ЕЭБЕ/Бел

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Бел
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Бе-Абидан — Берман. Источник: т. 4: Бе-Абидан — Брес, стлб. 66—67 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Бел (נל; в ассирийских надписях Bêlu, от корня נעל; в греческой и римской литературах — Βήλ, Βήλος, Bel) — согласно Библии, имя только вавилонского, по данным же ассириологии и ассирийского бржества (так как религия вавилонян и ассириян в существенных чертах была тожественна). Как полагают, имя Бела образовалось от слова נעל, путем слияния гласных. Как и первоначальная его форма — Баал, נעל — оно означало «владыка», и в этом отношении Бел ничем не разнился, по мнению Шрадера, от древнесумерийского божества En-lil (у Дамаскина Ιλλινος), «владыки ветров», т. е. божества воздушного пространства. Первоначально Б. считался «владыкой» только в той области которая была отведена ему древнейшими религиозными воззрениями вавилонян, но впоследствии он стал рассматриваться, как повелитель воздушного царства, на что указывает присоединяемое к нему имя сумерийского божества En-lil, местопребывание которого находилось на мифической небесной горе. Вследствие этого, как властитель небесной горы, Б. получил название Schadû rabû, «великая гора», а недавно открытый храм его в Ниппуре стал называться E-kur, т. е. «горний дом». Позднее к имени Бела прибавлялся также эпитет «Bêl mâtâti» — «владетель стран», которому придавался смысл «владыки земли» (населенной). Этот новый эпитет вместе с тем давал возможность Б. занять определенное место в системе высших богов и наряду с Ану — богом небесной тверди, и Эа — богом подземных вод, стать богом земной тверди (bêl mâtati). Численное значение его соответствовало 50, и он, таким образом, занимал второе место после Ану, численное значение которого равнялось 60 — высшему священному у вавилонян числу (см. Ассирия). Однако в вавилонской астрологии удержалось первоначальное представление о Беле, как ο владыке небесного пространства, и жрецы ввели его даже в эклиптику. Когда вместо Ниппура первенствующее место занял город Вавилон и вместе с тем его бог-покровитель Мардук, то к последнему перешли также некоторые специальные черты культа Бела. К имени Мардука был присоединен эпитет Бел, bêlu, который впоследствии даже заменил его коренное имя; Мардук стал играть роль творца мира, которая раньше также приписывалась Белу Ниппурскому (см. Мардук). Женой божества Enlil-Bêl’а из Ниппура считалась Ninlil-Bêlit, дополнявшая, как женское начало, своего супруга. Впоследствии имя Bêlit, נעלת, первоначально принадлежавшее супруге Бела Ниппурского, было перенесено на богиню Иштар, супругу Ассура, и в особенности на Иштар — мать богов, которая, по-видимому, заменила древнейшую Ninlil-Bêlit.

В Библии нигде прямо не упоминается ο Беле из Ниппура; в тех же библейских и апокрифических местах, где встречается имя Бела, имеется в виду исключительно вавилонский Бел-Мардук. Библия, в полнейшем соответствии с исторической правдой, обыкновенно ставит Бела впереди прочих вавилонских богов (Исаия, 46, 1; Иеремия, 50, 2; 51, 44), так как Бел-Мардук, с возвышением Вавилона, действительно, становится во главе вавилонского пантеона. Греческие писатели, в свою очередь, единогласно признавали Бела высшим божеством Вавилона (Геродот, I, 181—183, и Диодор Сицилийский, II, 9, называют его Зевсом; Плиний в своей Historia naturalis, XXXVII, 10 [55], 149, говорит: Belus sacratissimus assyriorum deus; 10 [58], 160: sanctissimus deorum). Согласно Беросу (см.), Бел занимал в вавилонском пантеоне высшее место, как главный и всесильный бог (у Müller’а, Fragment. histor., т. II). Греки и римляне представляли его себе царем Вавилона (Baudissin, Jahve et Moloch, стр. 19, 1874) или изобретателем астрологической науки (Plinius, Nat. historia, VI, 26 121). По рассказу Геродота (I, 181), в его время возле храма Бела-Зевса в Вавилоне была воздвигнута высокая башня с восемью уступами, на вершине которой находился небольшой храм, посвященный тому же божеству. Внутри указанного храма, за исключением ложа и золотого стола, ничего не было; там отсутствовало даже изображение самого божества. Ночью, по верованию халдеев, сюда возвращался бог Бел на отдых, и никто тогда не смел там оставаться, кроме одной женщины, которую жрецы выбирали из числа жительниц города, как угодную божеству (Геродот, I, 182). Невдалеке от указанного капища находился храм с огромной статуей Бела-Зевса, сидящего на золотом троне перед золотым столом и с золотой скамейкой под ногами (ibidem, I, 183). Согласно же Диодору Сицилийскому, во времена которого Беловой башни уже не существовало, на вершине одной башни стояли три огромные статуи: Бела (Зевса), Геры и Реи; Бел был представлен в таком виде, как будто бы собирался двинуться вперед. — Ср.: Schrader, Die Keilinschr., 3 Autl., 354 и сл.; idem, Baal und Bel, в Theolog. Stud. und Krit., 1874, 335—343; Gesenius, ст. Bel в энциклопедии Эрша и Грубера, I секция, VIII, 1822; Jeremias, Das Alte Testament im Lichte des Orients, 2 Aufl., 95; Hilprecht, Die Ausgrabungen im Tempel des Bel zu Nippur, 1901.

Г. Красный.1.