ЕЭБЕ/Иудганиты

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Иудганиты
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Иудан — Кан. Источник: т. 9: Иудан — Ладенбург, стлб. 2—3 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Иудганиты יודגאנײם‎ — еврейская религиозная секта, возникшая в Персии в 8 в. и получившая название «Аль-Иудгана», אל יודגאניה‎, דת אליודגנים‎, от имени основателя ее Иудгана, יודגאן‎, или Иегуды из Гамадана, ученика лжепророка Абу-Исы Исфагани (см.). Секта И., являясь продуктом национально-религиозного брожения, вызванного взаимодействием арабской и иранской культур в лице ислама, с одной стороны, и элементами недовольства обрядовым законодательством Талмуда — с другой, положила начало роковой религиозной борьбе, завершившейся распадением единого национального организма на караимов и раббанитов. Национальное самолюбие иранцев долго не могло примириться с подчинением религиозной культуре «презренных нищих», как они называли арабов; эта зависимость была тем более невыносима, что постигшее иранцев поражение разразилось совершенно неожиданно. Ислам стал известен иранцам с самого его возникновения. Богатый воображением и высокоразвитый философский ум иранцев, искони находившихся под влиянием индийской и греческой философии, в значительной степени еще проникнутый философско-социальными идеями Мани и Маздака, отрицательно и пренебрежительно относился к примитивной простоте Библии и Корана. Были в ходу полемические сочинения огнепоклонников против иудаизма и ислама. Многие возражения последних были впоследствии повторяемы евр. сектантами. Все это послужило толчком к появлению в Иране, как и в Ираке, множества сект рационалистического и мистического характера. В этих сектах проявился возродившийся дух персидского народа, хотя национальная основа последних была прикрыта философскими и социальными доктринами, как, напр., требованием наследственного халифата и законной легитимистической династии. Такова была общая картина положения Ирана при халифах Омайядской династии, начиная с Абд-аль-Мелика ибн-Мервана (685) до Езида II (724). Это одухотворенное выражение национальных отличий разных народов, скрещивавшихся в Ираке и Иране, дало толчок к неустанной работе мысли. Самые смелые религиозные воззрения парсийских и буддийских ересей мирно сочетались с мистическим аскетизмом. С другой стороны, аскетизм «зохд» был известен среди евреев Ирана искони под влиянием сочинений, приписываемых ессеям, которые были там широко распространены. Все это создало восприимчивую почву для возникновения секты исавитов, אלעיםוניה‎, אלעיסױה‎, а несколько десятилетий спустя и секты И. Основатель последней, Иудган, наученный трагической участью своего учителя Абу-Исы, не претендовал, подобно последнему, на роль Мессии и освободителя. Он объявил себя лишь пророком, предвестником грядущего Мессии и духовным руководителем евр. народа, почему и присвоил себе название «Аль-Раи» (пастырь). Это, однако, не мешало последователям Иудгана считать его Мессией, который вернет евреям политическую независимость. Иудган распространял своеобразное учение, якобы возвещенное ему, как пророку, высшим Откровением. Он утверждал, что рассказы Св. Писания о действиях и чувствах Бога должны быть понимаемы в высшем аллегорическом смысле. Божество нельзя представлять себе телесным и человекоподобным. Тора, кроме буквального, содержит в себе и скрытый, внутренний смысл. Человек обладает свободной волей, почему и ответствен за свои поступки. Подобно Абу-Исе, Иудган проповедовал строгий аскетизм; его последователи часто постились, не употребляли мяса и вина и придавали большое значение молитве. Он признавал, что заповеди о соблюдении субботы и праздников имели силу лишь при существовании евр. самостоятельности. С падением последней они утратили свою обязательность и остались лишь в виде символического воспоминания. Как известно, это мнение нашло себе впоследствии много приверженцев среди караимов. По словам Иефета бен-Али, караимы также не признавали в диаспоре обязательности ритуальной чистоты, טומאה וטהרה‎, и разрешали употреблять пищу иноверцев. Подобно Абу-Исе, Иудган признавал Иисуса и Магомета истинными пророками. Многочисленные последователи Иудгана настолько твердо верили в него, что после его смерти утверждали, будто он не умер, а снова явится для возвещения нового учения. После смерти Иудгана его ученик Мушка, по словам Шарастани, основал секту Аль-Мушканиа, учившую, что Магомет был лишь пророком для иноверцев, а не для евреев. См. Абу-Иса, Караимы.

— Ср.: Karkasani, Kitab al-Anwar, ed. Harkavy, I, XII; Schahrastani, Kitab al-Milal wal-Nachal, ed. Cureton, 1846, p. 168; I. Hadassi, אשכול הכפר‎, 79; Pinsker, לקוטי קדמוניות‎, Wien, 1860; Jost, Gesch. des Judent. u. seiner Sekten; Fürst, Gesch. d. Karäirthums; Graetz, Gesch., 4 ed., Bd. V; русск. пер. с примечаниями A. Гаркави, СПб., 1883; A. Гаркави, לקורות הכתות נישראל‎, в приложении к 3 т. еврейск. пер. «Истории» Греца, 503; id., «Исторические очерки караимства», в «Восходе», 1896—1898; id., «Известия караима аль-Каркасани», «Зап. Вост. Отд. Археолог. Общества», VIII, 1894; I. Broyde, в Jew. Enc. XII, 624—625; Merx, Ideen u. Grundlinien, 1893; Kremer, Kulturgesch. Streifzüge auf. d. Gebiete d. Islam, 1873; id., Gesch. d. herrschenden Ideen des Islam, 1868.

И. Берлин.4.