ЕЭБЕ/Париж

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск

Париж
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Паальцов — Пиперно. Источник: т. 12: Обычай — Проказа, стлб. 290—304 • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕ : OSN 


Париж — столица Франции, на реке Сене, один из крупнейших городов Европы. Евреи здесь жили еще до завоевания Галлии франками. Известно, что некоторые стеснительные по отношению к евреям меры были изданы муниципалитетами Варенна в 465 и Орлеана в 533, 538 и 541 гг.; на основании этого можно предположить, что в то время евреи жили также и в Π., и в других городах средней Галлии. При первых франкских королях одна улица в П., которая вела к королевскому замку, называлась «еврейской» (Rue de la Juiverie), в 582 г. на ней была построена синагога.

Евреи П. в средние века. — До VI в. евреи П. жили в благоприятных условиях. Они пользовались полной религиозной свободой, были в дружбе с христианами; некоторые из них занимали даже официальные должности. Но это изменилось, когда король и дворянство подпали под влияние церкви. При последних Меровингах положение евреев еще более ухудшилось. Лотарь II запретил евреям занимать официальные должности и служить в армии (615). Сын его Дагоберт дал им на выбор крещение или изгнание (629); одни оставили страну, другие подверглись всевозможного рода страданиям.

При новой династии Каролингов (687) положение евреев улучшилось. Карл Великий (768—814), Людовик Благочестивый (814—840) и Карл Лысый (843—877) относились к ним хорошо; евреи пользовались спокойствием и в течение дальнейших 200 лет, а также при первых Капетингах. При Людовике VI и Людовике VII значительно увеличилась еврейская община в П.; евреи тогда жили и в окрестностях П., владея недвижимым имуществом; согласно некоторым данным, им принадлежала большая часть Villejuif. В самом П. они занимали квартал Les Champeaux, несколько мрачных улиц, запиравшихся решетками с обоих концов; здесь жили еврейские сапожники, горшечники, старьевщики и тряпичники; здесь были и две синагоги, одна на Rue de la Juiverie, другая на Rue de la Tacherie, которая раньше также называлась Rue de la Juiverie. Общине принадлежали два кладбища. Благосостояние евреев возбудило зависть и злобу. Тогда же стала распространятся легенда об употреблении евреями христианской крови с ритуальной целью. Наследовавший Людовику VII Филипп-Август (1180—1223), как только вступил на престол, приказал арестовать всех евреев и потребовал от них 15 тысяч серебряных марок. Весной следующего года он их всех изгнал, конфисковал их земли и дома, 4/5 их исков к христианам он аннулировал, а остальное взыскал в свою пользу; синагоги были обращены в церкви; находившуюся в пределах города, на Rue de la Juiverie, он в 1183 г. подарил парижскому архиепископу Морису, который обратил ее в церковь Sainte Madeleine-en-la-Cité (существует поныне). Цеху суконщиков он отдал в аренду за 100 ливров ежегодной платы 24 еврейских дома, находившихся в гетто, Judearia Pannificorum, ныне Rue de la Vieille Draperie. В 1198 г. Филипп, сильно нуждаясь в деньгах, разрешил евреям вернуться во Францию. В П. они реставрировали свою синагогу на Rue de la Tacherie и устроили новую в одном заброшенном форте, близ монастыря St.-Jean-en-Grève. К евреям стали теперь относиться с некоторой терпимостью. Наиболее состоятельных принудили поручиться своим имуществом, что они не оставят королевства в течение известного срока. Одно такое письменное обязательство, относящееся к 1204 г., содержит имена обязавшихся лиц, сумму их ежегодного взноса в королевскую казну, а также и присягу, данную на Торе. В документе, датированном 1209 г., один из этих евреев назван le juif du roi, королевским евреем. По-видимому, в сословном отношении евреи были приписаны к королевскому казначейству, в пользу которого, а не в пользу города, они и платили следуемые налоги. Чтобы получить от евреев больше денег, король разрешил им взимать по кредитным операциям высокий процент, который был, однако, впоследствии ограничен декретом 1218 г. В П. было в это время несколько богатых еврейских семейств. При Людовике VIII (1223—26) для евреев снова настали тяжелые времена. В ноябре 1223 г. король, подстрекаемый духовенством, аннулировал все долги христиан евреям, коих давность превышала 5 лет, освободил христиан от платежа процентов по всем займам и