ЕЭБЕ/Гинцбург, Илья Яковлевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Гинцбург, Илья Яковлевич
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Гесман — Гок. Источник: т. 6: Гадассий — Данте, стлб. 534—536 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕ


Гинцбург, Илья Яковлевич — скульптор; род. в Вильне в 1860 г.; рано потеряв отца (известного талмудиста-писателя), воспитывался матерью, братьями и дедом, известным благотворителем Гиршем Лапидусом; 11 лет от роду Г. был привезен из Вильны в Петербург Антокольским, который обратил внимание на его талант и решил сам обучать его скульптуре. В Петербурге, живя в среде художников Савицкого, Крамского, Репина и др., Г. встречался с Пыпиным и Стасовым, впоследствии принимавшим близкое участие в его судьбе. В 1878 г. Г. по окончании реального училища в Петербурге поступил в Академию художеств. Получив две серебряные и затем золотую медали за программу «Плач Иеремии», Г. в 1886 г. окончил академию со званием классного художника 1-й степ. и на средства бар. Г. О. Гинцбурга уехал на год за границу для усовершенствования. Вернувшись в Петербург, Г. с тех пор постоянно работает в своей мастерской в академии. — Как художник, Г. обладает большим и разнообразным талантом и является одним из лучших скульпторов в России. Его многочисленные произведения могут быть разделены на три категории: 1) жанр: сцены и группы из детской жизни (35 работ), 2) галерея статуэток-портретов современных ученых, литераторов, художников и др. (40 работ), 3) несколько скульптур на отвлеченные темы, бюсты и памятники. К первой категории относятся: раскрашенная самим Г. головка мальчика в натуральную величину в меховой шапке, снятая с ребенка академического сторожа, Леньки. Маленький мальчик, наклонив голову, с опаской вглядывается в окружающих (см. иллюстрацию): группы матерей с детьми: «Волк идет» — крошечный мальчик, вывернув рубашку, пугает свою мать, а та притворяется испуганной, группа, полная жизни и радости; «Заноза» — мать, наклонившись, вынимает у мальчика из пальца занозу, а тот держит напряженно обе руки с растопыренными пальцами, словно в каждом из них заноза (бронза); эта же тема повторяется в одной из позднейших работ Г.: мальчик-подросток, пересилив боль, сам выжимает кровь из оцарапанной руки; в «Сказке» мать, мечтательно склонившись к девочке, рассказывает сказку, а та, сидя в одной рубашке, вся превратилась в слух (музей Акад. худ.): на «Качелях» качаются на доске деревенские дети — девочка повисла, словно кошка, группа полная оживления; в «Бане» два шалуна обливают друг друга водою (бронза), один, спрятавшись за стенкой с шайкой в руке, поджидает другого. Из отдельных фигур детей выделяются: «Девочка, несущая по ступенькам полную чашку»; «Мальчик в рубашке, нацепляющий на грудь бумажную звезду» (будущий бюрократ); «Мальчик за уроком»; «Мальчик перед купаньем» (бронза — находится в музее Александра III в Петербурге; см. иллюстрацию); «Мальчик-скульптор, показывающий свою первую работу»; «Мальчик, играющий на струне» (бронза; находится в Музее Александра III — см. иллюстрацию). — Далее группы: «Дети после купанья»; «Доктор, выслушивающий больного ребенка» (см. иллюстрацию); «Школьники: Наказанный (в углу)» и «Подсказывает», пользующиеся большим успехом в публике (см. иллюстрацию). В галерею статуэток-портретов вошли следующие главные работы: Толстой, вещь, приобретшая громадную популярность, Рубинштейн у этажерки с нотами, Чайковский за работой, Римский-Корсаков в очень характерной позе (крутящий бороду), Направник, Репин, Верещагин с палитрою перед картиной (Третьяковская галерея), Шишкин, Пастернак, Менделеев в кресле, окруженный книгами, Кондаков, гр. И. И Толстой, барон Г. О. Гинцбург, Антокольский, депутаты Родичев, Муромцев и Милюков, Шаляпин, бывший священник Григорий Петров и многие другие, — Из больших скульптур Гинцбурга особенно выделяются по силе и выразительности бюсты Антокольского и Стасова. — Стоящая во весь рост богатырская фигура Стасова на барельефе его надгробного памятника (в Александро-Невской лавре) и голова умирающего Антокольского на надгробном памятнике в древнееврейском стиле, поставленном в 1909 г. на петербургском еврейском кладбище, являются образцовыми произведениями этого рода скульптуры.

