И мытьем, и катаньем (Красиков)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

И мытьем, и катаньем
автор Пётр Ананьевич Красиков
Источник: Пётр Ананьевич Красиков. Избранные атеистические произведения. — Москва: Мысль, 1970. — С. 201—208. • Статья была опубликована в № 95 газеты «Рабочая Москва» от 3 июня 1922 г.; • В 1923 году сочинение было издано как статья в книге: Пётр Ананьевич Красиков. На церковном фронте. (1918—1923). — Москва: Юрид. изд-во Наркомюста, 1923. — С. 229—236..



Если бога в действительности нет,
то его необходимо выдумать.

Лозунг всех эксплуататоров



К. Маркс высказал мысль, что человечество тогда из­бавится от религиозных предрассудков, когда совершит­ся социалистическая революция, т. е. тогда, когда об­щество трудящихся людей серьезно и на деле за свой собственный риск и страх займется устройством рая на земле и не будет иметь никакой надобности устрем­лять свой взор в пустое небо в поисках этого рая. Отсюда вытекает, что отделение церкви от государства само по себе вовсе не влечет за собой непременного уничтожения или даже ослабления силы религиозной идеологии и практического ее влияния через религиоз­ные организации и корпорации. Напротив, действитель­ность показывает, что при буржуазном строе (в силу многих причин) отделение церкви от государства спо­собствует сохранению влияния религии в самой ценной для буржуазии плоскости. Лишь в социалистической республике отделение церкви от государства необходи­мо должно превратиться в устранение из жизни людей всякой религии.

Северо-Американские Штаты наиболее полно из всех буржуазных стран проводили до сих пор принцип от­деления церкви от государства, и это нисколько не ме­шает тому, что Америка после Англии, пожалуй, самая религиозная страна в мире. В развитом буржуазном строе для эксплуататоров неважно сохранять ту или иную исторически сложившуюся церковную организа­цию, приуроченную к какой-либо определенной форме культа, обряда, нет; для капитализма важно лишь то, чтобы трудящиеся и эксплуатируемые массы были как можно далеки от убеждения в необходимости созна­тельно и планомерно, силами самих трудящихся, сверг­нуть иго капитала и планомерно и сознательно сорга­низовать бесклассовое общество, общественное свое производство и распределение. Фикция провидения, бо­га, божества, якобы управляющего буржуазным миром и судьбой каждого рабочего и крестьянина, по своим не­ведомым никому хотениям в высшей степени необходи­ма капиталистам, чтобы замаскировать ею законы ка­питалистической эксплуатации, по коим на самом деле и происходит эта эксплуатация одних классов другими.

В Америке, где обстоятельства сложились так, что никакая церковная организация не стояла поперек гор­ла капитализму, напротив, где первоначальное населе­ние состояло из значительного числа граждан, ушедших из своих родин именно в силу своих протестантских, диссидентских убеждений, своего разрыва с господство­вавшей церковью, буржуа зорче, чем где-нибудь заботится о том, чтобы самая сущность религии, т. е. идея рабства человечества перед неведомым произволом, ве­ра в индивидуальную зависимость каждого от высшего надзора небесного хозяина, незыблемо сохранилась в мозгу каждого эксплуатируемого капиталистическим механизмом гражданина.

Капиталу в Америке не нужна какая-нибудь кон­кретная историческая церковь, которая в Европе всегда и везде сохраняла, в сущности, отпечаток господства старых, отживающих классов. Вся эта демократическая республика зато является одним огромным храмом, где верховный бог — это безликий всемогущий капитал, а все культы и секты, коих в Америке легион, суть лишь индивидуальные способы выражения покорности незыб­лемым законам и преданности незыблемым законам и велениям этого единого капиталистического рока или бога.

И вот потому-то все религии пользуются таким ува­жением американской буржуазии и потому же самым ужасным ругательством в С.-Американских Штатах яв­ляется слово «безбожник».