постановил, что векселя, выдаваемые евреям, должны быть засвидетельствованы у королевского судьи. В случае оставления евреем владений своего сеньора, земля, где еврей жил, снова переходила к прежнему господину. Эти репрессии разорили много богатых еврейских семейств. Не проявлял благосклонного отношения к евреям и Людовик IX Святой (1226—70), прилагавший много усилий к обращению их в христианство. Он устроил 25 июня 1240 г. во дворце диспут между ренегатом Николаем Доненом (см.) и четырьмя евреями, среди которых были р. Иехиель из П. и р. Моисей из Куси, после чего был издан указ 3 марта 1241 г. о сожжении талмудических и других еврейских книг. После крестового похода 1254 г. много евреев подверглось суровым преследованиям, а в 1257 г. была конфискована вся их земельная собственность, кроме синагог и кладбищ. Община П. обеднела и была вынуждена обратиться к евреям других городов с просьбой о материальной помощи. В числе многочисленных эмигрантов того времени был р. Иехиель, известный глава школы. Декретом 12 июня 1269 г. Людовик Св. приказал евреям носить отличительные знаки на платье. Филипп III Смелый (1270—1285) не отменил законов своего отца, но лично относился к евреям с некоторой снисходительностью, так что муниципалитет С.-Кентена упрекнул его за то, что он позволяет евреям преследовать судом должников. Он даже разрешил евреям открыть в П. новое кладбище. Невыносимым стало положение евреев при Филиппе Красивом (1285—1314). К тирании со стороны короля присоединились преследования со стороны черни и торговцев. Немало возбуждало вражду и духовенство. В 1290 г. еврей из П., по имени Ионатан, был обвинен в осквернении Св. Даров; его сожгли на костре, дом его был разрушен до основания, и на этом месте была построена часовня, которая еще в 1685 г. имела надпись: «Здесь евреи осквернили Св. Дары». Наконец 22 июля 1306 г. последовал декрет об изгнании всех евреев из Франции, причем король конфисковал их собственность. В декабре 1307 г. он подарил своему кучеру синагогу на Rue de la Tacherie. Много парижских евреев приняли крещение, но те из них, которые не могли скрыть своей принадлежности к иудейству, понесли мученическую смерть. Людовик X (1314—16) призвал евреев обратно; он взял их под свое покровительство и распорядился, что они «должны быть ограждены от нападений, обид, насилия и всех притеснений». Синагоги и кладбища были им возвращены. При Филиппе V Толстом (1316—1322) в 1321 г. всплыло обвинение в отравлении евреями колодцев. Многие евреи П. были сожжены, другие изгнаны, и их имущество, ценой в 150000 ливров, конфисковано. В течение следующего полустолетия евреев не тревожили; во главе общества в П. был в то время р. Маттития Труа (Troyes). В 1360 г. Манессье из Везуля начал ходатайствовать о возвращении во Францию изгнанников. Он поселился в П., и король назначил его сборщиком денежных повинностей с еврейского населения северной Франции; помощником его был Яков Pont-Sainte-Махеnсе (см. Жакоб из Пон-Сен-Максанса), также живший в П. Оба были подчинены непосредственно королю или его генерал-адъютанту, графу д’Этампу. Снисходительное отношение к евреям возбудило вскоре злобу духовенства и конкурентов-христиан. Король Карл VI (1380—1422) вскоре после своего вступления на престол разрешил устроить народное собрание в городском зале для обсуждения вопроса о евреях, и тогда была вынесена резолюция, чтобы «евреи и ростовщики были изгнаны из города». Для черни этого было достаточно, чтобы устроить погром. С криками «Aux juifs!» она ринулась в город; в течение четырех дней она грабила, жгла и убивала, не сдерживаемая никакой властью; детей вырывали из рук матерей и крестили (1380). Гуго Обрио (см.), несмотря на свое сильное желание заступиться за евреев, был бессилен против неистовства толпы. Он добился от короля возвращения детей родителям, и ему удалось также вернуть евреям часть награбленного имущества. Гнев духовенства обрушился за это на смелого заступника евреев. В 1381 г. вспыхнуло восстание так называемых майльотенов (maillotins), и евреи снова сильно пострадали. Наконец, Карл VI, ввиду постоянных и настойчивых требований конкурировавших с евреями торговцев, а также под влиянием католического духовенства, фанатизировавшего все население и даже королевскую семью, изгнал евреев из Франции в 1394 г.; все, что евреи не могли забрать с собой, было конфисковано в пользу казны.

