Перейти к содержанию

Из писем читателей H. A. Островскому (Островский)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Из писем читателей H. A. Островскому
автор Николай Алексеевич Островский
Опубл.: 1936. Источник: az.lib.ru

ПРОМЕТЕЙ. 6

Из писем читателей H. A. Островскому[править]

Имя Николая Алексеевича Островского встало в первые ряды молодой советской литературы вместе с публикацией первой части его романа «Как закалялась сталь», который печатался в журнале «Молодая гвардия» с апреля 1932 года.

После того как вышли в свет обе части романа «Как закалялась сталь» в октябре 1934 года, поток писем со всех концов страны в адрес Николая Островского стал особенно интенсивным. Только за 1935 год им было получено около 6000 писем. Ему писали комсомольцы и школьники, рабочие и колхозники, целые коллективы фабрик, заводов, воинских частей, народных театров. Эти письма, полные любви и восхищения, единодушно говорили о том, насколько своевременной и необходимой была эта книга.

В ЦГАЛИ СССР можно найти множество писем, адресованных Николаю Алексеевичу Островскому. Несколько отрывков из них публикуются ниже.

Публикация подготовлена И. Бармаш.

Из письма Н. А. Островскому от М. Марголина[править]

Дорогой друг Николай Алексеевич!

Так и не удалось попасть к тебе в Москве, хоть я всячески стремился к этому. Нам следовало бы лично ближе познакомиться. Надеюсь, что когда-нибудь это мы осуществим. Ведь мы (хоть и в разных масштабах) прошли одинаковую школу боевой революционной молодости, комсомольской работы и борьбы с охвостьями контрреволюции и троцкизма. Оба мы пережили отчаянное состояние инвалидности, безнадежные попытки леченья и моральный гнет сознанья никчемности и ненужности своего существования. И каждый своим путем вышел победителем в трудной борьбе, прочно стал на ноги и завоевал себе право быть активистом Партии и общества.

В 1924 году сквозное пулевое ранение в голову повредило зрительные нервы, и я совершенно потерял зрение.

Но военную работу не бросил, переключился на вневойсковую. Три года был военоргом Замоскворецкого райкома комсомола. Работал в Осоавиахиме на выборных и штатных должностях.

Ко мне привыкли настолько, что инвалидность уже не служила препятствием даже для таких заданий, как командирование в Среднюю Азию для обследования работы Туркменского осоавиахима.

Больше всего меня интересовала и интересует военная техника. Эту область, хоть и самую трудную без зрения, я выбрал своей специальностью и теперь работаю оружейником-конструктором (на автоматических системах), получаю задания от НКО и бесконечно рад, что приношу пользу именно на этом участке. Много трудностей преодолел, много их еще впереди, но энергии и настойчивости тоже, черт возьми, достаточно.

Ты сам понимаешь, как на меня подействовала твоя книга. Самого бездушного человека она проймет, а меня, пережившего так много, она просто потрясла. Читаешь многое в ней как бы про себя. Главное — то, что в результате она дает мощную зарядку и так подхлестывает, что трудности кажутся мелочами и хочется горы двигать.

Очень хочется знать, какими способами ты работаешь. Мне приходится пользоваться чтецом (ежедневно по три часа). Успеваю читать техническую, политическую литературу и беллетристику. В работе вместо чертежа делаю схематическую модель и скульптурные эскизы из пластилина. Приходится также заниматься «литературным трудом» для наших журналов и газет.

Нагрузки за последние годы были все время — парторгом и по работе с молодежью.

Много помогает мне жена, Тоня Рязанева, она служит в Наркомземе, и главная ее помощь, которая особенно важна для меня, это бодрость, дружеская поддержка и серьезное, сознательное отношение к моим работам. Она просит передать тебе привет…

Июнь 1936 года, г. Москва.
ЦГАЛИ СССР, ф. 363, оп. 1, ед. хо. 130, лл. 226-227.

