История Петра I (Пушкин)/1704

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск

История Петра I — 1704
автор Александр Сергеевич Пушкин (1799-1837)
См. Оглавление. Источник: А. С. Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах. Т. 8, М.: Государственное издательство художественной литературы, 1962. С. 7 — 362


1704[править]

Султан Ахмет III, с извещением о своем восшествии на престол, через посла своего жаловался Петру на построение крепостей: Троицка, Каменного Затона, Таганрога etc., как на нарушение договора. Петр в феврале давал послу публичную аудиенцию, но ответ обещал отдать после.

В прошлом (1703) году Петр из-за Волги перевел к Азову калмыков, отдав им выгодные земли для кочевья. Донские казаки стали их обижать, отгоняя у них скот. Мунко-Темир-тайша и брат его Черкес-тайша откочевали за Волгу. Азовский губернатор Толстой послал им грамоты, выговаривая им за непослушания. Письмо калмыка любопытно (см. Голиков. Ч. II — 126).

Казаки задержали калмыцкого гонца и заключили его в оковы.

Петр обещал разобрать все дело — неизвестно, чем оно кончилось. Прибыли к Азову другие тайши, их одарили деньгами, парчою, камкою etc. (Из Воронежского архива.)

Из Москвы Петр отправился в Олонец и 19 марта прибыл в Петербург.

В начале мая привез он в Кроншлот артиллерию и сам ее расставил. Против оной на Котлине поставил батареи и укрепления. Скоро все было окончено, и Петр повелел Шереметеву идти со псковским корпусом под Карелу.

Шведы умножили в Дерпте войско. Виц-адмирал Лошер вывел в Чудское озеро 13 фрегатов (98 пушек). Россияне не имели на том озере военных судов. Шереметев послал генерал-майора фон Вердена с частию пехоты, повелевая ему при взломании льда эскадру из устья Амовжи не выпускать. Фон Верден посадил войско свое на простые лодки и у города Кастерека напал на эскадру. Три часа продолжалось сражение. Все фрегаты были полонены, кроме адмиралтейской, которую Лошер сам взорвал на воздух (взято пушек 98 (?) и 140 офицеров и матросов).

20 мая Петр пожаловал Романа Брюса обер-комендантом С.-Петербургской крепости и с генералом князем Репниным, с полками гвардии и с Ингерманландским (Меншиковским?) отправился было под Карелу.

Но у Шлиссельбурга получил он <от> окольничего Петра Апраксина известие, что вице-адмирал де Пруа (?) с флотом пришел к устью Наровы — и атаковал его, с намерением, отбив его, ввезти в Нарву провиант, куда сухим путем от Ревеля идет и генерал-майор Шлиппенбах.

Петр обратился к Нарве, повелел войску из Шлиссельбурга и Петербурга идти туда же. Шереметеву (25 мая) подтвердил взять Дерпт и, когда Шлиппенбах минует город, напасть на него с тыла.

Войска собрались под Нарвою — 30 мая; ждали из Петербурга артиллерии. Нарва знала о приближении Шлиппенбаха (в чем через перехваченное письмо Петр был известен). Государь на ревельской дороге выставил два конных полка в синих мундирах и со шведскими знаменами. Кн. Репнин и Меншиков их притворно атаковали; мнимые шведы дали лозунг осажденным, на что им тем же было ответствовано. Меншиков и Репнин начали отступать. Из города вышло войско на помощь своим. Тут они увидели хитрость. Подполковник Маркварт взят был в полон; несколько сот их убито, 4 офицера и 41 унтер-офицер и рядовых взяты в плен. Остальные бежали. Полковник Рен ударил на них из засады с драгунами и с пехотой — и гнал их до контрэскарпы — за что был произведен в генерал-майоры.

Осада Нарвы поручена фельдмаршалу-лейтенанту Огильвию, 60-летнему шотландцу, вступившему тогда в нашу службу. В начале осады прибило бурею к устью Наровы два галиота с провиантом. 2 офицера и 70 человек солдат и матросов взяты были тут же на них.

Петр съездил в Петербург, осмотрел работы и возвратился под Нарву.

Шереметев осаждал Дерпт. Петр послал ему 7 повелений с наставлениями, заключая одно из них сими словами: «Коли так не учинишь, не изволь на меня пенять». — 3 июня прибыл он сам к Дерпту, недовольный медлительностию осады, переменил план оной, и 12-го июня, в присутствии государя, солдаты, прорубя палисад, взяли равелин, взяли пять пушек и, обратя оные к городу, разбили ворота и после девяти часов жестокого сражения вошли в город. Комендант сдался на условия, гарнизон отпущен без знамен и без ружей, но после Петр офицерам возвратил шпаги, а трети солдат ружья. Петр въехал торжественно в город, подтвердил жителям их права, освободив на (?) лет от повинностей etc. Пушек взято 132, великое число снарядов etc. На приступе мы потеряли одного полковника, 16 офицеров и до 300 унтер-офицеров и рядовых, да 400 ранено, у неприятеля побито до 2000 — до 3000 вышло (Голиков. Ч. II — 134).

