Крым, Кубань, Астрахань (1776-1784 гг.) (Суворов)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Крым, Кубань, Астрахань (1776-1784 гг.)
автор Александр Васильевич Суворов
Опубл.: 1784. Источник: az.lib.ru • Рапорты, приказы, указания, письма.

ГЛАВНОЕ АРХИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД СССР ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ АРХИВ
ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ СЕКТОР ИНСТИТУТА ИСТОРИИ АКАДЕМИИ НАУК СССР
МАТЕРИАЛЫ ПО ИСТОРИИ РУССКОЙ АРМИИ
РУССКИЕ ПОЛКОВОДЦЫ
СБОРНИК ДОКУМЕНТОВ ПОД ОБЩЕЙ РЕДАКЦИЕЙ
генерал-лейтенанта А. В. СУХОМЛИНА, генерал-майора В. Д. СТЫРОВА
ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ВОЕННОГО МИНИСТЕРСТВА СОЮЗА ССР
А. В. СУВОРОВ
ТОМ

II[править]

ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ СЕКТОР ИНСТИТУТА ИСТОРИИ АКАДЕМИИ НАУК СССР
ПОД РЕДАКЦИЕЙ полковника Г. П. МЕЩЕРЯКОВА
ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ВОЕННОГО МИНИСТЕРСТВА СОЮЗА ССР
МОСКВА—1951

Раздел I[править]

КРЫМ, КУБАНЬ, АСТРАХАНЬ
(1776—1784 гг.)
[править]

ПЕРЕЧЕНЬ ДОКУМЕНТОВ, ОПУБЛИКОВАННЫХ В СБОРНИКЕ
Деятельность в Крыму под начальством А. А. Прозоровского (ноябрь 1776 и — октябрь 1777 г.) и командование Кубанским корпусом (октябрь 1777 г. — апрель 1778 г.)

1. 1776 г. ноября 26. — Сообщение А. В. Суворова Г. А. Потемкину о своем выезде к месту назначения

2. 1776 г. ноября 26. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о выезде к новому месту назначения

3. 1777 г. января 17. — Указания командующего корпусом в Крыму и на Кубани А. А. Прозоровского А. В. Суворову при передаче ему временного командования Крымским корпусом

4. 1777 г. февраля 26. — Из ордера А. А. Прозоровского А. В. Суворову о выступлении с войсками к Сивашу для встречи хана Шагин-Гирея

5. 1777 г. марта 2. — Выписка из расписания войск, составленного А. А. Прозоровским

6. 1777 г. марта 4—12. — Из журнала происшествий в Крыму и на кубани корпуса А. А. Прозоровского

7. 1777 г. марта 17—21. — Из журнала происшествий в Крыму и на Кубани корпуса А. А. Прозоровского

8. 1777 г. июня 1. — Письмо А. В. Суворова Г. А. Потемкину с просьбой дать в командование корпус

9. 1777 г. ноября 5. — Из рапорта А. А. Прозоровского П. А. Румянцеву о задержке возвращением из отпуска А. В. Суворова

10. 1777 г. ноября 29. — Ордер П. А. Румянцева А. В. Суворову о назначении его командующим корпусом на Кубани

11. 1778 г. января 16. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о вступлении в командование Кубанским корпусом и о положении на Кубани

12. 1778 г. января 18. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву с просьбой о предоставлении самостоятельности

13. 1778 г. января 18. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о перехваченных письмах восставших ногайцев, призывавших остальных татар уйти за Кубань

14. 1778 г. января 26. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о переговорах с братом Шагин-Гирея и о намерении кочующих ногайцев уйти за Кубань18

15. 1778 г. января 28. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о результатах личного объезда Кубанского края

16. 1778 г. января 28. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о продолжении линии укреплений вверх по Кубани и потребном количестве войск для обороны против турок

17. 1778 г. января 28. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву об отпуске экстраординарных сумм24

18. 1778 г. февраля 3. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о положении на укрепленной линии и предполагаемом приезде в Тамань ногайского сераскера Арслан-Гирея

19. 1778 г. февраля 8. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву об обстановке на Кубани

20. 1778 г. февраля 18. — Из рескрипта Екатерины II П. А. Румянцеву о поручении А. В. Суворову управления политическими делами на Кубани

21. 1778 г. февраля 19. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву об успешном продолжении постройки укреплений и о необходимости снабжения их артиллерией

22. 1778 г. февраля 19. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о желании едичкульских ногайцев переселиться в Россию

23. 1778 г. февраля 19. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о враждебных намерениях Батырь-Гирея и слухах о предстоящем выступлении анатолийского паши Гаджи-Али-5ея против русских

24. 1778 г. февраля 22. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву об отъезде на разведку местности для постройки укреплений по Кубани

25. 1778 г. февраля 27. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о стычках с черкесами

26. 1778 г. марта 6. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о стычках с горцами и об ожидании пополнения для вновь строящихся укреплений

27. 1778 г. марта 12. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о состоянии Кубанского края

28. 1778 г. марта 19. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о желательности соединения Кубанской и Моздокской укрепленных линий и перенесения границы на линию укреплений

29. 1778 г. апреля 5. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о возвращении с объезда края, ожидании пополнений и о спокойствии среди ногайцев

30. 1778 г. апреля 5. — Из письма А. В. Суворова резиденту А. Д. Константинову о положении на Кубани и подозрительном поведении Батырь-Гирея

Командование войсками в Крыму и на Кубани (апрель 1778 г. — ноябрь 1779 г.)

31. 1778 г. апреля 17. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о предстоящем отъезде в Крым и спокойном состоянии Кубанского края

32. 1778 г. апреля 22. — Из рапорта А. В. Суворова П. А. Румянцеву о склонении Турцией вождей Закубанских племен на свою сторону

33. 1778 г. апреля 23. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о попытках вернуть некрасовцев на жительство в Россию

34. 1778 г. апреля 25. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о предполагаемом расположении войск на укрепленной линии

35. 1778 г. мая 6. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о положении на Кубани и о госпитальном обслуживании корпусов

36. 1778 г. мая 6. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву с приложением журнала о прибытии в Крым турецких судов

Приложение к док. № 36 — Журнал о происхождении в Крыму

37. 1778 г. мая 11. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о мерах, принятых к удержанию некрасовцев от ухода в Турцию

38. 1778 г. мая 12. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о нападении черкесов на русские укрепления

39. 1778 г. мая 12. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву об отсутствии у Турции сил и средств для нападения на Крым

Приложение к документу № 39.-- Мнение А. В. Суворова о положении на Кубани, представленное хану Шагин-Гирею

40. 1778 г. мая 15. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о мерах по наблюдению за турецкими военными кораблями, прикрывающимися русским флагом

41. 1778 г. мая 16. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву с приложением расписания войск Крымского корпуса

Приложение 1 к документу № 41.-- Указания А. В. Суворова Крымскому корпусу о распределении войск по участкам, их задачах, способах связи и взаимодействия

Приложение 2 к документу № 41.-- Ведомость, колико в укреплениях по частям бригад и их отделениям, каких званиев и калибров, полевой, медной и гарнизонной чугунной артиллерии по настоящему времени состоять положено, явствует ниже сего

42. 1778 г. мая 16. — Приказ А. В. Суворова войскам Кубанского корпуса об улучшении материально-бытового и санитарного состояния войск, об их боевой подготовке и способах действий в бою

43. 1778 г. мая 31. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о пополнении войсками Кубанского и Крымского корпусов

44. 1778 г. июня 4. — Письмо А. В. Суворова П. А. Румянцеву с просьбой дать указания о действиях против турок в случае высадки их на берег

45. 1778 г. июня 7. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о переводе с Днепра в Крым части кавалерийских полков

46. 1778 г. июня 7. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву об успешном отражении нападения черкесов и абазинцев на казачьи пикеты на Кубани

47. 1778 г. июня 16. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о вероломном убийстве турками донского казака

48. 1778 г. июня 18. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о начале постройки прибрежных укреплений на берегу Ахтиарской гавани и выходе в море турецких кораблей

49. 1778 г. июня 18. — Письмо А. В. Суворова командующему турецким флотом Гаджи-Мегмет-аге с уверениями в дружбе и желании сохранить мир

50. 1778 г. июнь. — Письмо А. В. Суворова А. Д. Константинову об уходе турецкого флота из Ахтиарской гавани

51. 1778 г. июня 20. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о численности турецких судов на рейде

52. 1778 г. июня 20. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о. результатах морской разведки капитана А. И. Круза

Приложение к документу № 52.-- Реестр судам Азовской флотилии

53. 1778 г. июня 22. — Письмо А. В. Суворова капитану бригадирского ранга А. И. Крузу о желательности демонстративных действий флотилии против турок

54. 1778 г. июня 27. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о запрещении туркам сходить на берег за пресной водой

55. 1778 г. июня 27. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о новом расписании войск на Кубанской укрепленной линии в связи с прибытием новых трех полков

Приложение к документу № 55.-- Расписание, учиненное по прибытии вновь следуемых из России трех пехотных полков на усилие вверенного мне корпуса, каким планом должны войски с правого фланга от берегов Черного и Азовского моря влево до Ставропольской крепости, что на Моздокской линии, взять свое по дирекциям и частям расположение, с показанием мест, где учреждаются корволанты, резервы и поскольку где артиллерии полевой, полковой, чугунной и кто где командующим, и о протчем значит под сим

56. 1778 г. июня 27. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о посылке Турцией тайных агентов в Крым и на Кубань и мерах, принятых для их поимки

57. 1778 г. июля 6. — Из рапорта А. В. Суворова П. А. Румянцеву о недостатке воды и хлеба на турецких судах и об уходе их из Ахтиара в Синоп

58. 1778 г. июля 6. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о прибытии турецкого судна с письмами командующего турецким флотом к главнокомандующим русскими войсками и флотом

59. 1778 г. июля 6. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о местонахождении эскадры А. И. Круза

Приложение к документу № 59.-- Регистр Азовской флотилии судам Черного моря

60. 1778 г. июля 7. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о разрешении христианам, бежавшим от турок, поселяться в Кинбурне и о нападениях бывших запорожцев на мирных жителей

61. 1778 г. июля 9. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о передаче от В. В. Райзера генерал-майору И. Ф. Бринку командования Кубанским корпусом

62. 1778 г. июля 14. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о мероприятиях, связанных с усилением обороны в Крыму и на Кубани

63. 1778 г. июля 14. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о возвращении судов русского флота из устья Кубани в Керченский пролив

64. 1778 г. июля 14. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о нападении закубанских черкесов на казачий пикет

65. 1778 г. июля 14. — Письмо А. В. Суворова капитан-паше Газы-Гассану и Гаджи-Али-паше об их неосновательных претензиях, угрожающих миру

66. 1778 г. июля 17. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о подготовке переселения христиан из Крыма

67. 1778 г. июля 17. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о постройке нового полевого укрепления и посещении ханского правительства представителями турецкого командования

68. 1778 г. июля |17|. — Записка А. В. Суворова П. А. Румянцеву об условиях переселения христиан из Крыма

69. 1778 г. июля 18. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву об удовлетворении просьбы Закубанского Гаджи-Гирей-султана о присылке ему денег и войска

70. 1778 г. июля 25. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о нападении бывших запорожцев на кордон донских казаков

71. 1778 г. июля 26. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о мерах по обеспечению переселения христиан из Крыма и сопротивлении крымского правительства

72. 1778 г. июля 26. — Письмо А. В. Суворова А. Д. Константинову с просьбой отложить отъезд в лагерь к хану

73. 1778 г. июля 27. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о переводе дезертировавших турок под наблюдение к Збурьевску

74. 1778 г. июля 30. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о ходе переселения христиан из Крыма и о недовольстве хана

75. 1778 г. июля 30. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о крейсировании судов, предназначенных для защиты берегов Крыма и Тамани

76. 1778 г. августа 4. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву об увеличении нормы выдачи зернофуража в связи с уничтожением саранчей подножного корма для лошадей

77. 1778 г. августа 7. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о расходах, вызванных переселением христиан из Крыма

78. 1778 г. августа [12]. — Письмо А. В. Суворова Шагин-Гирею с предложением возвратиться в столицу Крыма

79. 1778 г. августа 17. — Письмо А. В. Суворова Шагин-Гирею с вторичным предложением возвратиться в столицу

80. 1778 г. августа 18. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о переписке турок с контр-адмиралом Ф. А. Клокачевым по поводу плавания в Черном море русских кораблей

81. 1778 г. августа 18. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о положении в Крыму

82. 1778 г. августа 22. — Записка А. В. Суворова Г. А. Потемкину, содержащая характеристику Шагин-Гирея и предложение заменить его Казы-Гиреем

83. 1778 г. августа 24. — Письмо А. В. Суворова А. Д. Константинову о взаимоотношениях с ханом Шагин-Гиреем

84. 1778 г. августа 30. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о прибытии в Суджук-Кале турецкого флота и войск

85. 1778 г. сентября 8. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о задержке в Балаклаве турецкого судна

86. 1778 г. сентября 8. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву об интригах Шагин-Гирея на Кубани

87. 1778 г. сентября 9. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о появлении турецких судов у берегов Крыма

88. 1778 г. сентября 11. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о маневрировании турецкого флота у побережья Крыма и о принятых контрмерах

89. 1778 г. сентября [11]. — Письмо А. В. Суворова Гаджи-Али-паше и Гассан-паше о запрещении туркам сходить с кораблей на берег

90. 1778 г. сентября 11. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву с просьбой о присылке в Крымский корпус офицера Генерального штаба и штаб-лекаря

91. 1778 г. сентября 15. — Ордер А. В. Суворова В. В. Райзеру с указанием на нетактичность его поведения в отношении Арслан-Гирей-султана

92. 1778 г. сентября 16. — Письмо А. В. Суворова П. И. Турчанинову о взаимоотношениях с П. А. Румянцевым и с просьбой о ходатайстве перед Г. А. Потемкиным о новом назначении

93. 1778 г. сентября 18. — Письмо А. В. Суворова П. И. Турчанинову о взаимоотношениях с ханом и с жалобой на свое бездействие

94. 1778 г. сентября 18. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву об окончании переселения христиан из Крыма

95. 1778 г. сентября 18. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о расположении на кантонир-квартиры войск, находящихся в Крыму

Приложение к документу № 95, Росписание ее императорского величества войскам по кантонир-квартирам в Крыму

96. 1778 г. сентября 18. — Приказ А. В. Суворова войскам о соблюдении порядка и дисциплины при расположении на квартирах

97. 1778 г. сентября 18. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о бестактном поступке В. В. Райзера, увезшего Арслан-Гирей-султана в Еникале

98. 1778 г. сентября 21 — октября 3. — Письмо А. В. Суворова П. И. Турчанинову о положении в Крыму и на Кубани и о ходе переселения христиан из Крыма

99. 1778 г. сентября 21. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о возвращении на свои места полков Корпуса генерал-поручика И. В. Багратиона, введенных в Крым в связи с угрозой турецких десантов

100. 1778 г. сентября 29. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о разрешении беспрепятственного входа турецких торговых кораблей в крымские гавани

101. 1778 г. октября 3. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о согласии Шагин-Гирея возвратиться в свою резиденцию и урегулировании конфликта с Арслан-Гирей-султаном

102. 1778 г. октября 8. — Ордер А. В. Суворова капитану 1 ранга А. П. Муромцеву о разрешении поставить суда на ремонт

103. 1778 г. октября 11. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о состоянии почты в Крыму

Приложение к документу № 103.-- Ведомость, в каких местах почты расставлены внутре и вне Крыма из выкомандированных от малороссийских полков казачьих команд и сколько на оных людей и лошадей, значит под сим

104. 1778 г. октября 11. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о выводе отдельных частей войск из Крыма в целях лучшего обеспечения их продовольствием

105. 1778 г. октября 18. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о действиях отряда полковника К. X. Гинцеля

106. 1778 г. октября 18. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву об указаниях, данных Шагин-Гиреем Арслан-Гирей-султану

107. 1778 г. октября 20. — Письмо А. В. Суворова А. Д. Константинову о передаче на разрешение хану вопроса о судьбе задержанных турецких дезертиров

108. 1778 г. октября 20. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о передвижении частей в Крыму и на Кубани

109. 1778 г. октября 20. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о формировании госпиталей

110. 1778 г. октября 24. — Приказ А. В. Суворова войскам о взысканиях за причинение обид населению и о запрещении частным торговцам продавать спиртные напитки

111. 1778 г. октября 25. — Письмо А. В. Суворова А. Д. Константинову о назначении офицеров для разбора жалоб населения на месте

112. 1778 г. октября 26. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву с просьбой о приказании Малороссийской коллегии ускорить высылку погонщиков для провиантских фур на замену военнослужащих

113. 1778 г. октября 29. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о подстрекательстве Шагин-Гиреем местных жителей к подаче ложных жалоб

114. 1778 г. октября 29. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву об отплытии турецкого флота из Крыма и сведениях о турецких войсках

115. 1778 г. октября [29]. — Письмо А. В. Суворова А. Д. Константинову с просьбой сообщить Арслан-Гирею об удалении В. В. Райзера с Кубани

116. 1778 г. октября 29. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву об отпуске по просьбе Шагин-Гирея взаимообразно муки из русских складов

117. 1778 г. ноября 10. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о набеге черкесов на Архангельский фельдшанц

118. 1778 г. ноября 10. — Ордер А. В. Суворова В. В. Райзеру о привлечении к военному суду виновных в нарушении приказов о порядке несения службы на линии

119. 1778 г. ноября 11. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о новых сведениях относительно турецкого флота

120. 1778 г. ноября 17. — Письмо А. В. Суворова А. Д. Константинову с предложением разослать черкесам обращение о прекращении с их стороны набегов на русское население

121. 1778 г. ноября 17. — Письмо А. В. Суворова А. Д. Константинову о необходимости настоять на возвращении хана в Бахчисарай

122. 1778 г. ноября 17. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о взаимоотношениях с Арслан-Гиреем, об Ф. И. Фриче и трудности смены В. В. Райзера

123. 1778 г. ноября 21. — Письмо А. В. Суворова А. Д. Константинову об использовании транспорта местного населения для доставки провианта в Крым

124. 1778 г. ноября 27. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о нецелесообразности вывода войск с Кубани

125. 1778 г. ноября 27. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о неурожае в Крыму и о взаимоотношениях с Шагин-Гиреем

126. 1778 г. ноября 27. — Письмо А. В. Суворова А. Д. Константинову с просьбой проверить действительную нуждаемость населения Крыма в хлебе

127. 1778 г. [ноября 30]. — Записка А. В. Суворова о положении на Кубани

128. 1778 г. декабря 5. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву об открытии госпиталя при Александр-шанце

129. 1778 г. декабря 5. — Ордер А. В. Суворова В. В. Райзеру с замечанием по поводу невыполнения им требований о бдительности и порядке несения службы

130. 1778 г. декабря 5. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву с объяснением обстоятельств принудительной отправки В. В. Райзером в Еникале Арслан-Гирея

131. 1778 г. декабря 5. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о подробностях дела при Архангельском фельдшанце

132. 1778 г. декабря 5. — Письмо А. В. Суворова А. Д. Константинову об обслуживании почтовых станций силами местного населения и о смене В. В. Райзера с должности командира Кубанского корпуса

133. 1778 г. декабря 6. — Письмо А. В. Суворова А. Д. Константинову об урегулировании с крымским правительством и Шагин-Гиреем вопроса о жалобах населения

134. 1778 г. декабря 15. — Ордер А. В. Суворова В. В. Райзеру о посылке дружественных писем Гаджи-, Газы- и Арслан-Гирей-султанам и об отношении к Батырь-Гирею

135. 1778 г. декабря 15. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву об отпуске средств на закупку лошадей

136. 1778 г. декабря [15—17]. — Ордер А. В, Суворова В. В. Райзеру о недопустимости преувеличения им сил черкесов

137. 1778 г. декабря 22. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву об отправке из Збурьевска в Очаков 292 пленных янычар

138. 1778 г. декабря 24. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о состоянии почтовых сообщений в Крыму

139. 1778 г. декабря 25. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о появлении эпидемии в Абазинских селениях

140. 1778 г. декабря 30. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву об удовлетворении претензий жителей Крыма

141. 1778 г. декабря 30. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о дружелюбном отношении Кубанского населения к России

142. 1778 г. декабря [30). — Из письма А. В. Суворова А. Д. Константинову о положении в Крыму

143. 1779 г. [января 1]. — Письмо А. В. Суворова правительству Крымского ханства о мерах предотвращения вражды между населением и русским войском

144. 1779 г. января 2. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о расположении постов, укреплений и тыловых учреждений в Крыму и на Кубани

Приложение к документу № 144.-- Расписание, в каких местах внутри Крыма сделаны укрепления и в каком один от другого расстоянии состоят, значит под сим

145. 1779 г. января 2. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву об отъезде в Полтаву и о передаче командования войсками полковнику Г. П. Бригману

146. 1779 г. февраля [23]. — Письмо А. В. Суворова П. А. Румянцеву об осмотре при возвращении из Полтавы укреплений Кизляр-Моздокской, Астраханской и Кубанской линий и о положении на Кубани

147. 1779 г. февраля 25. Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву с приложением расписания постов Астраханской и Моздокской линий

Приложение к документу № 147. Росписание дистанции постов от Царицына чрез Астрахань, Кизляр, Моздок по вновь сделанной линии до крепости Ставропольской со объяснением лежащих по оной укреплениез и станциев, равно какие в тех (укреплениях и станциях состоят войски, значит под сим

148. 1779 г. февраля 27. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву об урегулировании расчетов по использованию обывательского транспорта

149. 1779 г. февраля 27. — Письмо А. В. Суворова А. Д. Константинову о разрешении свободного въезда в Крым переселенным в Россию христианам

150. 1779 г. марта 1. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву об открытии с половины мая в Крыму бригадных лагерных сборов 174

151. 1779 г. марта 1. — Ордер А. В. Суворова В. В. Райзеру с указанием на недостатки в его деятельности и на необходимость их устранения

152. 1779 г. марта 5. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву с приложением описания магазинов и госпиталей на Кизляр-Моздокской линии

Приложение к документу № 152.-- Описание, в каких местах от Кизляра чрез Моздок до новой линии состоят магазины, гошпитали и карантинные заставы, о том значит под сим

153. 1779 г. марта 10. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву об увольнении в гарнизонные части солдат, не способных к полевой службе

154. 1779 г. марта 14. — Из рапорта А. В. Суворова П. А. Румянцеву с приложением текста обращения к закубанским племенам

155. 1779 г. марта 20. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о положении на Кубани и необходимости замены В. В. Райзера

Приложение к документу № 755. 1779 г. февраля 16. — Рапорт В. В. Райзера П. А. Румянцеву о положении на Кубани с примечаниями А. В. Суворова

156. 1779 г. марта 20. — Ордер А. В. Суворова К. X. Гинцелю о принятии командования Кубанским корпусом от В. В. Райзера

157. 1779 г. марта 20. — Ордер А. В. Суворова В. В. Райзеру о передаче командования бригадиру К. X. Гинцелю

158. 1779 г. марта 22. — Сообщение А. В. Суворова капитану 1 ранга А. П. Муромцеву о якобы готовящемся выступлении турецкого флота к берегам Крыма

159. 1779 г. марта 24. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о выполнении полученных ордеров

160. 1779 г. марта 24. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о решении перевести в Крым Джан-Мамбет-мурзу едичкульского

161. 1779 г. марта 24. — Выписка из ордера А. В. Суворова К. X. Гинцелю о продолжении постройки укреплений, не достроенных В. В. Райзером