И для нас не покажется нисколько удивительным известие, недавно обошедшее газеты всего мира, что в Северной Америке, в штате Кентукки, сторонниками баптизма, евангелизма и т. п. ханжескими сектами имеет шансы быть проведенным закон о запрещении в школах и других учебных заведениях преподавания и распространения учений Дарвина и вообще теории эво­люции, а также атеизма; так что всякий преподающий или распространяющий современную науку, поскольку она колеблет старые библейские сказки, в благочести­вом штате К. будет подвергаться по этому закону штра­фу в 5000 долларов или тюремному заключению до од­ного года или тому и другому наказанию вместе[1]. Учебное заведение, допустившее такое «святотатство», подлежит закрытию и оштрафованию. Как видите, ужас перед коммунизмом и атеизмом заставляет пренебречь американскую буржуазию даже дорогими для нее инте­ресами свиноводства, птицеводства и т. п., связанными с эволюционной теорией прикладными методами науки, и разыграть из себя самых настоящих свиней под ду­бом, лишь бы предотвратить опасность сомнений в умах своей молодежи во всемогуществе законов капитала и всеобщей подачи голосов (а опасность такая надви­гается).

Зато миллионные фонды гг. Карнегги, Рокфеллеров, Вильсонов с истинно американской последовательностью в достижении поставленных целей ассигнуются на всевозможные виды религиозной пропаганды, агитации, гипнотизации народных масс и не менее щедро, чем на покупку голосов на выборах.

Но умные янки всегда смотрят в корень. При угрозе мировой революции недостаточно оболванивать своих сограждан-американцев. Все их усилия пойдут прахом, если пример Советской России покажет воочию трудя­щимся всего мира, что может сделать рабочий, когда вместо Библии возьмет власть в свои руки и устроит свою жизнь, овладев настоящей наукой и распростив­шись со старыми сказками и дикарскими представле­ниями о человеке и способах устройства своей индиви­дуальной души на небе, которыми стараются его убаю­кать эксплуататоры всего мира.

Американские миллиардеры, а за ними (и не без субсидий с их стороны) контрреволюция всего мира по­ставили себе целью «всерьез и надолго» повести христи­анско-миссионерскую в духе Библии и Евангелия и вся­ческого непротивленчества работу на всем пространстве нашей «варварской» республики, столь непочтительно поступившей со всеми правящими классами, царями, князьями, помещиками, монахами, архиереями, патри­архами и митрополитами.

И вот принялись за работу со всех границ сразу, находя сильную поддержку и тесную духовную и мате­риальную связь с уже имеющимися внутри нашей рес­публики миссионерами, в виде т. н. благовестников, евангелистов, баптистов, толстовцев и всякого рода и толка непротивленцев и ханжей, всех сознательных своих агентов, союзников и помощников на пути контр­революции, а также и тех, кто по темноте своей не ве­дают еще, что творят. Прежде всего наши военноплен­ные за границей подверглись по возможности тщатель­ной миссионерской обработке. Как трогательно видеть усердную работу шпиков и агентов Антанты, потеющих над переводом и распространением среди наших воинов на русском языке бесчисленных книг, листовой, бро­шюр, где на каждой строчке фигурирует любовь, мило­сердие, Христос, во человецех благоволение, «покаяние отверзи мне двери», страшный суд, трубы архангелов, знамения экстренного пришествия царя небесного для суда над грешниками (конечно, над коммунистами, ате­истами и отобравшими помещичью и церковную землю крестьянами). Имеющаяся предо мною литература по­ражает своим количеством, разнообразием, а иногда и ловким исполнением, а также роскошью изданий. Вид­но, что денег и гонораров не жалели!

