Евгений Онегин (опера)/Действие первое

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Евгений Онегин (оперное либретто) — Действие первое
авторы: Пётр Ильич Чайковский (1840—1893) и Константин Степанович Шиловский (1849—1893)
по одноименному роману в стихах А. С. Пушкина.
См. Содержание. Источник: ФЭБ
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Картина первая[править]

Усадьба Лариных - дом и прилегающий к нему сад. Вечереет. Ларина и няня варят варенье. Из дома слышно пенье Татьяны и Ольги.

1. Дуэт и квартет.

ТАТЬЯНА, ОЛЬГА (за сценой).
Слыхали ль вы за рощей глас ночной
Певца любви, певца своей печали?
Когда поля в час утренний молчали,
Свирели звук, унылый и простой,
Слыхали ль вы?

ЛАРИНА (няне).
Они поют и я, бывало,
В давно прошедшие года -
Ты помнишь ли? - и я певала.

ФИЛИПЬЕВНА. Вы были молоды тогда!

ТАТЬЯНА, ОЛЬГА (за сценой).
Вздохнули ль вы, внимая тихий глас
Певца любви, певца своей печали?
Когда в лесах вы юношу видали,
Встречая взор его потухших глаз,
Вздохнули ль вы? Вздохнули ль вы?

ЛАРИНА. Как я любила Ричардсона!

ФИЛИПЬЕВНА. Вы были молоды тогда.

ЛАРИНА.
Не потому, чтобы прочла.
Но в старину княжна Алина,
Моя московская кузина,
Твердила часто мне о нем.

ФИЛИПЬЕВНА. Да, помню, помню.

ЛАРИНА. Ах, Грандисон! Ах, Грандисон!

ФИЛИПЬЕВНА
Да, помню, помню.
В то время был еще жених
Супруг ваш, но вы поневоле
Тогда мечтали о другом,
Который сердцем и умом
Вам нравился гораздо боле!

ЛАРИНА.
Ведь он был славный франт,
Игрок и гвардии сержант!

ФИЛИПЬЕВНА. Давно прошедшие года!

ЛАРИНА. Как я была всегда одета!

ФИЛИПЬЕВНА. Всегда по моде!

ЛАРИНА. Всегда по моде и к лицу!

ФИЛИПЬЕВНА. Всегда по моде и к лицу!

ЛАРИНА. Но вдруг без моего совета...

ФИЛИПЬЕВНА.
Свезли внезапно вас к венцу!
Потом, чтобы рассеять горе...

ЛАРИНА.
Ах, как я плакала сначала,
С супругом чуть не развелась!

ФИЛИПЬЕВНА.
Сюда приехал барин вскоре,
Вы тут хозяйством занялись,
Привыкли - и довольны стали.

ЛАРИНА.
Потом хозяйством занялась,
Привыкла и довольна стала.

ФИЛИПЬЕВНА. И, слава Богу!

ЛАРИНА, ФИЛИПЬЕВНА.
Привычка свыше нам дана,
Замена счастию она.
Да, так-то так!
Привычка свыше нам дана,
Замена счастию она.

ЛАРИНА.
Корсет, альбом, княжну Полину,
Стихов чувствительных тетрадь,
Я все забыла.

ФИЛИПЬЕВНА.
Стали звать,
Акулькой прежнюю Селину
И обновили, наконец...

ЛАРИНА. Ах,

ЛАРИНА, ФИЛИПЬЕВНА.
На вате шлафор и чепец!
Привычка свыше нам дана,
Замена счастию она.
Да, так-то так!
Привычка свыше нам дана,
Замена счастию она.

ЛАРИНА. Но муж, меня любил сердечно...

ФИЛИПЬЕВНА. Да. барин вас любил сердечно,

ЛАРИНА. Во всем мне верил он беспечно.

ФИЛИПЬЕВНА. Во всем вам верил он беспечно.

ЛАРИНА, ФИЛИПЬЕВНА.
Привычка свыше нам дана,
Замена счастию она.


2. Хор и пляска крестьян.

Вдали слышится крестьянская песня.

ЗАПЕВАЛА (за сценой).
Болят мои скоры ноженьки
Со походушки.