162. 1779 г. марта 24. — Письмо А. В. Суворова А. Д. Константинову об обеспечении Шагин-Гирея русскими деньгами, поддержании с ним дружеских отношений и отпуске провианта местному населению

163. 1779 г. марта 28. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о прибытии из Очакова к черноморским портам турецких торговых судов

164. 1779 г. апреля 2. — Письмо А. В. Суворова А. Д. Константинову с просьбой проверить сведения о некоторых распоряжениях хана в отношении кубанских татар

165. 1779 г. апреля 2. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о положении на Кубани и об отношении к действиям Батырь-Гирея

166. 1779 г. апреля 4. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о сохранении расположения войск в Крыму и на Кубани

167. 1779 г. апреля 5. — Секретная записка А. В. Суворова Ф. А. Клокачеву о содействий на случай переправы через пролив Кубанского корпуса

168. 1779 г. апреля 5. — Письмо А. В. Суворова А. Д. Константинову с просьбой о скорейшем его приезде в Козлов

169. 1779 г. апреля 5. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о распределении войск по лагерным сборам и предполагаемом порядке вывода их из Крыма

170. 1779 г. апреля 10. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о показаниях казака-некрасовца Е. Гирсова

171. 1779 г. апреля 11. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о выступлении войск из Крыма и с Кубани

Приложение к документу № 777.-- Репартиция о выступлении войск Крымского корпуса побригадно и о прибытии за Перекопскую линию к Каланчаку, а Кубанского по дирекциям примерная

172. 1779 г. апреля 11. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о предстоящем приезде турецкого чиновника с подарками Шагин-Гирею

173. 1779 г. апреля 19. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о распределении выводимой из Крыма артиллерии по крепостям

174. 1779 г. апреля 20. — Письмо А. В. Суворова П. И. Турчанинову о положении переселенных в Азовскую губернию христиан

175. 1779 г. апреля 23. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о передаче В. В. Райзером командования Кубанским корпусом К. X. Гинцелю

176. 1779 г. мая 5. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о появлении турецких шпионов в Очакове

177. 1779 г. мая 7. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о принятых мерах к выводу русских войск из Крыма и с Кубани

178. 1779 г. 11 мая. — Ордер А. В. Суворова К. X. Гинцелю с подтверждением предписанных В. В. Райзеру правил для действий войск на укрепленной линии

179. 1779 г. мая 12. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о просьбе Шагин-Гирея оставить в Крыму часть войск и артиллерии

180. 1779 г. мая 21. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о прекращении по просьбе Шагин-Гирея разрушения укреплений в Крыму

181. 1779 г. мая 21. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о возвращении из черкесского плена русских солдат и одного офицера

182. 1779 г. мая 27. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о намерениях турок построить крепости по левому берегу реки Кубани

183. 1779 г. лая 28. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву об отказе в просьбе Шагин-Гирея оставить часть русских войск в Крыму

184. 1779 г. мая 29. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о желании греков, приехавших из Турции, перейти в русское подданство

185. 1779 г. июня 4. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о ложных слухах, распространившихся среди закубанского населения

186. 1779 г. июня 10. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о выходе русских войск из Крыма

187. 1779 г. июня 21. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о переходе Крымским корпусом Днепра и подготовке войск к инспекторскому смотру

188. 1779 г. июля 3. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину с приложением планов маневров Крымского корпуса

189. 1779 г. июля 3. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о принятии генерал-майором M. H. Леонтьевым Кубанского корпуса от К. X. Гинцеля

190 1779 г. июля 25. — Письмо А. В. Суворова Г. А. Потемкину с благодарностью за назначение, в подчиненную ему, Потемкину, дивизию

191. 1779 г. августа 25. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о выступлении полков из Кизикермена на постоянные квартиры

Приложение к документу № 191.-- Ведомость о выступлении бывших при Кизикермене войск в их непременные квартиры, а какие полки под чьею командою, значит под сим

192. 1779 г. сентября 14. — Письмо А. В. Суворова А. Д. Константинову о предстоящем приезде в Крым представителя Турции с грамотами о признании крымского хана Шагин-Гирея

193. 1779 г. сентября 26. — Рапорт А. В. Суворова П. А. Румянцеву о проезде из Очакова через Кинбурн Сулейман-аги с халифской грамотой к Шагин-Гирею

Деятельность в Астрахани (1780—1781 гг.) и командование Кубанским корпусом (1782—1784 гг.)

194. 1780 г. января 11. — Секретный ордер Г. А. Потемкина А. В. Суворову о назначении его командующим предполагаемой экспедицией в Персию

195. 1780 г. …-- Инструкция Г. А. Потемкина А. В. Суворову в связи с направлением его в Астрахань

196. 1780 г. января 21. — Письмо А. В. Суворова Г. А. Потемкину о выполнении им предписания выехать в Астрахань

197. 1780 г. февраля 15. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину с описанием маршрута Кизляр — Решт и о состоянии Каспийского флота

198. 1780 г. февраля 28. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину с приложением описания маршрута Решт — Шираз и о постройке кораблей

199. 1780 г. марта 12. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о вооружении флота и состоянии ледохода на Волге

200. 1780 г. апреля 11. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о появлении в Астрахани торговых судов

201. 1780 г. мая 21. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о получении в командование Казанской дивизии

202. 1780 г. июня 30. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о прибытии из Казани в Астрахань военных кораблей

203. 1780 г. июля 18. — Донесение А. В. Суворова Г. А. Потемкину о склонении им Гедает-хана перейти в русское подданство

204. 1780 г. августа 27. — Из письма А. В. Суворова П. И. Турчанинову о вынужденном бездействии в Астрахани

205. 1780 г. сентября 12. — Письмо А. В. Суворова П. И. Турчанинову с ходатайством об оказании покровительства армянину П. Иванову, перешедшему в русское подданство

206. 1780 г. октября 12. — Письмо А. В. Суворова П. И. Турчанинову о личной задолженности, вызванной переселением христиан из Крыма

207. 1780 г. октября 21. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о неудачных попытках привлечь Гедает-хана в русское подданство

208. 1780 г. декабря 27. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о неудачной попытке Гедает-хана переехать в Россию

209. 1781 г. февраля 3—5. — Письмо А. В. Суворова П. И. Турчанинову с рассуждениями о вреде как незаслуженного возвышения, так и недооценки заслуг, а также о несправедливом к нему отношении

210. [1781 г.] февраля 10. — Письмо А. В. Суворова П. И. Турчанинову о недооценке его деятельности в Крыму и незаслуженных награждениях генералов, близко стоящих ко двору

211. 1781 г. июня 1. — Письмо А. В. Суворова П. И. Турчанинову об откладывании экспедиции в Персию и своем положении в Астрахани

212. 1781 г. июня 24. — Письмо А. В. Суворова Г. А. Потемкину с просьбой о разрешении выезда в С.-Петербург

213. 1781 г. августа 3. — Письмо А. В. Суворова Г. А. Потемкину об отмене своей поездки в С.-Петербург

214. 1781 г. ноября 9. — Письмо А. В. Суворова П. И. Турчанинову о своей жизни и окружающей обстановке в Астрахани

215. 1781 г. декабря 15. — Письмо А. В. Суворова Г. А. Потемкину с просьбой дать ему в командование Оренбургский корпус и Казанскую дивизию или предоставить должность генерал-губернатора

216. 1781 г. декабря 31. — Письмо Г. А. Потемкина А. В. Суворову о направлении его в Казань

217. 1782 г. октября 7. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о положении на Кубани

218. 1782 г. октября 8. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о переводе Нижегородского и Низовского полков из лагерей на кантонир-квартиры

219. 1782 г. октября 20. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о нападении черкесов на кочующих ногайцев и просьбе едисанцев о свободной закупке хлеба в России

220. 1782 г. октября 31. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о кочующих ногайских ордах и об обращении к ним Шагин-Гирея

221. 1782 г. ноября 6. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о размещении на Дону Нижегородского и Таганрогского драгунских полков

222. 1782 г. ноября 9. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о перемене места расквартирования Таганрогского драгунского полка и о переводе его в Воронежскую губернию

223. 1782 г. ноября 29. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину об эпидемических заболеваниях в Крыму и начавшемся возвращении в свои кочевья восставших ногайцев

224. 1782 г. декабря 3. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о возвращении восставших ногайцев и признании ими власти Шагин-Гирея

225. 1782 г. декабря 12. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о расположении Нижегородского драгунского полка на кантонир-квартиры в Воронежском наместничестве

226. 1783 г. марта 16. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о турецкой пропаганде среди закубанских народов

227. 1783 г. апреля 7. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину об отправке Таганрогского драгунского полка на присоединение к новолинейному корпусу

228. 1783 г. апреля 25. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о мерах, принятых им к предотвращению намерения ногайцев уйти в горы

229. 1783 г. мая 10. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о миновании необходимости посылать казачий полк для воспрепятствования ухода ногайцев в горы

230. 1783 г. июня 11. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о мерах по возвращению кочующих ногайцев в свои кочевья; расположении полков на Кубани и организации снабжения

231. 1783 г. июня 20. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о настроениях едисанских и едичкульских племен и состоянии артиллерии и понтонов Кубанского корпуса

232. 1783 г. июня 21. — Письмо А. В. Суворова войсковому атаману А. И. Иловайскому с просьбой о присылке в Ейск казаков

233. 1783 г. июня 22. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о положении на Кубани

234. 1783 г. июня 23. — Секретное сообщение А. В. Суворова командиру Кавказского корпуса генерал-поручику П. С. Потемкину о подготовке приведения к присяге татар

235. 1783 г. июня [25]. — Ордер А. В. Суворова генерал-майору Ф. П. Филисову о приведении к присяге татар на подданство России

236. 1783 г. июня 28. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о первых сведениях по приведению татар к присяге

237. 1783 г. июля 2. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о заготовке и доставке провианта для войск, находящихся в Копыле

238. 1783 г. июля 5. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину об отпуске средств на заготовку провианта и фуража для войск на зиму

239. 1783 г. июля 6. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о переселении кубанских татар в Приуральские степи

240. 1783 г. июля 28. — Рескрипт Екатерины II А. В. Суворову о награждении его орденом Св. Владимира первой степени за присоединение кубанских народов к России

241. 1783 г. августа 5. — Из рапорта А. В. Суворова Г. А. Потемкину о восстании ногайцев, вызванном переселением на Урал

242. 1783 г. августа 12. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о подавлении восстания ногайских татар

243. 1783 г. августа 18. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о роли Шагин-Гирея в восстании ногайцев

244. 1783 г. августа 25. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о плане постройки крепости на Тамани

245. 1783 г. августа 25. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о заболеваниях и смертности солдат в частях Кубанского корпуса

246. 1783 г. августа 28. — Рапорт А. В. Суворова Г. А Потемкину об отправке к Ейскому укреплению казачьего полка для защиты перешедших в русское подданство ногайцев

247. 1783 г. августа 28. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину об участившихся набегах закубанских татар

248. 1783 г. сентября 1. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о расселении ногайцев в Донской области и об оказании им помощи

249. 1783 г. сентября 7. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину об отсутствии в Кубанском корпусе медикаментов

250. 1783 г. сентября 12. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о предстоящем соединении с отрядом А. И. Иловайского для совместной экспедиции на Кубань

Приложение к документу № 250. Предприемлемое расположение войск Кубанского корпуса

251. 1783 г. сентября 20. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о переброске провиантских магазинов в район зимних квартир и подготовке к экспедиции за Кубань

252. 1783 г. сентября 25. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о выступлении с войсками к верховью Кубани

253. 1783 г. сентября 30. — Письмо А. В. Суворова П. С. Потемкину о прибытии на Кубань отряда генерал-поручика M. H. Леонтьева и подготовке войск к переправе через р. Кубань

254. 1783 г. октября 3. — Письмо А. В. Суворова П. С. Потемкину о действиях против ногайских татар

255. 1783 г. октября 6. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину об экспедиции частей Кубанского корпуса против восставших ногайцев

256. 1783 г. октября 8. — Рапорт А. В, Суворова Г. А. Потемкину о положении на Кубани и возвращении войск на зимние квартиры

257. 1783 г. октября 23. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о необходимости замены пришедших в негодность понтонов

258. 1783 г. ноября 26. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о командировании полковника С. А. Булгакова в Тамань для переговоров с Шагин-Гиреем о его переезде в Россию

259. 1783 г. ноября 27. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о бедственном положении закубанских татар и о лучших сроках для новой экспедиции

260. 1783 г. декабря 3. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о появлении эпидемических заболеваний на Дону и принятых мерах предосторожности

261. 1783 г. декабря 16. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о новых случаях заболеваний и смертности среди казаков

262. 1784 г. января 8. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину об участившихся случаях заболеваний и смертности жителей Раздоровской станицы

263. 1784 г. января 25. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о переговорах полковника С. А. Булгакова с Шагин-Гиреем по поводу переезда последнего в Россию

264. 1784 г. февраля 1. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину со сведениями о ногайцах, ушедших за Кубань и оставшихся в русском подданстве

Приложение к документу № 264. Описание о ногаях по поколениям во скольких они казанах состояли, сколько бежало за Кубань и сколько осталось

265. 1784 г. февраля 8. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о результатах переговоров с ханом по поводу его переезда в Воронеж

266. 1784 г. февраля 14. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о противоэпидемических мероприятиях в Кривянском стане

267. 1784 г. марта 16. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о перекочевье преданных России ногайцев на новые места

268. 1784 г. марта 30. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о возвращении из плена татарских мурз, сторонников России, и об удовлетворении их жалованьем

269. 1784 г. апреля 10. — Письмо А. В. Суворова Г. А. Потемкину с благодарностью за назначение командующим 6-й дивизией

270. 1784 г. апреля 21. — Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о сдаче Кубанского корпуса M. H. Леонтьеву и приезде в Москву

271. 1784 г. ноября 5. — Письмо Г. А. Потемкина А. В. Суворову с препровождением золотой медали за присоединение Крыма

272. 1784 г. декабря 10. — Письмо А. В. Суворова Г. А. Потемкину С просьбой о новом назначении

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В КРЫМУ ПОД НАЧАЛЬСТВОМ А. А. ПРОЗОРОВСКОГО
(ноябрь 1776 г. — октябрь 1777 г.)
И КОМАНДОВАНИЕ КУБАНСКИМ КОРПУСОМ
(октябрь 1777 г. — апрель 1778 г.)
[править]

№ 1
1776 г. ноября 26. — СООБЩЕНИЕ А. В. СУВОРОВА Г. А. ПОТЕМКИНУ О СВОЕМ ВЫЕЗДЕ К МЕСТУ НАЗНАЧЕНИЯ1

Светлейший князь, милостивый государь!

Бывши при части ведения моего полков в Коломне, получа повеление, того ж часу я отправился и следую почтою в определенное мне место.

Препоручаю себя в высокое покровительство вашей светлости и пребуду навсегда с глубочайшим почитанием, светлейший князь, милостивый государь, вашей светлости покорнейший слуга

Александр Суворов

ЛОИИ, Собрание Воронцовых, № 1 309, л. 18. Автограф.

1 По Кючук-Кайнарджийскому мирному договору Крым был признан независимым от Турции. Несмотря на это, сместив крымского хана Сагиб-Гирея, стремившегося к сближению с Россией, султан назначил в 1775 г. крымским ханом своего ставленника Девлет-Гирея и оказал ему материальную и военную поддержку. В ответ на нарушение турецким правительством условий мирного договора русское правительство выдвинуло крымским ханом брата Сагиб-Гирея — Шагин-Гирея и для его поддержки осенью 1776 г. ввело в Крым войска ген. Прозоровского.

В связи с обострением русско-турецких отношений и угрозой новой войны помощником командующего крымским корпусом ген. А. Л. Прозоровского был назначен А. В. Суворов, зарекомендовавший себя в польской кампании решительным военачальником и опытным дипломатом.

№ 2
1776 г. ноября 26. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ВЫЕЗДЕ К НОВОМУ МЕСТУ НАЗНАЧЕНИЯ
Москва

При ордере ко мне от его сиятельства генерал-аншефа сенатора и разных орденов кавалера князь Михаилы Никитича Волконского, в копии Государственной военной коллегии указ предложен, к отправлению мне к командированным пред сим из Московской дивизии полкам, на место отставленного от службы генерал-порутчика и кавалера Алексеева[1]. Я, будучи в городе Коломне, получа оное повеление, нимало медля, того ж числа и отправился, продолжая путь свой к Полтаве и далее.

Генерал-порутчик Александр Суворов

Отдел рукописей Гос. библиотеки СССР им. В. И. Ленина, ф. Маркевича, д. 910/1017. Подлинник.

№ 3
1777 г. января 17. — УКАЗАНИЯ КОМАНДУЮЩЕГО КОРПУСОМ В КРЫМУ И НА КУБАНИ А. А. ПРОЗОРОВСКОГО А. В. СУВОРОВУ ПРИ ПЕРЕДАЧЕ ЕМУ ВРЕМЕННОГО КОМАНДОВАНИЯ КРЫМСКИМ КОРПУСОМ1

Вашему превосходительству известно, что в ночи разъезд наш из одной деревни был атакован, и один казак убит, а другой ранен; из той же деревни восемь стариков привезены сюда, которых я и отправляю к правительству здешнему с пристойным писанием, а к тому и своего посланца. Но как оные казаки, будучи атакованы, не оборонялись, то они сделали сие напрасно, ибо высочайшая воля есть не только, чтоб повод подать к драке, но уклонятца от оного сколь можно. Но естьли уже возможности не будет, то по всеобщему праву силою оружия оборонятца и поступать как должно с неприятелем. А на основании сего, ваше превосходительство, и извольте приказать войскам поступать, и естьли бы с разъездом подобное вышесказанному случилось, то не только самому ему оборонятца, но от ближайших войск оной подкрепить, а когда обратят сего неприятеля в бегство, то далеко оного не преследовать, а возвратитца к своему месту. В деревни же не въезжать, а кольми паче грабительство в них делать, что под жестокою казнию запретить извольте. Не оставьте, ваше превосходительство, подтвердить всем войскам, что естьли бы кто подал повод к драке, какого бы он чину и звания ни был, тот должен ответствовать, яко неисполнитель именного ее императорского величества повеления[2].

Хотя я имел известие, от конфидентов моих, что хан намерен будто пробовать наши войска, однако как сии сказания не всегда бывают справедливы, то я их и оставил, а желание его будто было шатающихся здесь султанов гиреевой фамилии (которые неимущие и служат за заплату от хана или Порты Оттоманской), то чтоб оных нарядить с числом некоторых войск и со оными шататца близ нашего войска, а попросту сказать дразнить их, дабы выведать поступок наш, будем ли мы с ними дратца. А по прибытии сего числа ко мне подполковника и кавалера Любимова уведомился я, что противу его в близком расстоянии начинаетца у татар некоторое собрание, то и не могу я заподлинно судить, основыватца ль мне на сказаниях конфидентов моих, а больше думаю, что не намеревают ли они напасть на деревни Касай-мурзы, яко отдавшегося в нашу протекцию, как уже одного из числа таковых. Дом, состоящей в околичности Карась-Базара, уже разорен и разграблен; но то или другое, а ваше превосходительство подтвердите войскам, чтобы оные были во всякой осторожности, а при том, держась вышесказанного, атаковать себя не давать и, увидя к тому совершенное их намерение, атаковав оных, бить, но далеко не преследовать, как к тому препятствует мне недостаточное число в полках лошадей, а пригнать их сюда с Днепра, на бескормицу полезности нет, и они должны будут все помереть; равно и что провианту доставка, по теперешнему худому времени, весьма медлительна, хотя недостатка в нем и не будет, как я ожидаю вскоре прибытия сюда большого транспорта, по прибытии которого и определю я воловьи фуры на подвозку шестидневного провианта. Если же с Днепра прибудут полковые повозки с сеном, то оным приказать остатца при полках и по числу лошадей повозки иметь готовыми, которые в надобном случае могут для подвозки провианту употреблены, а привезенным ими сеном, тож и имеющимся у них овсом и ячменем могут их довольствовать, а по перемене обстоятельств учреждение от меня об оном будет. Затем же, ваше превосходительство, при выступлении иногда полков на сборное место, старались бы они хотя попарно, запрегши повозки, все отправить к Перекопу и оставшей провиант, тож и ячмень на них положить, где б и явились у правящего генерал-вагенмейстерскую должность, которым и будет тут учрежден вагенбург, ибо оставите вещи от полков, естьли прикрыть большими командами, то расходу людям будет много, а естьли оставить маленькие, то сие будет совсем не полезно.

По получении сего с господином подполковником Любимовым извольте, ваше превосходительство, тотчас командировать к нему гранодерской баталион с майором Марковым, которому, соединясь с его постом, и состоять в команде его.

Вашему превосходительству известно, что я нахожусь болен…[3] то не могу я никак и при войсках теперь быть, а для того при собрании иногда войск и вверяю вашему превосходительству команду[4]. Об искусстве ж и храбрости вашей всякому уже известно, в чем и я удостоверен, только извольте поступать по выше предписанному: прогнав неприятеля, далеко за ним не преследовать, ибо на то будет от меня особое учреждение, смотря по обстоятельству дел. Но только как ваше превосходительство не имели никогда дела с татарами, то я за должность почитаю сделать вам описание о роде их войны: первое, что построение противу их иное быть не может, как кареями, а между оными ставить конницу; осторожность безмерная, особливо в сбережении обозов; лошадей же довольствовать — тогда должно брать фураж из деревень, но другого разорения отнюдь не делать. В которых же деревнях брат будет сей фураж или вода, должно оные занять егерями, хотя не более 40 человек, имея верную коммуникацию с лагерем, то все фуражиры и лошади, на водопой идущие, во всяком спокойствии будут обращатца. Ополчение[5] ж их [татар] состоит в том, что они, окружа войска верстах в двух, т. е. вышед из-под пушечных выстрелов, становятца по высотам для показания из себя большого числа; в числе же тысячи татар доброконных и хорошо вооруженных не более найтитца может, как пятьдесят, протчие ж затем недостойны никакого примечания, как в вооружении, так и в лошадях. Чтож бы они сами атаковали, то весьма сие для меня невероятно, однако примечать оное надобно; но затруднение состоит в том, что их атаковать неможно, ибо одна только конница к сему содействию должна быть полезна, но и та не иначе может сделать, как только или обманом или к чему ни есть пригнать, чтобы они принуждены были дратца, потому что естьли только где пушечное ядро их доставать будет, то они все удалятца, а на картечной выстрел, хотя я в последнюю минувшей войны кампанию и был несколько дней от них атакован, никак не приближутца. Впротчем же, естьли конницу вышлешь, то они также станут далее удалятца, а распустя по частям конницу и удаля от корпусу, есть уж некоторая неудобность, потому что они частьми ее могут, коли не атаковать, то беспокоить, а разве только определя казаков и црибавя к тому конницы, по рассмотрению, не наблюдая уже порядочного строя, но скакать на них с великою прыткостью; достальную же конницу построя, порядочно подкреплять оных, то разве тем не удастца ль? Впротчем же на всякие коварные выдумки они весьма разумны, ибо когда в последнюю кампанию был я от них несколько дней атакован и видя, что они не в состоянии мне ничего сделать и ни воду, ни фураж отнять силою, то по дороге лежащие три речки перепрудили и какой способ они нашли колодези вычерпать, мне неизвестно, но затем принужден я был достигать реки Карася, о которой я был уверен, что перепрудить не могут, а чрез то самое слишком сутки принужден быть без воды к большому претерпению и вреду войска. Означенные ж доброконные татары ни проворства, ни храбрости турецкой не имеют.

