ЕЭБЕ/Алену

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Алену
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ажан — Алмемар. Источник: т. 1: А — Алмемар, стлб. 844—849 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Алену (עלינו‎) — заключительная молитва в ежедневной литургии большинства еврейских общин, носящая название по первому слову «алену», что означает «на нас (возложено)» или «нам надлежит». Это — одна из самых возвышенных молитв еврейской литургии. История этой молитвы достойна быть отмеченной как весьма сходная с судьбами народа, сочинившего ее. Она нередко бывала объектом клеветнических измышлений и преследований, результатом чего явились частичные изменения в тексте ее из-за страха перед официальной цензурою. Вследствие таких изменений не представляется возможным точно изложить первоначальный текст этой молитвы. Для восстановления первоначального текста ее приходится прибегнуть к содействию древних фолиантов и рукописей. Следующий текст представляет собою буквальный перевод с оригинала, насколько его можно было восстановить: «Нам надлежит воздавать хвалу Царю вселенной, славить Творца мироздания (за то), что Он не сотворил нас подобными народам земли и не поставил нас наравне с племенами ее, что не сравнил нашего удела с их уделом и жребия нашего с жребием их сонмища… Ибо они поклоняются суете и ничтожеству и молятся богу, который не в состоянии помочь… Мы же преклоняем колена, поклоняемся и воздаем хвалу пред Царем над царями царей, свят Он, да будет Он благословен. Он простер небеса и утвердил землю. Престол славы Его высоко на небесах и чертог всемогущества Его в выспренних высотах. Он Бог наш и нет другого. Воистину, Он Царь наш, нет никого, кроме Него, как сказано в Его Торе: «Знай же ныне и запечатлей в сердце своем, что Господь Бог на небесах вверху и на земле внизу; нет другого». Посему мы уповаем на Тебя, Господь Бог наш, что скоро увидим славу могущества Твоего, что будет уничтожена скверна с лица земли, и идолы будут истреблены, дабы мир возродился в царстве Всемогущего и чтобы все сыны плоти взывали к имени Твоему, чтобы обратились к Тебе все нечестивцы на земле. Да узнают и поймут все обитатели вселенной, что перед Тобою должно преклоняться всякое колено и Тебе клясться всякий язык. Перед Тобою, Господь Бог наш, да преклонятся и падут ниц, и твоему славному имени воздадут хвалу. Да признают все (над собою) иго царствия Твоего и да воцаришься Ты над ними вскоре во веки веков. Ибо царство принадлежит Тебе, и во веки веков Ты будешь царствовать во славе, как сказано в Торе Твоей: «Господь будет царствовать вовеки веков». И сказано (еще):«И будет Господь царем над всей вселенной; в сей день Господь будет един и имя его едино». — Молитва эта, очевидно, первоначально произносилась коленопреклоненно всею общиною, перед оставлением ею храма Божия или же непосредственно за благословением священников (каганов). В торжественных выражениях (заимствования сделаны из Второзакония, 4, 39; Исаии, 30, 7; 45, 23; 51, 13; Иерем., 10, 6—16) молящиеся исповедовали веру свою во Владыку вселенной и высказывали надежду в наступление Его царствия, когда все народы-идолопоклонники познают Его истину. Неупоминание личности Мессии при высказывании надежды на наступление мессианского времени указывает на составление молитвы в дохристианскую эпоху, а титул «Царь над царями царей» (употребляется пророком Даниилом, 2, 37) — указывает на эпоху персидских царей, которые носили титул царя царей. — Молитва «Алену» была уже в употреблении, когда к ней присоединены были три отдела новогодней литургии: малхиот (прославления Бога как царя), зихронот (Божественные воспоминания) и шофрот (трубные звуки); молитвы эти, вероятно, первоначально произносились хасиддеями (ватиким) в дни общественных постов (см. Таанит, II, 3, и Рош га-Шана, IV, 5, 6). Цунц и его последователи, приписывающие составление этой молитвы амораю III века Раву (см. Абба Арика) на том основании, что в его школе еврейская литургия приобрела свою настоящую форму, упустили из виду то обстоятельство, что молитва Алену не находится ни в какой связи с остальной новогодней литургией, приписываемой этому же амораю. Существует наивное предание, дошедшее до нас от Симона бен-Цемаха Дурана в его респонсах, от Элеазара из Вормса в его «Рокеах» и других, что молитва А. была сочинена Иисусом Навином при его вступлении на землю Ханаанскую. Манассе бен-Израиль в своих Vindiciae judaeorum, IV, 2 приписывает составление этой молитвы членам Великого Собора (Кнесот га’гдола). Моисей Мендельсон в своей записке (см. ниже) считает Алену древнейшей молитвой еврейского народа, видя доказательство составления ее в дохристианскую эпоху в том, что в ней не упоминается о восстановлении храма и государства, о чем не преминули бы упомянуть, если бы она была составлена после разрушения храма и падения Иудеи. Молитва эта, говорит Мендельсон, безусловно была составлена во время мирной жизни евреев в собственной стране. То обстоятельство, что ни Маймонид, ни Абударгам не упоминают