КРЕСТЬЯНЕ (за сценой).
Скоры ноженьки со походушки.

ЗАПЕВАЛА.
Болят мои белы рученьки
Со работушки.

КРЕСТЬЯНЕ
Белы рученьки со работушки.
Щемит мое ретивое сердце
Со заботушки.
Не знаю, как быть,
Как любезного забыть!
Болят мои скоры ноженьки...
Со походушки.
Болят мои белы рученьки
Со работушки,
Белы рученьки со работушки.

Входят крестьяне со снопом.

Здравствуй, матушка-барыня!
Здравствуй, наша кормилица!
Вот мы пришли к твоей милости,
Сноп принесли разукрашенный!
С жатвой покончили мы!

ЛАРИНА.
Что ж, и прекрасно! Веселитесь!
Я рада вам. Пропойте что-нибудь повеселей!

КРЕСТЬЯНЕ.
Извольте, матушка, потешим барыню!

Ну, девки, в круг сходитесь!
Ну, что ж вы? становитесь, становитесь!

Молодежь заводит хоровод со снопом, остальные поют. Из дома на балкон выходят Татьяна с книгой в руках и Ольга.

Уж как по мосту-мосточку,
По калиновым досочкам,
Вайну, вайну, вайну, вайну,
По калиновым досочкам,
Тут и шел-прошел детина,
Словно ягода-малина,
Вайну, вайну, вайну, вайну,
Словно ягода-малина.
На плече несет дубинку,
Под полой несет волынку,
Вайну, вайну, вайну, вайну,
Под полой несет волынку,
Под другой несет гудочек.
Догадайся, мил-дружочек,
Вайну, вайну, вайну, вайну,
Догадайся, мил дружочек.
Солнце село, ты не спишь ли!
Либо выйди, либо вышли,
Вайну, вайну, вайну, вайну,
Либо выйди, либо вышли,
Либо Сашу, либо Машу,
Либо душечку-Парашу,
Вайну, вайну, вайну, вайну,
Либо душечку-Парашу,
Либо Сашу, либо Машу,
Либо душечку-Парашу,
Парашенька выходила,
С милым речи говорила:
Вайну, вайну, вайну, вайну,
С милым речи говорила:
"Не бессудь-ка, мой дружочек,
В чем ходила, в том и вышла,
В худенькой во рубашонке,
Во короткой понижонке,
Вайну, вайну, вайну, вайну,
В худенькой во рубашонке,
Во короткой понижонке!
Вайну!


3. Сцена и ария Ольги.

ТАТЬЯНА.
Как я люблю под звуки песен этих
Мечтами уноситься иногда куда-то,
Куда-то далеко.

ОЛЬГА.
Ах, Таня, Таня!
Всегда мечтаешь ты!
А я так не в тебя,
Мне весело, когда я пенье слышу

(Приплясывает.)
"Уж как по мосту-мосточку,
По калиновым досочкам..."
Я не способна к грусти томной
Я не люблю мечтать в тиши,
Иль на балконе, ночью темной,
Вздыхать, вздыхать,
Вздыхать из глубины души.
Зачем вздыхать, когда счастливо
Мои дни юные текут?
Я беззаботна и шаловлива,
Меня ребенком все зовут!
Мне будет жизнь всегда, всегда мила,
И я останусь, как и прежде
Подобно ветреной надежде,
Резва, беспечна, весела.
Я не способна к грусти томной
Я не люблю мечтать в тиши,
Иль на балконе, ночью темной,
Вздыхать, вздыхать,
Вздыхать из глубины души.
Зачем вздыхать, когда счастливо
Мои дни юные текут?
Я беззаботна и шаловлива,
Меня ребенком все зовут!

4. Сцена.

ЛАРИНА.
Ну, ты, моя вострушка,
Веселая и резвая ты пташка!
Я думаю, - плясать сейчас готова.
Не правда ли?

ФИЛИПЬЕВНА (Татьяне).
Танюша! А, Танюша! Что с тобой?
Уж не больна ли ты?
ТАТЬЯНА. Нет, няня, - я здорова.