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 201, ч. II, лл. 51—53 об. Копия. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. I, СПБ, 1885, стр. 271—274.

1 В начале 1777 г. ожидался приезд в Крым Шагин-Гирея, что в сложившейся к тому времени обстановке могло привести к вооруженному столкновению с крымцами. Опасаясь этого, А. А. Прозоровский, под предлогом болезни, переложил ответственность за руководство войсками и сношения с. крымскими ханами на своего помощника А. В. Суворова.

№ 4
1777 г. февраля 26. — ИЗ ОРДЕРА А. А. ПРОЗОРОВСКОГО А. В. СУВОРОВУ О ВЫСТУПЛЕНИИ С ВОЙСКАМИ К СИВАШУ ДЛЯ ВСТРЕЧИ ХАНА ШАГИНТИРЕЯ1

Вчерашней день, или сего числа прибыл уже Шагин-Гирей-хан из Таману в Ениколь, а потому, как уже последнему, повелением его сиятельства графа Петра Александровича[6] с приложением высочайше данного ему от ее императорского величества рескрипта, предписано, чтобы мне по надобностям и движение делать…

…Войск с вашим превосходительством отряжаю я гусарской Ахтырской и Чугуевской казачей полки, тож 100 донских казаков при старшине, которые дорогу знают; пехотных: Ряжской и Орловской полки, да гранодерские баталионы, пришедшие уже из Кинбурна и ожидающие на сих днях из Кизикерменского деташамента; а артиллерии полевой одну двенадцатифунтовую пушку, единорог и две шестифунтовых.

Провиант будете иметь с собою на 10 дней, а затем имеет быть доставлен к вам от провиантской комиссии на воловьих фурах, с которых складывая на конские повозки, фуры обращать ко мне поспешно в корпус.

Выступить извольте 4 марта по приложенному здесь маршруту и итти с некоторою поспешностию, только без изнурения войска, до реки Индаля, которая впадает в Сиваш и оных два или три рукава называются все Индалем, а вершины их выходят из гор; то тут в удобном месте извольте лагерем располо-житца. Сия ж дорога, по которой ваше превосходительство путь свой иметь будете, идет к Арабату, а не к Кефе, и при двух больших маршах чрез два дни роздых, а когда маленькие сряду случатца, то и чрез три дни. Чугуевской же полк извольте маршем отправить вперед, с тем, ваше превосходительство, как у генерал-майора графа де-Бальмена мало очень конницы, то идучи б он впереди у вас одним маршем, присоединился б потом к нему и явился б у него в команду на некоторое время. Когда же Шагин-Гирей-хан захочет выехать из Ениколя, что скоро и последует, то тогда граф де-Бальмен пойдет к Ениколю в конвой его светлости и со оною персоною имеет следовать прямо до положения вашего, а ваше превосходительство, снесясь с ним, когда он будет за марш до Арабату, то вы изволите выступить вперед до реки Булзыка близ уже Арабату и, тут дождавшись его, примите его светлость Шагин-Гирей-хана, а граф де-Бальмен оставит из своего деташамента, не касаясь Чугуевского полку, некоторой пост при Арабате, сам с вами пойдет до реки Индаль, где уж ваше превосходительство будете командиром. А по прибытии на Индаль буду я ожидать от вашего превосходительства с нарочным уведомления, то я тогда сделаю марш до реки Булганака, что впадает в Сиваш, навстречу вам, и тут, соединясь, сделаем совещание с его светлостию ханом и положим, куда должно нам обращатца. Граф же де-Бальмен, отдав вам Чугуевской полк на Индале, останетца тут на двое сутки в расположении, а на третьи возвратитца к своему месту.

Из определенных же вашему превосходительству казаков извольте учредить коммуникацию, поставя на посты по десяти человек казаков…

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 201. ч. II. лл. 158, 158 об., 159. Копия. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, T.I. СПБ. 1885, стр. 404—407.

1 Это распоряжение ген. Прозоровского было частью плана русского правительства по утверждению власти Шагин-Гирея в Крыму.

№ 5
1777 г. марта 2. — ВЫПИСКА ИЗ РАСПИСАНИЯ ВОЙСК, СОСТАВЛЕННОГО А. А. ПРОЗОРОВСКИМ ВОЙСКА, ПОДЧИНЕННЫЕ А. В. СУВОРОВУ
Перекоп Пехота

Под командою господина генерал-порутчика и кавалера Суворова:

Понтонные мосты

В команде секунд-майора Буйносова, до прибытия госпо-дина обер-квартирмейстера Бердяева.

К нему прикомандировать из шести пехотных полков 120 человек с мастеровыми.

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 201, ч. II, л. 163 и об. Копия. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. I, стр. 410.

№ 6
1777 г. марта 4—12. — ИЗ ЖУРНАЛА ПРОИСШЕСТВИИ В КРЫМУ И НА КУБАНИ КОРПУСА А. А. ПРОЗОРОВСКОГО1
Лагерь при Салгире

…8-го числа получил я в марше рапорт от господина генерал-порутчика и кавалера Суворова[7], по прибытии его на Салгир, что по нижеследующему обстоятельству должен он, не делая растахов, выступить далее на Булганак и именно, что 7-го числа передовыми его пикетами приведен татарин мулла Али, которой показал, что он послан от Аметши мурзы партии Шагин-Гирей-хана к протчим держащим его сторону сказать им, чтоб ретировались к нашему войску, ибо естли будут пойманы, то Девлет-Гирей-хан хочет их повесить, почему оной Аметши и бежал с четырнадцатью еще мурзами к Шагин-Гирей-хану. Он же, мулла, показал, что по повелению Девлет-Гирея соби-раютца войски его при речке Индале, под командою Шебиб-Гирея и Кас-Гирей султанов с протчими Девлет-Гиреевой партии и при его, муллы, отъезде войска было до трех тысяч, а намерение есть собрать больше, однако ненадежно, ибо многие мурзы на то не согласны, да в близости Бакчисарая были также собираемы войски тысяч до пяти.

При оном рапорте прислал он, генерал-порутчик, вверенное ему от одного мурзы письмо из Бакчисарая, от Ширинского бея к его родственникам, изъявляющее, дабы Шагин-Гирей-хан скорее сюда прибыл, которое я, препроводя в тот же день во оригинале чрез него ж, генерал-порутчика, к генерал-майору Борзову для представления ему, хану, здесь помещаю перевод оному…

…9 числа [марта] имел я и от генерал-порутчика Суворова рапорт, что пред тем бывшая партия на левом берегу Салгира к Сивашу была подлинно Сеит мурзы, живущего на Салгире, но уже отставшие от него и разъехавшиеся, а потому и сам он удалился к Девлет-Гирею.

…10 числа [марта] получил я рапорт господина генерал-порутчика и кавалера Суворова от 9 марта, меж протчим следующего содержания:

Шебиб-Гирей и Кас-Гирей меньшой, султаны, с протчими оставшимися неспокойными были при вершине Индаля, около Челембеи и Бурундука, на которых прямо был им, господином генерал-порутчиком, отряжен с двумя ротами гранодер, пушкою, ротою гусар и шестьюдесят казаками Ахтырского гусарского полку майор Богданов. Но оные, сведавши о приближении сих войск ее императорского величества, еще до его прибытия разбежались, и токмо реченные два начальника с пятью мурзами и от пяти до шести десятков ассистентов, пробыв несколько в Карась-Базаре, отъехали к Девлет-Гирею в Бакчисарай, так что командированной же и с легкою конною партиею, другой майор, барон Герват уже их в Карась-Базаре не застал. Но отставшей от них по письму якобы Шагин-Гирей-хана вышереченный Кас-Гирей отозвался ему и присылал к нему, генерал-порутчику, двух своих посланцев уверитца о его беспечности в проезде к Шагин-Гирей-хану, которым он способствовал на возврате к нему лошадьми и отпустил ласково во ожидании его на другой день приезда, ежели удержит слово.

При Девлет-Гирее в Бакчисарае, сверх ушедшего к нему Шебиб-Гирея, старшей Кас-Гирей и еще два султана, человек до 20-ти больших и меньших мурз, со всеми ж адгерентами от трех до четырех сот, как то точно знать не можно, тоже наперстник его Бешир диван эфендий, а Орбей[8] Девлет-Гирей султан обретался к Козлову, о чем показали посланцы меньшего Кас-Гирея, прибавя к тому, что извещены в прошлые сутки о уходе из Бакчисарая Ширин бея Мустафы. Впротчем, в проходе сих партей чрез селении обыватели были к войскам благосклонны и ласковы, а между протчими жители деревни Мунай, на речке Карасе, встретили партию нашу с хлебом. Протчие ж разъезды только примечательного доносят, что все спокойно и слава богу дела текут благопоспешно…

…В тот же день рапортовал меня генерал-порутчик и кавалер Суворов, что 10 числа прислан к нему был от Ширин-бея нарочной с письмом, которое он и прислал ко мне во оригинале, а в подтверждение прежних известей на вопрос его сей присыланной объявил, что находившиеся в Бакчисарае остатки некоторых мурз все и последние Девлет-Гирея оставили и уехали в Карась-Базар. Войски ж Шебиб-Гирея и Казы-Гирей султанов распущены все в свои жилища и ныне таковых по всем входящим известиям и прилежным разведываниям нигде в краю его в собрании нет. Впротчем, сходно с упомянутым выше сего донесением графа де-Бальмена, и он меня уведомляет, что от проезжающего из Кефы турецкого купца показано, что Шагин-Гирей-хан прибыл уже из Таману на здешнюю сторону и куда уже много мурз к нему поехали…

Генерал-порутчик князь Прозоровский

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 201, ч. II, лл. об. 201—208. Подлинник. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. I, СПБ, 1885, сто. 445—447, 452—454.

1 Заголовок подлинника.

№ 7
1777 г. марта 17—21. — ИЗ ЖУРНАЛА ПРОИСШЕСТВИЙ В КРЫМУ И НА КУБАНИ КОРПУСА А. А. ПРОЗОРОВСКОГО1
Лагерь при дер. Келеши при Булзыке

…17-го числа получил я рапорты от господина генерал-порутчика и кавалера Суворова и от подполковника и кавалера Любимова, которыми они доносят.

Первой, что он с войсками начальства его 14-го числа прибыл на речку Булзык. Посыланной же от него в разъезд к стороне Кефы майор Вукотич, возвратясь, рапортовал сходно с прежними преподанными известиями, а к тому посыланные в город Кефу присовокупляют, что от живущих там греков слышали, якобы назад тому с неделю прислано туда было от Девлет-Гирея при шести мурзах войска татарского человек до 150, с тем, чтоб, Шагин-Гирей-хана поймав, привесть в Бакчисарай, коего они быть там чаяли, но, пришед оные и не нашед его, разошлись. Из означенных же мурз один с малым числом войска, собрав якобы с греков и армян 18 мешков, в коих было до ста двадцати тысяч левов, уехал, сказывая, что он повезет их к новому хану в Ениколь. Впротчем и по собственному его, господина генерал-порутчика, в окружности тамошних мест обозрению, нашел все тихо и спокойно…

…17-го ж числа писал я к господину генерал-порутчику и кавалеру Суворову, находившемуся уже тогда при Булзыке, чтобы при соглашении хана Кефскую крепость занял войсками, о чем я и поручил упомянутому подполковнику словесно ему, хану, донесть…

…Сего ж числа [20 марта] генерал-порутчик Суворов рапортовал меня, что по донесению ему подполковником Леванидовым о вышесказанном соглашении ханском на занятие Кефы он, по силе моего, данного уже ему от 17-го числа повеления, определил занять сей город полковнику Шамшеву с Ряжским пехотным полком, куда уже того числа две роты оного полку при майоре Ушакове и отправлены, да и полк, выступя, на завтра туда же прибыть имеет…

…21-го числа я, выступя с Индаля, прибыл на Булзык, где и соединился с генерал-порутчиком Суворовым, которой тут словесно меня рапортовал, что отряженному им по повелению моему с полковником Шамшевым Ряжскому полку на занятие Кефы велел он, не вступая в крепость, расположитца близ оной в форштате, а туда только посылать небольшой караул, объявляя жителям, что якобы оные войски присланы туда для печения хлебов, то чтоб между ими и обывателями не могло ссор каких произойти…

Генерал-порутчик князь Прозоровский

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 201, ч. II, лл. 227—230. Подлинник. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. I, СПБ. 1885, стр. 470—473.

1 Заголовок подлинника.

№ 8
1777 г. июня 1. — ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА Г. А. ПОТЕМКИНУ С ПРОСЬБОЙ ДАТЬ В КОМАНДОВАНИЕ КОРПУС1
Под Ахтмечетью

Светлейший князь, милостивый государь!

Ныне по окончании здешней экспедиции, исключая неожидаемой стамбулской высадки, вашей светлости всевозможная милость сколь бы велика ко мне была, естьли бы меня удостоить соизволили препоручения какого корпуса, каковыми до сего я начальствовал без порицания. Единственно к особе вашей прибежище имею!

Покровительствуйте, милостивый государь! того, которой с непреоборимою преданностью и глубочайшим почитанием до конца жизни Вашей светлости всенижайший слуга

Александр Суворов

ЛОИИ, Собрание Воронцовых, № 1309, л. 21. Автограф. Опубл. в кн. Архив кн. Воронцова, кн. 24. М., 1880, стр. 288.

1 Письмо А. В. Суворова Г. А. Потемкину было вызвано новой обстановкой. Принятыми мерами по укреплению власти Шагин-Гирея в Крыму удалось сорвать план турецкого правительства без сколько-нибудь крупных военных столкновений. 29 марта Диван (верховный совет при хане) вынес решение об устранении Девлет-Гирея с ханского престола и о признании крымским ханом Шагин-Гирея. Наступившее затишье в боевой деятельности тяготило А. В. Суворова так же, как и подчиненное положение в отношении Прозоровского. Последний держался противоположных Суворову взглядов на подготовку войск и к тому же не пользовался уважением Суворова.

№ 9
1777 г. ноября 5. — ИЗ РАПОРТА А. А. ПРОЗОРОВСКОГО П. А. РУМЯНЦЕВУ О ЗАДЕРЖКЕ ВОЗВРАЩЕНИЕМ ИЗ ОТПУСКА А. В. СУВОРОВА1
При Индале

Господин генерал-порутчик и кавалер Суворов еще в июне месяце, по прибытии жены его в Полтаву, просил у меня на короткое время увольнения, чтобы увидеться только с женой и постановить вообще свои домашние обстоятельства, что и осмелился я ему позволить. И как ваше сиятельство были в отдаленности, то, ожидая скорого v его возврату, и не доносил. Но, наконец, получа от него письмо, что еще он там по обстоятельствам намерен прожить, а сюда не едет, и услыша, что для перемены воздуха по болезни переехал жить в Опошнп и где ныне, — неизвестен, изготовил уже вашему сиятельству рапорт с поднесением оригинальных его обеих писем, но не успел оной отправить по открывшемуся здесь возмущению, а и теперь не могу поднести для того, что походная моя канцелярия оставлена в вагенбурхе при Салгирском ретраншаменте…

Генерал-порутчик князь Прозоровский

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 201, ч. I, л. об. 231—232. Подлинник. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. I, СПБ, 1885, стр. 825—826.

1 Ордером от 30 октября 1777 г. за № 59 П. А. Румянцев запросил А. А. Прозоровского о Суворове и Бринке, о которых тот не упоминал в своих последних рапортах. На высказанное Румянцевым опасение, не прервана ли с ними связь (ВУА, д. 197, л. 26 об. —27), Прозоровский вынужден был сообщить о задержке Суворова возвращением из отпуска.

№ 10
1777 г. ноября 29. — ОРДЕР П. А. РУМЯНЦЕВА А. В. СУВОРОВУ О НАЗНАЧЕНИИ ЕГО КОМАНДУЮЩИМ КОРПУСОМ НА КУБАНИ

Ваше превосходительство имеете с получения сего ехать для принятия команды над корпусом на Кубане и по данным от меня господину генералу-майору Бринку, относительно дел татарских и взаимного сношения, поступать, и как о получении сего, так и о отъезде, прибытии и принятии команды меня рапортовать[9].

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 197. Из «Исходящего журнала переписки графа Румянцева с начальниками войск в Крыму, на Кубани и на южных границах империи», л. 45 об. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. I, СПБ, 1885, стр. 845.

№ 11

1778 г. января 16.1-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ВСТУПЛЕНИИ В КОМАНДОВАНИЕ КУБАНСКИМ КОРПУСОМ И О ПОЛОЖЕНИИ НА КУБАНИ
№ 410 Лагерь при Копыльском ретраншементе

Во исполнение вашего сиятельства данного мне ордера, прибывши на сих днях[10] за Кубань к Копыльскому ретраншементу, яко главному на здешней стороне посту, вступил я в принятие корпуса от г. генерал-майора и кавалера Бринка, и поелику вообше здесь и по донесению мне от него, г. генерал-майора и кавалера, известно, что всего здешнего края татарские орды, между которыми в едичкульской орде ханской брат сераскир Арслан-Гирей-султан, находятца в спокойствии и в наружном виде кажутца благонамеренными к последованию на всевысочайшие ее императорского величества предположении и преданными хану Шагин-Гирею. Со стороны же развратников, то-есть закубанских султанов с их сообщниками, никаких против общественного спокойствия предпринятий на сей раз не видно и ниже слышно о каких-либо их скопищах. С означенным же сераскиром имел я случай видитца и при первом приветствии его обласкать, согласно с волею вашего сиятельства, некоторым подарком и при том свидании, внушая ему всеобщественную татарской области пользу, ничего в нем претительного общим интересам не приметил. В прибытие ж мое реченной г. генерал-майор [Бринк], получа от вашего сиятельства ордер, от 28 декабря[11] к нему пущенной, представил ко мне с него, так как и с прежних таковых же по здешним политическим делам касательным копии, сообразно с которыми я и не оставлю на удержание здешнего края в желанном спокойствии предпринимать мои меры и как уже сераскир Арслан-Гирей-султан до прибытия моего означенным г. генерал-майором обращен на лучшую о нас мысль, то и я для удержания его в таком виде не оставлю употребить моего старания и посредством подарков или иными каналами[12], буду старатца заманивать и другого ханского брата Батырь-Гирей-султана в знакомство со мною, а наконец и твердую с нами связь, а между тем соглашать того и другого на отправление к вашему сиятельству посланцов; но могу ли в том успеть, на сей раз ваше сиятельство еще не обнадеживаю. От господина ж резидента Константинова[13], в каком положении крымские дела находятца, по предписанию ему от вашего сиятельства никакого сведения он, г. генерал-майор, еще не получал, к коему о том наведатца чрез нарочного, как и в касательном до пользы общих политических дел повременно частое иметь сношение я не оставлю и сообразительно тому буду предпринимать мои меры.

В коликом же числе здешней корпус людей и лошадей состоит, о том краткой рапорт вашему сиятельству подношу[14].

При принятии от г. генерал-майора и кавалера Бринка здешних дел, я экстраординарной суммы от него нисколько не получил, а рапортует, что он, по неимению оной, принужден был заимствовать у купцов и издерживать на счет возврату, и как я при первом вступлении в сии дела должен привыкших к пакостям чиновников, для утверждения с ними лучшего знакомства, а потом и к снисканию в них доверенности к нам, угождать согласно с предписаниями вашего сиятельства подарками, то в сей необходимости на первой случай хотя и требую я от состоящей в крепости Святого Дмитрия кригс-цалмейстерской комиссии в отпуск на счет экстраординарной из комиссариатской суммы четырех тысяч рублев, а к тому о большем оною меня снабдению сколько заблагорассудить соизволите, прошу вашего сиятельства рассмотрения.

А затем вашему сиятельству честь имею представить мое мнение, чтоб для лучшей преграды от набегов известного Тохтамыш-Гирея и иных горских султанов с их сообщниками, доныне еще в разврате пребывающих, и к употреблению на обеспечение российских границ, а притом и к лучшему удержанию поныне в наружном виде благонамеренными кажущихся в преданных хану орд в почтении, не угодно ли вашему сиятельству будет из следуемых из России два или три полка пехотных и один егерской баталион благовременно к Азову сближить приказать и, сие предав высокому вашего сиятельства рассмотрению, испрашиваю апробации.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, лл. 1—2. Подлинник. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1В85, стр. 50—52.

1 В тексте последующих документов при ссылке на этот рапорт ошибочно указано 17, а не 16 число.

№ 12
1778 г. января 18. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ С ПРОСЬБОЙ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ САМОСТОЯТЕЛЬНОСТИ
№ 411 Лагерь при Копыльском ретраншементе

Выступя в прием по повелению вашего сиятельства назначенного мне в командование корпуса, к стороне Кубани расположенного, и входя в обстоятельствы сопряженных с тем политических дел относительно до кочующих здесь татарских орд, нахожу, что в мероположениях, касающихся до военного, а особливо при нынешних обстоятельствах по немалой Крымского полуострова от здешнего места, отдаленности, для скорейшей во всем решимости, нужно мне иметь разрешение, независимое от стороннего распоряжения. Коль паче будучи местным здешнего корпуса начальником и имея по лучшему опознанию положения здешнего края и других обстоятельств, ближайшие средствы к выполнению высочайших ее императорского величества предположений, так как и вашего сиятельства повелений, не имел бы я обязанности чрез излишние переписки подвергать иногда нужные предприятии медлительности. Чтож до политического, то, согласно с волею вашего сиятельства, я с господином резидентом Константиновым сношение иметь долженствую, на что испрашиваю высокой вашего сиятельства апробации. С полученного ж господином генерал-майором и кавалером Бринком от господина генерал-порутчика и кавалера князя Прозоровского от 8 генваря ордера копию[15] (из которой видно, что он в знании здешнего краю не весьма достаточен), поелику во оном препинание в независимом мне от него здешним корпусом командовании и прикосновенные к тому разные неудобствы нахожу, подношу у сего на высокое вашего сиятельства рассмотрение.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 3 и об. Подлинник.

№ 13
1778 г. января 18. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ПЕРЕХВАЧЕННЫХ ПИСЬМАХ ВОССТАВШИХ НОГАЙЦЕВ, ПРИЗЫВАВШИХ ОСТАЛЬНЫХ ТАТАР УЙТИ ЗА КУБАНЬ
№ 414 Лагерь при Копыльском ретраншементе

Находящейся на Ей подполковник Лешкевич рапортует ко мне, что он, узнав о прибытии из-за Кубани от пребывающих там в числе развратников едисанских Уру-Мамбет, Килим-бет и Канакай мурз с письмами к Катырсе мурзе едисанскому, братьев означенного Уру-Мамбета, посредством определенных с стороны ханской чиновников, чрез нарочно посланных получил в свои руки те письма, кои и ко мне оригиналом представил, а я у сего вашему сиятельству подношу[16]: содержание же оных реченной подполковник Лешкевич в рапорте своем описывает. Есть таково! что означенные мурзы, подавая знать ему, Катырсе, и протчим в спокойствии доныне пребывающим едисанским мурзам, что крымской Шагин-Гирей-хан уже помер и потому советует, чтоб они, поднявшись со всеми аулами, шли к ним за Кубань для совместного с ними пребывания, внушая при том, что означенного хана все предпринятый пресеклись смертию! А из Румели той же едисанской орды к Мусе мурзе от находящегося там при Девлет-Гирее, бывшем хане, сына его Кормамбета по некоторых доводах письмо, уведомляющее, что на внесенное от буджаков чрез Касяулат мурзу прошение турецкой султан объявил, что он лучше лишитца своего престола, нежели татар оставит при вольности под российскою протекцией), для чего-де и отряжено уже на Дунай девяносто, в Суджук-Кале двенадцать тысяч войска. Гаджи-Али-паша в Анадолии, также собирая войски, намерен в следующую весну прибыть на Кубань и здесь находящиеся российские войски вытеснить, а в противном-де случае объявлена будет от Порты война! Таковые между татарами разглашении (хотя он, Лешкевич, и уверял их внушениями благовидными) действуют весьма, и они всему тому верят. Я ж с моей стороны, о сем уведомя находящегося при его светлости хане господина резидента Константинова и препроводя с сим уведомлением к хану от его на ее находящихся доверенных чиновников нарочного, писал ему, Константинову, чтобы он посоветовал хану прислать во все здешние орды чрез своих нарочных ферманы и тем бы удостоверил народ, в смятении от его смерти пребывающей, а вашему сиятельству об оном чрез сие доношу.

