ЕЭБЕ/Авраам бар-Хия Ганаси

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Авраам бар-Хия Ганаси
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Аваддон — Ад. Источник: т. 1: А — Алмемар, стлб. 301—304 ( скан ) • Другие источники: ЭСБЕ : OSN
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Авраам бар-Хия Ганаси (известный у христиан под именем «Abraham Judaeus»; приписываемое ему прозвище «Албарджелони» оспаривается критикой) — астроном, математик и философ, живший в Испании приблизительно между 1065 и 1136 гг. Некоторое время он занимал пост градоначальника (Sahib al-Surtah) при одном мавританском правителе; отсюда его еврейский титул — «наси» (князь); на старости лет он жил в Барселоне. Астрономия в связи с календаристикой и математика составляли любимую специальность А. Он играл значительную роль в арабско-еврейском умственном ренессансе, имевшем большое влияние на науку и философию средневековой христианской Европы. А. влиял не только своими оригинальными научными трудами, но и переводами чужих сочинений, и руководительством работами других ученых. Тогдашний переводчик птоломеевой астрономической системы, Платон из Тиволи, упоминает, что лично пользовался услугами А. в своих работах. Новейшими исследованиями (Штейншнейдера) доказано, что А. писал свои оригинальные сочинения не на арабском, а на еврейском языке. Из них изданы целиком следующие: 1) צורת הארץ‎ («Вид Земли») — астрономический трактат о небесных кругах и образовании Земли, напечатан впервые в Базеле, в 1546 г., с частичным латинским переводом и примечаниями Себастиана Мюнстера и О. Шрекенфуса; в предисловии автор говорит о своем желании распространить научные знания среди евреев Франции, которым недоступны книги на арабском языке; 2) ספר העבור‎ — о календаристике и високосных годах, напечатан с рукописи Филипповским в Лондоне, 1851 г.; 3) הגיון הנפש‎ («Размышление о душе») — трактат по религиозной философии и этике, опубликованный Фрейманом с биографией автора и исследованием С. И. Рапопорта (Лейпциг, 1860); 4) המשיחה והתשבורת‎ — трактат по геометрии, переведенный на латинский язык современником автора, Платоном из Тиволи, и изданный в подлиннике Штейншнейдером в сборниках Mekize Nirdamim (т. XI, 1895). — Кроме того, сохранились еще в манускриптах, целиком или фрагментарно, следующие сочинения Α.: 5) יסודי התבונה‎ — энциклопедия арифметики, геометрии, астрономии и музыки; из нее сохранились лишь немногие отрывки (коллекция манускриптов де Росси, № 1170; Берлинская, № 244; Мюнхенская, № 36; Бодлеянская, № 7); 6) חשבון מהלכות הכוכבים‎ («Вычисление движения звезд») — продолжение вышеупомянутого (№ 1) астрономического трактата, имеющееся в манускриптах вместе с примечаниями Авраама Ибн-Эзры (см. Cat. Bod., стр. 147); 7) לוחות‎ — астрономические таблицы, названные также «таблицами Албаттани», ибо автор следовал системе этого арабского астронома; они часто смешивались с однородными таблицами Ибн-Эзры; 8) מגלת המגלה‎, «Свиток откровения» — апологетическое сочинение в доказательство будущего пришествия мессии с астрологическим вычислением, что оно совершится в 1358 г.; манускрипт этой книги хранится в Бодлеянской библиотеке в Оксфорде; в печати ее цитировали или упоминали И. Абрабанель в «Perusch ha-Thorah» (Bereschith) и некоторые другие.