ЛАРИНА (крестьянам).
Ну, милые, спасибо вам за песни!
Ступайте к флигелю! (Няне.) Филипьевна,
А ты вели им дать вина.
Прощайте, други!

КРЕСТЬЯНЕ. Прощайте, матушка!

Крестьяне уходят. Няня тоже уходит вслед за ними. Татьяна садится на ступеньки террасы и углубляется в книгу.
ОЛЬГА. Мамаша, посмотрите-ка на Таню!

ЛАРИНА.
А что? (Вглядываясь в Татьяну.) И впрямь, мой друг,
Бледна ты очень

ТАТЬЯНА.
Я всегда такая, не тревожьтесь, мама!
Очень интересно то, что я читаю.

ЛАРИНА (смеясь). Так оттого бледна ты?

ТАТЬЯНА.
Да как же, мама! Повесть мук сердечных
Влюбленных двух меня волнует.
Мне так жаль их, бедных!
Ах, как они страдают,
Как они страдают.

ЛАРИНА.
Полно, Таня.
Бывало я, как ты,
Читая книги эти, волновалась.
Все это вымысел. Прошли года,
И я увидела, что в жизни нет героев.
Покойна я.

ОЛЬГА.
Напрасно так покойны!
Смотрите, фартук ваш вы снять забыли!
Ну, как приедет Ленский, что тогда?

Ларина торопливо снимает передник. Ольга смеется. Слышен шум колес подъезжающего экипажа и звон бубенчиков.

ОЛЬГА. Чу! Подъезжает кто-то. Это он!

ЛАРИНА. И в самом деле!

ТАТЬЯНА.(смотря с террасы). Он не один...

ЛАРИНА. Кто б это был?

ФИЛИПЬЕВНА (торопливо входя с казачком).
Сударыня, приехал Ленский барин.
С ним господин Онегин!

ТАТЬЯНА. Ах, скорее убегу!

ЛАРИНА (удерживая ее).
Куда ты, Таня?
Тебя осудят! Батюшки, а чепчик
Мой на боку!

ОЛЬГА (Лариной). Велите же просить!

ЛАРИНА (казачку). Проси, скорей, проси!
Казачок убегает. Все в величайшем волнении приготовляются встретить гостей. Няня охорашивает Татьяну и потом уходит, делая ей знак, чтоб та не боялась.
5. Сцена и квартет
Входят Ленский и Онегин. Ленский подходит к руке Лариной и почтительно кланяется девицам.

ЛЕНСКИЙ.
Mesdames! Я на себя взял смелость
Привесть приятеля. Рекомендую вам
Онегин, мой сосед.

ОНЕГИН (кланяясь). Я очень счастлив!

ЛАРИНА (конфузясь).
Помилуйте, мы рады вам; Присядьте!
Вот дочери мои.

ОНЕГИН. Я очень, очень рад!

ЛАРИНА.
Войдемте в комнаты! Иль, может быть, хотите
На вольном воздухе остаться?
Прошу вас,
Без церемоний будьте, мы соседи,
Так нам чиниться нечего!

ЛЕНСКИЙ.
Прелестно здесь! Люблю я этот сад
Укромный и тенистый!
В нем так уютно!

ЛАРИНА.
Прекрасно! (Дочерям).
Пойду похлопотать я в доме по хозяйству.
А вы гостей займите. Я сейчас.

Онегин подходит к Ленскому и тихо говорит с ним. Татьяна и Ольга в раздумье стоят поодаль.

ОНЕГИН (Ленскому). Скажи, которая Татьяна?

ЛЕНСКИЙ.
Да та, которая грустна
И молчалива, как Светлана!

ОНЕГИН.
Мне очень любопытно знать.
Неужто ты влюблен в меньшую?


ЛЕНСКИЙ. А что?

ОНЕГИН.
Я выбрал бы другую
Когда б я был, как ты, поэт!

ТАТЬЯНА. (про себя).
Я дождалась, открылись очи!
Я знаю, знаю это он!

ОЛЬГА.
Ах, знала, знала я, что появленье
Онегина произведет
На всех большое впечатленье,
И всех соседей развлечет!
Пойдет догадка за догадкой...