Духовная жизнь евреев П. в средние века. С XI в. П. становится важным центром религиозного и талмудического образования. Рукопись, изображающая древние религиозные обычаи в Вормсе, содержит респонс, адресованный старейшинами Рима старейшинам П. (Луццатто, Бет га-Оцар, I, 57). Никто из последних не назван по имени, но их римские коллеги превозносят их благочестие и ученость; этот респонс относится к началу XII в. Двадцать лет спустя раввины П. приняли участие в съезде, созванном Рашбамом и р. Тамом. Рашбам тогда остался на некоторое время в П. и был дружески принят учеными этого города. В респонсе (Ор Заруа, I, 138в) говорится о р. Маттитии-гаоне, идентичном с р. Маттитией бен-Моисеем, учеником Раши и главой талмудической школы в П.; о р. Иуде бен-Аврааме, пересмотревшем некоторые труды Раши, о р. Иехиеле, сыне р. Маттитии-гаона, и других ученых П. Р. Самуил из П. обратился за советом к р. Таму по вопросу об одном бракоразводном деле; р. Моисей из П., глава парижской общины, около половины XII в. написал комментарий к Библии, по образцу Рашбама. Р. Яков бен-Самсон, живший в первой половине XII в., написал сочинение о еврейском календаре, комментарий к Седер Олам-Рабба, комментарий к Аботу и заметки о молитвеннике. Р. Илия бен-Иуда известен своей полемикой с р. Тамом по вопросу о филактериях; раввинские писатели того времени часто цитировали его взгляды. Хаиим бен-Хананеель га-Коген был один из лучших учеников р. Тама; его тосафоты часто цитировались, и р. Элиезер из Меца был в числе его учеников. Один из наиболее блестящих раввинов Франции в средние века, р. Иуда бен-Исаак, иначе сир Леон из П. (1166—1224), вероятно, внук р. Иуды бен-Иом Тоба из П. и потомок Раши; около 1198 г. он был назначен главой талмудической школы в П., которую в то время посещало множество учеников, между последними был р. Моисей из Куси. Сохранилось большое число его респонсов и решений. Р. Иуда сир Леон скомпилировал большинство тосафот, печатаемых теперь в талмудических изданиях; он же упоминается как комментатор Библии и составитель различных литургических произведений. Первое место среди его учеников занимал р. Иехиель бен-Иосиф, иначе сир Вив. Он был преемником своего учителя в парижской школе (1224). У него было около 300 учеников, между ними р. Исаак из Корбейля (его зять), р. Перец бен-Илия и, вероятно, также немецкий тосафист р. Иуда га-Коген, учитель р. Меира из Ротенбурга. Р. Иехиель пользовался высоким авторитетом и среди христиан; его уважал король Людовик Св. Он выступил с опровержениями против канцлера П., пытавшегося доказать, на основании Библии, будто евреи употребляют христианскую кровь. Р. Иехиелю пришлось также выступить на диспуте 1240 г. Положение парижской общины значительно ухудшилось после этого диспута, и р. Иехиель был вынужден послать делегацию в Палестину, чтобы просить о материальной поддержке для парижской школы. В 1260 г. он сам уехал туда, и тогда школа в П. потеряла свой блеск и в течение долгого периода П. не дала ни одного известного ученого имени. — По возвращении евреев-изгнанников во Францию р. Маттития бен-Иосиф был назначен (1360) главой всех французских общин и освобожден от ношения знака на платье. В это время во всей Франции было всего четыре или пять талмудистов. Р. Маттития учредил новую школу в П. Около 1385 г. р. Иоханан наследовал своему отцу р. Маттитии в должности главного раввина Франции и главы талмудической школы в П. Р. Иоханан вступил в конфликт с одним из бывших учеников своего отца, р. Исаией бен-Абба Mopи (Астрюк из Савойи). Р. Исаия, сам выдающийся раввин, приписывал одному себе право давать ординацию французским раввинам. Считая только себя полноправным первым раввином Франции, он всячески старался подорвать авторитет р. Иоханана; последний просил посредничества «великих раввинов Каталонии» Хасдаи Крескас и Исаака бен-Шешет, которые решили спор в его пользу. Община в П. славилась учеными и в светских науках, особенно в медицине. Между известными еврейскими врачами в П. фигурирует женщина-врач Сарра ла Миресс. По просьбе врачей П. знаменитый французский врач Ланфран (Леон Франко) написал труд «Practica sive Ars Completa Totius Chirurgiae» (П., 1296), переведенный на еврейский язык под заглавием «Хохма Нишлемет би-Мелехет га-Иад».

