ЕЭБЕ/Кантонисты

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Кантонисты
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Иудан — Кан. Источник: т. 9: Иудан — Ладенбург, стлб. 241—244 ( скан ) • Другие источники: ВЭ : МЭСБЕ : ЭСБЕ


Кантонисты — слово французского происхождения; в России означало в эпоху Николая I малолетних, воспитывавшихся для военной службы. Для евреев институт К., в качестве принудительного, был установлен в 1827 году. В указе 26 августа 1827 года о введении впервые для евреев натуральной рекрутской повинности возраст для приема был установлен от 12 лет до 25, причем указывалось, что «евреи малолетние, т. е. до 18 лет, обращаются в заведения, учрежденные для приготовления к военной службе» (§74 устава рек. повин. и воен. службы евреев, 1827 г.), т. е. в общие баталионы и полубаталионы военных К. В эти последние из христиан входила незначительная часть добровольных — дети дворян, чиновников, главным же образом — обязательные К.: дети солдат, цыган, польских мятежников, раскольников и др. Возложив на евреев усиленную рекрутскую повинность сравнительно с общим населением, введя также усиленную расплату рекрутами за податные недоимки и за уклонение отдельных лиц от рекрутчины, правительство разрешило евр. обществам пополнять требуемое число рекрутов малолетними. При установленных в эпоху Николая I внутренних общинных порядках (см. Кагал) это открывало простор для злоупотреблений; имущие и влиятельные элементы евр. населения всецело переложили бремя рекрутчины вообще, а малолетней в особенности, на неимущие классы. Благодаря злоупотреблениям сдавали еврейских детей 8- и даже 7-летних, часто единственных сыновей. С целью оторвать малолетних евр. рекрутов от привычной и родной почвы, их загоняли за тысячи верст от родины, причем часть их сдавали в школы К., часть же отсылали в самые далекие сельские местности. Лишь по достижении 18-летнего возраста им начинали засчитывать общий тогда 25-летний срок военной службы. Правительством был принят ряд мер к увеличению числа евр. К.; в этих целях, напр., был издан в 1837 г. указ об обязательном зачислении детей евреев ссыльнопоселенцев в Сибири в К., а в 1847 г. это было распространено и на детей ссыльнокаторжных; в 1843 г. при возбуждении вопроса о выселении евреев из округов военного поселения Киевск. и Подольск. губ., государь разрешил остаться лишь тем евр. семьям, которые отдадут своих малолетних детей — до 15 лет — в К. Помимо общих суровых условий военного режима в царствование Николая I, тяжесть коих для еврейских детей благодаря чуждой и враждебной им среде усугублялась, институт К. являлся для евреев особенно ужасным еще потому, что им пользовались для обращения евр. детей в христианство. Низшее военное начальство, на котором лежала обязанность обращать евр. К. в христианство, применяло для этого жестокие меры воздействия — наказывали розгами, пропускали сквозь строй и др. Сохранилось много сообщений о том, как истязали упорствующих в своей вере евр. К. — их почти неодетыми оставляли на жестоком морозе, окунали до обмороков и глухоты в воду, наносили раны при стрижке и т. д. (см. «Евр. Стар.», 1909, III). Подобные же истязания приходилось терпеть и тем, которые отданы были для прокормления в поселения на крестьянские работы. Принявшие же христианство освобождались от этого режима, и им предоставлялись значительные льготы по службе; порою они употреблялись для привлечения остальных евр. К. (см., напр., ст. Алексеев Александр). Немногие, выдержав истязания, оставались евреями, значительная часть не выживала и погибала — или на пути к далекому месту назначения, или в военной школе (см., напр., у A. Герцена, Былое и Думы, I, 308). Согласно сообщению Allg. Zeit. d. Jud. (1845, 693), по приказу обер-прокурора св. Синода гр. Протасова, крещеный еврей, проф. Дух. академии Левисон, составил специальный катехизис для подготовки евр. К. к принятию крещения. Ужасы малолетней рекрутчины и злоупотребления общинных заправил еще более усилились с 1853 г., когда правительством были изданы правила о дозволении евр. обществам и частным лицам представлять за своих рекрутов всякого пойманного беспаспортного. Специальные «ловчики», חאפער‎, из евреев буквально охотились за евр. детьми, хватали их ночью в постелях и в качестве «пойманников» сдавали в К. — явление, увенчавшее весь ужас мрачной эпохи рекрутчины. Официальные же органы правительства считали, что «рекрутский набор есть благодеяние для еврейского народа» (см. «Жур. мин. вн. дел», 1846, 14). О том, как гонения на евр. К. приводили к массовому принятию крещения, можно судить по следующим цифрам: в 1843 г. числилось в России крещеных евреев 1874, в 1854 г. число это увеличилось до 4439. Однако многие из обращенных К. продолжали оставаться втайне верными прежней религии, а некоторые позже вновь перешли в еврейство, что повлекло ряд судебных процессов в 70-х и 80-х годах (дело Кацмана в 1871 г., особенно дело Айзенберга в 1880 г., Терентьева в 1881 г. и др.). О числе евр. К. нет точных данных; в одной Москве числилось их в середине 50-х годов 500 (см. M. Dolitzki, Mofet lorabim, 13). Манифестом Александра II 26 авг. 1856 г., с упразднением института К. вообще, был окончательно отменен и прием евр. малолетних рекрутов. — Эпоха К. оставила глубокий и неизгладимый след в памяти народа; об этом свидетельствуют евр. народные песни, из коих почти все, носящие исторический характер, посвящены рекрутчине вообще и особенно малолетней. «Льются по улицам потоки слез, льются потоки детской крови, — поет народная песня, — младенцев отрывают от хедера и одевают в солдатские шинели; наши же общинные заправилы помогают сдавать их в рекруты». «Лучше в землю глубоко быть зарытым, — жалуется в песне еврейских К., — чем носить … меч». Известна также народная легенда, весьма распространенная в 40-х годах, о том, как на военном параде в присутствии Николая I евр. К., которых погнали в воду принять крещение, дабы избежать последнего, утопились. Легенда эта имела основание в обнародованном факте (см. Allg. Zeit. d. Jüd., 1845, 694), что когда однажды 800 К. были погнаны в воду для крещения, двое из них утопились. Этот факт вдохновил немецкого поэта Людвига Виля (см.) на известное стихотворение «Die beiden Matrosen» (в журнале «Westöstliche Schwalben», Мангейм, 1847). Эпоха К., столь богатая трагическими переживаниями, послужила и продолжает доныне служить темой для бытописателей.

