ЕЭБЕ/Азриель бен-Менахем

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Азриель бен-Менахем
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ажан — Алмемар. Источник: т. 1: А — Алмемар, стлб. 566—568 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Азриель бен-Менахем — один из творцов умозрительной каббалы в Испании и Провансе в начале XIII в. Это имя встречается в некоторых фрагментах рядом с именем Эзра, что дало повод историкам (Грец и др.) предположить существование «каббалистической четы» Азриеля и Эзры; но другая, не менее основательная, научная гипотеза считает эти два имени тождественными и принадлежащими одному лицу, Азриелю б.-Менахему из Героны (см. Михаэль, «Or ha-Chajim», № 1151, и источники в конце статьи). О жизни А. известно лишь по преданию, что он был учеником мистика Исаака Слепого и учителем Нахманида (Рамбана). Он путешествовал по Испании и распространял там учение о десяти сефирах, стараясь привлечь на свою сторону философов, но, по-видимому, имел мало успеха. В предисловии к трактату о десяти сефирах (под заглавием «Ezrath Adonai») A. жалуется на философов, которые не верят в то, что не может быть доказано логически. Кроме этого трактата (напечатан в приложении к «Derech Emunah» Меира Габбая, Берлин, 1850), А. приписывается еще комментарий на «Песнь песней», считавшийся произведением Нахманида (Альтона, 1764) и содержащий мистические объяснения всех 613 заповедей в связи с основными десятью заповедями. Азриель был также автором комментария на «Sefer Jezirah», озаглавленного «Sefer ha-Milluim» и также приписываемого Нахманиду (опубликован под его именем в Мантуе, 1719). Кроме того, полагают, что А. написал каббалистический комментарий к молитвам. — Его система, главным образом, опирается на неоплатоническую идею Бога как Бесконечного — «En-Sof», или, по выражению Габироля, «En lο tichlah». Бог, учит Азриель, может быть ограничиваем только отрицательным путем: можно лишь утверждать, чем Он не может быть, а не что Он есть. Всякий положительный атрибут придал бы Богу отпечаток чувственного мира. Высшее Существо, т. е. причина всех вещей, не может иметь стремлений, желаний, намерений, слов и действий. Оно безгранично, «отрицание всех отрицаний»; Оно — Бесконечное. Установив эту концепцию Бога, А. исследует отношение «En-Sof» ко вселенной. Был ли мир создан из ничего? Нет! Но мир также не мог существовать извечно, как рассуждает Аристотель, ибо нет ничего вечного, кроме Бога. Идея о первобытной материи должна быть отвергнута. Чтобы разрешить проблему творения, А. прибегает к теософической теории эманации (истечения), которую развивает следующим образом. Мир со всеми его многоразличными проявлениями содержался сокровенно (потенциально) в бытии En-Sof; в нем мир первоначально сохранялся как абсолютное единство, подобно тому, как сокрыто в угле неделимое пламя, от которого происходят различные искры и цвета. Акт творчества не заключается в создании абсолютно новой вещи; это есть только переход от бытия потенциального к бытию реализованному. Здесь нет сотворения, а есть только выделение, истечение (Aziluth). Истечение происходит путем последовательной градации, от мира интеллектуального к материальному, от бесконечного к конечному. Материальный мир, будучи ограниченным и несовершенным, не мог произойти непосредственно из En-Sof; но, с другой стороны, не может мир быть и независим от En-Sof. Поэтому является необходимость в существовании посредствующих сил между абстрактным En-Sof и материальным миром. Этими посредниками являются десять сефир. Первая сефира была сокрыта в En-Sof как динамическая сила; затем истекла вторая сефира как субстрат для интеллектуального мира; далее выделились остальные сефиры, образовавшие моральный и материальный миры. Но этот процесс эманации не должен пониматься как умаление сил в En-Sof; En-Sof подобен свече, пламя которой зажигает бесчисленное множество огней, оставаясь неумаленным. Сефиры соответственно своей природе разделяются на 3 группы. Три высшие составляют мир мысли, следующие три — мир души (эмоций), последние четыре — мир телесный. Все они находятся в зависимости друг от друга, будучи связаны, как звенья, с первою. Первая сефира названа у A. не «Keter», как у позднейших каббалистов, а «Rum ma’alah» (Вершина высоты). Грец предполагает, что в этот термин А. вкладывал понятие «воли» (chefez) Габироля, т. е. высшую динамическую силу Божества. И действительно, современник Α., Якоб бен-Шешет, назвал первую сефиру «Razon» (воля). Вторая и третья сефиры суть «Cahkmah и Binah» (мудрость и разумение); четвертая, пятая и шестая — Chesed, Pachhad и Tiferet (милость, страх, величие); седьмая, восьмая и девятая — Nezach, Hod u Jesod Olam (вечность, красота, основа мира); десятая — Zedek (справедливость). Эти десять сефир поставлены А. в соответствие с 10 частями человеческого организма и 10 различными преломлениями света. Вся система, кроме теории сефир, вытекает из «Источника жизни» (Fons vitae) Габироля, которому А. подражал даже в форме, излагая свой трактат о десяти сефирах в виде вопросов и ответов. Α., однако, имеет ту заслугу, что впервые дал некоторую путеводную нить в лабиринте мистицизма. — Ср.: Jellinek, Beiträge zur Gesch. der Kabbala, 1, 61—66; II, 32; Ehrenpreis, Die Entwickelung der Emanationslehre in der Kabbala im dreizehnten Jahrhundert, pp. 23 et seq.; Grätz, Gesch. der Juden, VII (3 изд.), стр. 60 и сл., 388 и сл.; Landauer, в Literaturblatt des Orients, VI 196; Steinschneider, Cat. Bodl., col. 755; Michael, Or ha-Chajim, № 1151; Bloch, Die jüdische Mystik und Kabbalah, в Winter-Wünsche, Jüd. Literatur, III, 261, 262; Joel, Beiträge zur Gesch. der Philosophie, прилож., стр. 12; J. E., II, 373—74. См. Адам-Кадмон.

5.