ЛЕНСКИЙ. Ах, милый друг,

ОНЕГИН.
В чертах у Ольги жизни нет,
Точь-в-точь в Вандиковой Мадонне.
Кругла, красна лицом она...
Как эта глупая луна,
На этом глупом небосклоне!

ЛЕНСКИЙ.
...волна и камень,
Стихи и проза, лед и пламень,
Не столь различны меж собой...
Как мы взаимной разнотой!

ТАТЬЯНА.
Увы, теперь и дни, и ночи
И жаркий, одинокий сон.
Все, все напомнит образ милый!

ОЛЬГА.
Все станут толковать украдкой
Шутить, судить не без греха!
Пойдет догадка,.. пойдет догадка за догадкой.

ТАТЬЯНА.
Без умолку, волшебной силой,
Все будет мне твердить о нем,
И душу жечь любви огнем.

ОЛЬГА.
Шутить, судить не без греха,
И Тане прочить жениха!

ТАТЬЯНА.
Все будет мне твердить о нем,
И душу жечь любви огнем!

6. Сцена ариозо Ленского.

ЛЕНСКИЙ.
Как счастлив, как счастлив я!
Я снова вижусь с вами!

ОЛЬГА. Вчера мы виделись, мне кажется.
ЛЕНСКИЙ.
О да! Но все ж день целый,
Долгий день прошел в разлуке.
Это вечность!

ОЛЬГА.
Вечность!
Какое слово страшное!

ЛЕНСКИЙ
Быть может...
Но для любви моей оно не страшно!
Ленский и Ольга уходят в глубину сада.
ОНЕГИН. (Татьяне).
Скажите мне, я думаю, бывает вам
Прескучно здесь в глуши,
Хотя прелестной, но далекой?
Не думаю, чтоб много развлечений
Дано вам было.

ТАТЬЯНА. Я читаю много.

ОНЕГИН
Правда,
Дает нам чтенье бездну пищи
Для ума и сердца,
Но не всегда сидеть нам можно с книгой!

ТАТЬЯНА. Мечтаю иногда, бродя по саду.

ОНЕГИН. О чем же вы мечтаете?

ТАТЬЯНА.
Задумчивость моя подруга
от самих колыбельных дней.

ОНЕГИН.
Я вижу, вы мечтательны ужасно,
И я таким когда-то был.

Онегин и Татьяна, продолжая беседовать, удаляются по садовой аллее. Ленский и Ольга возвращаются.

ЛЕНСКИЙ.
Я люблю вас,
Я люблю вас, Ольга,

Как одна безумная душа поэта
Еще любить осуждена.
Всегда, везде одно мечтанье,
Одно привычное желанье,
Одна привычная печаль!
Я отрок был тобой плененный,
Сердечных мук еще не знав,
Я был свидетель умиленный
Твоих младенческих забав.
В тени хранительной дубравы
Я разделял твои забавы.
Я люблю тебя, я люблю тебя,
Как одна душа поэта только любит.
Ты одна в моих мечтаньях,
Ты одно мое желанье,
Ты мне радость и страданье.
Я люблю тебя, я люблю тебя,
И никогда, ничто:
Ни охлаждающая даль,
Ни час разлуки, ни веселья шум
Не отрезвят души,
Согретой девственным любви огнем!

ОЛЬГА..
Под кровом сельской тишины...
Росли с тобою вместе мы...
 
ЛЕНСКИЙ.
Я люблю тебя!..
ОЛЬГА.
И помнишь, прочили венцы
уж в раннем детстве нам отцы.
ЛЕНСКИЙ.Я люблю тебя, люблю тебя!

7.Заключительная сцена
ЛАРИНА. А, вот и вы! Куда же делась Таня?

ФИЛИПЬЕВНА
Должно быть, у пруда гуляет с гостем;
Пойду ее покликать.

ЛАРИНА.
Да скажи-ка ей,
Пора де в комнаты, гостей голодных
Попотчевать чем бог послал! (Няня уходит.)
(Ленскому.) Прошу вас, пожалуйте!

ЛЕНСКИЙ. Мы вслед за вами.
 
