Как тонул один мальчик (Житков)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Как тонул один мальчик
автор Борис Степанович Житков
Опубл.: 1934. Источник: Журнал «Чиж», 1934, № 8, стр. 7—8


Один мальчик пошел ловить рыбу. Ему было восемь лет. Он увидал на воде бревна и подумал, что это плот: так они плотно лежали одно к другому.

«Сяду я на плот, — подумал мальчик, — а с плота можно удочку далеко забросить!»

Почтальон шел мимо и видел, что мальчик идет к воде.

Мальчик шагнул два шага по бревнам, бревна разошлись, и мальчик не удержался, упал в воду между бревнами. А бревна опять сошлись и закрылись над ним как потолок.

Почтальон схватился за сумку и побежал что есть мочи к берегу.

Он все время глядел на то место, где упал мальчик, чтобы знать, где искать.

Я увидал, что сломя голову бежит почтальон, и я вспомнил, что шел мальчик, и вижу — его не стало.

Я в тот же миг пустился туда, куда бежал почтальон.

Почтальон стал у самой воды и пальцем показывал в одно место.

Он не сводил глаз с бревен. И только сказал:

— Тут он!

Я взял почтальона за руку, лег на бревна и просунул руку, куда показывал почтальон. И как раз там, под водой, меня стали хватать маленькие пальчики. Мальчик не мог вынырнуть. Он стукался головой о бревна и искал руками помощи. Я ухватил его за руку и крикнул почтальону:

— Тяни!

Мы вытащили мальчика. Он почти захлебнулся. Мы его стали тормошить, и он пришел в себя. А как только пришел в себя, он заревел. Почтальон поднял удочку и говорит:

— Вот и удочка твоя. Чего ты ревешь? Ты на берегу. Вот солнышко!

А он:

— Ну да, а картуз мой где?

Почтальон махнул рукой.

— Чего слезы-то льешь? И так мокрый. И без картуза мамка тебе обрадуется. Беги домой!

А мальчик стоял.

— Ну, найди ему картуз, — сказал почтальон, — а мне надо итти.

Я взял у мальчика удочку и стал шарить под водой. Вдруг что-то нацепилось, я вынул. Это был лапоть.

Я еще долго шарил. Наконец вытащил какую-то тряпку. Мальчик сразу узнал, что это картуз. Мы выжали из него воду. Мальчик засмеялся и сказал:

— Ничего, на голове обсохнет!