ЕЭБЕ/Кимхи, Иосиф бен-Исаак

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Кимхи, Иосиф бен-Исаак (Рикам, רי״קם, он же Maistre Petit) — грамматик, экзегет, поэт и переводчик. Род. на юге Испании около 1105 г., умер приблизительно в 1170 г. Вынужденный, вследствие религиозных преследований Омайядов, оставить страну, он поселился в Нарбонне (в Провансе), где, вероятно, и провел остаток своей жизни. Утверждение, будто он был родом из Майнца, не заслуживает никакого доверия. Жил К. в бедности, добывая средства к жизни уроками. Из многих его учеников лишь некоторым удалось сохранить свое имя для потомства. Кроме его сына Моисея, к ученикам его следует причислить р. Иосифа ибн-Забару, р. Менахема бен-Симон из Posquières и р. Соломона бен-Иссака га-Несиа. Сын его Давид, оставшийся по смерти отца малолетним, может также быть включен в их число, так как он был воспитан на произведениях отца своим старшим братом Моиссеем. Авраам ибн-Эзра, посетивший в 1160 г. во время своих путешествий Нарбонну, вероятно, был с ним знаком. В некоторых деталях К. следовал ибн-Эзре; с другой стороны, ибн-Эзра цитирует К. в своих комментариях. Оба ученых работали в одно время и в одном направлении, популяризуя иудео-арабскую науку среди евреев христианской Европы, заимствуя у арабов и переводя их сочинения. Хотя ибн-Эзра и превосходит К. в науке, но последний имеет полное право претендовать на первенство в насаждении иудео-арабской науки на почве христианской Европы. Изложение К. изящно и ясно, расположение материала искусное, обработка сюжета без уклонений в сторону, и вследствие этого сочинение К. более доступно изучению, чем произведения ибн-Эзры, лишенные всех вышеупомянутых достоинств. Другим современником К. был р. Яков бен-Меир, называемый также «р. Там», слывший величайшим авторитетом среди галахистов своего времени. Желая положить конец разногласиям между последователями Менахема бен-Сарук и приверженцами Дунаша бен-Лабрата, р. Там написал книгу, названную им «Гахраот» (примирительные решения), в которой он явился сторонником Менахема. К. не был удовлетворен этими решениями и, считая себя более компетентным разрешить спор двух школ, написал в 1165 г. книгу «Sefer ha-Galui» (םפר הגלױ). Книга распадается на две части; первая трактует о разногласиях между Менахемом и Дунашом, вторая заключает в себе свободную критику словаря первого ученого. В введении к этой книге К. оправдывается в своей смелости выступить открыто против такого признанного в то время авторитета. Веньямин из Кентербюри, ученик р. Тама, написал возражения против «Sefer ha-Galui», вступаясь за честь своего учителя.

В своей грамматике «Sefer Zikkaron» (ספר, זכרון, изд. Bacher’ом, Berlin, 1888) и в «Sefer ha-Galui» (ספר הגלױ, изд. Matthews, ib., 1887) К. в полной зависимости от Хаюджа во всем, что касается трактовки сюжета, только в объяснениях слов он опирается, главным образом, на ибн-Джанаха. В общем, он не оригинален; только в немногих вопросах он идет своей дорогой, и его изыскания имели значение и для будущего времени. Так, например, он первый открыл, что гифил (הפעיל) имеет возвратное и непереходящее значение, и впервые установил номинальные формы для определения восьми классов глаголов и классифицировал гласные в пять долгих и 5 кратких. В своих трудах он часто уделяет внимание языку литургии. В этимологических объяснениях он подыскивает аналогию в Библии, Талмуде, Таргуме и в арабском яз. Из его экзегетических трудов известны: «Сефер га-Тора» — комментарии на Пятикнижие; «Сефер га-Микна» — комментарий к Пророкам — и «Хиббур га-Лекет», неизвестного содержания. В манускрипте сохранился его комментарий к Песне Песней, а комментарий к Притчам издан под именем «Сефер га-Хукка» Б. Дубровым (Breslau, 1868); варианты плохо изданного текста опубликовал Eppenstein в «Zeisch. für. Hebr. Bibl.», V, 143 и сл. Один фрагмент комментария к книге «Иова» опубликовал Шварц в соч. «Tikwat Enosch» (תקות אנוש, Берлин, 1868), а остальные части Eppenstein в «REJ», XXXVII, 86 и сл. Многие экзегетические замечания разбросаны в его трудах по грамматике. Метод его по большей части приближается к «пешат», т. е. к буквальной интерпретации. К. является первым эклектиком в провансальской школе экзегетов. — К. выступал и на поприще поэзии. Его литургические гимны и другие произведения отличаются красотою формы и изяществом языка, но они не могут быть сравнимы с произведениями великих испанских поэтов. Тем не менее, он занимает видное место среди провансальских поэтов. Впоследствии его произведения пользовались успехом и часто цитировались. Кимхи перевел этическое произведение Бахии ибн-Пакуды, «Хобот га-Лебабот», с арабского на еврейский; им же переложен «Мибхар га-Пениним» (מנחר הפנינים) ибн-Гебироля в стихотворную форму, под названием «Schekel ha-Kodesch» (שקל הקדש). От перевода «Chobot ha-Lebabot» сохранился лишь фрагмент, опубликованный Jellinek’ом в издании Бенъякоба (Лейпциг, 1846). «שקל הקדש», за исключением отрывков, изданных в журнале «Цион» и в соч. «דרך טונים» Эдельмана, остался ненапечатанным. В своем переводе К., слишком высоко ценивший изящность выражения, не строго держался оригинала. Но своим переводом он способствовал лучшему пониманию арабских авторов и служит поэтому дополнением к трудам Тиббонидов. Наконец, следует отметить и апологетические труды К. «Sefer ha-Berit» (ספר הנרית), один фрагмент которого был напечатан в «מלחמת חונה» (Константинополь, 1710). Труд этот написан по просьбе одного из его учеников, пожелавшего иметь сборник всех тех сентенций пророков, которые могли бы послужить вспомогательным средством в споре с теми, которые отрицают Тору. Он составлен в виде диалога между правоверным евреем и отщепенцем. Правоверный утверждает, что истинная религия еврейская может быть узнана по нравственному поведению еврея. Все евреи выполняют в своей жизни предписания десяти заповедей. Не отрицая этого, отщепенец, однако, бросает евреям упрек в лихоимстве. На это правоверный отвечает, что порок этот встречается и среди неевреев в равной мере. Книга «Сефер га-Берит» (ספר הנרית) интересна в том смысле, что служит прекрасным отражением нравственного состояния евреев того времени, как и доказательством той свободы, которою евреи тогда пользовались в Провансе не только в выражениях относительно своей собственной религии, но и относительно религии соседей-христиан.

Ср.: Blüth, в Berliner Magazin, XVIII, 1; XIX, 89; Eppenstein, Monatsschrift, XI, 173, XII, 83; R. E. J., XXXVII, 86; HB., V, 143. [По Jew. Enc. VII, 495].

4.