Генерал-порутчик А. Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, лл. 5—6. Подлинник.

№ 14
1778 г. января 26. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ПЕРЕГОВОРАХ С БРАТОМ ШАГИН-ГИРЕЯ И О НАМЕРЕНИИ КОЧУЮЩИХ НОГАЙЦЕВ УЙТИ ЗА КУБАНЬ
№ 428 Лагерь при Копыльском ретраншементе

В последствие моего к вашему сиятельству от [18] числа сего месяца донесения посыланной для узнания преклонности Батырь-Гирей-султана нарочной, от него возвратясь, какие привез ко мне и господину генерал-майору Бринку, також и к начальникам Едич-кульской орды Джан Мамбет и Мамай мурзе письма, с оных копии у сего вашему сиятельству подношу[17]. Что ж он во втором при окончании ссылаетца на словесные того посланного пересказании, то оные при обыкновенных уверениях о дружбе замыкают в себе: 1-е. Желание его переехать в Таман или в аулы Едич-кульской орды, — последнему я боле даю веры, — поелику знаю, что сие его желание клонитца к тому, чтоб сделать сына своего Селим-Гирей-султана над всеми здешними ордами сераскиром, с отдалением от сего повелительства брата своего, нынешнего сераскира Арслан-Гирея. 2-е. Извещение меня, что слыхал он, будто в Суджук-Кале прибыл турецкой десант в числе двенадцати тысяч человек и между тем неотступно требует в возврат отбитых от его воспитанников под Заною в бывшее 2 декабря поражение злодейских скопищ, панцырей и скота, помещая и неудовольствии свои (Батырь-гиреевы[18]) против хана, как и в письме означено. Я посему, чтоб привлечь сего султана в беспосредственное со мною сношение, а наконец, буди можно и совсем обратить его на российскую сторону, при обыкновенном приветствии, возвращая к нему паки того ж посланного со взаимными о непременной дружбе уверениями, с присоединением сверх того и денег пятисот рублев. Какое притом к нему писал письмо, содержание оного в копии у сего вашему сиятельству подношу[19], а в рассуждении неудовольствий его против хана писал я паки к господину резиденту Константинову о внушении его светлости, коль нужно, при теперешних его обстоятельствах иметь ему братьев на своей стороне, что старался б он всеми ласковостьми[20] снискать их к себе преданность, а между тем назначил бы Батырь-Гирей-султану место пребывания в Тамане. Как посылка к сему султану и возвращение от него нарочного была сделана чрез пост Екатерининской крепости (Некрасовских селений)[21], то оной всячески усиливался путь свой ко мне взять чрез Темрюк, сказывая, что он от Батырь-Гирея имеет нужные приказании в Таманской остров, но командующей сим постом господин полковник и кавалер Гамбом, в рассуждении, что ни на какие сего султана уверении совершенно полагатца не можно, а сверх того, имея еще известие, что от прибывшего в Крым Селим-Гирея Черным морем отправлены люди к абазинцам, чаятельно в Суджук-Кале, для подкрепления горцев в их волновании, а также и в остров посланцы его есть с уверением, будто уже турецкие войски в Крым вошли, то дабы чрез сего посланного жители Таманского острова не могли учинить с горцами какого-либо для нас вредного условия, не впуская в остров препроводил оного с нарочным ко мне берегом Кубани, которою дорогою и обратно сей человек, под предлогом прямейшей, отправлен с моим провожатым. Что ж впредь о преклонности или противомыслии сего султана сведаю, вашему сиятельству донесть не оставлю.

С Еи подполковник Лешкевич рапортует меня, что кочующие по Челбасам едисакского левого поколения[22], кроме Джаум-Гаджи и Мамбет мурзы Мурзабекова, протчие мурзы, в числе коих и Кадырша мурза (к коему пред сим присылаиы были от развратной партии с письмами, кои я уже вашему сиятельству имел честь препроводить), оставя зимние свои кочевья, потянулись вверх по Челбасам с намерением уйти за Кубань. Одиакож чрез посыланных от него, Лешкевича, и от приставленных с стороны ханской чиновников, посредством благовидных внушений, а частию устращиваиием погонею за ними, яко за бунтовщиками, удержаны и уже поворотились к прежним своим кочевьям и какие прислали к нему и тамошним чиновникам письма, оные в оригиналах у сего прилагаю[23]. А между протчим он же, Лешкевич, доносит: по уведомлению от господина полковника Шульца, на новозаводимой Моздокской линии стоящего, и по другим чрез татар доходящим до него известиям, что горцы начинают скоплятца и уже тысячах в дву приуготовились к покушению на войски реченного полковника Шульца, что однакож за верное не утверждает. А наконец узнав он, Лешкевич, что из кочующих вверх по Еи и Сосик-Еи татар до пятисот человек вооруженных, оставя свои аулы неподвижными, потянулись к Кубани для отгону будто своего от черкес скота, то не скрываютца ль под сим предлогом какие-либо тайные замыслы, послал о том разведать, а от чиновников ханских также посланы нарочные к удержанию их от сего предпринятая, дабы чрез таковые междуусобии не произошло каких неполезных следствий.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, лл. 7—9. Подлинник. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 133—135.

№ 15
1778 г. января 28. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О РЕЗУЛЬТАТАХ ЛИЧНОГО ОБЪЕЗДА КУБАНСКОГО КРАЯ
При Копыле

По отправлении к вашему сиятельству о прибытии моем на Кубань к здешнему Копыльскому ретраншаменту от 17 числа сего месяца моего рапорта[24], я при вступлении в командование здешнего корпуса за первой долг себе поставил самолично обозреть положение сей земли, всех в ней учрежденных постов и набережных мест, куда на сих днях проезжая по берегам от Темрюка до Тамана Азовского, а оттоль до устья Кубани, Черного моря и берегом оной реки обратно до Копыла, где что нашел нужное и примечания достойное, честь имею к сведению вашего сиятельства донести:

Проезд в Темрюк неподалеку его (где по прежним картам назначиваем был залив) ныне есть свободной верхом и на возах, но только по пересказаниям бывших здесь, також и жителей здешних, весною оной наполняется водою глубины с полтора аршина, и по насыпной песком дороге должно водою проезжать около четырехсот сажен. Потом, выехав на стрелку пред самою стеною, другой пролив сажен на двадцать ширины, бывает глубиною от трех до пяти четвертей аршина, а по сторонам сей дороги места болотные и камышеватые. От Черного же моря пристани есть: старинная, при которой видно укрепление и был Одинцовской базар, по Таманской дороге от сего города прямо двенадцать верст к устью Кубани, не доезжая верст трех самого того устья Кубани, выходящего заливом. От сего устья верстах в меньше десяти Кизилташская, где видны ж остатки укрепления; от того места верст поболе пятнадцати при Суаге, мелка, и от того верст восемь судовой ход разными протоками из реченного залива в Кубань под некрасовскими селениями. От устья Кубани простираетпа стрелка по Черному морю, сочиняющая сказываемой залив верст до сорока к абазинцам, оттуда береговою горою остаетца немного далее до Суджук-Кале. Сия, то-есть, как известно, главная и столь важная турецкая пристань. Сущие ж в лимане ничего не значат, коль устье Кубани блюдимо будет, а за сим вышепомянутая старинная пристань, к которой и российские корабли приставали и просто, набережная хороша; Таманская ж и Темрюцкая лежат уже по известному за Еникольским заливом на Азовском море. Правда, мелкими судами во многих местах берега приставать можно.

В некоторых местах сделанные российскими малые укреплении нашел я небесполезными, а согласно тому по сю сторону Кубани, от переправы Курки к Копылу оных прибавлено быть может, почитая с моей стороны то нужным, в рассуждении свойств абазиниов и черкес, сравниваемых с нагайскими. Что же они при особенной их храбрости неуважительны, то доказал Курского пехотного полку капитан Зыков 31[25] ноября, отбивши их сильной пехотной набег, с одною того полку ротою из не весьма укрепленного редута при устье Кубани, как о том вашему сиятельству от господина генерал-майора и кавалера Бринка от 13 декабря прошлого 777 году донесено. А к вящему сих народов обузданию, естлиб дозволено быть могло, полагаю я надобным на собственном их грунте иногда построить по приличеству хорошей шанец по ту сторону Кубани, связавши таковой с постами, на здешней стороне учрежденными, на что испрашиваю повелительного вашего сиятельства рассмотрения. Некрасовской пост, прозванной Екатерининскою крепостью, полковником Гамбомом довольно исправно укреплен и может служить дальним упором Суджуку. Впротчем, наблюдавшееся здесь похвальное нераздробление войск имело некоторые невыгоды, должно было чинить частые разъезды по невозможности соблюсти надлежащего внимания обширною цепью, или по временам высылать конные отряды, кои на одном посту долго пребывать не могли, ибо сильным набегам горцов подвержены были, конница тем изнурялась и еще терпимо было предосуждение разновременно в схватках и убивствах российских людей. На таковой случай определяема ныне мною на довольное расстояние, по усмотрению местоположения, на берегу сей стороны Кубани камыши все истребить, которыми горцы, перелазя Кубань, обыкновенно скрытно прокрадываютца. А тем и лучше обзорные посты между нескольких укреплениев, особливо заграждающих, знатные перелазы учредить можно будет так, чтоб большой нужды и в разъездах не было, последуя в том сколько возможно дунайскому примеру[26].

Далее ж, к стороне Токтамыш-Гирей-султана и атукайцов, еще ничего верного вашему сиятельству донесть не могу, поелику мне к разведыванию той стороны недоставало еще времени, ибо и здесь управлятца надлежит. Примечаю токмо: все возможное укрепление здешнего берега Кубани от горских перелазов и тем самым неослабную преграду утечки нагайцов за оную, или по малой мере сими истинными демонстрациями, реченному благопоспешествовать.

Затем смею и я ваше сиятельство уверять о всегдашнем непостоянстве нагаицов, коих нравы… легкомысленны, лакомы, лживы, неверны и пьяны. Притом и о ежечасном беспокойстве абазинцов и черкес, ежели и повременно на сих не наложить какую-либо военную узду, как то и в нынешней мой проезд случилось, передо мною неподалеку отсюда, около устья Каракубани, набегали они на наши пикеты, однако ж безудачно, с потерей одной лошади, ружья и несколько иного экипажа, а потом в береговое мое следование с противного берега стреляли они сильно ружей с пятидесяти на расстоянии широты реки шагов меньше восьмидесяти, но только одному прострелили платье, стреляя из сошек, из чего и примечаю, что они худые стрелки.

Осталось затем примечанию вашего сиятельства донести о некрасовцах, что они, лишась своих жилищ, сколько мне известно, бродят безместно в горах; число их полагаетца военных от шести до осьми[27] сот, а всех мужеска полу меньше трех тысяч человек. В нынешнюю ж мою поездку с здешнего берега чрез реку Кубань с некоторыми из них, усмотренными на том берегу, я говорил, и они между протчим оказывали желание к спокойствию и возвращению на нашу сторону.

А наконец вашему сиятельству честь имею донесть, что в испытании преклонности Батырь-Гирей-султана, на возврат к нему посланных не имея известия, предоставляю то ожиданию. От Арслан же Гирей-султана в лице посланца Мансур мурза к вашему сиятельству 21-го сего месяца уже отправлен.

Что ж далее достойного примечанию здесь происходить будет, вашему сиятельству почасту доносить не оставлю.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, лл. 10—13. Подлинник. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 137—140.

№ 16
1778 г. января 28. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ПРОДОЛЖЕНИИ ЛИНИИ УКРЕПЛЕНИИ ВВЕРХ ПО КУБАНИ И ПОТРЕБНОМ КОЛИЧЕСТВЕ ВОЙСК ДЛЯ ОБОРОНЫ ПРОТИВ ТУРОК
№ 440 При Копыльском ретраншементе

Вслед отправленного к вашему сиятельству от 28 числа сего генваря моего рапорта[28], в коем я между протчим, полагая мои примечании, поместил быть могущим прибавлением некоторых малых укреплений по [сию] сторону Кубани на Курки[29] к Копылу, честь имею донести, что выполнение сего по наступившей стуже приостановилось и особливо, как ныне Кубань на несколько дней покрылась льдом, которой в некоторых местах столь крепок, что черкесы свободно на наши стражи, но даже и верстах в двух лежащие отсюда набегают! Однакож по здешнему воздуху ожидаетца скорая перемена, и сколь скоро земля талее будет, то полагаемые мною прибавочные укреплении начав, в окончание приведутца. Производя таковые ж и далее против шапчуков и атукайцов к абуздыкам (ежели то впредь по осмотру моему, где способно будет), здешнего войска для содержания оных, уповаю стать могло б, но входя в рассуждение, что за Лабою и до Урупа протчие черкесские поколенья в превратности еще остаютца, мыслю я, не худо бы было, сиятельнейший граф, поелику допустит время, по некоторым местам, поделав укрепления, занять нашими войсками по самой Кубани, протягая тем оные к стороне Ташлы против Моздокской линии, и тем бы учинить преграду горцам к сообщению с нагайцами. Но и тем укреплениям не беспотребно несколько на передках легких чугунных пушек, то о взятье оных из Азова дать вашего сиятельства повеление! На занятие ж сего вверх по Кубани положения смею уверить ваше сиятельство, что почти одного только прибавочного комплектного с гранодерскими ротами пехотного полку довольно б достаточно было. Затем, сиятельнейший граф, ежели вникнуть в турецкие предприятии на случай могущего быть появления на здешнем краю десанта, то я рассуждаю: кажетца можно бы было стать против их с четырью полками пехоты, двадцатью эскадронами конницы и тысячью казаками! И как я вашему сиятельству тем рапортом моим от 17-го числа[30] сего месяца о прибавлении сюда полков из России следующих дву- или трех и егерского батальона представлял, то сему сообразуясь (ежели вашему сиятельству угодно будет апробовать), когда бы на укрепления, мнением моим полагаемые, с протчими расположенными ныне здесь войсками и отошел из сих трех один полк, то остающие два и баталион егерей почти бы заменили б четыре пехотные, разве бы к награждению истинного недостатка прибавить другой егерской баталион и шестой казачей полк, коих ныне состоит здесь только четыре вне полного комплекта; а на дополнение их, равно и об отряде пятого, вновь я требовал войска Донского от войскового господина атамана Иловайского и за неполучением еще от него на мои требовании соответствия, что еще ныне ему сообщил, с того на усмотрение вашего сиятельства у сего копию подношу![31] Может быть, сиятельнейший граф! я ошибочно о всем вышеписанном рассуждаю, но благомудрое высокоповелительство вашего сиятельства мне то простит и лучшее рассмотрение учинить может.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 14—15. Подлинник. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 140—142.

№ 17
1778 г. января 28. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ ОБ ОТПУСКЕ ЭКСТРАОРДИНАРНЫХ СУММ
Mb 441 Копыльский ретраншемент

От 17-го числа месяца вашему сиятельству в рапорте моем хотя я и упоминал, что для обсылки здешних чиновников иногда подарками на первой случай требую от состоящей в крепости Святого Димитрия кригс-цалмейстерской комиссии в отпуск на счет экстраординарной суммы четырех тысяч рублев, однако же той комиссии кригс-цалмейстер Федоров на повеление мое рапортует: что за удовольствованием здешних войск за сентябрьскую 777 году треть в комиссии его суммы не состоит и даже двум баталионам в жалованье отказано! А ожидает оная в доставление из воронежской губернской и тамбовской провинциальной канцелярии. Напротив же того, господин генерал-майор и кавалер Бринк, по представлению его, получа от господина генерал-порутчика и кавалера князя Прозоровского повеление, мне рапортует, что означенной господин генерал-порутчик ассигновал ему на сии издержки получить в Полтаве из состоящей там обер-кригс-комиссарской комиссии пять тысяч рублев, за которыми от него и приемщик послан. Но как я и в прежнем моем от 17-го числа рапорте[32] вашему сиятельству доносил, что он, господин генерал-майор, по неимению суммы, заимствуя от купцов, принужден был на сии издержки употреблять, а притом, уже в бытность мою, на ириласкаиие здешних чиновников и на курьерские посылки таким же образом заимствуя, на щот возврату употребил до тысячи рублев, то если из сих ассигнованных пяти тысяч рублев удержит означенной генерал Бринк им занимаемые, а притом и я расплачусь за издержанные, останется из них весьма малое количество; в таком случае, дабы в нужном и необходимом для дел политических не учинилось за недостатком суммы остановки, осмеливаюсь и еще вашему сиятельству представя, просить в доставлении оной повелительного рассмотрения.

Генерал-порутчик Александр Суворов

Рукописный отдел Гос. библиотеки СССР им. В. И. Ленина, ф. Маркевича, № 5498 (5798). Подлинник.

№ 18
1778 г. февраля 3. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ПОЛОЖЕНИИ НА УКРЕПЛЕННОЙ ЛИНИИ И ПРЕДПОЛАГАЕМОМ ПРИЕЗДЕ В ТАМАНЬ НОГАЙСКОГО СЕРАСКЕРА АРСЛАН-ГИРЕЯ
При Копыльском ретраншементе

Достиг я осмотром моим до урочища Мураттопы, назначаю к оному некие укреплении, закрывающие от шапшиков, атукайцов, до абуздыков, в коих, как и по правую руку к Куркам, при продолжающейся здесь стуже, по замерзлости земли еще предуспеть не мог. Затем остаетца у меня войска пехотных несколько рот, довольно для летучего корпусца, против какого усиления горских воровских набегов. Не далее, правда, влево, как до вышереченного урочища при эскадронах слишком десяти, когда возьму из-под крепости Святого Димитрия господина секунд-майора князя Кекуатова с тремя Таганрогскими, а по нужде наберу эскадронов до пятнадцати, токмо все еще мало казаков, за неприбытием с Дону. Кавалерии бы сей почти довольно было и против самой высадки турецкой, колиб тож казаки сюда с Дону понакопились, как о том вашему сиятельству от 29-го числа генваря донес[33] и о предопределяемой пехоте. Понтоны наивозможнейше в крепости Святого Димитрия чиню и исправляю, множественное их поправление довольного времени стоит, не оставлю неизнурительного выекзерцирования войск при наступлении лучшей погоды, дабы число их способностию сею увеличить к прославлению оружия ее императорского величества.

По всегдашней непостоянности мыслей нагайских, сераскир Арслан-Гирей для своего перемещения к стороне Тамана обрел предлог: свидания и призыву туда ж ради примирения с его братом Батырь-Гиреем и для совещания о народной пользе (от которого кроме донесенного вашему сиятельству в рапорте моем от 24-го числа[34] далее известия еще мне нет), оставляя здесь над едичкульскими аулами место себя агу Мамбета. Сумнительно то его перемещение довольно, подачею причины чрез отсутствие такое к дальнейшим сих орд развратам. Но едва его сии дни приветственными внушениями с подарками удержать от того возможно было, как уже о том получил от него письмо, по содержанию которого в дальнейшем ему в том препятствовании способов не вижу, хотя я с ним немедленно сам увижусь. Чего ради невольно к удовлетворению приступить когда долженствовать буду, то все надлежащие предосторожности приму и о том вашему сиятельству впредь донесть не оставлю.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, лл. 18—19. Подлинник. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России», Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 194—195.

№ 19
1778 г. февраля 8. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ ОБ ОБСТАНОВКЕ НА КУБАНИ
Лагерь при Копыльском ретраншементе

Каковое получил я на письмо мое при презенте пятисот рублев к султану Батырь-Гирею от него соответствие, с оного перевод у сего вашему сиятельству поднесть честь имею[35]. На требование ж сего султана писал я паки к нему, что при ожидаемом мною скором его в Таман прибытии на оное легко согласитца можно. Но только б он по преподанному ему от меня учтивому присоветованию намереваемое благомысленно для общей пользы отправление своих посланцов к вашему сиятельству далее отлагать не изволил, дабы тем лучше и скорее к удовлетворению приступить и навсегда утвердить внутреннее спокойствие.

Выходящие почти ежеденно из черкесского полону разных народов люди об обстоятельствах тамошних, что объявляют, ваше сиятельство из влагаемого при сем краткого с показаниев их экстракта усмотреть соизволите[36].

Известие о смерти неспокойного Тохтамыш-Гирея безсумни-тельно. Он, по двадцатидневной болезни, действительно умер и погребен в Суджук-Кале.

Намереваемые султанами Батырь и сераскиром здешним Арслан-Гиреями условии в Тамане (куда последней, чаятельно, уже прибыл) к чему клонитца будут, по предузнании моем вашему сиятельству донесть не премину.

Состоящей на Ее при союзных татарских ордах за пристава подполковник Лешкевич от 1-го числа сего месяца рапортует, что минувшего генваря 22-го дня собралось тех орд множественное число вооруженных татар для отгону якобы захваченного черкесами собственною их скота. Но хотя оные по незнанию о точном их намерении благомудрыми внушениями реченного подполковника Лешкевича чрез письмы от своих чиновников и уговорены были отстать от сего своего предприятия и разъехались было уже по своим кочевьям, но однакож до пятисот из них до-броконных, представляя несносную свою от черкес обиду похищением у них скота и лошадей, от чего они пришли якобы в несостояние для перемены иногда кормов поднять свои аулы, то, взирая на обстоятельствы, и что таковой их поступок наиудобнейшим быть может способом к препятствованию ухода их с аулами за Кубань, по присоветованию благонамеренных сего народа чиновников, согласился он, подполковник Лешкевич, дать им в том волю. Почему вышеписанного числа сего месяца оные возвратились из-за Кубани с отгоном у черкес двух тысяч лошадей, в числе коих немалая часть отогнанных прежде отсюда татарских и табун злонамеренного Дулак-султана. Хотя ж сей последней, нагнавши их при возвратном пути, и учинил сильное с черкесами нападение, но оные, изготовясь к отпору, убили черкес пятнадцать человек и ранили немало, в том числе и Дулак-султана (от наврузцев, что за Лабою). Со стороны ж здешних ранено только восемь татар, а впротчем возвратились с помянутою добычью в целости в свои аулы.

Також и Тамбовского пехотного полку господин полковник и кавалер Гамбом извещает объявлении выходцев из-за Кубани, якобы Батырь-Гирей послал в горы собирать абазинцов и черкес для стремленного набега по нынешнему чрез Кубань льду на российские войски, что сии выходцы и здесь подтвердили. Между тем по теплой погоде лед ныне на Кубани тает. Впротчем, надлежащие предосторожности соблюдаютца.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, лл. 21—22. Подлинник. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 207—208.

