ЕЭБЕ/Алкабиц, Соломон бен-Моисей Галеви

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Алкабиц, Соломон бен-Моисей Галеви
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ажан — Алмемар. Источник: т. 1: А — Алмемар, стлб. 886—888 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Алкабиц, Соломон бен-Моисей Галеви — каббалист и литургический поэт, живший в Турции и Палестине во второй и третьей четверти ΧVΙ века. Современник и друг Иосифа Каро, творца «Шулхан Аруха», Α., подобно ему, жил раньше в Европейской Турции и впоследствии под влиянием мистико-мессианских влечений переселился в Святую землю. В Салониках он изучал «тайную мудрость» каббалы под руководством известного аскета Иосифа Тайтацака, о котором рассказывали, что он для истязания плоти сорок лет спал на коротком сундуке, свешивая ноги. Прибыв в Палестину (ок. 1550 г.), А. поселился в главном гнезде каббалы — Сафете (Цефате), где жил и Иосиф Каро; здесь он посвятил в тайны каббалы своего шурина Моисея Кордовера, впоследствии прославившегося своими обширными трудами по теории каббалы. Надо полагать, что Алкабиц играл видную рол в кружке мистиков-аскетов, образовавшемся в 1560-х годах в Сафете под символическим именем «Sukkat Schalom» («Шатер мира»). С 1569 году к этому кружку примкнул прибывший в Сафет Исаак Лурия (Ари), творец «практической каббалы», с которым Α., без сомнения, находился в близких сношениях. Α., вероятно, принимал участие в мистических сеансах Ари, в таинственных загородных прогулках, особенно по пятницам, когда члены кружка мистиков с Ари во главе выходили под вечер в поле для встречи «царицы-субботы», мистической «невесты», и пели восторженные гимны о близости пришествия Мессии. Этим настроением проникнут бессмертный гимн Алкабица «Lecho dodi», доныне распеваемый во всех синагогах в вечер наступления субботы. Рефрен этого гимна: «Иди, мой друг, навстречу невесте, приветствуем лик субботы!» — имел символическое значение. В гимне «Lecho dodi» автор излил всю свою тоску по Сиону и веру в его возрождение:

Храм царя, царский град, подымись из руин!
Уж довольно сидеть средь долины скорбей!

В этом трогательном гимне звучит та восторженная надежда на близость возрождения нации, которая воодушевляла сафетских мистиков того времени и спустя три четверти века привела к мессианскому движению Саббатая Цеви. — Из немногих биографических дат об Алкабице одна связана с публичным каббалистическим опытом в Сафете. В 1571 г. А. и его товарищи подписали для всеобщего сведения протокол заседания, в котором совершался опыт изгнания «гилгула» (вселившегося духа грешника) из одной душевнобольной женщины в Сафете. В протоколе изложен подробный допрос, учиненный подписавшими «гилгулу», и описан процесс изгнания духа путем окуривания серой и заклинаний; опыт окончился изгнанием не только злого духа, но и души из несчастной женщины, умершей от каббалистического лечения. Тем не менее экспериментаторы сочли нужным письменно удостоверить все эти «чудеса», и Алкабиц подписал протокол так: «Там я был, и глаза мои видели и уши слышали все это и еще большее». (Протокол помещен в «Nischmath Chajim» Манассе б.-Израиля, отд. III, гл. 10). Из этого документа видно, что в 1571 г. А. был еще в живых; он умер в глубокой старости в Сафете, вероятно, спустя несколько лет. Сафетский аскет Илия Видас, автор книги «Решит хахма», оконченной в 1575 г., упоминает об Α. как о еще живущем. Интересно, что смерть А. была изукрашена той же легендой, которая раньше связывалась со смертью испанского поэта Соломона ибн-Габироля: будто один араб, завидуя мудрости и дарованию поэта, тайно убил его и похоронил его труп под смоковницею, которая вскоре обратила всеобщее внимание своими чудными плодами, вследствие чего преступник был изобличен и повешен на том же дереве (см. Ландсгут, «Ammude ha-Abodah», II, стр. 310). В народе ходили разные легенды об Алкабице, как видно из рассказа о видении, которое явилось ему и Иосифу Каро в ночь Пятидесятницы, когда они еще жили в Турции (Гурвиц, в «Scheneh luchot ha-brith», амстерд. изд., 180а). — Гимн «Lecho dodi» произвел сильное впечатление на современников, особенно на сподвижника автора, Ари, который ставил его выше всех гимнов Габироля и Ибн-Эзры; он вошел в литургию и сефардских, и ашкеназийских общин. В новейшее время им восхищался Гердер, переведший его на немецкий язык. Гейне увековечил этот гимн в «Романцеро», хотя ошибочно приписал его Иегуде Галеви. Кроме «Lecho dodi», A. написал еще целый ряд гимнов, частью вошедших в литургию сефардов, частью находящихся еще в рукописи. — В гомилетико-мистической литературе А. известен несколькими трудами, которые в свое время пользовались популярностью. Таковы: 1) «Manoth ha-Levi» («Дары левита») — комментарий и гомилии к книге «Эсфирь», написанные А. в юности, в 1529 г.; и напечатанные только в 1585 г., в Венеции; 2) «Ajeleth ahabim» — комментарий к Песни Песней, написан в 1536 г., опубликован в Венеции, 1552; 3) «Schoresch Jischai» — комментарий к книге «Руфь», написанный в 1553 г., напечатан сыном автора в Константинополе, 1561 г. Кроме этих изданных сочинений, остались в рукописи: «Apirion Schelomoh», по каббале; «Berith ha-Levi» — мистический комментарий к пасхальной Гагаде (написан в Адрианополе и оставлен автором на память ученикам пред его отъездом в Палестину); «Beth Adonai», «Lechem Schejomoh», «Mitotho scheli-Schlomoh», «Schomer emunim» — упоминаются в его печатных сочинениях; в Бодлеянской библиотеке (Оксфорд) и библиотеке Монтефиоре (Рамсгейт) хранятся еще три манускрипта по каббале:«Esser jessodoth», «Hakdomoth lechochmath ha-kabbalah» и «Teschubah» — послание к Иосифу Каро. — Ср. (кроме источников, указанных в тексте): Nepi-Ghirondi, Toledoth Gedole Israel, стр. 320 и сл.; Azulai, Schem ha-Gedolim, с дополн. Бенъякоба, I, 164; Бенъякоб, Ozar ha-sepharim, под назв. книг Алкабица; Гальперин, Seder ha-doroth, варшав. изд. Маскилейсона, I, 243; III, 25; Steinschneider, Cat. Bodl., 2279; Конфорте, Koreh ha-doroth (петроков. изд., стр. 65 сл.); «Schibche ha-Ari» и «Sepher Chezionoth» Хаима Виталя, passim; Graetz, Gesch., IX3, 300, 415; Дубнов, Всеоб. ист. евр., кн. III, 24, 28—29. — Замечательная личность Алкабица, так несправедливо-пренебрежительно оцененная Грецом (l. c. 300), еще нуждается в подробном историко-литературном исследовании и освещении.

С. Д.5.