Ротшильды — крупная европейская банкирская контора.
  7. Головин, Ф. А. — председатель второй Государственной Думы. Был членом союза «Освобождение» и постоянным участником земских съездов. Один из организаторов кадетской партии. В 1904 г. был избран председателем Московской губернской земской управы. Во вторую Думу Головин прошел от Московской губ. и был избран председателем Думы. В третьей Думе Головин был уже рядовым депутатом и в политическом отношении ничем себя не проявил.
  8. Маклаков, В. А. — видный кадет. В годы царизма был известен как либеральный адвокат. Играл видную роль в Государственной Думе в качестве одного из руководителей кадетской фракции. В этой последней он более всего отражал интересы московских купцов и домовладельцев. В эпоху керенщины был назначен послом в Париж. После установления Советской власти Маклаков продолжал оставаться в русском посольстве в Париже и играл крупную роль в контрреволюционных махинациях, направленных против Советской России. В 1924 г., в связи с установлением во Франции режима «левого блока» и признанием СССР, Маклаков был вынужден освободить здание русского посольства.
  9. Аграрная программа трудовиков и кадетов. — Партия трудовиков в своей аграрной программе отражала настроения крестьянства в период первой революции. Трудовики стояли за полную передачу всех земель крестьянам без предварительного выкупа. В первую Думу трудовики вносят аграрный законопроект за подписью 104 депутатов, в котором прежде всего говорится, что: «земельное законодательство должно стремиться к тому, чтобы установить такие порядки, при которых вся земля с ее недрами и водами принадлежала бы всему народу, при чем нужная земля для сельского хозяйства могла бы отдаваться в пользование только тем, кто будет обрабатывать ее собственным трудом». Далее законопроект говорил о необходимости образования «общенародного земельного фонда», куда должны были быть включены все казенные, удельные, монастырские, церковные и помещичьи земли, превышающие трудовую норму. Этот фонд должен удовлетворять всех крестьян, имеющих недостаточное количество земли. Законопроект предлагал также избрать на местах волостные, уездные, губернские земельные комитеты, которые и должны были подготовить ход земельной реформы. «У представителей крестьянства, т.-е. у трудовиков… мы видим в обеих думах, несмотря на многочисленные колебания и шатания, совершенно ясную линию защиты интересов крестьян против помещиков». (Н. Ленин. Собр. соч., том IX. Аграрная программа соц.-дем. в русской революции 1905—1907 г.г., стр. 465—466.) Аграрная программа кадетов, постоянно менялась в зависимости от хода революционного движения. В октябре 1905 г. и накануне созыва первой Думы кадеты в своей аграрной программе выдвигают проект принудительного отчуждения частно-владельческих земель и организации общенародного земельного фонда. В дальнейшем, с приближением реакции, кадеты уже выдвигают проект отчуждения частно-владельческих земель «по справедливой оценке», при чем вся тяжесть выкупа должна была лечь на крестьянство. В. И. Ленин так охарактеризовал кадетскую аграрную программу: «Верные девизу… чего изволите (т.-е. чего изволят господа-помещики) они (кадеты. Ред.) в первой Думе выдвинули одну, во второй — другую программу… В первой Думе казалась сильной революция — либеральная программа заимствовала у нее кусочек „национализации“ („общественный земельный фонд“). Во второй Думе казалась сильной контрреволюция, либеральная программа выбросила за борт государственный земельный фонд, повернула к столыпинской идее прочной крестьянской собственности, усилила и расширила случаи изъятия из общего правила принудительного отчуждения помещичьей земли… Принципиальная общая их основа: 1) выкуп, 2) сохранение помещичьих хозяйств, 3) сохранение помещичьих привилегий при проведении реформы». (Собр. соч., том IX, стр. 464.)
  10. Драма Леонида Андреева «Жизнь Человека» — появилась в феврале 1908 г. Написанная в глубоко-пессимистических, безотрадных тонах с сильной примесью болезненного мистицизма, пьеса ярко выражает упадочные настроения интеллигенции в эпоху столыпинской реакции.
  11. Метерлинк, Морис — выдающийся бельгийский писатель-мистик, талантливый представитель школы символистов. Написал целый ряд драм и несколько книг полу-философского, полу-поэтического характера. Метерлинк имел большой успех среди русской упадочной интеллигенции в начале XX века, в особенности во времена реакции.
  12. Конференция профессиональных союзов — была открыта 23 февраля 1906 г. в Петербурге. Делегаты на эту конференцию избирались или центральными бюро профессиональных союзов или же специальными собраниями представителей всех профсоюзов города. Всего на конференции было представлено 10 городов: Москва, Петербург, Одесса, Киев, Харьков, Нижний Новгород, Николаев, Варшава, Вильно и Лодзь. Конференция подробно ознакомилась с положением профсоюзов в каждом городе. Далее, на конференции был поставлен вопрос о подготовлявшемся правительством законе, который должен был сильно сузить рамки деятельности профсоюзов (закон этот был затем действительно издан 4 марта 1906 г. См. прим. 224). После оживленных прений о том, следует ли профсоюзам уйти в подполье или же использовать предоставляемые будущим законом легальные возможности, большинством голосов было решено: «использовать этот закон, превращая его из орудия закабаления рабочего класса в исходный пункт новой, еще более упорной борьбы для завоевания права стачек и коалиций». Одним из важнейших вопросов, обсуждавшихся на конференции, был вопрос о созыве всероссийского съезда профсоюзов; конференцией была избрана специальная организационная комиссия по созыву съезда, немедленно приступившая к работам.


PD-icon.svg Это произведение находится в общественном достоянии в России.
Произведение было опубликовано (или обнародовано) до 7 ноября 1917 года (по новому стилю) на территории Российской империи (Российской республики), за исключением территорий Великого княжества Финляндского и Царства Польского, и не было опубликовано на территории Советской России или других государств в течение 30 дней после даты первого опубликования.

Несмотря на историческую преемственность, юридически Российская Федерация (РСФСР, Советская Россия) не является полным правопреемником Российской империи. См. письмо МВД России от 6.04.2006 № 3/5862, письмо Аппарата Совета Федерации от 10.01.2007.

Это произведение находится также в общественном достоянии в США, поскольку оно было опубликовано до 1 января 1924 года.

Flag of Russia.svg