№ 20
1778 г. февраля 18. — ИЗ РЕСКРИПТА ЕКАТЕРИНЫ II П. А. РУМЯНЦЕВУ О ПОРУЧЕНИИ А. В. СУВОРОВУ УПРАВЛЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКИМИ ДЕЛАМИ НА КУБАНИ
С.-Петербург

Граф Петр Александрович!

…Я с удовольствием уведомляюсь из последних донесений ваших, что генерал-порутчик Суворов принял команду над корпусом Кубанским, будучи уверена, что он, конечно, споспешит достижению намерений о тамошнем крае. Но как тут же усматриваю, что управление политических дел предоставляется генералу майору Бринку, то, предостерегая всякое неудобство, могущее произойти от беспосредственного мимо начальника войск управления, мне кажется сходственнее вверить и в том всю полную дирекцию Суворову.

С непременным благоволением пребываю впротчем вам доброжелательная

Екатерина

ЦГАДА, ф. 204, д. 134, л. 1. Подлинник.

№ 21
1778 г. февраля 19. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ ОБ УСПЕШНОМ ПРОДОЛЖЕНИИ ПОСТРОЙКИ УКРЕПЛЕНИИ И О НЕОБХОДИМОСТИ СНАБЖЕНИЯ ИХ АРТИЛЛЕРИЕЙ
Лагерь при Копыльском ретраншементе

По продолжающейся ныне здесь теплой погоде и талости земли, совершение уже некоторых и приведение к скорому окончанию других донесенных вашему сиятельству в рапорте моем от 28-го числа генваря месяца[37] укреплениев производитца с успехом. Для надлежащего ж оных снабжения потребною артиллериею (на место ныне употребленных из состоящей при корпусе полевой и полковых; но так недостаточно, что на разных шанцах только по одному орудию) просил я господина генерал-майора и кавалера Ливена о выкомандировании из состоящей к Азову гарнизонной артиллерии от тридцати до сорока разных калибров орудий. О чем вашему сиятельству в покорности моей донесть честь имею.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 25 и об. Подлинник.

№ 22
1778 г. февраля 19. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ЖЕЛАНИИ ЕДИЧКУЛЬСКИХ НОГАЙЦЕВ ПЕРЕСЕЛИТЬСЯ В РОССИЮ

№ 17

Лагерь при Копыльском ретраншементе

Испытанной с самого начала перемещения нагайских орд на Кубань в непоколебимом благонамерении Джан Мамбет, желая от времени до времени боле оказать ревности и усердия к поспешествованию высочайших ее императорского величества предположениев, будучи на сих днях у меня, изъяснял желание свое и приятствующих ему преклоненных неусыпным его рачением к благомыслию едичкульских минского и китайского поколениев татарских начальников и черни, особливо бывшего пред сим в наружном токмо благонамерении одного из знатнейших мурз бурлацкого поколения Мамай мурзу с его подвластными, что когда б то высочайшему российскому двору было угодно, они готовы переместитца со всеми своими аулами (коих число от трех до четырех тысяч), женами, детьми и имуществом во внутрь российских границ и взять их пребывание там, где только от правительства им место указано будет. Предая сие на рассмотрение вашего сиятельства, не могу оставить препоручить в высокую вашу протекцию сего усердствующего Джан Мамбета, имевшего пред сим жалованное от его светлости хана в китайском поколении достоинство бея, коего однакож ныне лишен от сераскира Арслан-Гирея не за что иное, как за содружество и преданность его к российским. Коль полезно было б, сиятельнейший граф! доставление ему сего прежнего достоинства для умножения вящщей его в народах здешних власти, наипаче способствующей в преклонении оных к желаемой тишине и спокойствию.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 28 и об. Подлинник.

№ 23
1778 г. февраля 19. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ВРАЖДЕБНЫХ НАМЕРЕНИЯХ БАТЫРЬ-ГИРЕЯ И СЛУХАХ О ПРЕДСТОЯЩЕМ ВЫСТУПЛЕНИИ АНАТОЛИЙСКОГО ПАШИ ГАДЖИ-АЛИ-БЕЯ ПРОТИВ РУССКИХ
№ 26 Лагерь при Копыльском ретраншементе

Батырь-Гирей-султан продолжает и поныне со мною переписку и в последнем своем ко мне на сих днях полученном письме, между протчими изъявляющими (может быть наружно) благонамеренность изъяснениями, оказывает желание отправить по соглашению моему своих к вашему сиятельству депутатов. Точность сего его намерения должна открытца чрез несколько дней. А между тем доходят ко мне известии, якобы сей султан на сих же днях намеревает учинить с сволочью[38] горцов на посты российские к стороне Тамана покушение, к принятию коего на таковой случай начальствующим над оными надлежащие меры от меня преподаны.

Известии ж из Суджук-Кале от стороны Тамана гласят: якобы ожидают скорого прибытия туда Гаджи-Али-бея с войском к препорученному ему против здешних российских войск действию.

Генерал-порутчик А. Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 26 и об. Подлинник.

№ 24
1778 г. февраля 22. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ ОБ ОТЪЕЗДЕ НА РАЗВЕДКУ МЕСТНОСТИ ДЛЯ ПОСТРОЙКИ УКРЕПЛЕНИЙ ПО КУБАНИ

№ 46

Лагерь при Копыле

Вверх по Кубани от Копыла влево продолжая укреплении и приступя к воздвижению Ярсокинской крепости близко за Мурат-Топою для дальнейших рекосносцированиев, могущих быть таковых же на усть Лабы и Темишберг, отправился я временно, препоруча команду по мне старшему на месте Астраханского драгунского полку господину полковнику князю Одоевскому. Частным же резервным и отрядным начальникам сообщил надлежащие меры. О чем вашему сиятельству честь имею донесть.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 30. Подлинник.

№ 25
1778 г. февраля 27. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О СТЫЧКАХ С ЧЕРКЕСАМИ

№ 43

При Архангельском

Укрепления вправо от стороны Копыла вниз по Кубани все совершены, тоже влево вверх производятца с успехом до крепости на часе [езды] за Мурат-Топою, названной Марьинской. За оною ж верстах в 25-ти, при заложении первого фельдшанца, как следовал предо мною маршем впереди господин подполковник Фок с отрядом человек до трехсот, ночным временем набегали к нему воровские люди раза два-три, но их прогоняли. В начале же дня его обзорными усмотрена была воровская довольно сильная партия, на которую он тотчас ударил с драгунами и казаками и разбил; другая таковая ж за первою сама повалилась на его в лесу пехоту и от оной жестоко принята была, а между тем конница его, возвращаясь с побеждения, ту вторую партию сзади крепко сжала; сии бедные воры сильно пострадали, дравшись с нашими очень смело и рукопашно; войско по обычаю поступало весьма храбро, и некоторые сломали комли у ружей, а драгуны часто спешивались.

Партии те были бузадытские, на прошлой неделе ходили они на Бейсюг для грабежа, где по почтовой дороге схватили ехавшего курьером унтер-офицера с казаком. Унтер-офицер освобожден, а казак в схватке убит, предводительствовавшие ими Гаджи-Доулли и Татыр-Кауллу мурзы убиты, тел их разноместно сочтено пятьдесят два, кроме по их обычаю ими увозимых, и как их пригнали вплоть к реке, топились они во оной без разбору, пускаясь сами вплавь, тож на гривах и на конских хвостах, облегчался одеждой по возможности под непрестанной с нашей стороны стрельбой, и от них берег весь усеян был ружейными[39] и так благополучно против вечера кончилось, что из нескольких их сот большая их часть пропасть была должна. Взят в полон один уздень, лошадей в добычу досталось за двести.

Упомянуть надлежит, что разбиваемые от Фока в рассевке [на]падали на здешних передовых, в марше были тож поражаемы и, бросая кони, бегали по камышам. С нашей стороны от пехоты ранены подпорутчик Маржанипов, гранодер пять, драгун три, казак один не тяжело.

Того ж числа атукайцы набегали на второй сюда от Марьинской крепости казачей пикет, ударил на них с легкими [кавалеристами] от драгун порутчик Кувичикский и захватил семь человек, что здесь есть редкость, ибо имеют привычку дратца в смерть. Протчие бежали стремглав за реку под их вооруженными на той стороне.

Господа: подполковник Фок, и секунд-майор из-под упоминаемой крепости Дикер, похваляют искусство, мужество и храбрости от драгун Астраханского порутчика Кувичинского, подпорутчика Деменкова, от пехоты Троицкого подпорутчика Маржанинова и Екатеринославского пикинерного полку капитана Якова Коробьина. За ревность к службе войска Донского полковника Ба-рабанщикова и его ж полку старшин Трифанова, Багичаркова и Майорова, которых вашему сиятельству я удостоиваюсь нижайше рекомендовать.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 31 и об. Подлинник.

№ 26
1778 г. марта 6. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О СТЫЧКАХ С ГОРЦАМИ И ОБ ОЖИДАНИИ ПОПОЛНЕНИЯ ДЛЯ ВНОВЬ СТРОЯЩИХСЯ УКРЕПЛЕНИЙ
Лагерь под вторым фельдшанцем к Лабе

От бузадык и частию атукайцов были разные перестрелы и сшибки без их удач; при оных с нашей стороны убит рядовой один, с их же несколько убито и больше переранено; к прежним прибавился от них пленной один. Впротчем были всегда разгоняемы, ныне же утихли, и бузадыки внушениями наказания мира и спокойствия обещают жить смирно и с российскими согласно; токмо все поколении вправо друг с дружкою посланцами пересылаютца, но намерениев к дальним обеспокойствиям еще приметить не можно. Около половины сего месяца, уповаю, потянутца полевыми укреплениями от Лабы к Тамишбергу, ежели бог пособит. Мешает нечто ныне иногда и погода, тоже довольно времени берет и надлежащее оных усиление. Господам астраханскому губернатору и кавалеру Якоби и войсковому атаману Иловайскому от первоприбывающнх из России пехотных полков о присылке ко мне двух на Тамишберг и одного егерского батальона на нынешней случай я писал, ибо открываетца впредь надежда, что от Тамишберга, как бы еще пространно не казалось, укрепления к Моздокской линии довести можно и тем оную весьма сократить, на что надлежит иметь терпение.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 32. Подлинник.

№ 27
1778 г. марта 12. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О СОСТОЯНИИ КУБАНСКОГО КРАЯ

№ 53

Под Михайловским фельдшанцем

Заречные жители живут спокойно и дальних предприимчивостей от них не предусматриваетца. Но изредка от некоторых бродяг на наши разъезды бывали перестрелы, только без всякого урона. Показанной в моем вашему сиятельству от 27 февраля рапорте[40] убитой казак возвратился раненым легко на российский пост. Впротчем у нас тихо и все благополучно.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 33. Подлинник.

№ 28
1778 г. марта 19. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ЖЕЛАТЕЛЬНОСТИ СОЕДИНЕНИЯ КУБАНСКОЙ И МОЗДОКСКОЙ УКРЕПЛЕННЫХ ЛИНИЙ И ПЕРЕНЕСЕНИЯ ГРАНИЦЫ НА ЛИНИЮ УКРЕПЛЕНИЙ

№ 55

Ордера вашего сиятельства — первой от 16 февраля, другой тогож 25 числ я получил[41] и по оным непременное исполнение чинить не премину, между тем крепости и фельдшанцы по Кубане прострились нечто и за Тамишберг с неожидаемым успехом. Они столько неодолимы черкесским поколениям по их вооружению, что становились им совершенною уздою, были б они доведены в смычку Моздокской линии к Ташле к половине апреля. Коммуникационные ж полегче редуты внутрь земли кончились бы около половины майя и послужили б к содержанию нагайцов [в] приличности. Укрепления сии по Кубане, сильнее почти обыкновенных линейных, могли бы современем переименоватца в линию и для содержания оной с набережными частьми морей и внутренностью в обыкновенное время, по нравам здешних народов довольно б было на самой первой случай батальонов десяти, немного более того эскадронов, казаков тысяч до двух и сих последних число уменьшилось бы со временем в половину вмещением с ними нагайцов на образ башкирцов, как и протчее войско почти уполовинитца б могло. Воздух здешней довольно умерен. Политическая граница России знатно бы распрострилась. Те суть, сиятельнейший граф мой, усмотрения на месте; будучи удален познаниев дальновидных политических, принимаю смелость оное вашему сиятельству представить на высокое рассмотрение. По силе повеления вашего сиятельства, в касающемся до некра-совцов, предложил я обретающемуся на правом крыле к смежности их рассеяния господину полковнику и кавалеру Гамбому.

Ныне сии укрепления остановлены и пообожду их опровергать, что при отступлении моем от Кубани впредь недели чрез полторы неукоснительно исполнить могу, а между тем оставил все на прежнем положении. О касающемся до Крымского корпуса от господина генерал-порутчика и кавалера князя Прозоровского еще мне не сообщено.

Перехваченное российскими при одном черкесе к значущимся едисанам, кочующим к стороне Еи, наврусское письмо при сем имею честь вашему сиятельству в переводе приложить. Також и некоторые известии[42] по Таману.

Его светлость князь Григорий Александрович Потемкин предписать мне изволил о отправлении половины Астраханского драгунского полку на Дон, к чему я и приступаю.

Абазинцы и нечто некрасовцов марта 10 числа пополуночи в 2 часа набегали в довольном числе пехоты и конницы на Пятибродной, влеве от Екатеринославской крепости, фельдшанц. По учреждению тамо командующего господина полковника Гамбома, были российскими войсками по обычаю приняты храбро, от фельдшанца отбиты и легкою кавалериею вогнаны в Кубань, где их много потонуло; оставили своих неувезенных тел свыше десятка; с нашей стороны три лошади убито и одна ранена. Впротчем во всей стороне было тихо.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, л. 208, л. 34 и об. Подлинник.

№ 29
1778 г. апреля 5. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ВОЗВРАЩЕНИИ С ОБЪЕЗДА КРАЯ, ОЖИДАНИИ ПОПОЛНЕНИЙ И О СПОКОЙСТВИИ СРЕДИ НОГАЙЦЕВ
Лагерь при Копыле

По отправлении моего к вашему сиятельству от 17 марта рапорта[43], награждая (?) приостановление донесенных во оном работ, упражнялся я в обозрении положения мест к Ставропольской на Моздокской линии крепости, коей расстояние от заложенной вверх по Кубани, наименованной Павловской, вблизости за урочищем Тамишбергом, только 131½ верста. Оттуда следуя мимо Черкасска на Азов для осмотру коммуникационных пунктов от сей крепости до новых кубанских укреплениев, наконец 31-го числа минувшего марта прибыл в Копыл, где застал от господина генерал-порутчика и кавалера князя Прозоровского сообщение, коим уведомляет меня о выполнении им первого предположения, занятием в Крыму всей набережности, что уже им найден способ к подвозу во все места нужного числа для войск пропитания и что потому остаетца он на сей ноге впредь до времени и повеления вашего сиятельства. Соразмеряя по приличеству и позиции войск в здешнем крае, приступлю я, сиятельнейший граф, против половины настоящего месяца к продолжению и благопоспешному окончанию преднамеренных в связь с вышеупомянутою Ставропольскою крепостью кубанских укреплениев и коммуникационных ко оным от Азова пунктов, разве между тем получу от вашего сиятельства в отмену повеление, хотя, правда, много затруднения приносит неприбытие требуемых мною вдобавок войск, о чем троекратно уже писал я к господам генерал-майорам Якобию и войсковому атаману Иловайскому.

О настоящем в здешнем крае, касательно кочующих нагайских орд положении, честь имею вашему сиятельству донесть, что по получении в недавнем времени некоторыми главнейшими их чиновниками от его светлости хана писем, настоит между ими совершенная тишина. Також над тем по способности кубанских укреплениев, как то явствует и из рапорта находящегося при сих ордах за пристава подполковника Лешкевича, из ушедших в бывшее в прошлом годе волнование за Кубань едисанцов все почти и некоторая часть едичкулов уже возвратились на прежние их здешние кочевья. Не могу, однакож, умолчать о случившемся здесь во время моего в объезде отсутствия неприятном происшествии: между Бейсюга и Кирпелей, недалече в стороне от почтовой дороги, найдены убитые один мурза и два татарина. А как по доказательствам татар имеют они подозрение на следовавшую тогда ж для прикрытия везомых четырех из крепости Святого Димитрия пушек российскую команду, то по настоянию сераскир-султана производится ныне здесь о том формальное следствие. Статца может, что по прежде бывшим частым в сих местах черкесским набегам и сии убитые почтены за таковых, а особливо естьли притом иногда и собственные их поступки были поводом к таковому недоразумению.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, лл. 37—38. Подлинник. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 390—392.

№ 30
1778 г. апреля 5. — ИЗ ПИСЬМА А. В. СУВОРОВА РЕЗИДЕНТУ А. Д. КОНСТАНТИНОВУ О ПОЛОЖЕНИИ НА КУБАНИ И ПОДОЗРИТЕЛЬНОМ ПОВЕДЕНИИ БАТЫРЬ-ГИРЕЯ

Присланного от вас офицера, господина Поплевкина, по исполнении секретных ему от вашего высокоблагородия препоручениев, при сем к вам препровождая, приношу мою благодарность за уведомлении ваши, полученные здесь во время моего для обзору некоторых местоположений отсутствия, с которого возвратился я в Копыл минувшего марта 31-го дня…

…Закубансксй Батырь-Гирей-султан в письме своем ко мне изъявляет (хотя может быть притворно) привязанность свою к светлейшему хану и к стороне российской усердие; на прежние ж мои присоветовании о переселении его в Тамань, оказывая и собственное его к тому желание, изъясняет, однако, будто без воли его светлости сего учинить не может, но я, будучи предварен от вашего высокоблагородия уведомлением об отправлении к нему нарочно для сего уговору абазинского Мегмет-Гирей-бея, писал ответ, что, надеюсь, он уже получил на то от его светлости позволение. Сей султан чистосердечие свое изъясняет известием, что готовит письма к фельдмаршалу для доставления с своим нарочным и сожалением о захваченных некрасовцами российских людях, препровождающих собственного его на здешнюю сторону человека, для отыскания коих послал якобы он одного своего воспитанника, а между тем просит о возвращении тож ушедших из-за Кубани некоих четырех грузинов и одного волоха, коих, сколько мне известно, при войсках мне вверенных, кроме вышедших разными временами из черкесского полону российских подданных, нет и не было. Но на предбудущей случай, естьлиб быть могли с той стороны Кубани таковые из христиан разных народов к нам выходцы, прошу преподать мне мысль вашу о поступлении на требовании возврату их от тамошних султанов или других каких уважительных лиц, понеже не нашел я между делами, от господина генерала-майора Бринка мне сданными, почему ничего в объяснение, кроме некоего темного термина следующего содержания: «о вышедших из полону Батырь-Гирею на письмо (с которого перевод включается) хотел сам его светлость отвечать и денег ему платить не дозволяет, дабы не исповадить их сим вперед, а ежели надобно, то от себя хотел удовольствовать хозяев их». Но с означенного письма переводу нигде не находится. Не без причины подозреваю я сего султана участвующим в захвачении упомянутых российских людей, толь паче, что извещает он меня, будто при захвачении оных некрасовцами взят ими и собственной его, ко мне отправленной, человек. Судя по особливому сего султана от закубанских народов уважению и отличной над оными власти, противу коей невероятно, чтобы особливо абазинцы и некрасовцы что в противность чинить дерзали.

Еще новое из-за Кубани извещение, что посланной от светлейшего хана к Батырь-Гирею некрасовцами ограблен и содержится в плене. Судите, милостивый государь мой, не явно ли сие подозрение относится на самого его, Батырь-Гирей-султана, совершенно почти над всеми закубанскими народами властвующего?

За всеми сими происшествиями уверить вас могу, что достаточными будет он пользоваться ласковостями и склоняем благовидными к лутчему от меня внушениями.

Сим настоящее заключая, за особливое считаю удовольствие уверить вас о том истинном почтении, с которым есмь.

Архив ВПР МИД СССР, ф. 123/2, д. 253, лл. 97—99 об, Копия без подписи.

КОМАНДОВАНИЕ ВОЙСКАМИ В КРЫМУ И НА КУБАНИ
(апрель 1778 г. — ноябрь 1779 г.)
[править]

№ 31
1778 г. апреля 17. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ПРЕДСТОЯЩЕМ ОТЪЕЗДЕ В КРЫМ И СПОКОЙНОМ СОСТОЯНИИ КУБАНСКОГО КРАЯ

Ордер вашего сиятельства от 23 марта[44] мною получен, во исполнение которого, распорядя касательное на Кубане войск, по препоручении оных в командование господину полковнику князю Одоевскому, яко здесь ныне старшему по мне, имею на сих днях отправитца в Крым, а притом честь приемлю вашему сиятельству донесть, что сии страны оставляю я в полной тишине и в удовольственном упражнении нагайцев хлебопашеством и иной домашней экономии, так как и вышедшие вновь из-за Кубани, между коими всеми теперь и малейшей колебленности прежней не токмо нет, но и не предусматриваема. Чтож касаетца до закубанских горских черкес, то вся превратность оных состоит в одном только некоторых разбойничестве с собственным их уроном, как то и недавно таковых человек пять российскими убито без потери, на подобие киргизцов, хотя и легчае во означенном, и[45] сераскир Арслан-Гирей, согласно с общею пользою, благопристойные меры ныне соблюдает.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 42 и об. Подлинник. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 404.

№ 32
1778 г. апреля 22. — ИЗ РАПОРТА А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О СКЛОНЕНИИ ТУРЦИЕЙ ВОЖДЕЙ ЗАКУБАНСКИХ ПЛЕМЕН НА СВОЮ СТОРОНУ

Отъезжая сей день из Тамана в Ениколь, честь имею донесть вашему сиятельству о полученных вновь известиях, что турки султанов Батырь-Гирея, Чуку-Бешлемий и Заурбек-бея приглашают в Суджук-Кале для совещания и склонения в свои интересы, посредством присланных в недавнем времени денежных подарков, но из них еще ни один туда не отправился. Первой из сих, продолжая со мною переписку, оказывается и поныне благонамеренным, но как оной с российской и турецкой стороны получает подарки, кажется притти может у абазинцов, доселе толь много его почитающих, в недоверчивость. Другой с братьями ничего не значущий, кроме разбойнической шайки, начальник. Третий по некоторым видам почитается преданным его светлости хану. Время окажет, к чему клонитца будут мысли сих трех особ, а особливо когда кто из них на предложение о прибытии в Суджук-Кале согласен явитца.

Между тем (как из рапорта господина подполковника Лешкевича значит) наврусцы и бестинейцы на внушении им от реченного подполковника, что приходящие ныне почти уже к совершенному концу вверх по Кубани укреплении не для иного чего, как для истинного соблюдении в сем краю спокойствия и собственной их безопасности сделаны, оказывают большое удовольствие. Равномерно по известиям от стороны той, сии и других поколеньев к тамошним укреплениям подлежащие народы, имеют частое с войсками российскими обращение и начинают помалу производить уже торги лошадьми, скотом, маслом, молоком и другими товарами…[46]

…От стороны Суджук-кале известно, что на сих днях прибыло туда одно небольшое судно, на котором привезено при двух турецких чаусах четыре пушки и несколько бочонков пороху. Впротчем, более как до шестидесяти человек гарнизону в нем не состоит.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, лл. 40—41. Подлинник.

