ЕЭБЕ/Лонзано, Менахем бен-Иуда бен-Менахем де

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Лонзано, Менахем бен-Иуда бен-Менахем де
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Лисбон — Ляцково. Источник: т. 10: Ладенбург — Миддот, стлб. 356—358 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Лонзано, Менахем бен-Иуда бен-Менахем де — палестинский масорет, лексикограф и поэт; умер в Иерусалиме в 1608 года. Согласно Иеллинеку, отождествляющему Лонзано (לונזאנו) с Лонгано, морским портом в Мессении, его родиной была Греция; однако можно допустить, что Лонзано — это Лонгано, портовый город в Тоскании, вблизи Ливорно. Осиротев в детстве, Лонзано всю жизнь терпел неудачи, испытывал крайнюю нужду (שתי ידות стр. 81а). Еще молодым он прибыл в Иерусалим, где женился, но вскоре вынужден был уехать в Константинополь, где воспользовался гостеприимством некоего Соломона (טובה תובחת, 140, 148). Там он встретился с Самуилом ди Модена, под руководством которого некоторое время занимался (Konforte, Köre ha-Dorot, 44a). Вернувшись затем в Иерусалим, Л. прожил здесь около сорока лет, а потом вернулся в Италию. Парализованный на обе ноги, лишенный одного глаза, он едва добирался до синагоги, где поражал прихожан своей огромной эрудицией в мидратшитской литературе. Тогда был образован фонд в пользу Л., чтобы дать ему возможность вернуться в Иерусалим (соответствующее воззвание опубликовано Давидом Кауфманом, в JQR., VIII, 525 и сл.). Лонзано умер в окрестностях Иерусалима (ср. ידושלים שבחי, 3а; חיבת ידושלים, 42б; Lunz, Jerusalem. Ι, 115).

Первый труд Л., составленный и напечатанный им еще в молодости, содержит: «רדך חײם» — поэму морального содержания в 315 стихах; «פזמום ובקשות» — гимны и молитвы; «טבודת מקדש» — поэтическое описание ежедневных жертвоприношений в храме (ср. Steinschneider, Cat. Bodl. col., 1728). Большинство своих поэм Л. снабдил комментарием ввиду встречаемых неясных выражений, особенно в местах с каббалист. содержанием, где он употребляет каббал. терминологию. Л. соблюдал метрику в пиутим, приспособляя их к арабским мелодиям, которые, по мнению автора, благодаря их меланхоличности наиболее благоприятствуют возбуждению чувства самопожертвования и покорности (שתי ידות, 65б), а также (ib., 142б) потому, что они торжественнее других мелодий. Хотя раввинскими авторитетами запрещено было употреблять иностранные мелодии для религиозных гимнов, Лонзано не разделял их взгляда. Все же он строго относился к практиковавшемуся тогда обычаю подражать иностранным выражениям и подбирать созвучные им еврейские слова; он торжественно заявляет перед Богом и Израилем, что пользовался иностранными терминами для славы Господа, а не для профанных целей (ib., 122a). С историко-литературной точки зрения весьма ценно место в «שתי ידות» (137б), где Лонзано перечисляет тех пайтаним, которых он предпочитает. Он ценил религиозную поэму: она приободряла его и в то же время могла вызвать у него и плач; она в состоянии сломить высокомерие сердца и наполнить его любовью к Богу (Sachs, Die religiöse Poesie der Juden in Spanien, 257). Хотя в поэмах Л. мало художественной красоты, каббалисты обратили на них внимание, и некоторые из них вошли в состав «מחזוד םפדר» (ср. Landshuth, Amude ha-Abodah, 181). Для первой части своего «שתי ירות» (ירעני) Л. использовал старые рукописи Пятикнижия, собрав ценный материал, не имеющийся в других источниках. Л. обладал редкими рукописями Мидрашим, из которых некоторые не были известны даже авторам Аруха и Ялкута. В собирании такой ценной библиотеки ему помогал один его друг, который обратился письменно к общинам Иерусалима, Алеппо и Дамаска с просьбой высылать ему книги. Лонзано напечатал этот труд, израсходовав свои последние сто дукатов, хотя сознавал, что жестоко поступает по отношению к семье, находившейся в нужде. «Or Torah» переиздавалась несколько раз отдельно (ср. Benjacob, Ozar ha-Sefarim, 28); 2) מעדיך — объяснение иностранных слов, встречающихся в Талмуде, Мидрашим и Зогаре; изложено в алфавитном порядке; — знание арабского и греческого языков оказало ему большую услугу; Л. внес и в лексикографию рационально-научный дух еврейско-арабских филологов, вопреки оппозиции своих современников и не считаясь с авторитетом предшествующих, давно признанных ученых, не исключая и автора Аруха. В новейшее время труд опубликован в лембергском издании Аруха в виде дополнения к нему (1857); 3) «עברת םקדש»; 4) «רדך חײם», переиздавалось многократно (ср. Fürst, Bibl. Jud., II, 256; Zedner, Cat. Hebr. Books Brit. Mus., 528 и 5); «טובה תובחת» — дидактическая поэма, написанная в доме константинопольского патрона Соломона; она представляет в большей своей части заимствование из сборника моральных афоризмов, «חײם םפד תוצאות», Моисея б.-Нетанеля ибн-Соломона. — Вторая часть, «שתי ידות», «יד המלך», представляет сборник древних Мидрашим, из коих некоторые опубликованы впервые, а другие изложены в более полном виде и с исправленным текстом. По недостатку средств Л. напечатал лишь первый отдел: «אגרת בדאשית», а 2) «מרדש אגוד», согласно Бенъякобу, опубликован в 1626 году в Сафеде и Кефар Эн Зетим (אוצד הםפדים, 299), но Штейншнейдер (Cat. Bodl. col., 1778) отрицает это; остальное же сохранилось рукописно; 3) «מםכת רדך אדץ», «אותיות רד׳ װקיבא»; 4) «תנא רבי אליהו» «אבות רד נתן»; 5) «םפד התשלומים» — опущенные части Берешит Рабба и дополнения к Иеламдену, Сифра, Сифре и Танхума. Л. также написал «ערי זהב», глоссы к Лебушим Мордехая Яффе (ср. Азулаи, הגרולים", II, 106); «אמדי אמת» — примечания на каббалу Хаима Виталя; «עומד מן» — комментарий к части Зогара «Идра Зута», опубликован с возражениями р. Нафтали б.-Давида (Амстердам, 1729, и в виленском изд. Зогара Ромма); лексикографический обзор Иерушалми (опубликован С. Бубером в האםיף, II, 320 и сл). Физическая слабость Л. нисколько не повлияла на его боевой характер; он не только энергично защищал свои взгляды, но смело нападал также на своих предшественников и современников. Он возражал против автора «מתנות בהונה», порицал Израиля б.-Моисея Наждару за его выражения в «עולת חורש»; диспутировал с Абрамом Монсоном о каббале Виталя и с Соломоном Норци о масоре, а также с некоторыми другими учеными. В поисках за истиной Л. создал себе массу личных врагов. В одном отношении Л. был сыном своего времени, именно в любви к каббале, с одной стороны, и ненависти к философии с другой. — Сp.: A. L. Frumkin, תולדודת חבמי ידושלים, стр. 163 и сл.; D. Kaufmann, Notes on the life of Menahem di Lonsano, в JQR., VIII, 525; Landshuth, עמודי העבודה, I, 178, 185; Jellinek, Maarich, введение; Delitzsch, Zur Gesch. der jüd. Poesie, 56; Zunz, SP., 357 [J. E., VIII, 179—181].

4.