Евреи в П. от XIV до XVIII в. После изгнания в 1394 г. отдельные евреи случайно и изредка посещали П. В царствование Людовика XI (1461—83) несколько евреев получили разрешение короля поселиться в П. под условием заручиться свидетельством от полиции, которое должно было возобновляться каждые 2 или 3 месяца. Около 1500 г. встречается упоминание о пребывании в П. «новохристианского» семейства Говеи, родом из Португалии. Франциск I (1515—1547) пригласил из Константинополя еврея-врача; он же основал кафедру еврейской науки в Collège de France (1538). Интересен процесс, возбужденный против Кончини (маршала д’Анкр), первого министра Людовика XIII, и его жены Леоноры Галагаи, обвиненных в принадлежности к еврейству. Они будто привезли с собой в П. из Голландии нескольких евреев; кроме тайного исповедования иудейства, они были обвинены в «исполнении еврейского обряда — принесения в жертву петуха по случаю праздника Всепрощения», в пользовании каббалой и другими еврейскими книгами. В их доме были найдены экземпляры махзора, книга, озаглавленная «Хеймук» (Хиннух), амулет, филактерии и проч. («Recueil des charges du procès fait à la Mémoire de Concini», 1617). По-видимому, этот процесс был возбужден против Кончини благодаря интригам его врагов. В 1611 г. королева Мария Медичи пригласила к себе врача Илию Монтальто, согласившегося приехать лишь под условием, что ему и его семье будет гарантирована полная свобода в исполнении обрядов своей религии; Монтальто пользовался высокой репутацией при дворе (см.). Благодаря Монтальто и Кончини евреи жили несколько лет спокойно в П. Со вступлением во власть Людовика XIII (1610—43) положение их ухудшилось. В 1615 г. 23 апреля они были изгнаны. Некто Жан Фонтанье, поочередно кальвинист, монах, адвокат, королевский секретарь, и, наконец, еврей, прилагал все усилия к возвращению евреев во Францию; он был сожжен на площади La Grève. Франсуа Лопец был врачом факультета в П. (1667). Известный типограф и издатель Иосиф Атиас (см.) жил тогда в П. Во время Людовика XIV был известен некто Коген, которого звали «ученым иностранцем» (1662).