№ 33
1778 г. апреля 23. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА Г. А. ПОТЕМКИНУ О ПОПЫТКАХ ВЕРНУТЬ НЕКРАСОВЦЕВ НА ЖИТЕЛЬСТВО В РОССИЮ
Крепость Ениколь

Вашей светлости честь имею донесть, что, по полученным от выходящих из-за Кубани известиям, некрасовцы расположение свое куренями взяли за последним к Черному морю против выходящей от устья Кубани косы мысом, между горами в лесу, в сделанной ими засеке, от берега моря в шагах в двухстах. Имеющиеся ж у них до ста лодок и четыре думбаса для сохранения от крейсирующих в тех местах флотилии нашей судов выдвинуты на сухой берег и намеревают при первой способной погоде уйти в Анадолию. Хотя ж для уговору о переходе их на прежнее жилище в Россию со обнадеживанием высочайшей ее императорского величества милости и посыланы были к ним два человека надежных донских казаков, но одичалые сии в упорности люди ни благих советов слушать не хотят, и ниже настоящее их в нужном себя с семьями пропитании, по неимению хлеба претерпевамое бедствие и различное от пребывающих в смежности с ними абазинских народов разорение, их к тому склонит достаточно, вследствие чего посланных тех и поныне у себя задерживают. Остается еще к преклонению их способ высочайшего ее императорского величества безпосредственного к ним манифеста, коего некоторые из них у посланных наших домогались, отзываясь яко кроме сего они ничему другому верить не будут. Что и предаю на высокое вашей светлости рассмотрение.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. 52, д. 158, лл. 1—2. Подлинник.

№ 34
1778 г. апреля 25. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ПРЕДПОЛАГАЕМОМ РАСПОЛОЖЕНИИ ВОЙСК НА УКРЕПЛЕННОЙ ЛИНИИ
Крепость Керченская

Повелении вашего сиятельства от 5-го и 6-го числ сего месяца я честь имел получить[47].

О расположении в кубанской стороне войск, естьли б требуемые мною пехотные, також гарнизонной артиллерии пушки прибыли, следующее доношу.

От стороны Тамана по кордону, в связь с Ставропольскою на Моздокской линии крепостью, как и внутри земли, каждая крепость имеет быть ограждена двумя чугунными и одним медным и всякой фельдшанец одним чугунным орудиями; во оных в первых по две роты, а в последних по одной, кроме некоторых, в коих могут быть и по два карпоральства; остающиеся за сим распределением пехотные ж роты, соединясь в баталионы, имеют составлять резервы и расположение свое брать должны по способности и обстоятельствам. На таком же основании располагаю я быть резервам от конных полков, но частно для лучших выгод в фуражах. Учреждаясь по сему, можно бы было сделать вывод Тамбовскому полку и двум Троицкого и Азовского баталионам, но доколе войски с Дону не прибудут, необходимость заставляет остаться оным на нынешнем их положении, ибо на многократные мои, по предписанию вашего сиятельства, требовании получил я наконец от господина генерал-майора Астраханского губернатора и кавалера Якобия от 30-го минувшего марта сообщение, коим извещает, что, по неимению от главной команды повеления, он реченных войск отрядить не может, а представил о том с нарочным к вице-президенту Государственной военной коллегии его светлости господину генерал-аншефу и разных орденов кавалеру князю Григорию Александровичу Потемкину.

Перехваченное российскими при одном черкесе от наврусского Гаджи-Гирей-султана письмо, с коего перевод я при рапорте моем от 19 марта вашему сиятельству препроводить честь имел[48], отослано мною оригиналом к реченному султану с подтверждением ему о тщетности оного, ибо сии народы с протчими подлежащими к Моздокской линии ныне спокойны и с расположенными в тех странах российскими войсками частые имеют сообщения.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 56 и об. Подлинник.

№ 35
1778 г. мая 6. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ПОЛОЖЕНИИ НА КУБАНИ И О ГОСПИТАЛЬНОМ ОБСЛУЖИВАНИИ КОРПУСОВ

№ 10

Лагерь при реке Каче

Вашему сиятельству в важнейших упражнениях было бы то обременением, естьли б прилагать подобные оригиналы как ныне здесь о кубанском; но сие только на один раз для внушения истины течения[49] — многое с первого виду маловажное имеет часто горшие последствия. Происшествие с маркитентерами доказывает слабое блюдение цели, паче в соблюдении людей слабое предохранение[50]. Не мог я преминуть посему господина генерал-майора кавалера Райзера отсюда вскоре отправить на Кубань для командования тамошним корпусом.

Буду я брать должные предосторожности в сумнительных о турках известиях, поелику мне позволит просвещение по обнаженной правителями здешней, секретной экспедиции, с помощию господина резидента. Приписал хан на письме к нему капитана Сулейман-аги сераскира и начальника тогдашнего судов, значущегося по журналу от 4 апреля под № 3-м: «кажетца, что нас усыпляют».

Хотя мне здесь в горах и околичностях от прошлого года знакомо, но без поверки быть не может, приступить мне к тому надлежит при первой удобности. Укреплении здесь изрядны, однако не худо им быть посильнее; нижним же чинам заработные деньги платить кажетца не нужно по большим расходам, ибо то суть полевые укреплении.

Стоют много гошпитали и злоупотребляютца. На Кубани оставалось по ним несколько десятков, и ожидаю оттуда известия, что и те или повыздоровели или по исправности полковых командиров по полкам разобраны. Елисаветградской от здешнего департамента отдален, не хуже, естлиб он сошел на комиссариатское ведомство, о чем я писать не оставлю. В Александровской прибывать неоткуда, а о умалении больных при-мутца меры. Сему тож ныне лучше быть под комиссариатским ведомством.

В Шенгирейской — на основании полевого лазарета: больных возить далеко и им тем паче вредно, здешние господа полковые командиры примут сами о их больных и слабых наилучшее попечение. В случайных же происшествиях, что до полевого лазарета, не оставлю я поступать по силе о том вашего сиятельства от 13 марта ордера[51].

О субординации и дисциплине в войсках должное попечение прилагаемо будет.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, лл. 45—46. Подлинник.

№ 36
1778 г. мая 6. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ С ПРИЛОЖЕНИЕМ ЖУРНАЛА О ПРИБЫТИИ В КРЫМ ТУРЕЦКИХ СУДОВ

№ 11

О происхождениях в Крыму со времени моего прибытия и последнего предместником моим господином генерал-порутчиком и кавалером князем Прозоровским от 18 апреля донесения журнал, равно и с известиев[52], разными числами полученных, списки у сего вашему сиятельству поднесть честь имею.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 50. Подлинник.

Приложение к док. № 36

ЖУРНАЛ О ПРОИСХОЖДЕНИИ В КРЫМУ1

1 Заголовок подлинника.

Мая 1-го. С прибывших в Ахтьярскую гавань[53] турецких судов[54] сошли на берег семь человек янычар, понуждены будучи к тому непреодолимым голодом, кои объявляют, что те суда со дня на день ожидают от Порты повеления о возвратном их отсель следовании. На судах осталось еще янычар до ста, сии також намеревают бежать вслед за протчими. С приезду их было сухопутного войска всех до 700 янычар, но многие натуральною смертию померли, а некоторые казнены начальниками. По пересказаниям их, Селим-Гирей находитца и ныне скрытно на одном из вышесказанных судов, к которому и деньги от Порты присланы, но готов в скорости отъехать в Константинополь.

Прежде сходу упомянутых семи янычар, явился к хану один мезин,[55] который объявил тоже, что и оные, с прибавлением, что по разным подозрениям, а особливо в побеге, вседневно у них производятца казни, тож в последней день его там бытия убит один имам, уговаривавшей их, чтоб престали от побегов, а он, мезин, скрылся и нашел случай спасти себя уходом.

С прибытия к крымским берегам умерло у них три начальника и по смерти последнего, Сулейман-капитана, приехал было для описи его экипажа турнаджи-паша, против коего янычары подняли оружие и хотели убить, но он скрылся.

Вышеупомянутые семь янычары, на основании прежних, отправлены по повелению ханскому к Каменному мосту при снабжении их достаточным прокормлением.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 49 и об. Подлинник.

№ 37
1778 г. мая 11. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА Г. А. ПОТЕМКИНУ О МЕРАХ, ПРИНЯТЫХ К УДЕРЖАНИЮ НЕКРАСОВЦЕВ ОТ УХОДА В ТУРЦИЮ

№ 14

Лагерь при речке Каче

Вследствие последнего к вашей светлости моего от 20-го числа минувшего апреля[56] донесения, касательно выводу некрасовцов на прежнее их жилище в Россию, господин полковник и кавалер Гамбом (коему, по способности ближайшего к нынешним их куренным кочевьям пребывания, сие дело частию от меня препоручено) рапортует, что ожидает он в присылку конфидентов от господина войска Донского войскового атамана Иловайского, чтоб по довольному его сведению положения упомянутых некрасовцов и сообщительных к ним проходов, отправить оных при себе на ту сторону Кубани. Оных же некрасовцов одна часть собираетца уйти в Анадолию, а другая советует еще пообождать, покуда посланные их прибудут из Царя-града, и в надежде помощи от Порты Оттоманской часто высматривают на море ожидаемых турецких с войском кораблей. То дабы оные, между тем намереваемого побега в Анадолию сделать не могли, для сего находятца в крейсировании два военных бота, в кои на случай абордажу посажено от него, полковника Гамбома, тридцать человек лутчих стрелков. Но как реченной господин войсковой атаман уведомляет его, что до получения известия кто из генералитета определен будет к командованию Кубанским корпусом, он конфидентов отправить поудержался, то о препоручении мною тамошних войск в начальство господину генерал-майору и кавалеру Райзеру (кой на сих днях туда и отправился) ему от меня сообщено и какой успех по тому происходить будет, вашей светлости доносить не премину.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. 52, оп. 194, д. 158, л. 3 и об. Подлинник.

№ 38
1778 г. мая 12. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О НАПАДЕНИИ ЧЕРКЕСОВ НА РУССКИЕ УКРЕПЛЕНИЯ

№ 18

Лагерь при речке Каче

Колико ни желательно было видеть оставленные кубанские дела на степене спокойнейшей, но, вследствие моего от 6-го числа настоящего месяца[57] вашему сиятельству рапорта, получено мною оттуда известие о забрании черкесами (и без названия имени поколения, а уповаю то от атукайцов) под называемыми Римским и Ангельским фельдшанцами, от Благовещенской, что при Копыле, крепости, вверх по Кубани в 25 и 40 верстах, до сорока разных коней и убийстве 2-х мушкетер, 2-х казаков и 1-го извозчика, раненых мушкетер 4, извозчика 1-го. Возвращающееся обленение[58] прежней системы и доказывающееся холодным рапортованием с присылкою простых оригиналов принудили меня к предписанию господину генерал-майору и кавалеру Райзеру о точном исследовании сего происшествия и о поступлении по силе ее императорского величества законов.

С полученных от разных мест известиев экстракты у сего вашему сиятельству поднесть честь имею[59].

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 57 и об. Подлинник.

№ 39
1778 г. мая 12. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ ОБ ОТСУТСТВИИ У ТУРЦИИ СИЛ И СРЕДСТВ ДЛЯ НАПАДЕНИЯ НА КРЫМ

№ 19

Лагерь при речке Каче

Ордер вашего сиятельства от 1-го числа настоящего месяца на имя предместника моего мною получен и по оному повеление ваше исполняемо будет.

Зловидно, хотя не толь уважательно, по возрастающим кубанским обстоятельствам, какие я мысли чрез господина резидента, за точными моими здесь в сих днях в разбирательстве основании, к делам должности моей недосугами его светлости хану особою его благопринятые, подал, оные вашему сиятельству осмеливаюсь в списках приложить[60].

Что же до здешнего, то, повидимому, ныне стамбульцы толико описываемых сил воинских выставлять правдиво никогда не в состоянии, денежные доходы их незнатные, а камеры прежних султанов неведомо как, яко испражнены; в выгрузке их к Козлову, кажетца неважностью ее суета, войски же российские в противном случае без протчего обнажения легко туда согнутца могут. Большая их война на Перекоп влажна[61]. Слух есть, что и корабельщикам ахтиарским провизиев и денег на покупку их у татар столько мало, что флот сей обратной его путь, открылось бы куда, восприять принужден явитца.

С перевода письма от его светлости хана, писанного к очаковскому паше, касающегося до янычар, сшедших на землю с турецких судов, список у сего вашему сиятельству подношу[62].

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 61 и об. Подлинник.

Приложение к док. № 39

МНЕНИЕ А. В. СУВОРОВА О ПОЛОЖЕНИИ НА КУБАНИ, ПРЕДСТАВЛЕННОЕ ХАНУ ШАГИН-ГИРЕЮ1

1 Документ без даты.

Подданные его светлости закубанские ничего разбойнического в себе не замыкают, как отвращение от оного чрез Заур-бек бея. Батырь-Гирей-султана так бы оставить в наказание без денег, ибо он много перебрал оных из Стамбула — бездействия, по тамошним недостаткам; Чуки с сотоварищи воровством питаютца, так их и оставить до переселения на другой свет. Сераскир Арслан-Гирей-султан должен окончить благо-внушение спокойнейших мыслей атукайцам и бузадыкам (без того, наконец, должен российский на Кубани генерал за недозволенную по трактатам схватку нагаиских и российских людей их операциею наказать). Терпя, Гаджи-Гирей-султан употребит к тому свои меры; також письменным на то от его светлости соизволением, содержа своей надверхности при помощи его власти соучаствующих за барьером наврузцов, темиргойцов в послушании его светлости, как доныне беслейцы с касайцами и наврузцами в общем спокойствии равномыслие имели, следует то до сераскир Арслан-Гирей-султана и Гаджи-Гирей-султана.

Чудно как приятели наши стамбульцы простирают руки и до Кабарды, не зная карты, ни долгу наблюдения трактатов, как паче невежество, то видно в извинении на неприятеля ультиматум, сим паче не беспокоитца, подобно малт[63], которой хотели они сбросить в море. Высокоповелительству его светлости осталось бы над тем воспретить чрез упоминаемых особ и Таманского каймакана кроволитие над заречными чрез российских, а разбойники везде наказываемы, как и сулеймановы деньги, паче в количестве их будут.

Турецкие раздоры и смертоносия от их слабостей доказывают их[64]

На то крепость, присутствие духа и благословение божие.

По известию здесь от Одоевского, разносился слух еще в мой отъезд о прибытии в Кубанской корпус господина Бринка, следственно с наступлением его системы от влияния здешней. Сераскир пустил по ветру плащ[65] и, оставляя утвердительство междуусобное со мною к пользам общенародным, вероятно приступать начинал по прежним мелким робким интригам по воздушно воображаемым в одном настоящем виде безопасностям к содружеству заречных разбойников. Уже я там не на месте и новому генералу прямою или околичною чертою к цели для опровержения сей в будущем тщетности ныне в самом начале приступить точно благоразумным прозрачием будет неудобно; его светлость хан по своему самодержавству возмог бы сие неприметнее произвесть… Моглиб и вы к тому избрать правилы успеха, как за благо рассудить изволите; решительность есть наилучшее; на что откладывать восторги зла? дружественно — сераскир под его светлость!

Далее мелкстворные замыслы Батыря по их существу в поколениях презрительны, брат мудрого государя от своего государя каким частным чести внушением не может ли к лучшему жизни течению благоустроенно по времени быть направлен.

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, лл. 62—63. Копия без подписи.

№ 40
1778 г. мая 15. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О МЕРАХ ПО НАБЛЮДЕНИЮ ЗА ТУРЕЦКИМИ ВОЕННЫМИ КОРАБЛЯМИ, ПРИКРЫВАЮЩИМИСЯ РУССКИМ ФЛАГОМ
№ 21

Лагерь при речке Каче

Господин бригадир флота капитан и кавалер фон Круз между протчим донесением рапортует: 1-е. О являющихся на Черном море турецких военных кораблях, буде таковые им усмотрены будут, остановлять ли оные и в случае сопротивления чинить ли отпор, не допуская им сделать начального предприятия, требует в том разрешения, на что мною ему предписано: при надлежащей воинской осторожности наблюдать, дабы не подать отнюдь Порте Оттоманской прицепки в нарушении, якобы со стороны российской, дружественного союза, которой доколе с стороны их явно разрушен не будет, всячески старатца сохранить. К предосторожности ж при приближении иногда под российским флагом турецких судов о учрежденных им, господином Крузом, сигналах, двух пушечных выстрелах и поднятием на фок-стенге г[юйса] со описанием цвета флаг-дука, с коего он составлен, начальникам набережных постов тож, и чтоб оные на вершинах морю прикосновенных гор имели своих обзорных часовых, которые, примечая различие конструкции российских противу турецких кораблей, о последних, когда усмотрены будут, извещали б немедленно о числе и конструкции оных, також и куда по примечанию путь свой предприемлют, по требованию реченного господина бригадира и кавалера от меня предложено, так как и ему, господину Крузу, о учрежденных в здешнем полуострове набережных постах и начальствах сведение от меня преподано. 2-е. По представлению его, за малоимением на судах вверенной ему флотилии разного звания служителей, к занятию Павловской батареи, об отряде из состоящих в Ениколе или Керче военных команд, потребного числа чинов господину генерал-майору и оных крепостей обер-коменданту Бор зову от меня предписано.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 67 и об. Подлинник. Опубл. в сборнике "Присоединение Крыма к Pocchhv. H. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 458—459.

№ 41
1778 г. мая 16. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ С ПРИЛОЖЕНИЕМ РАСПИСАНИЯ ВОЙСК КРЫМСКОГО КОРПУСА
№ 5

Лагерь при речке Каче

На основании настоящего положения войск в Крыму, какие поданы разделениям оных примечания с протчими, вашему сиятельству в покорности поднести честь имею[66]. Вашему сиятельству притом только доношу, что гарнизонная чугунная артиллерия из Алексеевской, Торской, Изюма и Бахмута крепостей, всего двадцать пять орудиев, к концу сего месяца в Крым вступить должна, взамен же до ее прибытия употребитца здешняя иная артиллерия.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 76. Подлинник.

Приложение 1 к док. № 41 1778 г. мая 16.-- УКАЗАНИЯ А. В. СУВОРОВА КРЫМСКОМУ КОРПУСУ О РАСПРЕДЕЛЕНИИ ВОЙСК ПО УЧАСТКАМ, ИХ ЗАДАЧАХ, СПОСОБАХ СВЯЗИ И ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

1-е. Соблюдать полную дружбу и утверждать обоюдное согласие между россиян и разных званиев обывателей, внушая последним, чтоб они, в случае на первоназванных какого малейшего неудовольствия, прежде отзывались эскадронному и ротному начальнику. По неудовлетворению от сего, полковому, баталионному, частному — за что взыскание от сих на выше реченном. Тако выше доходят жалобы до частных в бригадах, а потом и до самих господ бригадных командиров. Невозможно посему, чтоб просьба о притчине разгласил с обывателями дошла до старшего генерала, которой в том долг имеет касатца уже до самого начальника бригады[67]. Разуметь в сем же всех обывателей, прощенных по прошлому замешательству[68]. Всякому начальнику в подозрениях изъяснятца прежде с земскими правителями, но уже в важностях доносить старшего генерала на месте. Залоги свято почитать земские, равно российским.

2-е. Господам бригадным командирам о пунктах окружности расположения их бригад бдеть непрестанно. Часто посещать их особами связи оных и смежности с протчими. Избирать предварительные способы к охранениям подданных его светлости и здешних земель и к предпобеждениям на оные зломышленных набегов[69]. В неминуемости сих движимые редуты. Пехотные карей, соблюдая их огонь, особливо паче крестной артиллерийской, бьют вперед, конница дорубает и скалывает. С покорившимися наблюдать полное человеколюбие. Порядков сих исправлении живы по прошлой войне, паче по обширнейшим подробностям дунайским; старшей в голове по укреплению ли то, или просто в поле, пристойные резервы требует и получает с тылу от сущих за ним, даже до самого господина бригадного начальника, которой однако сим земли и пунктов окружности своей с ее прилежащими связьми (по которым он с протчими в непрестанном сношении) отнюдь не обнажает.

3-е. Исправное основание полевых укреплений господам начальникам бригад, с препоручением того ж их частным, усилить. Для закрытия Бакчисарая от второй бригады построить такое в приличном месте. В подобных случаях господам бригадным командирам сноситца с обер-квартермистром и требовать от него излишних инструментов числом свыше шанцовых в полках. Сведение людей и лошадей принадлежит до главного дежурства; в некоторых же подробностях, что до донских казаков, до господина походного атамана, малороссийских, ныне до господина Буйносова, о артиллерии — старшему оной начальнику на месте. Известно, что положенное требование денег и вещей принадлежит до обер-кригс-комиссарских и обер-провиантмейстерской комиссий; чрезвычайных же денег от старшего генерала на месте с назначением на что точностей. К Кинбурну деташемент временно по прежним правилам; прибавляетца здесь напоминовение о соблюдении здравия солдат чрез исправное в том самоличное попечение господ полковых, бата-лионных, протчих частных и бригадных командиров.

Первая бригада к стороне Козлова
1-я часть — под Козловом
1-й Московской, 2-й Московской, Донской казачий Дмитрия Грекова

Начальник ее, соблюдая благосостояние площади от Козлова до Межидороги, от Перекопа на Карась-Базар со вмещением до Шунгарского повета. От Козлова до редута при речке Ханах по Бакчисарайской дороге фельдшанц при Ханах, которой усилить и в нем содержать одну роту пехоты с приличною артиллериею и казаками; Ахт-Мечети, редута при речке Зуе, оттуда на реченную Перекопскую дорогу, до барьера, новоучреждаемого фельдшанца близ деревни Мамай, на барьер Ядринского укрепления по рубежу Шунгарского повета, на барьер Тарханского шанца, на Качкару, на барьер укрепления при малом Каре, на таковой же при Ахт-Мечетской гавани, блюдя Тарханской кут берегом моря на фельдшанц при соленом озере, которой строением усилить и содержать в нем роту полевого гарнизона при исправном командире; в возврат до Козлова взирает на Ерлажской кут, внимает весьма от Кинбурна на Очаков и Аккерман с прилежащими. Иметь сношение с командиром Кинбурнского деташамента, тож сообщаетца с командиром 2-й бригады и протчими по востребованиям.

Для коммуникации по внутренностям земли учредить новой фельдшанц и приступить немедленно к строению оного при деревне Джаамин, или по приличеству в недальности того пункта. В кем поставить одну пехотную роту с артиллериею и несколько казаков.

2-я часть — Суздальской пехотной полк

Часть казаков от Перекопу полку Михаилы Грекова для обзорных и смычных постов, как и малых разъездов.

Начальник оной укрепит весьма Ахт-Мечетскую гавань и фельдшанц и подобно тому полевое укрепление при пристане Сербулацкой и немедленно приступит к строению нового шанца по дороге из Перекопа в Козлов при деревне Малого Кару. В нем содержит роту пехоты, артиллерии и казаков по приличеству. Сей части барьер от шанца ее Ахт-Мечетского внутрь чертою на Козловскую дорогу до полевого укрепления при Малом Каре и до деревни Качкары. Начальствующей ее неутомленно примечает на вышеозначенные пункты Очакова, Аккермана; резервы его от первой части.

3-я часть

Дирекция оной, от Перекопа до полевого укрепления при Качкарском каменном мосте и барьер за ту деревню, оттуда на Карась-Базарскую от Перекопа дорогу, Тарханского укрепления, вперед чертою на Ядринской фельдшанц, на Шунгарской округ и в отрез на Сиваш и Перекоп. Прозрачное внимание за линию. Сношение с начальником Кинбурнского деташамента и протчими.