Ларина идет в комнаты. За ней, чуть поотстав, уходят Ольга с Ленским. От пруда к дому медленно идут Татьяна и Онегин, за ними поодаль – няня.

ОНЕГИН (Татьяне).
Мой дядя самых честных правил,
Когда не в шутку занемог,
Он уважать себя заставил,
И лучше выдумать не мог,
Его пример другим наука.
(Уже на террасе.)
Но, Боже мой, какая скука
С больным сидеть и день, и ночь,
Не отходя ни шагу прочь!
(Татьяна и Онегин входят в дом.)

ФИЛИПЬЕВНА (про себя).
Моя голубка, склонив головку
И, глазки опустив, идет смирненько,
Стыдлива больно! А и то!
Не приглянулся ли ей барин этот новый?
(Уходит в дом, задумчиво качая головой.)

Картина вторая[править]

Комната Татьяны. Поздний вечер.

8. Антракт и сцена с няней.

ФИЛИПЬЕВНА.
Ну, заболталась я! Пора уж, Таня!
Рано тебя я разбужу к обедне. Засни скорей.

ТАТЬЯНА.
Не спится, няня, здесь так душно!
открой окно и сядь ко мне.

ФИЛИПЬЕВНА. Что, Таня, что с тобой?

ТАТЬЯНА. Мне скучно, поговорим о старине.

ФИЛИПЬЕВНА.
О чем же, Таня? Я, бывало,
Хранила в памяти немало
Старинных былей и небылиц
Про злых духов и про девиц,
А ныне все темно мне стало:
Что знала, то забыла. Да!
Пришла худая череда!
Зашибло!
ТАТЬЯНА
Расскажи мне, няня,
Про ваши старые года:
Была ты влюблена тогда?

ФИЛИПЬЕВНА
И полно, Таня! В наши лета
Мы не слыхали про любовь,
А то покойница свекровь
Меня бы согнала со света!

ТАТЬЯНА. Да как же ты венчалась, няня?

ФИЛИПЬЕВНА.
Так, видно, Бог велел! Мой Ваня
Моложе был меня, мой свет,
А было мне тринадцать лет!
Недели две ходила сваха
К моей родне и, наконец,
Благословил меня отец!
Я горько плакала со страха,
Мне с плачем косу расплели,
И с пеньем в церковь повели,
И вот ввели в семью чужую ...
Да ты не слушаешь меня?

ТАТЬЯНА.
Ах, няня, няня, я страдаю, я тоскую,
Мне тошно, милая моя,
Я плакать, я рыдать готова!

ФИЛИПЬЕВНА.
Дитя мое, ты нездорова.
Господь помилуй и спаси!
Дай окроплю тебя святой водою.
Ты вся горишь.

ТАТЬЯНА.
Я не больна,
Я, ... знаешь няня, ... я ... влюблена ...
Оставь меня, оставь меня, ...
Я влюблена ...

ФИЛИПЬЕВНА. Да как же...

ТАТЬЯНА.
Поди, оставь меня одну!..
Дай, няня мне перо, бумагу,
Да стол придвинь; я скоро лягу.
Прости...

ФИЛИПЬЕВНА.
Покойной ночи Таня! (Уходит.)

9. Сцена письма.

ТАТЬЯНА.
Пускай погибну я, но прежде
я в ослепительной надежде
блаженство темное зову,
я негу жизни узнаю!