Предприятие по евангелизации и крещению Руси по­ставлено по-капиталистически солидно. Через все гра­ницы, а вероятно, и попросту контрабандно стремится проникнуть в республику эта «литература», с помощью которой (и с помощью соответствующего пропагандист­ского аппарата) американские и европейские бандиты намерены охристианизировать, как каких-нибудь готтентотов, русских крестьян (больше всего, конечно, рас­чет на крестьянство). Русская белогвардейская эмигра­ция радостно приветствует благое начинание ловких янки. Она и сама по себе мобилизовала все контррево­люционные силы русской церкви, объявив крестовый поход против Советской России для восстановления царя, но на украденные ими и увезенные ризы с икон и церковные драгоценности, захваченные при бегстве за границу, и скудные субсидии французского капита­ла много не сделаешь, поэтому помощь Рокфеллеров, Вильсонов и т. п. миллионеров-евангелизаторов в выс­шей степени кстати. Вся белогвардейская эмиграция теперь представляет одну сплошную духовную семина­рию. Марков изучает Апокалипсис, Врангель переводит Фому Кемпийского («О подражании Христу») на укра­инский язык, Милюков и Струве занялись, говорят, по­пулярным изложением четьи минеи. Даже меньше­вики и те засели за написание на основании послед­них изысканий, произведенных англичанами в Палести­не, биографии Иуды Искариота, причем личность Иуды (говорят, этим заняты Мартов и Либер) представляется ими в совершенно новом свете: оказывается, что не кто иной, как именно Иуда, есть истинный спаситель чело­вечества, ибо, как говорят, аргументирует Мартов, не предай он Христа за 30 долларов, то бишь за 30 среб­реников, никакого спасения рода человеческого не по­лучилось бы.

В белогвардейской газетке, издаваемой в Гельсинг­форсе под знаменательным названием «Пробуждение», в № 3 неким «свободным христианином» А. Добрыни­ным и каким-то Кохом описывается, как усердно тру­дятся бывшие русские графы и князья на ниве еванге­лизации. Вот что пишет евангелист Добрынин.

«Граф Пален, приехавший из Германии в Финлян­дию, предложил слово в «Постоянном русском евангельском Собрании» (Финский класс, лицей). Автор этих строк ощущал благословение (!) через (!) сердеч­ное слово о спасении этого испытанного евангелиста, несущего русскому народу Христа спасающего (не в образе ли Врангеля или Юденича?— П. К.)...

Граф Пален рассказал о дивных проявлениях ми­лости и заботы господней в Русском библейском институте в Германии, в котором он состоит од­ним из лекторов: «Вера и молитва творят еще и сего­дня чудеса. Дело проповеди Евангелия русским в Германии идет вперед»».

Как видите, русские военнопленные заново обраща­ются графами Паленами в христианство. До Палена они, по убеждению заграничных белогвардейцев, нахо­дились в состоянии кафров или бушменов времен Ли­вингстона.

Далее сообщение еще интереснее: «Г-н Палеолог, б. французский посол в Петрограде (какие имена-то!), проповедовал о спасительном перевороте в России под влиянием христианского миссионерства»... и, нако­нец, сенсационное сообщение: «Для Библии и духов­ной литературы ворота в Россию открыты разре­шением, полученным председателем Всероссийского Союза Евангельских христиан И. С. Прохановым, на ввоз в Россию этой дивной пищи для русской души. Заграница спешит с помощью: идут вагоны, готовятся поезда такого ценного для России груза... Русские евангельские проповедники из Аме­рики в Россию, из страны наибольшего скопления русских, едут». Комментарии, кажется, излиш­ни. Они-то, белогвардейцы, понимают вещи тонко: ре­лигия для них старое, испытанное орудие порабощения и контрреволюционного развращения народа, но кре­стьянам нашим, несмотря на прелести нэпа, надо креп­ко задуматься над вопросом, почему это такие как-будто безобидные вещи, как-будто не имеющие отношения к политике, как библейская история, а главное, рабская евангельская мораль и религиозное мировоззрение во­обще, так рьяно и ретиво капиталисты и белогвардейцы всего мира стремятся проповедовать, не жалея ни сил, ни миллионов в блокируемой ими России. Ответ прост и трудящемуся русскому человеку должен быть ясен, ибо он в течение пяти лет на опыте контрреволюции, во всех ее видах и формах, в том числе контрреволю­ции под религиозным флагом, уразумел, почему именно эту христианскую «пищу» так охотно рекомендовали, рекомендуют и бесплатно подвозят целыми поездами нам все эти матерые враги рабочих и крестьян, сжимая в то же время в кольце бесчеловечной блокады, войны и затем голода тело Советской России и готовя крова­вую интервенцию; они рассчитывают на то, что русские крестьяне и рабочие с помощью голода и религиозной проповеди, обещающей им успокоение от тревог классо­вой борьбы, откажутся от защиты своей революции, т. е. разойдутся политически с пролетариатом, снова наденут на себя ярмо рабства и покорности перед бес­смысленной силой «провидения», т. е. капитализма, от­кажутся от завоеванной ими политической власти, от сознания возможности и необходимости самим через свои Советы строить общественную жизнь и найдут вы­годнее отдаться без собственного «руля и ветрил» снова во власть старых своих богов, т. е. власть слепых и гнусных законов капитала, законов беспощадной кон­куренции и наживы одного за счет другого.