Евреи П. в XVIII в. В начале XVIII в. некоторые евреи пользовались покровительством высокопоставленных лиц при дворе. Сильва, сын еврея-врача из Бордо, был назначен в 1724 г. врачом-консультантом при короле Людовике XV; в 1738 г. он получил дворянское звание. Врач Фонсека был в дружбе с Вольтером, графиней Кайлюс и с другими знатными лицами. Из врачей того времени известны также Азеведо, Яков Родриго Перейр и др. Постепенно здесь водворились евреи из Бордо, Авиньона, Голландии, Эльзаса и Лотарингии. Бордосские евреи еще от Генриха II получили грамоту, предоставлявшую им право жительства во всей Франции (см. Бордо); в 1776 г. их право жительства в Париже было вновь подтверждено благодаря хлопотам Якова Родриго Перейра; последний, приобретший славу как учитель глухонемых, жил в П. с 1747 г. Он был близок с министром Неккером, знаменитым ученым Бюффоном, Ж.-Ж. Руссо, Д’Аламбером, Дидро и др.; в 1765 г. был назначен королевским переводчиком. В 1743 г. врач Астрюк был назначен консультантом и занимал эту должность больше 20 лет. Ревель был назначен в 1740 г. судебным оценщиком, Рейналь в 1747 г. королевским секретарем, Исаак Пинто, автор «Apologie pour la nation Juive» (возражение Вольтеру) и памфлета «Le luxe», занимал видное положение в литературном мире. Израиль Бернар де Валабрег занимал должность в королевской библиотеке. В середине XVIII в. было и несколько банкиров (Baur, Woulfe, Halbmeyer). С 1767 по 1777 г. евреи-купцы усиленно добивались допущения их в торговые корпорации, чему противились христиане-купцы. Письмо Валабрега склонило короля в пользу евреев («Lettre on Réflexions d’un Milord à son Correspondant à Paris», Лондон, 1767). В 1767 г. Соломон Перпиньян основал Королевскую Свободную Школу, имевшую целью способствовать развитию искусств в П.; ему даровано было право натурализации. В это время стали селиться в П. немецкие, авиньонские и польские евреи; вскоре они превзошли числом маленькую португальскую общину. Между ними были представители всех видов труда: банкиры, купцы, содержатели гостиниц, швейцары, столяры, музыканты. Некоторые имели коммерческие сношения со двором. Лифман Кальмер (см.), прибывший в П. в 1769 г., получил звание барона Пикиньи. Евреи П. в это время были разделены на три общины, управлявшиеся официальными синдиками. Португальская община имела своим синдиком Якова Родриго Перейра, германская — Лифмана Кальмера, авиньонская — Израиля Салома. Каждая община имела свои молитвенные дома и свои общества взаимопомощи. По декрету 1777 г. все вновь прибывавшие евреи были обязаны в первую же неделю являться к Перейре, сообщить цель прибытия, местопребывание в П. и за три дня уведомить о своем выезде. Временами поднимались голоса в защиту евреев; так, в их пользу высказались журналы «L’Avocat» в 1763 г. и «Le Mercure de France» в 1786 г.; защитниками евреев были Мирабо (см.) и аббат Грегуар (см.); министр Мальзерб (см.) созвал в 1787 г. комиссию из евреев для обсуждения вопроса: какие меры могут быть приняты для улучшения положения их единоплеменников. Многим известным евреям было разрешено натурализоваться, но положение большинства осталось без перемен. [По полицейским данным 1755 г. в П. было 110 евреев, из которых 70 придерживались «немецкого» богослужения; 25 человек были из Меца, 12 из Лотарингии. Немецкие евреи не имели ничего общего с испанско-португальскими. Среди португальских евреев было много крупных торговцев шелком и золотыми и серебряными изделиями; некоторые занимались также импортом колониальных товаров. Среди немецких евреев было много ремесленников.]