Петр, отпраздновав победу, на шведских фрегатах, со шведскими знаменами и штандартами — Чудским озером возвратился под Нарву.

Артиллерия была привезена. Петр в воинском совете положил сделать пролом с Ивангородской стороны в бастионе, именуемом Виктория. В тот же час построены батареи и кетели. Прибывшему из-под Дерпта фон Вердену повелено по ту сторону Нарвы вести шанцы. Шереметев прибыл потом с пленными шведами и с дерптским комендантом Шките. Он стал у тех шанцев выше Нарвы. 30 июля, после молебствия, началась канонада в тот бастион и бомбардирование города — произвели пожары; лаборатория с треском была взорвана. В 9 дней сделан был в бастионе широкий пролом. С другой стороны бастион Гонор был обрушен и засыпал собою ров. Для мортир прибавлены новые кетели; два фланка были бомбами разорены; из 70 пушек оставалась одна.

В сей крайности Петр предложил через дерптского коменданта Шките о сдаче города на условие; и от Огильвия послано к Горну письмо. Но Горн не захотел и видеть дерптского коменданта, а на письмо обещал отвечать на другой день с тем, чтоб пальба меж тем была унята. Петр отвечал, что он ведает положение города и не сумневается в том, что его возьмет, что предложение о сдаче сделал из человеколюбия, что комендант волен дать ответ, когда ему будет угодно, но что прежде того пальба не перестанет, чтоб русские не могли подумать, что унятием действия дается ему время исправить разоренное. — Между тем апроши доведены были до самого городского рва, через контрэскарп против пролома и обрушенного бастиона.

Ответ Горна, пришедший на другой день, был гордый и обидный отказ. Петр повелел его прочесть перед войском. Озлобленные солдаты требовали, чтоб их вели на приступ. Военный совет определил быть приступу.

8 августа приступные лестницы тайно принесены в апроши. Все гренадеры посланы туда с повелением при начале приступа метать гранаты на бастионы. Против Виктории сделана новая батарея. — 9-го армия вся выступила из лагеря к апрошам. В ров с лестницами, по повелению Петра, посланы солдаты, бывшие в бегах и заслужившие казнь. Им приказано ставить их к обрушенному бастиону, по данному знаку лестницы были поставлены, и солдаты под начальством генерал-поручика Шенбека и генерал-майоров Чамберса и Шарфа полезли со всех сторон на стены. Осажденные открыли огонь, взорвали подкоп и осыпали русских бочками, бревнами и каменьями. Русские не хладели, и в три четверти часа со всех сторон взошли на стены и погнали шведов до самого старого города, куда Горн скрылся вместе с ними. Он запер ворота и в знак сдачи повелел ударить в барабаны. Но рассвирепевшие солдаты ничего не слышали; Горн сам кулаками бил в барабан. Солдаты наши лезли на стену и кололи шведских барабанщиков. Другие устремились за бегущими до самых Ивангородских ворот и менее нежели в два часа овладели всеми около него укреплениями. В Нарве поднялся грабеж. Солдаты били по улицам всех, кто им ни попадался, не слушая начальников, повелевающих пощаду. Петр кинулся между ими с обнаженной шпагою и заколол двух ослушников. Потом, сев на коня, обскакал нарвские улицы, грозно повелевая прекратить убийства и грабеж, расставил повсюду караулы (особенно по церквам и лучшим домам) и прибыл к ратуше, наполненной трепещущими гражданами. Петр, между ими увидев и Горна, в жару своем дал ему пощечину, и сказал с гневом: «Не ты ли всему виноват? не имея никакой надежды на помочь, никакого средства к спасению города, не мог ты давно уже выставить белого флага?» — Потом, показывая шпагу, обагренную кровью, «смотри, — продолжал он, — эта кровь не шведская, а русская. Я своих заколол, чтобы <удержать> бешенство, до которого ты довел моих солдат своим упрямством».

До 15 августа Петр трудился о установлении порядка в городе и о безопасности жителей. В сей день Петр принес благодарственный молебен при троекратной пушечной пальбе. 16-го сдался и Иван-город. Петр дозволил гарнизону выйти без знамен и барабанов. Часть их провожена сухим путем, вторая морем в Ревель. Третья — в Выборг.

В Нарве взято пушек, мортир и гаубиц 425, фальконетов и дробовиков 82, ружей 11 200 etc. (2 000 000 пуль (?)).