Ясно, почему религиозные белогвардейцы готовы из своего тонущего религиозного арсенала выбросить все свои устарелые орудия одурманения масс, готовы себя объявить католиками, протестантами, первобытными христианами, реформаторами, анабаптистами, хилиастами, толстовцами, готовы на соединение всех драв­шихся между собой до социальной революции церквей и религий (глава иезуитов церкви папа готов теперь облобызать всех ставленников Распутина), только бы оставить главный свой догмат, главный свой козырь, выражающий в себе в данный момент глубоко полити­ческого мирового значения проблему: кто победит на ближайшее время? Удастся ли всеми военными, матери­альными и пропагандистскими силами мирового импе­риализма сломить могучую, опасную для всех капита­листов мира силу управляющих своим государством русских рабочих и крестьян, портящих, как кажется капиталистам, всю механику, добиться того, чтобы по крайней мере могучий союзник пролетариата, а именно русский крестьянин, по житейской обстановке все еще мелкий буржуа, как можно скорее отказался от своей диктатуры, порвал с рабочим классом и все свои рево­люционные стремления к реальному равенству, братству, общественной солидарности и свободе от ига капи­тализма и под влиянием усталости и нэпа, отсутствия якобы непосредственной военной опасности и связан­ного с этим подъема узкоэгоистических расчетов и возможности мещанской конкуренции вновь понизил до лицемерного ханжеского, узкоэгоистического своего воззрения на общественную жизнь, как на лотерею, где колесо крутит и выигрышными билетиками наделяет умеющих войти с ней в сношения ловких счастливцев всемогущая, незримая, непонятная, произвольная сила, т. е. бог или провидение, предписания коего истолко­вывают простакам все эти графы Палены, посланники Палеологи, Валяй-Марковы, митрополиты Антонии, трегубовцы, толстовцы, чертковцы, тихоновцы, евангели­сты, баптисты, врангелевцы, деникинцы и т. п., и т. п., готовые все соединиться единым религиозным фронтом, дабы вновь обратить русского крестьянина к религии, все равно к какой. Тут каждый день дорог!

Но расчеты капиталистов и всех белогвардейцев на усыпительную силу религиозного дурмана и узкомещан­ского эгоизма, проповедуемого под маской заботы о рае небесном, разлетятся в прах, ибо русский пролетарий и руководимый им трудовой крестьянин уже начали со­знательное строительство жизни, уже сами строят ее в течение пяти лет.

А согласно мысли Маркса, с каждым шагом этого сознательного строительства надобность в религиозных представлениях о посторонней им правящей силе у тру­дящихся масс все больше и больше исчезает и заменя­ется верой в силу коллектива, в самих себя и челове­ческую науку, а не в старые произведения своей фанта­зии, с помощью которой управляли миром враждебные классы эксплуататоров всех времен и всех народов.

Примечания[править]

  1. Какой ужас у всех благочестивых крокодилов Америки возбудит наш уголовный закон, карающий подобными мерами как раз обратное, т. е. преподавание в школах старых библейских сказок под видом науки. Тема для сравнения.