Кара Дон-Жуана (Северянин)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
(перенаправлено с «Кара Дон-Жуана»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Кара Дон-Жуана. Рассказ в сицилианах («Да, фейерверком из Пуччини...»)
автор Игорь Северянин (1887—1941)
Из сборника «Плимутрок (1924)». Дата создания: ?, опубл.: 1922. Источник: lib.rus.ec • Цикл из 15 сицилийских октав
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


  1. Кара Дон-Жуана. 1. «Да, фейерверком из Пуччини…»
  2. Кара Дон-Жуана. 2. «Не делегаты ль авиаций…»
  3. Кара Дон-Жуана. 3. «Как странно вздрогнула синьора!..»
  4. Кара Дон-Жуана. 4. «На людной площади Милана…»
  5. Кара Дон-Жуана. 5. «Умолк оркестр на полуноте…»
  6. Кара Дон-Жуана. 6. «И в ресторане у собора…»
  7. Кара Дон-Жуана. 7. «Но — миг минут, и в ресторане…»
  8. Кара Дон-Жуана. 8. «А результат недавней драмы…»
  9. Кара Дон-Жуана. 9. «Одни в безумьи, муж без цели…»
  10. Кара Дон-Жуана. 10. «И вот, почти совсем откосно…»
  11. Кара Дон-Жуана. 11. «Летели в небе два мотора…»
  12. Кара Дон-Жуана. 12. «На островках, собой несхожих…»
  13. Кара Дон-Жуана. 13. «Ласкал серебряные косы…»
  14. Кара Дон-Жуана. 14. «Хрустел седыми волосами…»
  15. Кара Дон-Жуана. 15. «Хохочут злобно два пилота…»


Кара Дон-Жуана


Рассказ в сицилианах

1

Да, фейерверком из Пуччини
Был начат праздник. Весь Милан
Тонул в восторженной пучине
Веселья. Выполняя план
Забав, когда, забыв о чине,
И безголосый стал горлан…
Однако по какой причине
Над городом аэроплан?

2

Не делегаты ль авиаций
Готовят к празднику салют?
Не перемену ль декораций
Увидит падкий к трюкам люд?
Остолбились в тени акаций
Лакеи при разносе блюд.
Уж то не классик ли Гораций
Встает из гроба, к нови лют?…

3

Как странно вздрогнула синьора!
Как странно побледнел синьор! —
Что на террасе у собора
Тянули розовый ликер!
И вот уж им не до ликера,
И в небеса за взором взор —
Туда, где стрекотня мотора
Таит нещадный приговор…

4

На людной площади Милана
Смятенье, давка, крик и шум:
Какого-то аэроплана
Сниженье прямо наобум —
Мертва испанская гитана
И чей-то обезглавлен грум,
И чья-то вся в крови сутана,
И у толпы за разум ум!

5

Умолк оркестр на полуноте, —
Трещит фарфор, звенит стакан,
И вы, бутылки, вина льёте!
Тела! вы льёте кровь из ран…
В испуге женщины в капоте
Спешат из дома в ресторан.
Аэроплан опять в полёте,
Таинственный аэроплан…

6

И в ресторане у собора,
Упавши в пролитый ликер,
«Держите дерзостного вора!» —
Кричит в отчаяньи синьор:
«Жена моя, Элеонора, —
Её похитил тот мотор!..»
Да, если вникнуть в крик синьора,
Жену вознёс крылатый вор.

7

Но — миг минут, и в ресторане,
Как и на площади на всей,
Опять веселое гулянье, —
Быть может, даже веселей…
Взамен Пуччини из Масканьи
Несутся взрывы трубачей,
И снова жизнь кипит в Милане
Во всей стихийности своей.

8

А результат недавней драмы —
Вполне понятный результат:
Во все концы радиограммы
О происшествии летят.
Портреты увезённой дамы
Тут выставлены в яркий ряд
И в целом мире этот самый
Аэроплан искать велят…

9

Одни в безумьи, муж без цели
Смотря на небо, скрежетал
Зубами, и гитаны пели,
Печально озаряя зал,
Как бы над мёртвыми в капелле
Прелат служенье совершал,
Вдруг неожиданно пропеллер
Над площадью заскрежетал.

10

И вот, почти совсем откосно,
Убив с десяток горожан,
Летит с небес молниеносно
В толпу другой аэроплан.
Пока гудел многовопросно
В толпе угрозный ураган, —
Похитив мужа, гость несносный
Вспорхнул, и вот — под ним Милан!..

11

Летели в небе два мотора, —
Один на Тихий океан,
На ширь и гладь его простора,
На дальний остров из лиан.
Другой на север, за озера
Норвегии, где воздух льдян.
И на одном — Элеонора,
И на другом — её Жуан.

12

На островках, собой несхожих,
Машины скинули их двух.
На двух совсем различных ложах
С тех пор тиранили свой дух
Супруги: муж лежал на кожах
Тюленьих, под женой был пух
Тропичных птиц. И глаз прохожих
Не жёг их: каждый остров глух.

13

Ласкал серебряные косы
Проникнутый мимозой бриз.
Что на траве сверкало: росы
Иль слёзы женские? Кто вниз
Сбегал к воде? Кому откосы
Казались кочками? «Вернись!» —
Стонало эхо. Ноги босы…
От безнадежья стан повис…

14

Хрустел седыми волосами
Хрустальный ветер ледяной.
Жуан стоял у моря днями,
В оцепенении, больном,
С глубоко впавшими глазами,
С ума сводящею мечтой,
Что, разделен с женой морями,
Он не увидится с женой.

15

Хохочут злобно два пилота,
Что их поступок — без следа,
Что ими уничтожен кто-то,
Что тайну бережёт вода,
Что вот возникло отчего-то
Тому, кто юн, кто молода,
«Всегда» любившим без отчёта
Карающее «Никогда!»


1924

Примечания