4-я часть

В Шунгарском примечательном дистрикте исправной начальник ее, под командою старшего 3-й части, наблюдает спокойствие и благосостояние внутри всего округа и околичностей, твердо знает всю ограничность, хранит Шунгарской брод, внимает на Перекоп и Геничи. Против Шунгарского броду обновит крепкой фельдшанц, хотя и с поланкой, в котором содержать полевой гарнизон по благовремянности, хотя корпоральства два (или по обстоятельствам) с пушкою и при нем десятка два донских казаков от 3-й части. Резерв ее от третьей части, а сей третьей от второй, по важности ж обстоятельств резервы и от первой части.

Вторая бригада к стороне Бакчисарая
1-я часть
Пехотные полки: Смоленской, Ряжской, два баталиона подполковников Голле и князя Долгорукова

Казачей донской полк Харитонова.

Начальник ее печетца о благосостоянии и спокойствии обывателей внутри своей окружности. Сообщаетца с командиром первой бригады, а по обстоятельствам и с командиром Кинбурнского деташамента. Бдит о его набережностях с непрестанным присутствием духа проницательно. О предведении, предостережении, отвращении, а паче и о мудром, решительном, мужественном опровержении всяких случайных на оные неспокойств, какого бы те роду ни были, предопасаясь, чтоб ему не быть нечаянностью какою нимало обременену. Артиллериею по войскам его начальства и укреплениям снабжает по рассмотрению старшего оной начальника на месте. Трудится весьма в непрестанных обозрениях, свидетельстве в обучениях и общем согласии между военных чинов и обывателей на основании прежнего положения, пункты его

1-й части

Суть: от рубежа Бакчисарайского барьер к укреплению при Ханах, Инкерман, паче Ахтиарская гавань с ее шестью при рейдах заливами, площадь старого Херсона, Георгиевской монастырь, гавань и место Балаклавы, Вязнинской залив до рубежа Ялты, чертою под Бакчисарай, где его капиталь. Алминской редут испорожнить и немедленно приступить к строению сильного фельдшанца с поланками для закрытия реченного капиталя, к которому связь казачья от 2-й части. Внутренние казачьи связи, по приличеству вторых пунктов, препоручаютца его учреждениям. Сей первой части резервы и обоюдность с 1-й частью первой бригады. Резервы же отделенных по частям начальников при утверждении им барьеров их, всегда сущих в голове с тылу, то-есть передовых от задних, к пункту тому, где бы действия оказались.

2-я часть

При фельдшанце Ахт-Мечетском, которой сильно укрепить, полки Днепровской пехотной, Донской казачей Янова. При Бишуи, крепкой шанец, Днепровских две роты, казаков по приличеству. При Стеле крепкой шанец, две роты Днепровских, казаков по приличеству.

В Ялте на Яманташ до Стеле обзорные посты и связи казаков, по рассмотрению частного командира.

Внутренние связи с первою и третьею частьми утвердить казаками.

Сей 2-й части дирекция чертою: на Бакчисарай, Стеле, Ялты, Бишуи, до рубежа Зуе, в возврат к Ахт-Мечети. Резервы ее от 1-й части и обоюдность с третьею. Внимание ее к стороне устья Альмы, укрепление на Ханах, паче на Козлов и внутрь земли в страну на Джаамин к Перекопу. Привержена також обоюдности с 1-ю частью первой бригады.

3-я часть

Ее управления чертою: на рубеж Бишуи, до рубежа Ялты, обзорными казачьими постами на Алушту, Шуму, Енисале, в возврат на Зую, связь казачью имеет с 4-ю частью от Зуи и Енисале на Карась-Базар. Резервы ее от 2 до 4 части по усмотрению обстоятельств.

Полки: Орловской пехотной при Зуе, и в той же стороне казачей Поздеева.

Зуйской фельдшанц сильно укрепить.

Под Енисале сильной шанец, одна рота Орловская, казаков по приличеству.

Под Шумою сильной шанец, Орловская одна рота, казаков по приличеству.

В сильном же укреплении под Алуштою Орловских две роты, казаков по рассмотрению частного командира. Оного внимание внутрь на Сербулатскую пристань к Перекопу, к Ядро и Шунгарскому повету.

4-я часть

При Карась-Базаре полк Тульской пехотной, Донской казачей Василья Грекова.

Барьер ее управления чертою на Алушту казачьею связью 3-й части. Обзорные казачьи посты от Алушты на Судак, от казачьего при Судаке посту казачья связь в возврат на Карась-Базар, как и во внутренности дирекции ее. Резервы получает от частей третьей бригады по приличеству. Внимает на Салгирской ретранжемент к Перекопу и Шунгары. Бдит на берег морской.

Третья бригада

Начальника ее местность, как и вышереченных, — по обстоятельствам.

1-я часть
При Салгирском ретранжементе

Ростовской пехотной полк.

Донской казачей полк Василья Грекова при Бейдермене, или в ином месте, как и протчие того войска полки, для кормов, елико то по обстоятельствам в рассмотрении господ бригадных командиров; в показании ж лугов с согласия от приставов.

Ядринской фельдшанец крепко усилить для состоящей в нем пехотной роты и нечто разъездных донских казаков.

Ведомство сей части есть важно по внутренностям земли. На рубеже Карась-Базара, чертою на Булганак к второй части до Сиваша, с Сивашом до барьера уезда Шунгар, чертою на Ядринской шанец, на дорогу от Перекопа на Карась-Базар, где немедленно приступить к строению нового шанца на половине дороги от Салгира к Качкарскому каменному мосту при деревне Мамай или по приличеству. В нем содержать пехотную роту с артиллериею и несколькими разъездными казаками. От сего на барьер к Зуе и Карась-Базару.

Сверх внутренних казачьих связей смыкаетца таковыми ж с 1-ю частью первой бригады, 4-ю второй бригады, 2-ю ее третьей и четвертою частью первой бригады. Сообщаетца с начальниками четвертых частей, первой и третьей бригад и по обстоятельствам имеет сношение с командиром четвертой бригады, как и протчими. Внутренние спокойствии дружбою и ласковостью со обывателями прозрачно соблюдает. И сей начальник твердо знает окружность и внутренние пункты расстояния страны ему порученной; взирает на ключения в переменах обстоятельств, бдительно оные предвидит и по них свои меры предполагает; внимает с Кинбурна на весь берег морской и на Арабацкую стрелку.

Резервы его: первой бригады от 1-й части, второй от 4-й и по обстоятельствам сей третьей бригады от 2-й части.

2-я часть

Полк Троицкой пехотной на Булзыке содержит тамо фельдшанец одною ротою, как и таковой же ротою при Булганаке; сии два фельдшанца сильно укрепить и при них нечто разъездных казаков.

Пикинерных Екатеринославских три эскадрона при Булзыке. Казачей Донской Василья Денисова полк на большом Индале.

При наблюдении внутреннего спокойствия и содружества с обывателями внимает до рубежа Карась-Базара, чертою на Судак, где содержит пост казачей. Пункты 3-й части ее бригады: на рубеж фельдшанца Аргин, от него линиею на Арабат, берег Сиваша до Булганака и по оной речке в возврат до Карась-Базара. По сей окружности имеет казачьи связи и смычные посты с 4-ю частью второй бригады. Содержит наблюдательной казачей пост в Старом Крыму, отряжает на обзорные посты от Судака на Кефу, Джавадинскую пристань до Аргина, потребных донских казаков в ведомство 3-й части, ее третьей бригады, как и сотню оных командиру четвертой бригады. Начальник сей части тверд в самоличных обозрениях его околичностей, как и протчие. Резервы его от 3-й части его бригады, по обстоятельствам же и от 4-й части второй бригады.

3-я часть

Азовской пехотной полк при Кефе содержит набережные шанцы, которые сильно укрепить: Двуякорной и при Кефе, тоже полевой при Аргине, в каждом по одной роте и нечто при них разъездных казаков от 2-й части, как оттуда ж на обзорные посты от Судака на Джавадинскую пристань и Аргин.

Бдит на Судак и набережность на Кефу, Джавадинскую пристань, до рубежа за Аргин и в возврат чертою против Кефы к Судаку.

Начальник ее твердо ведает свою чрез обзоры окружность, внимает на берега морей и сообщается с начальниками, ему подлежащими.

4-я часть — в Арабате

Коменданту внимать на Арабацкую стрелку до Генич, где ведает команду, понтоны и до того места почты; печется о провизиях для войск и о здравии солдатском, имеет несколько при себе донских казаков по приличеству; сообщается с подлежащими ему начальниками.

Четвертая бригада

По благоучреждениям его превосходительства господина генерал-майора и обер-коменданта Борзова.

Полевое укрепление при деревне Кошкай немедленно усилить и содержать в оном пехотную роту с артиллериею и казаками по приличеству.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, лл. 68—75. Подлинник.

Приложение 2 к док. № 41.

ВЕДОМОСТЬ
КОЛИКО В УКРЕПЛЕНИЯХ ПО ЧАСТЯМ БРИГАД И ИХ ОТДЕЛЕНИЯМ, КАКИХ ЗВАНИЕВ И КАЛИБРОВ, ПОЛЕВОЙ, МЕДНОЙ И ГАРНИЗОННОЙ ЧУГУННОЙ АРТИЛЛЕРИИ ПО НАСТОЯЩЕМУ ВРЕМЕНИ СОСТОЯТЬ ПОЛОЖЕНО, ЯВСТВУЕТ НИЖЕ СЕГО1

1 Заголовок подлинника.


Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, лл. 77—78. Подлинник.

№ 42
1778 г. мая 16. — ПРИКАЗ А. В. СУВОРОВА ВОЙСКАМ КУБАНСКОГО КОРПУСА ОБ УЛУЧШЕНИИ МАТЕРИАЛЬНО-БЫТОВОГО И САНИТАРНОГО СОСТОЯНИЯ ВОЙСК, ОБ ИХ БОЕВОЙ ПОДГОТОВКЕ И СПОСОБАХ ДЕЙСТВИЙ В БОЮ1
1 Этот приказ был повторен войскам Крымского корпуса в июне 1778 г.
Лагерь на р. Каче 1

В принадлежащем до дежурств исполнять на основании пунктов главы осьмой прибавления к строевому уставу[70].

2[править]

Полковым, баталионным и их команд лекарям и подлекарям иметь ежевремянное попечение о соблюдении паче здоровья здоровых, всегдашними обзорами в касающемся до них содержания каждого вообще, до их пищи и питья. Последнему принадлежит, где не лучшая вода, таковая отварная и отстоянная, а слабым сухарная или с уксусом; к пище ж выпеченной хлеб, исправные сухари, теплое варево и крепко полуженные котлы.

Застоянную олуделую пищу отнюдь не употреблять, но надлежаще варить, а по употреблении вымывать и вытирать котлы сухо. Обуви и мундирам быть не весьма тесным, дабы и в обуви[71] постилка употребятца могла.

Наблюдать весьма чистоту в белье, неленостным вымыванием оного. Строго остерегатца вредного изнурения, но тем паче к трудолюбию приучать, убегая крайне празностеи, в противном случае господин лекарь или подлекарь представляет тотчас господину эскадронному или ротному командиру. В случае неудовлетворения от сего, доносит о том полковому, баталионному или того отделения начальнику; далее ж относитца уведомлением о том, хотя письменно, господину командующему тою частью, а потом и тою ж бригадою. В крайности ж имеет право о сем непорядке немедленно сообщать старшему при корпусе господину лекарю для донесения корпусному генералу, но таковые приключения никогда не ожидаемы.

Случайно больных и слабых в лазаретах при войсках строгим наблюдением обыкновенных порядков в лечении и содержании неутомленно приводить в прежнее состояние их здоровья. В каком и малом [случае] в предвидимом умножении оных, господин бригадный командир имеет долг, при самоличном в том месте обозрении, исследовавши причину зла, неослабно взыскать на начальнике, ибо иначе ответствует он одною своею особою начальнику корпуса.

Довольно[72] надзиратели в лазаретах при слабых и больных должны быть люди честные, попечительные, трудолюбивые и бескорыстные и лекарем или подлекарем таковой усмотренной переменяетца с доклада ближнего начальника на месте.

Ротным фельдшерам быть в их должностях исправнейшим и строго ко оным от лекарей и подлекарей приобученным. Благоучреждение исправных артелей в корпоральствах под разумными и попечительными артельными старостами наистрожайше соблюдать с примечательным в том надсмотрением высших начальников над нижними, как то следует, до взыскания от корпусного командира.

3[править]

Военное обучение должно служить упражнением вышним начальникам над их нижними. Надлежит сие правило строго наблюдать исправлением не достигшего тонкости оного, холодным духом. Производить его во всякое способное время, по силе описания воинского строя 1763 года. Кавалеристов начинать экзерцировать конному пехотою[73], в заезжании, в сдваивании, формировании на маршах, потом и на конях большой атаке в полной карьер, на саблях с протчими для движениев маневрами, а драгун, над тем[74], твердо и пехотному обучать.

Нужно наблюдение в эскадронах интервалов, для врубки сквозь оные второй кавалерийской линии, а между тем первая, при сильном опровержении противника, вмиг строитца по аппелю. Казаков обучать сильному употреблению дротика по донскому его размеру, в атаке, сшибке и погоне; и пехоту разным маршам, быстрым движениям разностройно, обращениям вперед и эволюциям, употреблению штыка, и ружья скорому заряжению, жестокой атаке, а особливо полковыми и баталионными кареями. Густейшие карей в движениях тяжки; кареям размер крестных огней твердо соблюдать, с присутствием духа, разной пальбе, не забывая весьма и приемов больших. Маневрам и эволюциям твердо обучать целыми частями войск, по способностям. Во всякое время корпусной командир имеет право, без возвещания, в экзерцировании всюду посещать; по примерной пальбе разбивать доски пулями, в мишенные меты по порядку, а по степеному[75] в сих недостатку, стрелять в земляной вал. Господа начальники, по хозяйству их, употребят на то излишнейшей свинец, положенной с порохом, и прежде сроков доставлять себе могут, паче ротные стрелки в сем цельном огненном бою надлежат быть обучены наитвердо; нужен тут приклад взором по стволу, комель крепко в сгиб плеча. Мишенной стрельбе обучать: вначале одиночкою, шестакамы, в шеренге, карпоральною ротною шеренгою, рядами, карпоральствами, ротами, баталионами. Конных посему для твердости в управлении лошадей и искусства редкого шерми-цирования, одиночкою в полном карьере.

4[править]

В каждом пехотном карпоральстве ротных четыре стрелка; сии бьют в их ранжирах, но могут и быть отряжены по рассмотрению военноначальников. Сколько ж сие служит для соблюдения огня, известно тонкой практике военной, Вернейшее застреливание противных, а особливо старших и наездников, сии имеют волю стрелять когда хотят, без приказу. Таковых стрелков имеют конные в карпоральствах шесть и для различия они, конные егери, и формируютца в легкой эскадрон по рассмотрению начальника; протчие рубят вперед. Отличность от драгун есть сих, что те должны по обстоятельствам быть на основании пехотных. Впротчем спешенной драгун в отверстом[76] поле есть оборонительная жертва…[77] начальника. Бьют они все противящегося[78] вперед, быстро, по благоразумному его [начальника] предусмотрению.

Сии стрелки для отличиости имеют за шляпами и киверами зелень, а в недостатке оной — солому или сено всегда.

Казаки — таковых в десятке два, это маяки; неприлично казаку стрелять, он бьет пикою, особливо в крестец.

5[править]

Отряженным в укреплениях пехотным рядовым иметь патронов сто, то не для частой стрельбы, ибо для того назначены стрелки, но для выдержания каких осадностей. Сие в свое время, но нечаянностию[79] никакой военачальник, даже до карпорала, по преподанным каждому от вышнего его правилам, не должен быть удивлен. Сильные укрепления выдержат долговременную осаду, но как то быть может, всюду резервы в первых сутках или днях, бьют они противных в тыл; те, между двух огней стесненные, бегут стремглав, и конница их дорубает и колет живо; то на Дунае. С пленными поступать человеколюбиво, стыдиться варварства.

В укреплениях артиллерия бьет картечами, оные, по дирекции начальника ее, на месте.

6[править]

Полевым укреплениям иметь отверстую дирекцию на окружности, по приличеству местоположения оных; рвам быть в ширину и глубину в один с половиною сажен, а по изволению инженера с начальником на месте, и превосходнее, поелику то грунт земли дозволит. Толстому валу — с обыкновенным банкетом, амбразурами, турами с песком или землею, тесно с промежутками для ружейной стрельбы, мешки тож; вороты укреплены траверзами, рогатками заграждены, рвы пред ними прорыты, на них подъемной или подвижной мост, внутри их перпендикулярной палисад, поелику дозволят материалы; пред ними шаг — три ряда волчьих ям, в глубину и в ширину диаметром один с половиною аршин; между ими пядень, [в] средине каждой острой небольшой кол, выходящей из земли пол-аршина. По слабости ж грунта, или каменистой жестокости оного, легкие рогатки в один и два ряда, на эспланаде перед рвом и валом, как и между ими от одной до одной с половиною сажени. За эспланадом в поле может быть другой ров, маловажнее первого. По достатку лесу может быть эспланад с рогатками между рва и волчьих ям. Волчьи ямы прорыты в обрез и чрез них сдвижной мост. Вместо рогаток употребляютца: герзы, опрокинутые деревья, краткие или долгие с остроотрубленными сучьями; а терновник потому ненадежен, что, по засохлости от жаров, может быть зажжен.

Сверх того, поланки, в воле каждого коменданта, суть: рвы с малым валом для помещения обозов и скарба, подобны легким турецким ретранжаментам. При обыкновенном российском мужестве, мудрый комендант низвергнет важностью его укрепления, противные предприятия регулярнейших войск, коль паче варварские рассевные набеги; погоня не нужна, не похвальна, как и вылазки, разве резервами, но и то для церемониала {Здесь Суворов как будто проводит принцип пассивной обороны. Однако это указание имеет в виду частные, местные условия. Кубанская укрепленная линия, растянувшаяся кордоном на 540 верст, имела целью защитить правый берег от набегов закубанских горцев и удержать ногайцев от перехода за Кубань. Малочисленные гарнизоны, расставленные в укреплениях этой линии, не располагали возможностью отрываться от своих укреплений для активных действий за линией. Эта задача возлагалась на более крупные отряды — подвижные резервы. Поэтому и характер укреплении был рассчитан на жесткую пассивную оборону: наружные рвы, сплошные искусственные препятствия, подъемные или сдвижные мосты, заграждения выходов (см. п. 6).

Кроме того, Суворов на Кубани вообще не ставил задачи вооруженной борьбы с соседним горским населением, а, наоборот, стремился выполнить свою задачу мирными средствами, установлением добрососедских отношений и развитием торговли с закубанским населением.}.

7[править]

Коммуникационные зажигательные маяки — в рассмотрении господ бригадных командиров и частных, особливо на обзорных постах. По набережностям, лутче их не иметь, нежели ими войски беспокоить. Было бы то вовсе оплошность, впредь по данным правилам подчиненным начальникам, частного командира, и неприлежность в соблюдении предвидениев начальствующего бригадою.

8[править]

Но от обзорных постов и казачьих пикетов со связными караулами хотя нечаянности нет, дается знать чрез смычки их кордонов от места до места, наипоспешнейше в приключениях беспокойственных, во всякое время о случающемся приближении противных в три стороны к начальникам; частному, бригадному и корпусному, три раза. Чего ради на важно-примечательных постах иметь казаков по десяти.

1-е. Примерно извещать: противные в коликом числе, куда их обращение, тверды или робки.

2-е. Что за ними примерно следует и какое в том их есть намерение, как и прилепление к какому фельдшанцу.

9[править]

Казакам непременно быть навсегда дротиком вооруженным, яко наисильнейшим их оружием для поражения всякого противника, но и во всех случаях огнестрельное его ружье есть только для сигнала. Донским господам полковникам, их особами помещаться и быть помещенным там, где более в начальнике названного войска нужда, как и их старшинам, по распределению оных, коль паче на часах. Обыкновенно среди его передовых страж, а не всегда там, где временная застава кажется сильнее быть, но не постоянно, ибо обстоятельства счисление людей переменяют в неспокойствиях сих. Заставам состоять больше в западнях. Страшнее противнику вылазка тогда для его побоища и схватки, паче кажущеюся вяще численным ее умножением для притяжения противника, ежели он, паче чаяния, тогда множествен, на крепости и резервы постовым казакам заманивать его в полном шермицеле сколько можно длиннее, забавляя его тут иногда и стрельбою, как и дротичным наездом с криком, однако безопасно, а когда он будет гораздо по времени [к] укреплениям напертый, или разными войсками на месте сломлен, то уже тогда поражать его сильно пикою в крестец и живьем хватать.

10[править]

Корпусному командиру и между собою господам бригадным и протчим начальникам, при сообщении известнее, осведомлении, описывать в них возможное предвидение и по последствиям настоящего, в будущем приличную прозрачность с военными, с политическими краткими рассуждениями для предпобеждения оных, как способнейшим к тому местным пребыванием, нежели тем, кому сообщает по обстоянию, иначе от того рождаютца замешательствы лишними предосторожностьми, а и беспокойствии, иногда напрасные, подвижением, хотя и немногим войскам. Лутче для того объяснять всякое известие, вообразительно его назнача справедливым, сумнительным или ложным, невзирая на то, что дальнейшим проницанием кажущееся ложным превратитца в истинное, а и справедливое — в ложное или сумнительное. Чего ради каждому, всего лутче начальствующему, преподавать сбои мысли с рассуждениями смело, означая по случаю примерное число противников и их вооружениев. Получающей их берет с того свои исправные меры.

В политических делах секретная при корпусе экспедиция имеет ее обыкновенное течение.

11[править]

По неспокойным обстоятельствам в движениях, на месте бдит четвертая часть войска; в сумнительных обстоятельствах — половина; в сумнительнейших отдыхает только четвертая доля по очереди. Как бы малолюден отряд когда ни был, но всегда в нем двум начальникам, старшему и младшему, быть надлежит.

12[править]

Порядки сражениев в благоучреждении военно-начальников. Против регулярных войск — линейные, как в прошлой прусской войне, против иррегулярных, как в прошлой турецкой. Густые карей были обременительны, гибче всех полковой карей, но и баталионные способные; они для крестных огней бьют противника во все стороны насквозь, вперед мужественно, жестоко и быстро; непомещенная тяжелая артиллерия идет своею дорогою батарейно с ее закрытием; конница рубит и колет разбитых и рассеянных в тыл или для лутчего поражения стесняет на карей. Внедрившиеся в устье их скалываютца тамо резервами, но и обыкновенно — из восьмой, шестой, а иногда четвертой доли, по обстоятельствам. Кареям между собой интервалы для крестных огней наивозможнгйше соблюдать, но соблюдают их огонь, как артиллерийской, так мушкетной. На мушкет сто патронов; по мушкетному [огню] большая должность есть ротных стрелков. Пехотные огни открывают победу, штык скалывает буйно пролезших в карей, сабля и дротик победу и погоню до конца совершают. Карей в непрестанном движении, доколе конница противных на бегу из виду их прогонит; но и тогда вышней [начальник] по случаю уделяет карейной пехоте нечто вперед, резервами для конницы.

Обозы остаются под укреплениями вагенбургом при надлежащих закрытиях; легкие, по удобности, отправляютца в сторону или назад напротиву само-легко-вооруженных противных, иногда идут они просто среди карейных линиев, их закрытия тех отстреливают.

Ордер сражениев: баталион его кареем в первой линии, два баталиона их кареями во второй; или також два баталиона в первой, один баталион как резерв во второй; или два карея в первой, два во второй; или с прибавлением за второю линиею резервных кареев, один против двух; или сии резервные карей в средине обеих линиев по шахматному. Где гранодерские баталионы, место их кареев на крыльях ордера или в средине, по усмотрению. Карей баталионной ли, или полковой, а не выше. Такие около Дуная, в прошлой войне, многолюдных стамбульцов жестоко били. Ни лес, ни вода, ни горы, ни буераки — стремление их когда удерживать могли?

