ЕЭБЕ/Обед-Эдом

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Обед-Эдом
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Неуда — Община. Источник: т. 11: Миддот — Община, стлб. 872—873 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия



Обед-Эдом

םדא דבע (в Септ. ошибочно Άβεδδαρά, также у Иoc. Флавия, Древн., VII, 4, 2: Ώβεδαρος; в слав. Библии по Септ. Аведдара) — известен по рассказу о перенесении ковчега Завета в Иерусалим во время Давида. Согласно этому рассказу, царь Давид, бывший очевидцем внезапной смерти одного из участников перевозки ковчега из Кириат-Иеарим, последовавшей чудесным образом в наказание за то, что тот прикоснулся рукой к святыне, побоялся поместить ковчег у себя и велел перенести его в дом О.-Э. В доме последнего трехмесячное пребывание ковчега не только не принесло несчастья, а, напротив, явилось источником благословения Божия. Тогда Давид перенес ковчег в свой город Сион (II Сам., 6, 6—12; I Хрон., 13, 9—14; 15, 25). В книге II Сам. больше об О.-Э. не сообщается, но в Хрон. дается о нем больше сведений. В одном месте он называется сыном Иедитуна (Иедутуна; I Хрон., 16, 38). Давид назначил его музыкантом и привратником при ковчеге (ib., 15, 18, 21, 24; 16, 5, 38). Перечисляются также 8 сыновей О.-Э. (ib., 26, 4, 5), которые вместе со своими сыновьями в числе 62-х человек служили наряду с Корахитами в качестве привратников (ib., 16, 38; О.-Э. вместе с братьями составляют 68 человек). Что О.-Э. был из рода Корахитов, как думают многие исследователи, из текста (26, 1, 4) не следует. Слово םיחרקל относится только к Мешелемии и его сыновьям, а не к О.-Э. Как сын Иедутуна (= Этана) он принадлежит к роду Мераритов (ср. ib., 25, 1, 6 с 15, 19; 6, 29). О.-Э. охранял южную сторону святилища, а его дети — кладовые (םיפסאה תיב; ib., 26, 15, 17). Он играл на цитре (רונכ) и псалтири (לבנ; 15, 21; 16, 5). Об О.-Э. сообщается еще как о современнике царя Амации, причем он упоминается как заведующий храмовым казначейством (II Хрон., 25, 24); но, по-видимому, здесь речь идет о его потомке или о другой личности. Многие исследователи различают по данным книги Сам. и книги Хрон. три личности по имени О.-Э. во время Давида (кроме современника Амации): одного, в доме которого стоял ковчег; другого — Корахита, третьего — Мерарита. Хроника дает дополнительные сведения об одной и той же личности (ср. Обадия, № 12). Что касается его обозначения в книге II Сам. как уроженца города Гат (יתגה), то некоторые полагают, что под названием Гата следует здесь понимать не известный филистимский город (см. Гат), а город Гат-Риммон, находившийся в уделе Дановом (Иош., 21, 24). Но едва ли это верно. Что у Давида было много сподвижников из филистимского Гата, достоверно известно (ср. II Сам., 18, 2), также вероятно, что инструмент תיתג, на котором левиты-музыканты играли в храме, получил свое название от этого города (см. Гиттит). Кроме того, О.-Э. был, как мы видели раньше, из рода Мерари, а не Кегата, между тем в Гат-Риммоне жили Кегатиты (Иош., 21, 20, 24). Имя О.-Э. толкуется некоторыми критиками как "служитель бога Эдом"; божество по имени םודא встречается на надписях (см. W. M. Müller, Asien u. Europа nаch аltägypt. Denkmälern, 315 и сл.). Агада видит заслуги О.-Э. в том, что во все время пребывания ковчега в его доме он зажигал лампады семисвечника два раза в день, утром и вечером (Bаmid r., IV, 21). Благословение Господне над О.-Э. выразилось в умножении потомства его (ib.; cp. также Берах., 63б).

Ср.: Riehm, НВА, II, 1119 и сл.; Guthe, KBW., 477; Enc. Bibl., III, 3462. [J. E., IX, 370—371].

3.