об отдельном произнесении «Алену» при окончании ежедневного богослужения, как это делает Махзор Витри, доказывает только, что молитва эта не всегда составляла часть богослужения. С другой же стороны, не подлежит сомнению, что в эпоху Средних веков молитва А. произносилась с особою торжественностью и благоговением. Иосиф Гакоген рассказывает следующее в своем «Emek ha-Bacha» (изд. Винера, стр. 31), основываясь на документах той эпохи: «Во время преследований евреев в Блуа, во Франции, в 1171 г., когда многие учителя закона погибли мучениками на виселице, один из очевидцев казни писал рабби Якову из Орлеана, что смерть святых сопровождалась дивным пением, раздававшимся в ночной тишине и заставлявшим христиан, слышавших это пение издали, восхищаться мелодичными звуками, подобных которым они никогда раньше не слышали». Впоследствии было установлено, что святым мученикам «Алену» служила предсмертной песней. Весьма вероятно, что в те ужасные дни мученики обычно пели ее, дабы несколько облегчить свою предсмертную агонию. Этот факт послужил подходящим предлогом для враждебных действий со стороны христиан, видевших в молитве А. злую выходку против церкви, Спаситель которой характеризовался там как «бог, который не в состоянии помочь» и как «суета и ничтожество». В 1399 г. Песах Петер, крещеный еврей, зашел так далеко, что стал утверждать, что в слове וריק‎ (и ничтожество) имеется намек на Иисуса Христа (ישו‎), так как буквы обоих слов при арифметическом их сложении дают одинаковое число — 316. Антоний Маргарита в 1530 году предъявляет то же обвинение в книге, озаглавленной «Еврейская вера». Семьдесят лет спустя перешедший в христианство Самуил Фридрих Бренц говорит о том же в книге, которой им дано характерное название «Jüdischer abgestreifter Schlangenbalg». Выдающиеся раввины Липман Мюльгаузен в своем «Nizzachon» (1410) и Соломон Цеви Уффенгаузен в своем «Jüdischer Theriak» (1615) напрасно протестовали против такого искажения смысла древней молитвы, составленной задолго до рождения Христа и имевшей в виду только идолопоклонников. Даже ученый Буксторф в своей «Bibliotheca Rabbinica» повторяет то же самое обвинение. Его успешно опроверг Манассе бен-Израиль, посвятивший в своих «Vindiciae judaeorum» целую главу молитве «Алену»; он рассказывает, между прочим, что султан Селим при чтении молитвы А. в турецком переводе еврейского молитвенника, преподнесенного ему его врачом Моисеем Гамоном, сказал: «Воистину, молитва эта годится для всяких случаев; нет надобности в другой». В 1703 году два крещеных еврея в Пруссии, Венцель и Кац, возобновили обвинение против молитвы Α., как антихристианской. По приказанию короля Фридриха I было произведено следствие с допросом раввинов и представителей еврейских общин, которые отрицали антихристианскую тенденцию молитвы. Тем не менее король приказал следить за тем, чтобы евреи при чтении этой молитвы не произносили некоторых слов шепотом и не отплевывались: для этого за синагогами был учрежден полицейский надзор. Спустя несколько лет обвинение повторилось в книге Эйзенменгера (Entdecktes Judenthum, I, 84), который указывает на то, что слова «Они поклоняются богу, который не в состоянии помочь» сопровождались отплевыванием как выражением крайнего презрения, и утверждает, что при этом имеется в виду Иисус Христос. Однако еще раньше некоторые раввины отменили не совсем пристойный обычай отплевывания при произнесении этой молитвы. Но обвинения не прекратились: профессор Кипке, правительственный инспектор кенигсбергской синагоги, в записке, представленной правительству в 1777 году, возобновил это обвинение. Моисей Мендельсон в контрзаписке, представленной также правительству, опроверг обвинение; в результате всего дело было сдано в архив, несмотря на протест Кипке. Обе записки эти были впоследствии опубликованы кенигсбергским пастором Л. Е. Воровским в 1791 г. (см. Мендельсон, Gesammte Schriften, VI, 418; Jost, Geschichte der Israeliten, IX, 38). Обычай отплевывания имел свой прецедент. В эпоху основания христианской церкви новообращаемые перед крещением должны были при окончании богослужения публично исповедаться, сначала поворачиваясь назад, отказываясь от царства сатаны и при этом отплевываясь в знак крайнего презрения, а затем, обращаясь вперед, во имя Создателя мира и человека, они приносили присягу в верности Христу, Сыну Божьему (см. Гефлинг, Taufe, I, 381). Весьма вероятно, что молитва об обращении к Богу всех языческих народов, заключающаяся во второй части «Алену», имеет некоторую связь с обычаем, практиковавшимся церковью, — принимать в общину прозелитов при окончании богослужения. — Ср.: Цунц, Gottesd. Vortrage, стр. 399; Litteraturblatt des Orients, 1846, стр. 50—76; Brück, Rabbinische Ceremonialbräuche, стр. 55—58; Hamburger, Realencyklopedie für Bibel und Talmud, дополнение II, 6; Grätz, Geschichte der Juden, VIII, 76, X, 303; 310; Mendelssohn, Gesam. Schriften, VI, 418; Jost, Geschichte der Israeliten, IX, 38; I. H. Weiss, в Иешурун Кобака, 1864, стр. 168—171; J. Ε. Ι, 336—38. 4.