Я пью волшебный яд желаний!
меня преследуют мечты!
Везде, везде передо мной
Мой искуситель роковой!
Везде, везде, он предо мною!
(Быстро пишет, но тотчас же рвет написанное)
Нет, все не то! Начну сначала!
Ах, что со мной! я вся горю!
Не знаю, как начать...
(Задумывается, потом снова начинает писать.)
Я к вам пишу, - чего же боле?
Что я могу еще сказать?
Теперь я знаю, в вашей воле
Меня презреньем наказать!
Но вы, к моей несчастной доле
Хоть каплю жалости храня,
Вы не оставите меня.
Сначала я молчать хотела;
Поверьте, моего стыда
Вы не узнали б никогда,
Никогда!.. (Задумывается.)
О да, клялась я сохранить в душе
Признанье в страсти пылкой и безумной!
Увы! не в силах я владеть своей душой!
Пусть будет то, что быть должно со мной!
Ему признаюсь я! Смелей! Он все узнает!
(Продолжает писать.)
Зачем, зачем вы посетили нас?
В глуши забытого селенья
Я б никогда не знала вас,
Не знала б горького мученья.
Души неопытной волненья
Смирив, со временем, (как знать?)
По сердцу я нашла бы друга,
Была бы верная супруга
И добродетельная мать...
Другой! Нет, никому на свете
Не отдала бы сердца я!
То в Вышнем суждено совете,
То воля неба: я твоя!
Вся жизнь моя была залогом
Свиданья верного с тобой;
Я знаю: ты мне послан Богом
До гроба ты хранитель мой.
Ты в сновиденьях мне являлся,
Незримый, ты уж был мне мил,
Твой чудный взгляд меня томил,
В душе твой голос раздавался.
Давно ... нет, это был не сон!
Ты чуть вошел, я вмиг узнала...
Вся обомлела, запылала,
И в мыслях молвила: вот он!
Вот он!
Не правда ль! Я тебя слыхала...
Ты говорил со мной в тиши,
Когда я бедным помогала,
Или молитвой услаждала
Тоску волнуемой души?
И в это самое мгновенье
Не ты ли, милое виденье,
В прозрачной темноте мелькнул,
Приникнув тихо к изголовью?
Не ты ль с отрадой и любовью
Слова надежды мне шепнул?
Кто ты, мой ангел ли хранитель
Или коварный искуситель?
Мои сомненья разреши.
Быть может, это все пустое,
Обман неопытной души,
И суждено совсем иное?..
Но так и быть! Судьбу мою
Отныне я тебе вручаю,
Перед тобою слезы лью,
Твоей защиты умоляю,
Умоляю!
Вообрази: я здесь одна!
Никто меня не понимает!
Рассудок мой изнемогает,
И молча гибнуть я должна!
Я жду тебя,
Я жду тебя! Единим словом
Надежды сердца оживи,
Иль сон тяжелый перерви.
 
Увы, заслуженным укором!
Кончаю, страшно перечесть
Стыдом и страхом замираю,
Но мне порукой ваша честь.
И смело ей себя вверяю!
Восходит солнце. Татьяна открывает окно.

10. Сцена и дуэт

ТАТЬЯНА.
Ах, ночь минула,
Проснулось все и солнышко встает.
Пастух играет... Спокойно все.
А я-то! Я-то?!
(Татьяна задумывается. Входит няня.)

ФИЛИПЬЕВНА
Пора, дитя мое! Вставай!
Да ты, красавица, готова!
О, пташка ранняя моя!
Вечор уж как боялась я...
Ну, слава Богу, ты дитя здорова:
Тоски Ночной и следу нет,
Лицо твое, как маков цвет!

ТАТЬЯНА. Ах, няня, сделай одолженье ...

ФИЛИПЬЕВНА. Изволь, родная, - прикажи!

ТАТЬЯНА.
Не думай... право... подозренье...
Но видишь ... ах, не откажи!

ФИЛИПЬЕВНА. Мой друг, вот Бог тебе порукой!

ТАТЬЯНА. Итак, пошли тихонько внука
С запиской этой к О... к тому ...
К соседу, да вели ему,
Чтоб он не говорил ни слова,
Чтоб он, чтоб он не называл меня.

ФИЛИПЬЕВНА.
Кому же, милая моя?
Я нынче стала бестолкова!
Кругом соседей много есть.
Куда мне их и перечесть?
Кому же, кому же, ты толком говори!

ТАТЬЯНА. Как недогадлива ты, няня!

ФИЛИПЬЕВНА.
Сердечный друг уж я стара!
Стара; тупеет разум, Таня;
А то, бывало, я востра.
Бывало, бывало, мне слово барской воли ...

ТАТЬЯНА.
Ах, няня, няня, до того ли!
Что нужды мне в твоем уме:
Ты видишь, няня, дело о письме...