Из письма Н. А. Островскому от И. Я. Плосского[править]

…В наш район прибыл один экземпляр Вашей книги, но пока я добрался до районного центра, то за этой книгой оказалась большая очередь, и я записался уже 158-м.

Ждать очереди у меня не хватило терпения, и я начал подымать «бузу» в райкоме комсомола. Но это мало помогло.

Наконец приятная новость! Райком комсомола получил пять экземпляров] Вашей книги. И только тогда я смог удовлетворить свое желание.

Секретарь РК выручил!

Я позавчера прочитал Вашу книгу и два дня нахожусь под сильным впечатлением прочитанного.

Я много читал и читаю, но не помню ни одной книги, которая могла бы произвести на меня такое сильное впечатление. Помню, в детстве мать мне рассказывала одну страшную сказку и вселила в мою душу страх. Я долго помнил эту сказку, но прошли мятежные годы детства, канул в бездну детский страх перед необъяснимым, а теперь мне это кажется немного глуповатым. Когда прочитал Вашу книгу, не страх почувствовал я, нет. Я почувствовал бодрость, жажду к жизни, уверенность в силе. Кроме всего этого, она, эта Ваша увлекательная книга о комсомоле, исчерпывающе дала мне ответы на ряд вопросов, о которых я так много думал, особенно последнее время. Не знаю, после чего я вообразил себя уже стариком в комсомоле. Вся работа комсомола для меня стала как бы пройденным этапом. Мне скучно уже было, и у меня рождалась глупая мысль оставить комсомол. Говорить в райкоме на эту тему не хотелось, могли ведь не понять и сделать «строгие оргвыводы». На мой взгляд, заслуга Вашей книги в том, что она открывает глаза таким преждевременно состарившимся комсомольцам и снова возвращает им молодость, бодрость и возбуждает новый, более сильный интерес к комсомольской работе.

Каждый молодой человек, прочитавший Вашу книгу, получает зарядку в работе, в борьбе и в жизни. Передо мной встала вся история моего комсомола, передо мной стоит образ героя-комсомольца Корчагина — Островского. Я его полюбил так, как еще не любил никого из героев прочитанных книг. Я его понимаю всей душой. Я его люблю. Он мой идеал. Я хочу быть таким, как он. В нем я узнал много характерных черт и переживаний…

Не хочу попадать в роль литературного критика, по-моему, они уже сказали свое слово по поводу Вашей книги. Хочу сказать так, по-комсомольски, что Вы, товарищ Николай, первый комсомольский писатель, которого мы так долго ждали. О комсомоле писали много, но мало это было похоже на настоящий, живой комсомол.

Разве только Сашка Жаров, и то мне его лирика не особенно нравится, а последнее время он что-то вообще замолчал.

По-моему, чтобы писать о комсомоле, нужно быть самому комсомольцем, нужно жить комсомолом! Желаю Вам долго еще жить и написать много таких хороших книг о комсомоле, как Ваша первая книга.

Вы меня извините, что я Вам пишу такое длинное письмо, но все чувства не передашь в письме. Я хотел бы с Вами лично видеться и подробно поговорить. Я имею возможность в этом году быть на Кавказе, и если Вы разрешите, то я заеду к Вам в Сочи со своим товарищем (директор школы, тоже комсомолец). Но просил бы Вас соблюдать одно условие — если наш визит не отнимет у Вас время и не оторвет Вас от такой ценной работы.

И еще у меня есть к Вам одна просьба (соблюдая также наше прежнее условие). Я и вся наша комсомольская организация желает с Вами иметь переписку. Не сочтите за большой труд, а для нас это будет большая радость, напишите нам, как Ваше здоровье и над какой вещью Вы работаете. Если сможем быть хоть чем-нибудь полезны Вам, то для меня и для всей нашей организации будет большое счастье.

С комсомольским приветом

Н. Плоский

4/VI—36 г.

Мой адрес (до 20 июня 1936 г.):

Крым, Лариндорфский район, дер. Акчора, средняя школа, учителю Плосскому Николаю Яковлевичу.

