Заметки провинциала (Аверченко)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Заметки провинциала
автор Аркадий Тимофеевич Аверченко
Опубл.: 1912. Источник: Аверченко А. Т. Собрание сочинений: В 13 т. Т. 3. Круги по воде. — М.: Изд-во "Дмитрий Сечин", 2012. — az.lib.ru • Дешёвая юмористическая библиотека Сатирикона, Выпуск 39, 1912


I[править]

Когда я приехал в Петербург — у меня на очереди были следующие дела, аккуратно отмеченные в запиской книжке:

Полечиться массажем. Отыскать хорошую массажистку.

Найти экономку для ведения хозяйства у меня в Крыжополе.

Подыскать подходящую натурщицу для позирования в моей картине: «Диана встречает Эндимиона».

Пригласить солидную лектрису для чтения мне по вечерам, по случаю слабости глаз.

II[править]

Я взял газету и быстро отыскал в отделе публикаций все нужные мне профессии:

«Молодая, опытная массажистка. Массирует у себя на дому от 3 до 7 ч. веч.».

«Предлагает заведовать у одинокого экономка. Согласна в отъезд».

«Молодая, хорошего сложения натурщица позирует художникам. От 1 ч. до 9 час».

«Солидная, пожилая дама предлагает быть лектрисой у инт. м. ч.».

III[править]

— Это вы экономка?

Спросил я встретившую меня даму.

— Да. Я, — приветливо улыбнулась она.

— Вы согласны в отъезд?

— О, куда угодно.

— Ваши условия?

— Жалованье в месяц 500 рублей. Ну, конечно, еще пара платьев в месяц и две-три безделушки.

Я помолчал.

— Вы, действительно, экономка?

— Конечно. Ведь вы читали публикацию.

— Знаете что? — сказал я серьезно. — Брать для соблюдения экономии в хозяйстве экономку, стоимостью в тысячу рублей — напоминает мне поступок некоего человека, имевшего состояние в тысячу рублей и купившего на эту тысячу рублей кассу для хранения этой тысячи рублей. Вы понимаете, что он остался при кассе, идеальной хранившей деньги, но без денег, которые бы можно хранить в этой кассе. Прощайте.

IV[править]

Публиковавшаяся «солидная пожилая лектриса», действительно, оказалась солидной пожилой дамой, одетой немного безвкусно, но богато.

— А, это вы! — сказала она, рассматривая меня в лорнет. — Так, так… Вы мне нравитесь.

— Спасибо, — скромно улыбнулся я. — Вы мне тоже нравитесь. Ваши условия?

— Сто рублей в месяц и сотня сигар. Я люблю запах хороших сигар.

— Неужели вы курите сигары?!

— Нет это вы будете курить.

— Да вам-то что до этого — буду я курить или нет?

— А как же! Раз я вам их даю — вы должны курить.

— Признаться… я не понимаю… Почему вы даете? И потом — сто рублей в месяц — это цена неподходящая.

— Как хотите. Больше я не могу платить.

— То есть получать?!

— Платить!!!

— По-лу-чать?!!

— Пла-тить!!!!

— Вы? Мне?

— Я. Вам.

— Вы же будете у меня лектрисой и вы же будете мне платить деньги?

— Ах, ты мой котенок, — сказала она, обнимая дряхлой рукой мою шею. — Ты маленький дурачок… Куда же ты? Ну, ладно — сто двадцать! Убежал… Боже, как нынче дорожают молодые люди!.. Прямо-таки приступу нет!

V[править]

— Очень рад познакомиться, — поклонился я высокой, хорошо сложенной натурщице, в розовом пеньюаре. — Поработаем во славу искусства! Вы мне подойдете…

— Еще бы, — засмеялась она. — Ну, раздевайтесь.

— Я? Раздеваться? Зачем?

У меня было такое изумленное лицо, что она участливо спросила:

— Может, вы не туда попали? Может, вы ошиблись адресом?

— Вероятно, — облегченно вздохнул я. — А, понимаю. Вы массажистка! А я думал, что натурщица. Чуть не попросил вас раздеться.

— Да я и есть натурщица.

— Как?! И вы, натурщица, предлагаете художнику раздеваться?!

— Да, неужели, вы художник?

Она хлопнула себя по бокам, присела на пол и залилась хохотом.

VI[править]

Я сделался осторожным.

— Это вы и есть массажистка?

— Я, я.

— Настоящая массажистка? которая массирует? Не натурщица?

— Конечно, не натурщица. Я массажистка.

Я бешено взревел:

— Вы массажистка? Так зачем же вы раздеваетесь, когда мне нужно раздеваться, мне, нуждающемуся в массаже, а не вам?!

На глазах ее показались слезы.

— Вижу, — печально сказала она. — Понимаю… Просто я вам не нравлюсь.

VII[править]

Я вышел от нее, выбросив свою записную книжку, изорвал газету с публикациями и, купив билет, уехал в Крыжополь.

Уехал… Уехал совсем из этого «города шиворот-навыворот», где экономки разоряют, лектрисы платят слушателям за свое чтение, натурщицы раздевают художников, а массажистки сами раздеваются перед больными.