В плен взято: генерал-майор Горн, 5 полковников, 4 подполковника, 5 майоров, 97 обер-офицеров, 125 артиллерийских офицеров и служителей, 1600 <солдат> (коих в начале осады было 4555).

В Иван-городе пушек взято 95, мортир и дробовиков 33 etc.

Наших побито: 1 полковник, 1 подполковник, 1 майор, 6 обер-офицеров; унтер-офицеров и рядовых 350, ранено: 6 штаб-офицеров, 26 обер-офицеров, унтер-офицеров и рядовых 1406.


Шлиппенбах, шедший к Нарве, разбит был генерал-майором Реном: из 2800 его конницы спаслося 400. Полковник, несколько офицеров и две пушки взяты (во время Нарвской осады).

Меншиков в то же время послан был из-под Нарвы в Польшу для ободрения стороны, доброжелательствующей Августу, также и для осмотрения войск, отправленных из Киева, под начальством Паткуля, в помочь Августу. Меншиков ободрил начальников Сендомирской конфедерации, обещав им помощь Петра, и возвратился под Нарву. Он был пожалован губернатором нарвским. На взятие сего города выбиты были две медали и розданы чиновным людям, бывшим при осаде.

Карл XII скрежетал, но не хотел оставить Польши, не свергнув прежде короля Августа. Он самовластно правил в Польше; примас, многие из знатных и лютеране были на его стороне. Он несколько раз побеждал саксонское войско, артиллерию и контрибуцию пересылал в Швецию и содержал на счет Польши свои войска. В 1703, июня 19, король на сейме, в присутствии хитрого примаса, усиленный представлениями Петра, установил все по-своему. Но собрание варшавское (1704, февраля 14), где первенствовал примас, заключило низложить Августа. Карл предложил в короли Якова Собиеского. В том же месяце краковское собрание уничтожило положения варшавского (состоявшего из 10 сенаторов и из депутатов двух воеводств: Великопольского и Мазовецкого), члены оного объявлены бунтовщиками. Составилась особая, Сендомирская конфедерация, в пользу Августа. Петр ободрил ее через письмо. Яков Собиеский схвачен был саксонцами и увезен ими в Лейпциг. Большая часть коронной армии присоединилась также к Августу. Карл повелел Рейншильду и Левенгаупту предавать все в Польше огню и мечу и принудил малую Польшу и шляхетство литовское пристать к конфедерации, противной Августу. Поляки просили мира. Карл (14 апреля) повелел им избрать нового короля, обещая вывести войско свое etc. 2 мая примас обнародовал междуцарствие и для избрания короля назначил быть собранию в Варшаве к 19 июня. Август протестовал. Сендомирская конфедерация усилилась. Она объявила примаса, епископа познанского и маршала варшавского изменниками; прочим дала 14 дней сроку одуматься. Варшавский сейм был не согласен. Примас желал избрать Любомирского или кого из французских принцев. Но Карл назначил неожиданно Станислава Лещинского и приближил войска к Варшаве. Поляки испугались и 12 июля избран Станислав 30-ю или 40 шляхтичами, и то одной Великопольской провинции. Сендомирская конфедерация осталась во всей своей силе. Петр ободрял ее через Меншикова. 28 июля они протестовали против избрания Станислава, объявив участников в оном врагами отечества.

Август и Речь Посполитая прислали к Петру уполномоченным послом Дзялинского. Вслед прибыл и полный гетман литовский Огинский и стражник Заранок с просьбой о помощи. Петр 19 августа заключил с Августом четвертый трактат, обязавшись дать ему еще 12 000 на своем иждивении. Речь Посполитая обещалась к будущему 1705 <году> выставить 21 800 конницы и 26 200 пехоты во все продолжение войны. В случае вытеснения шведов из Польши войско должно было быть перенесено внутрь Швеции, и тогда до конца войны Петр ежегодно обязывался давать по 200 000 р. — По заключению уже договора Дзялинский успел выпросить у Петра еще 12 000 войска (пехоты и конницы). Репнин с оным и отправился в Польшу. Если верить венецианскому историку, Август сам приезжал в Нарву, и Петр обещал ему по завоевании Лифляндии отдать Речи Посполитой те города, кои некогда принадлежали Польше; наши летописцы о том молчат.

Петр того 19 августа со всеми своими генералами отправился в Дерпт. Оттуда, отпустив их обратно в Нарву, поехал один во Псков, Новгород, Ладогу (повелев переселить в нее жителей из Старой Ладоги и учредя в ней пристань для товаров, идущих в Петербург водой и сухим путем), оттоле на Олонецкую верфь. Там нашел шесть фрегатов и девять шнав, почти уже готовых, спустил их при себе, заложил новый корабль и 1-го октября с сими фрегатами и шнавами отправился в Петербург.

Тут заложил он адмиралтейскую верфь и крепость (?).

