Из «Очерков Москвы» (Вяземский)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Твердят: ты с Азией Европа…» <Из «Очерков Москвы»>
автор Пётр Андреевич Вяземский (1792—1878)
См. Стихотворения 1858. Опубл.: 1862[1]. Источник: lib.ru
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные



<Из «Очерков Москвы»>


Твердят: ты с Азией Европа,
Славянский и татарский Рим,
И то, что зрелось до потопа,
В тебе ещё и ныне зрим.

В тебе и новый мир, и древний;
В тебе пасут свои стада
Патриархальные деревни
У Патриаршего пруда.[2]

Строенья всех цветов и зодчеств,
10 А надписи на воротах —
Набор таких имён и отчеств,
Что просто зарябит в глазах.

Здесь чудо — барские палаты
С гербом, где вписан знатный род;
15 Вблизи на курьих ножках хаты
И с огурцами огород.

Поэзия с торговлей рядом;
Ворвался Манчестер в Царьград,
Паровики дымятся смрадом, —
20 Рай неги и рабочий ад!

Кузнецкий мост[3] давно без кузниц —
Парижа пёстрый уголок,
Где он вербует русских узниц,
Где он сбирает с них оброк.

25 А тут, посмотришь, — Русь родная
С своею древней простотой,
Не стёртая, не початая,
Как самородок золотой,

Русь в кичке,[4] в красной душегрейке,
30 Она, как будто за сто лет,
Живёт себе на Маросейке,[5]
И до Европы дела нет.

Всё это так — и тем прекрасней!
Разнообразье — красота:
35 Быль жизни с своенравной басней;
Здесь хлам, там свежая мечта.

Здесь личность есть и самобытность,
Кто я, так я, не каждый мы,
Чувств подчинённость или скрытность
40 Не заморозила умы.

Нет обстановки хладно-вялой,
Упряжки общей, общих форм;
Что конь степной, здесь каждый малый
Разнуздан на подножный корм.

45 У каждого свои причуды
И свой аршин с своим коньком,
Свой нрав, свой толк и пересуды
О том, о сём и ни о чём.

Москва! Под оболочкой пёстрой
50 Храни свой самородный быт!
Пусть Грибоедов шуткой острой
Тебя насмешливо язвит,

Ты не смущайся, не меняйся,
Веками вылитая в медь,
55 На Кремль свой гордо опирайся
И, чем была, тем будь и впредь!

Величье есть в твоём упадке,
В рубцах твоих истёртых лат!
Есть прелесть в этом беспорядке
60 Твоих разбросанных палат,

Твоих садов и огородов,
Высоких башен, пустырей,
С железной мачтою заводов
И с колокольнями церквей!

65 Есть прелесть в дружбе хлебосольной
Гостеприимных москвичей,
В их важности самодовольной,
В игре невинных их затей.

Здесь повсеместный и всегдашний
70 Есть русский склад, есть русский дух,
Начать — от Сухаревой башни[6]
И кончить — сплетнями старух.


17 мая 1858


Примечания

Печ. по авториз. копии в наборной рукописи, с авторской правкой. Стихотворение является третьим (и последним) в цикле. Черновой автограф цикла, под загл. «Картины Москвы» и с датой на смежном листе: «Июль 1857» (ГПБ). Авториз. копия в сост. 17 строф, без строф 7—8 и с дополнительным, не вошедшим в основной текст четверостишием; на копии рукою автора дата: «17 мая 1858 г.» и помечено: «Копия послана к Плетнёву через Титова».

  1. Впервые — в сборнике В дороге и дома. Собрание стихотворений князя П. А. Вяземского. — М.: Типография Бахметева, 1862. — С. 49—51..
  2. Патриарший пруд — пруд в Арбатской части Москвы, выкопанный в 1682 г. в усадьбе патриарха (отсюда название).
  3. Кузнецкий мост — московская улица, на которой располагались модные французские магазины.
  4. Русь в кичке. К этому ст. в наборной рукописи имеется сноска Вяземского: «Так ли?» Кичка (кика) — женский крестьянский головной убор.
  5. Маросейка (Малороссейка) — московская улица (ныне Богдана Хмельницкого), названная по Малороссийскому подворью, располагавшемуся в этой части Москвы (XVII в.).
  6. Сухарева башня — башня на Садовом кольце (не сохранилась); была построена в 1695 г. и названа в честь полка Л. Н. Сухарева, оставшегося верным Петру I во время стрелецкой смуты.


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние.
Произведение написано автором, умершим более семидесяти лет назад, и опубликовано прижизненно, либо посмертно, но с момента публикации также прошло более семидесяти лет.