Ср.: В. Леванда, «Хронол. сборник etc.»; «Евр. народн. песни в России», под ред. С. Гинзбурга и П. Марека, СПб., 1901; С. Бейлин, «Из рассказов о кантонистах», «Евр. Стар.», 1909; С. Станиславский, «К истории кантонистов» (приведено стихотворение Виля), там же; П. Марек, «К истории евр. в Москве», «Восход», 1893, VI; его же, «Очерки по истории просвещения евр. в России», гл. VΙ; В. Никитин, «Многострадальные», «Отеч. Зап.», 1871, 8—10, также отдельно; Dr. H. Samter, Judentaufen im 19 Jahrhundert, 1906, 40—44 и 72; О судебных процессах К., перешедших обратно в еврейство, см. «День», 1871, 7; «Евр. Библиотека», VIII; «Восх.», 1881, 4. Из беллетрист. произведений: Ис. Б. Левинзон, Di hefker Welt, Варшава, 1896; Иег. Гордон, ha-Azamot ha-Jebeschot; Mendele Mocher Seforim, Dos Winsehfïngeril (также Beemek ha-Bacha); Г. Богров, «Записки еврея», 1874; В. Никитин, «Век пережить — не поле перейти», «Евр. Библ.», IV, также отдельно; Бен-Ами, «Бен Юхид», «Восх.», 1884, 1—2; П. Левенсон, «Заколдованный», «Восх.», 1884, 7; I. L. Lewin, Sichronot we-Rajonot, Sefer ha-jobel, Варшава, 1904; A. Паперна, «Из Николаевской эпохи», «Пережитое», II; I. Steinberg, Bajomim hahem, «Haschiloach», полутом, XV и др.

И. Ч.8.