Евреи во время революции. — Не успел еще проект комиссии, созванной Мальзербом, пройти через высшие инстанции, как вспыхнула революция, было созвано Национальное собрание. Евреи продолжали быть под тягостным надзором полиции (см. L. Kahn, «Les Juifs de Paris sous Louis XV», 1892). Национальное собрание осудило полицейские облавы на евреев, и они были приостановлены окончательно 30 июня 1789 г.; 26 августа того же года евреи П. передали Национальному собранию петицию «о распространении на них всех тех гражданских прав и привилегий, на которые они имеют право вместе со всеми прочими гражданами и членами французского государства». Евреи приняли участие в политической борьбе. Из 500 евреев, живших в П., четвертая часть служила в национальной гвардии, некоторые проявили активную деятельность в окружных комитетах. 24 декабря 1789 г. собрание постановило отсрочить ответ на еврейскую петицию. Тогда евреи добились сочувствия лидеров городских дистриктов. Муниципальные власти П. с самого начала революции относились к ним как к французским гражданам, и комитет городского совета возбудил ходатайство в их пользу через аббата Мюло (см.). 9-го мая 1791 г. евреи Π. обратились вторично с адресом к Национальному собранию, прося о даровании им гражданских прав. После некоторой проволочки Национальное собрание, наконец, решило в заседании от 27 сентября 1791 г. даровать все права гражданства всем евреям, родившимся и имевшим местожительство во Франции. Евреи стали выдвигаться в общественной жизни. Равель де Терней был командиром 4-го округа Национальной гвардии. В 1792 г. два еврея, по фамилии Берт, были капитанами в национальной гвардии. Перейра был асессором и мировым судьей в округе Bon-Conseil. Число мировых судей из евреев продолжало расти. В 1794 г. Фрей и Саул были членами военного суда. Евреи делали щедрые взносы в государственную казну. Они продали украшения своих синагог, чтобы пожертвовать на дело национальной защиты, вступали в ряды национальной армии, образовывали свободные дружины, становились в ряды милиции, муниципальных отрядов и собраний мира; но характерно, однако, что не было ни одного еврея в комитете общественного спасения или в революционном трибунале. Много евреев пострадало в период господства террора (см. Антуан Луи Исаак Кальмер, Луи и Сара). К концу революции в П. было около 3 тысяч евреев, между ними много выдающихся: Фуртадо, назначенный членом законодательного собрания; Вормс де Ромилли, мэр третьего парижского округа; математик Теркем, адвокат Мишель Бер (см.), член ученых обществ; Вантюр, профессор в школе восточных языков, секретарь Бонапарта; Виван Денон, художник-гравер; математик Энисгейм; поэт Илия Галеви и др. Министр внутренних дел при Наполеоне I утверждал, что из 2543 евреев столицы только четверо известны как ростовщики и что больше 150 парижских евреев служат в армии. Первыми членами парижской консистории были М. де Оливейра, В. Родриг и Вормс де Ромильи, президентом — главный раввин Зелигман Мишель. В 1778 г. была построена синагога на rue Brisemiche, в следующем году на rue Renard St.-Merry; несколько лет позже была построена синагога в бывшем кармелитском монастыре на rue Montmorency (называлась «Carmeliteschuhl») и еще некоторые другие «немецкие» молитвенные дома. Португальские евреи имели свою синагогу на кладбище St.-André-des-Arts. В 1809 г. только последняя синагога и так назыв. «Hutmacher Schuhl» продолжали еще свое существование, остальные закрылись, Вскоре возникла и консисториальная синагога, где до 1822 г. происходили главнейшие торжества и церемонии. Финансовое положение консистории П. было непрочно и затруднительно. Некоторые жаловались на чрезмерное обложение, другие вовсе отказывались от платежей. Консистория была вынуждена прибегнуть к содействию префектуры, которая привлекала к судебной ответственности лиц, уклонявшихся от уплаты сборов.

