ЕЭБЕ/Бен-Цион, Симха-Алтер

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Бен-Цион, Симха-Алтер
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Бе-Абидан — Берман. Источник: т. 4: Бе-Абидан — Брес, стлб. 174—175 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Бен-Цион, Симха-Алтер (Гутман) — писатель и педагог; Б. род. в м. Теленештах (Бессар. губ.) в 1870 г., в глубоко религиозной семье, получил обычное воспитание в хедере; случайно прочитанные две-три книги из эпохи «просвещения» возбудили в 14-летнем Б. стремление к образованию, и он при помощи переводов Библии стал изучать русский и немецкий языки. Женившись на 17-м году, Б. провел молодость в крайне тяжелых материальных условиях, занимаясь мелкой торговлей. В 1889 году он дебютировал рассказом «Mein Chawer» в «Jüdische Bibliothek» Переца, который его побудил к дальнейшей литературной работе. Вскоре последовал ряд других рассказов Б., помещенных в «Hazefirah», «Hameliz» и «Jud». Постоянные заботы ο куске хлеба не оставляли Б. свободного времени, и потому зарождавшиеся образы и мысли он стал заносить в записную книжку в виде афоризмов, появившихся затем в сборниках «Ахиасаф» под общим заглавием «Ukzim upri machaschawot». Позже Б. занялся педагогической деятельностью; он один из первых стал применять в России т. наз. «естественный метод» при преподавании еврейского языка (ibrit be’ibrit). He пользуясь никакими учебниками и хрестоматиями, Б. сам составлял для своих учеников сказки, песни, придумывал разные игры. К этому времени относятся его рассказы «Hachusch ha-schischi», «Al kzei gbul ha-jalduth», «Lichwod schabat» и др. В 1899 г. Б. был приглашен в Одессу обществом «Hachinuch» в качестве преподавателя в «образцовом хедере», где давал уроки и поэт Бялик. Литературная среда, в которой Б. стал вращаться в Одессе, подействовала на него благотворным образом; к этому времени относится расцвет его литературной деятельности: он поместил целый ряд повестей и рассказов в «Haschiloach» (Nefesch Rezuza, Sekenim, Michtab gadol li-kataba), «Hazofe» (Jeme hanoar, Meewer lachaim), «Jud» (исторический рассказ Judit), «Hasman» (Maasiot umischeot) и в детских журналах «Olam katon» и «Haneurim». Совместно с Равницким и Бяликом Б. основал издательство «Moria» (см.), в котором редактировал книги для детей; издательством была выпущена образцовая хрестоматия Б. «Ben Ami» и два его очерка для юношества «Jetomim». Вследствие разыгравшихся в 1905 г. политичских событий образцовый хедер закрылся, и Б. уехал в Палестину, где стал преподавателем в яффской школе. Желая создать литературный центр в Палестине, Б. основал в 1907 г. трехмесячник «Haomer», в котором появились его две поэмы «Chason hajamim» (или Bachel) и «Halewiim». — Литературная и педагогическая деятельность Б. тесно переплетаются между собой: и как педагог, и как беллетрист Б. проявляет глубокое понимание детской души, любовь к своеобразному детскому миру с его наивной непосредственностью и безыскусственной поэзией. В мягких грустных тонах Б. описывает, как душно и тесно чуткой душе ребенка в суровой обстановке средней ортодоксальной еврейской семьи с ее безнадежной борьбой за существование и мелочной религиозной обрядностью (повести Nefesch rezuzah, 1902, и Jeme ha-noar, 1904). Редкие минуты радости, выпадающие на долю ребенка еврейского гетто, Б. умеет рисовать в красках, пленяющих читателя сочностью. Наибольшей художественной законченностью отличается его описание похождений мальчика Авремеле (рассказ «Искушения весны», Ахиасаф, 1903), опьяненного блаженным чувством свободы в радостные предпасхальные весенние дни. Даже в рассказах, взятых не из детской жизни, как «Michtab gadol li kataba» (1904), где центральное место занимает свиток Торы, уничтоженный во время погрома, уделяется много места воспоминаниям детства и материнской тоске по утраченным детям. Лучшими страницами поэмы Б. «Рахиль» является описание глубокой скорби несчастной матери, тоскующей по детям, которые рассеяны по всем концам мира, и тщетно молящей ο пощаде и милосердии. Цельность впечатления нарушается лишь тем, что Б., под сильным влиянием Бялика и его поэмы «Огненная хартия», заставляет свою кроткую героиню, после пережитых ужасов «третьего разгрома», преобразиться в апостола мщения. Гневные ноты чужды дарованию Б.

С. Цинберг.7.