(Анекдот о якорном мастере и его подмастерье, которого Петр велел высечь за неблагодарность).

12-го ноября Петр прибыл в Нарву, куда из Петербурга приехал и турецкий посол для прощальной аудиенции. Петр дал ему грамоту к султану; на требования его ответствовано послу, что государь на своей земле волен, как султан на своей; что крепости около Азова и флот строятся не вопреки договора и что подробное объяснение обо всем подаст министр наш Толстой. Султан не возражал, и в тот же год воспоследовало разграничение земель.

Комиссары при сем были: азовский губернатор Толстой и Хасян-паша, положено быть границей от Азова 10 часов (50 верст).

Петр недоволен был за что-то братом адмирала Апраксина и писал о том сему последнему (Голиков. Ч. II — 156).

Отряженный от князя Репнина полковник Флюк, соединясь с гетманом Вишневецким, напал на Сапегу, разбил конницу, несколько сот пехоты и шесть пушек взял.

При выезде своем из Нарвы в Москву Петр повелел генерал-майору от артиллерии Якову Брюсу в Нарве и в Петербурге прибавить военных снарядов (7000 трехпудовых и 700 девятипудовых бомб, а артиллеристов умножить 600 человек).

Петр в Вышнем Волочке остановился, осмотрел реки Тверцу и Мсту и определил соединить их, а тем и Балтийское с Каспийским, открыл таким образом Индии путь в Петербург. Он тут же повелел начать работу и сделал все нужные учреждения.

14 декабря имел он торжественный въезд в Москву — было семь триумфальных ворот (из коих одни сооружены Меншиковым, пожалованным тогда же в генерал-поручики). Ведены были генерал-майор Горн и 159 офицеров, несено 40 знамен и 14 морских флагов, везено 80 пушек. При одних воротах митрополит Стефан Яворский говорил речь, при других — ректор Заиконоспасской Академии с учителями и с учениками. Знатнейшие люди всех сословий поздравляли государя. Народ смотрел с изумлением и любопытством на пленных шведов, на их оружие, влекомое с презрением, на торжествующих своих соотечественников и начинал мириться с нововведениями.

Тогда же изданы географические карты, в коих Петр предозначил будущие границы России («Ежемесячные сочинения», 1761 г. Ч. II — 429).

Указы 1704 (57)[править]

Повелено воеводам с понятыми переписать перевозы, рыбные ловли etc. для точного узнания доходов.

Подтверждается ненаказание смертью (люди были нужны).

Приказано стольнику Синявину покупать на казну по 300 пудов ревеню в Сибири (ревень — монополия).

О постройке бань в Новгороде и Пскове — и о отдаче оных в оброк. (Петр почитал бани лекарством; учредив все врачебные распоряжения для войска, он ничего такого не сделал для народа, говоря: «с них довольно и бани») (Медик Соншес, стр. 46).

Устав о банном сборе, 13 статей.

С бань брать оброк с бояр, окольничих, думных <людей> и гостей — три рубля; со стольников и со всяких служилых, с помещиков и вотчинников, с церковных причетников etc. по одному р.; с крестьян, казаков и стрельцов по 15 коп. в год.

О ведении рыбных ловель в Семеновском приказе.

О пошлинах с пчелиных заводов etc.

О пошлинах со свадеб, с венечных памятей etc.

О строении в Кремле и в Китае-гроде каменного строения по улицам и переулкам, а не посреди дворов — деревянные продать.

О пошлинах с крепостей.

О мельничном сборе (в Семеновском приказе).

Устав о том 18 статей.

(NB брать четвертую долю доходов в казну.) Хлеба не молоть без помолных денег etc.

О оброке на рыбные ловли.

Устав о рыбной ловле, 41 статья. (Рыбная ловля в ведении Ингерманландской канцелярии) (отселе ненависть казаков к Меншикову.)

Обоброчить вновь рыбные ловли по 10 денег с рубля.

Пруды помещичьи — свободны.

Устав о постоялых дворах, 16 статей (четвертую долю найма в казну).

Все стоялые дома брать в казну, заплатя хозяевам что стоят.

О объявлении о беглых без утаения под смертною казнию.

Повелено быть промыслу моржовому и иных морских зверей и салу их в компании г-на Меншикова. NB.

О пошлине с отпускных писем.

NB. Распущенных стрельцов и их детей собрать вновь и в службу годных послать в Смоленск.

Подтверждение о немецком платье.

О невывозе иностранного табаку.

Льгота ямщикам.

NB. Об особых канцеляриях для сборов конских, рыбных, мельничных, банных, медовых и с постоялых дворов.

О даче проезжих грамот отъезжающим иноземцам.

О казенщиках, с ясачною казною посланных — не давать им кормовых денег etc.

Примечания[править]