Внутренний вид синагоги на улице Notre Dame de Nazareth в Париже.

Евреи П. после великой революции. Когда указ 1819 г. возложил на собрание нотаблей обязанность ежегодной проверки бюджета консистории, в П. было семь тысяч евреев, из них 231 нотабль. В 1819 г. консистория П. основала школу для обучения евреев «знанию их религиозных, моральных и гражданских обязанностей». Община приобрела дом под синагогу на Notre Dame de Nazareth (существует поныне). Новая синагога была открыта 5 марта 1822 г. в присутствии высших сановников государства, при большом стечении народа. По смерти Зелигмана Мишеля, главного раввина П. (в 1829 г.), консистория добивалась упразднения этой должности и передачи ее функции президенту центральной консистории Дейцу. Но это ходатайство не было удовлетворено. Маршан Эннери в 1829 г. был назначен главным раввином П. Раввины Зелигман и Зинцгейм произносили проповеди по-древнееврейски, Дейц — по-немецки, Де Колонья, родом итальянец, говорил по-французски. Ни один раввин не мог читать проповедей без согласия консистории, которая предварительно подвергала их своей цензуре. С 1831 г. проповеди читаются исключительно на французском языке. Раввины содержались за счет общины. Парижские евреи стали добиваться уравнения их в этом отношении с христианами, т.е., чтобы раввины получали жалованье от казны, и по закону 8 февраля 1831 г. раввины стали получать жалованье из казначейства. В 40-х годах в общине происходили раздоры по поводу выбора главного раввина для П. Дейц, последний из трех главных раввинов центральной консистории, умер в 1842 г. Его место осталось вакантным до 1846 г., когда оно было предложено Маршану Эннери. Но так как консистория временно назначила на эту должность Шарлевилля, дижонского раввина, то возникла сильная борьба. Маршан Эннери публично протестовал против поведения консистории. Вскоре явился другой претендент, которого поддерживал Кремье, раввин Исидор. Назначенная комиссия высказалась за Шарлевилля. 26-го октября 1847 г. она созвала собрание из видных представителей П., чтобы мотивировать свое решение. В собрании участвовало более 50 человек. Адольф Кремье, глава оппозиции, предложил считать решение комиссии недействительным. Прения приняли ожесточенный характер, и консистория подала в отставку. Кремье был тогда избран президентом; был образован комитет, который должен был подвергнуть обоих кандидатов испытанию в понимании ими прав и обязанностей главного раввина. Шарлевилль отказался явиться перед этой комиссией, и Исидор остался единственным кандидатом. Нотабли разделились на две партии. Исидор был избран главным раввином. Едва община оправилась от последствий этой распри, как вспыхнула февральская революция 1848 г. В учредительном собрании республики Мишель Гудшо и Ашилль Фульд были представителями П. Евреи находились в рядах борцов за свободу, они служили в национальной гвардии и ухаживали за ранеными в устроенном ими скромном госпитале на rue des Trois-Bornes. После закрытия в 1850 г. ветхого здания синагоги на rue de Notre Dame de Nazareth, богослужения временно происходили в частной квартире, но вскоре было решено построить еще одну синагогу для обеих групп евреев, португальской, нуждавшейся в молитвенном здании, и немецкой. Но португальская община построила свою синагогу на улице Ламартин. Консистория высказала порицание португальцам, которые, в свою очередь, протестовали против вмешательства в их дела, и синагога была открыта 4 июня 1851 г. Мысль о слиянии, однако, не замерла, и в 1855 г. был назначен комитет, который в течение нескольких лет усиленно работал для составления такого ритуала, который включал бы в себя все, чем дорожили португальцы. Последние, однако, упорно стояли за сохранение своей автономии. К скромной богадельне на rue des Trois-Bornes вскоре присоединился большой госпиталь Ротшильда (1852). Талмуд-тора была основана в 1853 г., сиротский дом Ротшильда в 1857 г. Теологическая семинария была перенесена из Меца в П. в 1859 г., капитал для устройства родильного приюта стали собирать в 1860 г. Детский приют и техническая школа построены в 1865 г. В парижской общине тогда числилось около 30 тысяч евреев. С назначением Исидора главным раввином Франции, главным раввином П. был назначен Ульманн (1866). Назначенный вторым раввином Цадок Кан (1867) был избран в 1868 г. главным раввином П. Евреи П. принимали видное участие во время франко-прусской войны. Многие из евреев-офицеров особенно отличились, и все они получили знаки отличия за проявленную храбрость при защите Парижа во время его осады. Парижские евреи не жалели средств на помощь пострадавшим воинам. Патриотическое увлечение охватило раввинов и студентов теологической школы, они сопровождали армию, чтобы совершать богослужения. Студенты раввинской семинарии и ученики политехнической школы вступили в действующую армию. Комендант Фанкетти организовал целый батальон. Отряд парижских свободных стрелков имел своим начальником Жюля Аронсона. Многие из них пали при осаде П. Кремье был снова назначен министром юстиции, его генеральным секретарем был Нарсис Левен, которого впоследствии заменил Леонс Леман; Гендле был частным секретарем Жюля Фавра, министра иностранных дел; Эжень Манюэль был генеральным секретарем Жюля Симона, министра народного просвещения, а Камилл Сэ генеральным секретарем министра внутренних дел. Во время коммуны еврейская община П. была дезорганизована: ее общественная деятельность прекратилась, благотворительные учреждения перестали функционировать. По окончании войны евреи с усердием принялись за восстановление понесенных потерь. Иммиграция евреев из Эльзаса и Лотарингии и годы мира, последовавшие за войной, облегчили евреям борьбу с ужасным положением, созданным войной, осадой и коммуной. Еврейское население сильно возросло, воспитательные и благотворительные учреждения соответственно умножились. Открыты были три новые синагоги rue de la Victoire в 1874 г., des Turnelles в 1876 г., Buffault в 1877 г. С 1890 г., И. Дрейфус, бывший главный раввин Бельгии, поныне (1911) состоит главным раввином П. Во время процесса Дрейфуса (см.) в П. почти ежедневно происходили бурные антисемитские манифестации. Истинно республиканское министерство Вальдека-Руссо, устранив префекта П. и приняв ряд других мер против антисемитов, внесло успокоение в жизнь евреев.

Внутренний вид парижской синагоги на улице Victoire.

Воспитательные учреждения: Семинария и талмуд-тора, Société des Etudes Juives; Université Populaire Juive. Начальные школы подведомственны школьному комитету и школьной дамской инспекции. Две школы Густава Ротшильда; школа Люсьена Гирша; Еврейская ремесленная школа; профессиональная школа для девиц (Бишофсгейма); Восточная еврейская нормальная школа; Земледельческая колония Plessis-Piquet.

Благотворительные учреждения: Alliance Israélite Universelle, Благотворительный Комитет, Госпиталь Ротшильда, Убежище для еврейских сирот: Богадельня, Народные кухни, Родильный приют, Институт Моиза Леона, Богадельни для старух, Jischub Eretz Israel, Комитет Иерусалимской школы, Esrath Chitounim, Gemilouth Chessed, Mebasséreth Sion, Общество покровительства еврейским девушкам и др.; существуют многие общества взаимопомощи, среди которых имеются и специально женские.