(после 20-го июня с. г.)

Крым, Симферопольский р-н, Мамут-Султан, дер. Джалман, Плосскои Ирине Дмитриевне для Плосского Николая Яковлевича.

ЦГАЛИ СССР, ф. 363, оп. 1, ед. хр. 131, лл. 14—16 об.

Письмо Н. А. Островскому от комсомольского коллектива Магнитогорского театра рабочей молодежи[править]

Дорогой товарищ Островский! Пишу Вам по поручению художественного руководства и комсомольского коллектива театра рабочей молодежи из далекого Магнитогорска. У подножия горы Магнитной, в молодом городе растет культурный цех Магнитки — театр молодежи, руководимый большевиками и комсомолией Магнитогорска и творчески выращиваемый Московским Малым академическим театром. Весной 1937 г. мы будем праздновать первое пятилетие своей творческой жизни, а это в условиях крупнейшей стройки Урала дело трудное и редкое, ибо пять лет нашей жизни — это пять лет целеустремленной борьбы, преодоления трудностей, борьбы за сплоченный и здоровый коллектив. Представители Малого театра неустанно растят нас, недавно отошедших с конструкций и монтажа стройки, бывших слесарей, прокатчиков и фабзайцев Магнитогорского завода. Мы имеем большую поддержку в лице т. Хитарова, руководителя магнитогорских большевиков, и крепко верим, что создадим театр, достойный черной жемчужины Советского Союза — Магнитогорского комбината. В коллективе театра работают бывшие беспризорники, воры и хулиганы, умелое воспитание счистило с них ненужный шлак и развило большие способности и таланты. Летом успешно провели мы вторую гастрольную поездку по Уралу. Ставили пьесы А. Н. Островского: «Грозу» и «Бедность не порок», Гоголя «Женитьбу», Киршона «Чудесный сплав», Левина «Родину», Амоглобели «Хорошую жизнь». Мы хотим подробнее познакомить Вас, дорогой герой, с нашей жизнью. К весне думаем выпустить книжонку о том, как чудесно растет творчество в молодом городе Магнитке, как по-новому создаются советские театры, и мы эту книжку пришлем Вам.

Дорогой т. Островский! Центральной линией в нашем репертуаре является показ истории молодого человека в различных эпохах и условиях. Сейчас мы работаем над трагедией Шиллера «Коварство и любовь», затем будем ставить «Бесприданницу» Островского и весной — в дни пятилетия — пьесу о герое нашего времени.

Но такой полноценной пьесы у нас еще нет. Мы имеем сведения о том, что Ваш роман «Как закалялась сталь» кем-то уже, с Вашего разрешения, инсценирован для театра. Мы влюблены в эту книгу, равной по силе правды второй такой книги нет, мечтой нашей является желание показать жизнь Корчагина на сцене передовикам Магнитки, стахановцам и молодым металлургам. Мы очень Вас просим, дорогой товарищ Островский, ответить нам, где мы можем найти эту пьесу. Вы ведь, наверное, имеете несколько таких просьб от театров, но мы просим услышать голос Магнитогорского комсомольского театра и выслать нам эту пьесу. Если драматургу, который переделал этот роман, нужно наше официальное письмо, то мы ему отдельно напишем. Будем с нетерпением ждать от Вас хотя несколько строчек ответа. Помогите нам, т. Островский, хорошо провести юбилей театра. Мы даем Вам слово, что работать над пьесой будем много, упорно и добьемся хороших результатов. Ждем Вашего письма.

Желаем Вам здоровья, полнокровного творческого подъема, ибо Ваша работа — это слава всей нашей Советской страны и литературы. Ждем выпуска в свет «Рожденные бурей». Привет Вам и Вашим друзьям от Магнитогорского театра молодежи.

По поручению коллектива инспектор труппы Владимир Толкачев

11/Х 1936 г.

ЦГАЛИ СССР, ф. 363, оп. 1, ед. хр. 131, лл. 169, 169 об.