Г. — реалист. Его взоры направлены на землю. Он смотрит на мир здраво-простыми, наивными глазами. Потому-то Г. так любит детей — между душой художника и близким к природе наивным детским миром есть много общего. Всякое резкое отклонение от природы, одно подражание античным грекам, тревожит в нем художественное чувство правды. Вечный идеалист Дон-Кихот изображен им в жалком виде; Г. взял из бессмертной поэмы Сервантеса один из самых трагикомичных моментов — Дон-Кихот на деревянной лошадке, с завязанными глазами и шпагой в руке, несется ввысь воевать с неправдой, а Санчо-Панса, также с повязкой на глазах, цепляется за Дон-Кихота и все-таки падает с его коня. Однако при всем своем реализме многие произведения Г. заключают в себе истинно художественные идеи; напр. все группы матерей с детьми олицетворяют материнскую любовь, статуэтка Стасова — олицетворение мужественного идейного борца; «Голова Антокольского на смертном одре» — одухотворенное лицо мученика (одна из лучших работ Г.) и т. д. — Г. соединяет в себе силу и мягкость исполнения. Он не гонится за эффектами, а стремится всегда к правде и простоте.

Г. занимается также литературой и писал в «Новостях», «Русском слове», «Сыне Отечества» и мног. др. рассказы и критические статьи. Его автобиография напечатана в «Мире Божием» (1880). В 1908 г. вышла книга воспоминаний Г. под общим заглавием «Из моей жизни». Помимо автобиографического интереса, она имеет значение, как страница из истории евреев в России во второй половине 19 века. Г. описывает со свойственной ему наивной простотой, как он ребенком, приехав с Антокольским в Петербург, был окружен на улице (Вознесенском проспекте) толпой уличных мальчишек, которые дразнили его «жидом», как в школе его преследовали ученики и глумились над ним учителя за его еврейство; очень живо описывает сцену выдачи ему паспорта в Гродне, где пристав в участке определял его возраст по наружному виду, как еврея, и т. д. В рассказе «Как и чему меня учили» дана правдивая критика средней школы, а в конце воспоминаний «Как я сделался скульптором» — критика художественного преподавания в Академии. Интересны воспоминания: «Мои маленькие натурщики», «Как я работал в Ясной Поляне», «Стасов у Толстого», «Накануне»; в «Комната № 9» звучит грустная нота об одиночестве; в рассказах «Концерт» и «Обед» художник-ребенок чувствует себя чужим и одиноким в хоромах аристократов. В воспоминаниях Г., как и в его скульптуре, видна тонкая психология искренней и правдивой души. — Г. состоит председателем секции искусств при Обществе народных университетов, членом комитета Общества музея Толстого и Петербургск. литерат. общества. На всемирных выставках Γ. получил золотые медали в Париже и Сан-Лyи и серебряные в Бельгии и др. странах. Работы его — в разных музеях России и за границей. — Ср.: Булгаков, «Наши художники», т. I; Ost und West, 1904, март; Стасов, Сочинения.

Арк. Пресс.8.

Скульптура И. Гинцбурга: Струна (музей императора Александра III в С.-Петербурге).
Скульптура И. Гинцбурга: Ленька.
Скульптура И. Гинцбурга: В воду (музей императора Александра III в С.-Петербурге).
Скульптура И. Гинцбурга: Сказка.
Скульптура И. Гинцбурга: Заноза.
Скульптура И. Гинцбурга: Подсказывает.
Скульптура И. Гинцбурга: Доктор.