Главнейшие еврейские журналы: «Archives Israélites», «L’Universe Israélite», «Revue des Etudes Juives».

Важнейшие еврейские библиотеки принадлежат Семинарии и Alliance Israélite Universelle.

Еврейское население П. в 1904 г. состояло из 60000 душ при общем населении в 2536 тыс. См. Франция.

Источники: Léon Kahn, Les Juifs à Paris depuis le VI-e siècle, 1889; idem, Les Juifs à Paris au XVIII siècle, 1894; idem, Les Juifs à Paris pendant la Révolution, 1898; idem, Histoire dès Ecoles Communales et Consistoriales Israélites de Paris; idem, Les Professions Manuelles et les Institutions de Patronage; idem, Les Etablissements de Charité et les Cimetières; idem, Les Sociétés de Secours Mutuels Philantropiques et de Prévoyance; Isaac Ury, Recueil des Lois concernant les Israélites depuis 1850; Gross, G. J.; Martin Bouquet, Recueil des Histoires des Galls et de la France, 23 тт., 1738; Henri Lucien Brun, A la Condition des Juifs en France depuis 1789, 2-е изд., 1910; A. E. Halphen, Recueil des Lois concernant les Israélites depuis 1789, 1851 г. [По J. E., IX, 526—539].

6.

Организация современной общины П. После провозглашения закона 9 декабря 1905 г. об отделении церкви от государства во Франции консистория П. перестала функционировать и заменилась религиозной ассоциацией, представленной 10 членами в центральном органе еврейских ассоциаций Франции — Union Centrale. Парижская ассоциация имеет целью придти на помощь всем служителям религии и за свой счет содержать все находящиеся в П. и близлежащих местах религиозные и богослужебные учреждения. Во главе ассоциации находится административный совет из 20 лиц недуховного звания, избранных членами ассоциации, великого раввина П. и четырех раввинов П. Председателем административного совета ныне (1912) состоит барон Эдмонд Ротшильд. В ассоциацию П. входят следующие еврейские общины: Asnières, Boulogne sur Seine, Elbeuf, Enghien, Fontainebleau, La Ferté sous Jouarre, Le Havre, Orléans, Rouen, St-Denis, St-Mandé, Tours, Versailles. Из них только Руан, Сен-Манде и Версаль имеют своих раввинов. Из благотворительных учреждений, возникших после отделения церкви от государства, отметим Association Zadoc Kahn (1906), оказывающую материальную помощь вдовам ученых, раввинов, писателей.

С. Л.

Типографское дело в П. началось в 1508 г., ограничиваясь вначале почти исключительно библейскими книгами. Еврейская грамматика Тиссара напечатана в типографии Эгидия Гурмона; за ней в 1516 г. появилась еврейская азбука; в 1520 г. напечатано произведение Моисея Кимхи «Mahalach»; в 1534 г. «Tr. de Modo Legendi Ebraice» П. Парадизия. У Гурмона печатались части Библии до 1531 г.; его Библия, целиком и частями печаталась у Цефаллона (1533), Вехели (1534—38), Роберта Стефануса (1539—56) и Ювениуса (1559). В 1559 г. вышла книга «Musar Haskel» Гаи-Гаона у Морелля. После продолжительного перерыва печатание еврейских книг возобновилось в издательской фирме Филиппа д’Аквины с 1620 г. В 1628 г. анонимное произведение, озаглавленное «Keter Torah», содержащее еврейские притчи и речь, напечатано Антоном Витром. Последний напечатал также библейскую полиглотту Le Lау’я (см. Aug. Bernard, Histoire de l’Imprimerie Royale du Louvre, 55). Людовик XIII основал типографию (1640), которая имела и еврейский шрифт; последним вначале мало пользовались. При Наполеоне типограф Сатье напечатал первую еврейскую ритуальную книгу в Париже, а в 1822 г. еврейскую оду главного раввина Авраама де Колонья; его типография перешла к Dondey-Duprey. Жуосты, отец и сын, напечатали «Море» Маймонида в издании Соломона Мунка; E. Durlacher напечатал Махзор в десяти томах (1850—65).

Ср.: Steinschneider und Cassel, Jüdische Typographie, в Encyclop. Эрша и Грубера, секция II, ч. 28, стр. 52; H. Omont, Spécimens de Caractères Hébreux, 1889—90; M. Schwab, Les Incunables Hébreux, П. 1883. [J. E., IX, 539—540]. 6.