ФИЛИПЬЕВНА,
Ну, дело, дело, дело!
Не гневайся, душа моя!
Ты знаешь: непонятна я

ТАТЬЯНА. ...К Онегину!

ФИЛИПЬЕВНА. Ну, дело, дело: я поняла!

ТАТЬЯНА.
К Онегину!
С письмом к Онегину
пошли ты внука, няня!

ФИЛИПЬЕВНА
Ну, ну, не гневайся, душа моя!
Ты знаешь, непонятна я!..
Няня берет письмо. Татьяна бледнеет.

ФИЛИПЬЕВНА. Да что ж ты снова побледнела?

ТАТЬЯНА.
Так, няня право ничего!
Пошли же внука своего!
Няня уходит. Татьяна садится к столу и снова погружается в задумчивость.

Картина третья[править]

Уединенный уголок сада при усадьбе Лариных. Дворовые девушки с песнями собирают ягоды.

11. Хор девушек.

ДЕВУШКИ.
Девицы, красавицы,
душеньки, подруженьки!
Разыграйтесь, девицы,
разгуляйтесь, милые!
Затяните песенку,
песенку заветную.
Заманите молодца
к хороводу нашему!
Как заманим молодца,
как завидим издали,
разбежимтесь, милые,
закидаем вишеньем,
вишеньем, малиною
красною смородиной!
Не ходи подслушивать
песенки заветные,
не ходи подсматривать
игры наши девичьи!

Девушки уходят в глубину сада. Вбегает взволнованная Татьяна и в изнеможении падает на скамью.

ТАТЬЯНА.
Здесь он, здесь Евгений!
О Боже! О Боже! Что подумал он!..
Что скажет он?..
Ах, для чего,
Стенанью вняв души больной,
Не совладав сама с собой,
Ему письмо я написала!
Да, сердце мне теперь сказало,

Что насмеется надо мной
Мой соблазнитель роковой!
О, Боже мой! как я несчастна,
Как я жалка!
(Слышен шум шагов. Татьяна прислушивается.)
Шаги... все ближе...
Да, это он, это он!

(Появляется Онегин.)

ОНЕГИН.
Вы мне писали,
Не отпирайтесь. Я прочел
Души доверчивой признанья,
Любви невинной излиянья;
Мне ваша искренность мила!
Она в волненье привела
Давно умолкнувшие чувства.
Но вас хвалить я не хочу;
Я за нее вам отплачу
Признаньем также без искусства.
Примите ж исповедь мою,
Себя на суд вам отдаю!

ТАТЬЯНА.(про себя)
О Боже! Как, обидно и как больно!

ОНЕГИН.
Когда бы жизнь домашним кругом
Я ограничить захотел,
Когда б мне быть отцом, супругом
Приятный жребий повелел,
То верно б, кроме вас одной,
Невесты не искал иной.
Но я не создан для блаженства,
Ему чужда душа моя.
Напрасны ваши совершенства,
Их не достоин вовсе я.
Поверьте, (совесть в том порукой),
Супружество нам будет мукой.
Я сколько ни любил бы вас,
Привыкнув, разлюблю тотчас.
Судите ж вы, какие розы
Нам заготовил Гименей,
И, может быть, на много дней!
Мечтам и годам нет возврата!
Ах, нет возврата;
Не обновлю души моей!
Я вас люблю любовью брата,
Любовью брата,
Иль, может быть, еще нежней!
Иль, может быть еще,
Еще нежней!
Послушайте ж меня без гнева,
Сменит не раз младая дева
Мечтами легкие мечты.

ДЕВУШКИ (за сценой).
Девицы, красавицы, душеньки, подруженьки!
Разыграйтесь, девицы, разгуляйтесь, милые.
ОНЕГИН.
Учитесь властвовать собой; ...
Не всякий вас, как я, поймет.
К беде неопытность ведет!
Онегин подает руку Татьяне и они уходят по направлению к дому. Девушки продолжают петь, постепенно удаляясь.
Как заманим молодца,
как завидим издали,
разбежимтесь, милые,
закидаем вишеньем.
Не ходи подслушивать,
не ходи подсматривать
игры наши девичьи!