Нравственная философия Α., изложенная в «Размышлениях о душе», занимает второстепенное место в ряду тогдашних крупных трудов Бахии ибн-Пакуды, Габироля, Моисея ибн-Эзры и Иегуды Галеви. Ей недостает ни строгой систематичности, ни выработанной терминологии этих классических трудов. Она эклектична, являясь смесью боровшихся тогда между собою двух направлений — аристотелизма и габиролевского платонизма. Автора «Размышлений» занимала не столько метафизика, сколько религиозная этика. Он изложил свою книгу в виде гомилий к отрывкам из книг пророков (Haftaroth), читаемым в Иом-Киппур и «субботу покаяния». С жаром проповедника он увещевает читателя вести жизнь чистую и благочестивую. Meтафизическую теорию он развивает только для обоснования своей морали. Она основана, как у Габироля, на идеях неоплатонизма. Материя, лишенная всякой реальности, нуждается в «форме», которая призвала бы ее к бытию. Соединение материи и формы волею Бога, который переносит их из состояния потенциальности в состояние активности, и есть «творение». И в материи, и в форме надо различать чистые и нечистые элементы. Есть очень высокие формы, не могущие соединяться с материей (ангелы и небесные существа); более грубые формы скорее тяготеют к материи. Высший мир, озаряя лучами света низший, создает смесь материи с восприимчивой формою — первобытное tohu wabohu (хаос); затем из чистой материи образуются небесные тела, а из нечистой — четыре земные стихии (земля, вода, огонь, воздух). Из этих двух комбинаций первая — постоянная, вторая — изменчивая. Но есть еще третья комбинация: соединение формы с материей только на определенное время, по истечении которого форма отделяется и живет в состоянии бестелесности; такова человеческая душа. Мудрость направляет душу к высшему миру, к вечной чистой форме; глупость тянет ее к нечистой материи низшего, преходящего мира — и в зависимости от этого каждая душа имеет свою судьбу. Человеку назначена Богом вечная жизнь, подобно ангелам, и дана власть над всеми тварями земными; и в той мере, в какой человек исполняет свое назначение или отступает от него, он поднимается на высшую ступень или опускается на низшую, ко всем земным тварям. А. повторяет мысль Аристотеля («Этика», VII, 11): «Гораздо выше стоит тот, кто успел приучить себя пренебрегать земными страстями и жаждет только служить и поклоняться Всевышнему, чем тот, кто еще должен бороться с похотями плоти, хотя он наконец и преодолеет их». Ибо — говорит он словами Платона («Федон») — душа в этом мире плоти находится как бы в тюрьме; животная душа жаждет земных утех и испытывает боль от лишения их. Однако только чувственные натуры нуждаются в истязании плоти ради освобождения души от оков; истинно благочестивый человек не нуждается в посте или других формах аскетизма, кроме предписанных законом («Размышления», стр. 16а). Подобно тому как человек был выделен из всех земных тварей в качестве служителя Бога, так и народ израильский выделен из всех других народов (ibid., 7). Три термина, которыми обозначено в книге Бытия сотворение человека, употреблены также для обозначения образования Израиля (bara, jazar, asah; см. Исаию, 43, 7). — Подобно Бахии (Choboth ha-Lebaboth, IX, 3), A. различает три разряда благочестивых людей: 1) те, которые ведут жизнь, далекую от мирских сует и посвящают себя только Богу; их очень мало, но они стоят высоко над миром; 2) те, которые принимают участие в мирских делах, но в своей жизни руководятся только божественными законами и совершенно не вмешиваются в поведение прочих людей; это — «святая, правоверная община»; 3) те, которые ведут праведную жизнь, но заботятся также о том, чтобы пороки людей, стоящих вне их круга, были наказываемы, а добродетель поощрялась; это — «царство справедливости». Соответственно этим трем разрядам служителей Бога законы Торы также разделяются на три группы: а) Декалог (десять заповедей), содержащий основные законы и приспособленный к людям высшего порядка, которые, подобно Моисею, видят цель жизни только в служении Богу; эти заповеди обращены к индивиду, определяя его отношения к Богу, семье и обществу; b) группа законов, содержащихся во второй, третьей и четвертой книгах Торы и регулирующих жизнь израильтян как святой общины, управляемой Богом (теократия) и еще не организовавшейся в светское, военное государство; c) законодательство Второзакония, предназначенное для народа, живущего в земледельческом государстве и осуществляющем «царство справедливости». Однако в мессианские времена, когда злой дух исчезнет, когда чувственный человек превратится в духовного, когда страсти, порождающие ненависть и злобу между людьми, уступят место любви и богопослушанию, тогда останутся лишь заповеди Декалога, начертанные в сердцах людей. Тогда люди последних двух разрядов перейдут в первый разряд и утвердится в мире только царство святых, божьих людей. — Религиозно-этические воззрения А. имели влияние на мыслителей следующих поколений, между прочим — на Нахманида и его последователей. Характерно для тогдашнего времени то, что Α., осуждая суеверные обычаи, основанные на незнании астрономии и законов природы, сам был поклонником астрологии; в этом отношении он разделял участь рационалиста Авраама ибн-Эзры. В «Свитке откровения» (выше, № 8) он вычислил точный срок пришествия Мессии — в 5118 г. от сотворения мира (1358; ср. «Ben Chananja», 1869, IV, 7—8). Он вычислял также астрологически время падения ислама. — Ср. Steinschneider, Abraham Judaeus (в Zeitschr. f. Mathematik, 1867, XII, 1 и сл.); его же, Hebr. Bibliogr., ΙV, 108; VII, 84; ΧVΙ, 90; его же, Hebr. Uebersetz., pp. 502, 525, 529, 532, 550, 572, 585, 594, 972; Cat. Bodl., s. v.; статьи Boncompagni в «Atti dell’Academia dei Lincei», 1863, p. 935; «Kerem Chemed», VII, 77; Gross, Gallia Judaica, 369; Bacher, Bibelexegese d. jüd. Religionsphilosophen vor Maimuni, гл. 1V; J. Guttmann, Die Philosophie d. Ibn-Gabirol, 1889; его же, Monatsschr., 1900, pp. 195–212; D. Neumark, Gesch. d. jüd. Philosophie d. Mittelalters, I, 504—508 (Берлин, 1907). О нравственной философии Авраама бар-Хии — статья J. Guttmann’a в J. E., I, 109—110. 5.