Эскадронных, доколе в действие не вступят, обыкновенно внутри карейных линиев, не закрывая отнюдь их интервалов для крестных огней; казаки тож их частьми в рассевку.

Походной порядок против порядка боевого, дабы тотчас на походе дратца, и ежели противники близки, то и кареями; впротчем повзводно и по рядам с соблюдением интервалов. Обыкновенно кавалерия внутри линиев, пехота ж в голове и хвосте, казаки по их частям, пушки и легкие обозы сколько возможно с крыл, но взводы и ряды пехоты могли бы тотчас загнутца в карей. Авангарду и ариергарду нет, а токмо нечто обзорных подъездных казаков с головы и хвоста; быть твердо надежну, впредь уведомляя их о противниках возможно точно, по знанию, ибо обыкновенно, сближаясь к ним поспешными маршами, разъездами или чем иным еще предопаснейшим, то чинить для предприятия колебленно, поздно и предосудительно.

Сей ордер марша в близости варваров, но и в протчем с авангардом и арьергардом.

Бить стремительно вперед, маршируя без ночлегов. Ночное[80] поражение противников доказывает искусство вождя пользоваться победою не для блистания, но постоянства. Плодовитостью реляциев можно упражнятца после.

Для сорвания варварских окопов сам собою сгущается карей; по их овладении, разгибается легко с огнем на походе вперед.

Штишереножной[81] колонны, формированные направо, ряды вздвой, в средину сомкнись, или просто взводы намыкай в колонну; хотя б она тогда была и гуще, попрежнему строй фронт. Сия штишереножная колонна, ежели одарена твердостию и мужеством, паче начальствующие ее частьми, кругом фронт, опусти штык по-офицерскому, — непроницаема никакою кавалериею. Нет лошади, чтобы два раза три шеренги, в средине спина с спиной, прорвать могла еще при непрестанной при том стрельбе от стрелков, более в лошадиную грудь. Но вредны ей картечи в размер. Колонна та гибче всех построениев, быстра в ее движении, ежели без остановки, то все пробивает. Пушек не ожидает никогда, их дирекция по другим местам.

В стояниях и на походах мародеров не терпеть и наказывать оных жестоко, тотчас на месте. Домов, заборов и огородов отнюдь не ломать; везде есть разноименные дрова. Где случается фуражировать, чинить то при войсках, правилом, с крайним порядком. Есть ли тут благоразумие, где лишать себя самого впредь текущих последствиев, довольной субсистенции и кровли? Наблюдать то и в неприязнейшей[82] земле; делать и во оной жалобе всякого обывателя тотчас должное удовольствие. Не меньше оружия поражать противника человеколюбием.

Порядок кампаментов — против боевого ж порядка. Но суде варвары в отдалении, то взирать и на выгоды войск, яко то: кавалерии становиться больше в лощинах, на луговых местах. Вообще войскам тогда занимать обширнее место. Впротчем, всегда фланги расположения лагерного укреплять пехотою для закрытия кавалерии, но как в быстрых движениях, походы денно и ночно, и отдыхи по часам, то сим в излишественном утруждений войск от множайших предосторожностей свободитца возможно.

Известные качества начальствующего украшаютца его благовременною диспозициею, преподанием нужных кратких и ясных правил войску, на толикое пространство времени, поелику он до рубежа своего предвидения разноличных обстоятельств перемен достигнуть возможет ежевременно. Доколе сию важнейшую свою должность не совершит, спокойствия ему нет. А потом благонадежен он на войско, так как оное благонадежно на него. Уже тогда нималою нечаянностью не может он быть обременен.

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, лл. 323—328. Копия. Опубл. в кн. А. Петрушевский, «Генералиссимус кн. Суворов», т. I, СПБ, 1884, стр. 469—477, и в сборнике «Генералиссимус Суворов» пол ред. проф. H. M. Коробкова[83], Госполитиздат, М., 1947, стр. 88—96.

№ 43
1778 г. мая 31. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ПОПОЛНЕНИИ ВОЙСКАМИ КУБАНСКОГО И КРЫМСКОГО КОРПУСОВ

№ 30

Лагерь при речке Каче

В силе полученного мною из Государственной военной коллегии от 30-го минувшего апреля ее императорского величества указа, велено господину генерал-майору Астраханскому губернатору и кавалеру Якобию из состоящих на Дону войск отрядить в Кубанской корпус Нижегородской, Алексеевской и Низовской пехотные полки. Состоящие ж ныне там отряженные на время из Крымского корпуса команды отправить в Крым попрежнему, о исполнении чего предписал я господину генерал-майору и кавалеру фон Райзеру.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 43. Подлинник. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 480.

№ 44
1778 г. июня 4. — ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ С ПРОСЬБОЙ ДАТЬ УКАЗАНИЯ О ДЕЙСТВИЯХ ПРОТИВ ТУРОК В СЛУЧАЕ ВЫСАДКИ ИХ НА БЕРЕГ

Сиятельнейший граф Петр Александрович! Осмеливаюсь, ваше сиятельство, доложить, стамбульцы на крымском берегу выгрузятна, укрепятца[84]; выгружения умножат, сравняютца российским, зазаконодательствуют в земле, моих оказательств, вну-шениев, угроз с протестами правительства не внимут, но наидружественно втесняясь, внедрятца внутрь земли. Какому ж бы я тогда соответствию подвергся! Вооруженная рука то зло одна превозможет, но средства нет, хан готов бишлеями начать; Суворов агрессор! Завремянно повелите, милостивый государь, вам наипреданнейшему. Есть то теперь одно воображение могущее сбыться… Безденежному Селахору в Суджуке смеютца, Батырь с Чуку ничего не значат, Гассан охотно не ожжетца, Джаниклию с сыном под ним быть невыгодно; военных судов под Очаков и Суджук еще не прибывает. Поелику управлюсь в протчих укреплениях, могу заложить, естли каких препятств не будет, что-нибудь близ Ахтиара — тут первой пункт выгружения, второй — Козловской, третей — под Кефою; Алушта для срывки. Ездил я ныне довольно; симптомов к внутренним беспокойствам неприметно; надлежит бдеть всегда.

А. Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 176. Автограф. Опубл. в кн. В. Алексеев «Суворов-поэт», СПБ, 1901, стр. 24 (приложения).

№ 45
1778 г. июня 7. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ПЕРЕВОДЕ С ДНЕПРА В КРЫМ ЧАСТИ КАВАЛЕРИЙСКИХ ПОЛКОВ

№ 22

Лагерь Бахчисарай

Для удобнейшего занятия предположенных пунктов земли и к соблюдению должнейшего спокойствия во оной, приказал я на сей случай из состоящих на Днепре полков кавалерии вступить в Крым Таганрогского пяти, гусарских Харьковского и Ахтырского по три эскадрона, которые и расположены будут временно для способности кормов по реке Салгире, равным образом и состоящим теперь на Молочных водах тысячи человек …перейти на Каланчак, о чем за должность почитаю вашему сиятельству донести.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 178. Подлинник. Опубл, в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 486.

№ 46
1778 г. июня 7. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ ОБ УСПЕШНОМ ОТРАЖЕНИИ НАПАДЕНИЯ ЧЕРКЕСОВ И АБАЗИНЦЕВ НА КАЗАЧЬИ ПИКЕТЫ НА КУБАНИ

№ 36

Бахчисарай

Господин генерал-майор и кавалер фон Райзер при прибытии своем к командованию кубанским корпусом предуспел исправить заведшиеся в той стране прежней системы последствии, о коих вашему сиятельству я от 12-го прошедшего майя рапортом моим доносил[85]. Значитца то в полученном мною от 24-го тогож месяца рапорте следующего содержания: черкесы и абазинцы, скопляясь в разных местах, стали, наконец, в числе до двадцати человек показываться против Новотроицкой крепости у Куркуйских чрез реку Кубань переправ и, имея 20-го числа довольно сильную перепалку с казачьими пикетами, прогнаты высланными из реченной крепости двадцатью пехотными стрелками. Того ж числа при Славянском фельдшанце оных примерное первым число подходили к казачьим пикетам, коими равно были прогнаты. По известиям же, что оные в 21-е число начали вновь делать скоцищи у тех Куркуйских переправ, отряжена была господином полковником и кавалером Гамбомом из Екатеринославской крепости с одною пушкою рота Тамбовских гранадер при капитане Фалкенклау, которой, прибыв к тем местам на 22-е число до свету с шестьюдесятью человеками гранодер, переправился на ту сторону реки Кубани и, оставив достальное число гранодер и двадцать казаков при пушке на сей стороне в скрытном месте, снял нарочно некоторые малые на переправах казачьи пикеты для открытия пути воровской закубанской партии, которая в числе примерно до сту человек и переправились на сю сторону, но в то самое время встречены были оставленною при пушке командою пушечными и ружейными выстрелами и обращены в бег обратно за реку, где от упомянутого капитана Фалкенклау и его командою равно хорошо были приняты, которой, видя, что они пехотой и конницей сильно накоплятца стали, по нескольких ружейных выстрелах, наконец, на сию толпу приказал ударить в штыки, чем самым и опрокинул их с так хорошим успехом, что сколь ни старались они по обыкновению раненых и убитых своих увозить, наконец, принуждены были оставить на месте девятнадцать человек убитых и в плен российским трех живых, из коих последних два от тяжелых ран на сем уже берегу померли, а третей привезен жив к реченному господину полковнику Гамбому.

При сем случае российскими в добычь получено: две лодки, двадцать семь ружей, пять сабель и один кинжал, без всякого с стороны нашей урону, кроме легко раненых гранодер трех и двух казачьих лошадей. О чем вашему сиятельству донесть честь имею.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208. лл. 184—185. Подлинник.

№ 47
1778 г. июня 16. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ВЕРОЛОМНОМ УБИЙСТВЕ ТУРКАМИ ДОНСКОГО КАЗАКА

№ 48

7-го числа настоящего месяца два донских казака, сменясь с посту, что при Херсоне, ехали к их кошам. Отъехав сажен до 200, встретились им три турка, кои спрашивали о толмаче, но казаки отвечали, что нет толмача. Проехав мимо их несколько шагов, поворотя с дороги вправо, оглянулись назад и увидели турок, целящих по них из ружей, и с тем вдруг последовали выстрелы из двух ружей, а третье огня не дало. Отчего один казак убит и когда с лошади свалился, то оные турки бросились мертвого грабить, а товарищ убитого поскакал к своему месту. По сему происшествию я не упустил времени писать к начальнику турецких судов Гаджи-Мегмету, с требованием сыскать убийцов и в соответствие дружбы наказать, а впредь запретить выход из кораблей людям вооруженным, коим в противном случае принуждено будет отвечать равномерно, а следствии из того явно доказывать будут со стороны их желание к действиям неприязненным; но какой получил на то ответ, подношу у сего вашему сиятельству список[86]. Сегож дни вторично отправил я к нему, Гаджи-Мегмету, требование со изъяснением по показанию товарища убитого казака примет убийцов, чтоб он, непременно отыскав винных, сделал достойное наказание, присовокупя к тому, что оные не инде, где как на кораблях его команды сысканы быть могут, и что на сие получу, не умедлю вашему сиятельству донесть.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 187 и об. Подлинник.

№ 48
1778 г. июня 18. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О НАЧАЛЕ ПОСТРОЙКИ ПРИБРЕЖНЫХ УКРЕПЛЕНИИ НА БЕРЕГУ АХТИАРСКОЙ ГАВАНИ И ВЫХОДЕ В МОРЕ ТУРЕЦКИХ КОРАБЛЕЙ

№ 50

Лагерь при р. Каче

Сего месяца на 15-е число по 3 баталиона дружественно расположились с обеих сторон Инкерманской (Ахтиарской) гавани с приличною артиллериею и конницею и при резервах вступили в работу набережных ее укреплениев. Того дня от турецкого флотилии во оной начальника получен запросной лист, с которого, как и с ответа ему, при сем копия приложена[87]. С полуночи на 17-е турки, выстреля из пушки, стали убиратца в поход, за противным ветром пошли буксиром. Выправясь из гавани, учинили семь сигнальных выстрелов, вышли все в море и стали в получасе от берегов; казалось, что их румб был к Очакову; погода помешала.

Сиятельнейший граф! Удостойте сие происшествие высокого вашего внимания. Мудрые распоряжения вашего сиятельства показывают стезю к безопасности сей союзной земли от нарушителей покоя оной и вероломных возмутителей народные тишины.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 193. Подлинник. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 490—491.

№ 49
1778 г. июня 18. — ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА КОМАНДУЮЩЕМУ ТУРЕЦКИМ ФЛОТОМ ГАДЖИ-МЕГМЕТ-АГЕ С УВЕРЕНИЯМИ В ДРУЖБЕ И ЖЕЛАНИИ СОХРАНИТЬ МИР

Дружески получа ваше письмо, удивляюсь нечаянному вопросу, не разрушили ли мы обосторонной дружбы. Я с моей стороны и малейшего к тому подобия не нахожу, и вы сами признатца должны, что во все время вашего пребывания здесь не мешаюсь, в каком оно виде есть. Не приметили вы ничего с нашей стороны к повреждению доброй дружбы касательного, а напротив, всякой час видите дружественные наши расположении, которые довольно, кажется, сильны вывесть вас изо всякого подозрения, ибо толь долгое время, видя здесь вас и ваши все обращении, в твердой знак нашего в чужие дела некасательства, не спросил я вас ни единожды ни о чем, яко не в своей земле, хотя и по просьбе всего здешнего чиноначальства и владетеля находимся, как и Блистательной Порте ни одиножды торжественно предъявлено. Невзирая однако на безвременной ваш запрос, в доказательство с нашей стороны всегда искренной откровенности и миросклонных предметов, что присланным от вас на словах, то ныне и на письме отвечаю: что к нарушению взаимного мира никаких намерений у нас нет, а напротив, все наше старание к тому[88] одному устремлено, чтоб отвратить всякие на то неприязненные поползновении и, чтоб запечатленное торжественными великих в свете государей обещаниями содружество сохранить свято. Итак, мой приятель, из сего ясно видеть можете мою искренную откровенность и что сумнение ваше выходит из действия вашей внутренности. Чтож до права вашего здесь пребывания[89], то оное относится до земли, которая имеет свободную волю[90] о том с вами говорить. Я паки повторяю, что, не входя в чужие и до меня не принадлежащие дела, надеюсь, что по прежнему моему к вам письму сыщете и накажете виновных убийству нашего казака и что запретите выходить на берег вооруженным людям. Впротчем, ежели что из того произойдет неприятное, в таком случае остаюсь за сим я невиновен, а притчиною будете, по всем правам, вы. Впротчем, да будет конец ваш благ и да приведет бог вас на истинной путь.

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. об. 194—195. Копия. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 491—492, и в кн. «Письма и бумаги Суворова», В. Алексеев, СПБ, 1916, стр. 113—114.

№ 50
1778 г. июнь1. — ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА А. Д. КОНСТАНТИНОВУ ОБ УХОДЕ ТУРЕЦКОГО ФЛОТА ИЗ АХТИАРСКОЙ ГАВАНИ

Противная погода мешала стамбульцам выход из Ахт[иарской] гав[ани] весьма. Учиня один выстрел, вытянулись они из гавани на лодках, выстрелили 7 раз, далее по румбу направились] к Очакову; ½ часу отойти не могли, один фрегат паче других силился к тому, но не превозмог, а ушла лодочка.

На сем расстоянии стоят они…

Его светлость желал бы самолично с сим поздравить, токмо приступаю к производству по должности.

Ваше высокоблагородие с сим поздравляю!

Повидайтесь со мною. От Шаг[ин]-Г[ирея] мур[зы] вестник то привез. Мой [вестник] еще меня не извещает.

Архив ВПР МИД СССР, ф. 123/2, д. 251, л. 257. Автограф.

1 Документ без даты и подписи. Относится к 1 7—19 июня, т. к. 17-го турки покинули Севастопольскую бухту.

№ 51
1778 г. июня 20. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ЧИСЛЕННОСТИ ТУРЕЦКИХ СУДОВ НА РЕЙДЕ

№ 60

Лагерь при р. Каче

Вышедшие из Ахтиарской гавани турецкие суда стоят на рейде в линии против деревень Учкую и Авлиты, от реченной гавани и деревень верстах в трех. Из оных на 18-е число одно среднее, а другое меньшее, подняв парусы, пошли в море, держась румба к Константинополю. А всех ныне на рейде больших семь, малых пять.

Между тем, какова прислана ко мне от здешнего татарского правительства протестация, сообщенная при письме[91] и к начальнику турецкой флотилии, с оных перевод подношу. Взирая на то, буду я поступать на основании ордера к предместнику моему от 29 марта[92] и протчих вашего сиятельства повелениев.

Господин полковник Репнинской рапортует, что по полученному им от господина генерал-порутчика и кавалера Текеллия ордеру, с приложением в копии рапорта к нему от господина генерал-порутчика ж и кавалера Ржевского о благопристойном задержании по просьбе господина посланника Стахиева, следующего к вашему сиятельству из Царьграда с депешами турецкого курьера (о котором я от 16 числа[93] доносить честь имел), доколе российской оттуда ж к вашему сиятельству отправленной приспеет, на что я и предписал ему: когда реченной курьер явится к местам его расположения, до получения от вашего сиятельства резолюции, оного под видом выдержения карантина приостановить.

С полученных вновь известиев экстракт у сего подношу[94].

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л, 196. Подлинник. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 493.

№ 52
1778 г. июня 20. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О РЕЗУЛЬТАТАХ МОРСКОЙ РАЗВЕДКИ КАПИТАНА А. И. КРУЗА

№ 65

Лагерь при р. Каче

Крейсирующей с российской флотилиею на Черном море флота господин бригадир и кавалер Круз, обращая свое крейсерство в разных местах, наконец ныне присланным ко мне рапортом доносит, что к Такле мысу прибыл сего месяца 10 числа и во время пути судов никаковых ему не повстречалось кроме крейсирующего фрегата «Пятого» и при устье реки Кубани шкуны «Измаила», которые попрежнему при своих постах остались. Сколько ж находится [во] вверенной ему команде судов с описанием их способностей и куда именно командированы, представил при том реестр, который и я у сего вашему сиятельству поднести честь имею[95].

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л, 199. Подлинник.

Приложение к док. № 52

РЕЕСТР
СУДАМ АЗОВСКОЙ ФЛОТИЛИИ1

1 Заголовок подлинника.


№ 53
1778 г. июня 22. — ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА КАПИТАНУ БРИГАДИРСКОГО РАНГА А. И. КРУЗУ О ЖЕЛАТЕЛЬНОСТИ ДЕМОНСТРАТИВНЫХ ДЕЙСТВИЙ ФЛОТИЛИИ ПРОТИВ ТУРОК

Ваше высокородие извещены уже о предначинаемом течении дел здешних, в рассуждении флотилии турецкой к прославлению ее императорского величества оружия. Остаюсь при том благонадежен, что и вы демонстрациею вверенной начальству вашему флотилии усугубите оное, по лучшему вашему благоизобретению, и в ремесле военном искусству. Из влагаемой у сего копии с рапорта господина полковника Бандре изволите усмотреть[96] последствии вытеснения турецких судов из Ахтиара. Кагкется, на первой случай довольно был недостаток в хлебе, а теперь в воде. Не подвигнет ли сей и вовсе их к удалению, как пребывание их должно им в тягость становиться.

ЦГАВМФ, ф. Адмиралтейств-коллегия по канцелярии, д. 478, л. об. 194. Копия с копии, без подписи.

№ 54
1778 г. июня 27. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ЗАПРЕЩЕНИИ ТУРКАМ СХОДИТЬ НА БЕРЕГ ЗА ПРЕСНОЙ ВОДОЙ

№ 90

Вследствие вашего сиятельства от 14 сего июня под № 223-м присланного ко мне повеления[97], для уничтожения турецких замыслов и во отвращение всякой выгрузки на берег с кораблей, между протчим, под пристойным видом береговым при море начальникам предписал я, чтобы с тех кораблей за пресною водою не допускать, и противу того присланными ко мне второй бригады командир господин полковник Бандре, находящейся при Ахтиярской гаване, рапорт доносит: 1-м от 25 сего июня, что с кораблей приезжали на двух лодках в устье реки Белбек без оружия, где и налили несколько малых боченков, но как при них находился Аджигмет-паша, которой признан инкерманским приставом, то сей пристав ему говорил, чтоб более уже за водою не посылал, но он ему на то ответствовал, что и завтрашней день будет на то же место на четырех лодках без оружия ж и посмотрит, кто ему не даст взять воды, почему им, господином полковником, на то место поставлена в сорока человеках казачья команда, и приезжавшие еще за водою сперва одна, а потом две лодки не допущены. 2-м. От того ж числа, что от тех же кораблей приезжало уже шесть небольших шлюпок, к которым посылан был толмач сказать, дабы они к берегу не приставали, а в противном случае прислана будет для воспрепятствования пристойная команда, против чего они ему отвечали, что между искренними приятелями так поступать не должно и, несмотря на то, пристав к берегу, водою запаслись, из коих по отходе от берега одна шлюпка от волн разбилась, которую тут на берегу и стали починять, причем людей было не более двадцати человек. При том же начальник приговаривал: и то хотя вы нас бейте, а нам без воды быть нельзя, и как запаслись не более одного дня, то и на другой день намерены приехать. 3-м. От 26 июня показанная разбитая лодка в ночь по починке взята к кораблям, тут примечено, что на оной были небольшие фалконеты, потому им и объявлено было, как они приезжают вооруженные, тоб на берег выходить не отваживались, для чего и поставлена одна рота гранодер с пушкою на самой вышине Бельбецкого устья, и приезжавшие уже лодки более не допущены, о чем и я вашему сиятельству на рассмотрение имею честь донести.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 91 и об. Подлинник.

№ 55
1778 г. июня 27. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О НОВОМ РАСПИСАНИИ ВОЙСК НА КУБАНСКОЙ УКРЕПЛЕННОЙ ЛИНИИ В СВЯЗИ С ПРИБЫТИЕМ НОВЫХ ТРЕХ ПОЛКОВ

№ 92

Во исполнение присланного ко мне из Государственной военной коллегии от 30-го прошедшего апреля указа по случаю отряженных из состоящих на Дону трех пехотных полков: Нижегородского, Алексеевского и Низовского на Кубань, как велено оттоль отправить все те команды, кои на время из Крымского корпуса отряжаемы были и в которых теперь настоит здесь большая надобность, на предложение мое господин генерал-майор и кавалер Райзер рапортует, что состоящим там двум баталионам подполковника Фока и майора Дикера приказал к походу изготовиться и выступить сюда к их полкам, сколь скоро сменены они будут перешедшим уже Ею Алексеевским пехотным полком, а потому тож и по обстоятельствам настоящим, для занятия учрежденного по Кубани справа от берегов Черного и Азовского моря налево к Ставропольской крепости, что на Моздоцкой линии кордона и по оному устроенных крепостей и фельдшанцов с их особенными и внутренними коммуникационными постами, каким образом вновь располагаются войски тамошнего Кубанского корпуса с их корволантами, резервами и артиллериею, сходственно с прежним о земле и народах тамошних предположениям он, господин Райзер, прислал ко мне учиненное им временное росписание, которое и я у сего вашему сиятельству в копии на рассмотрение имею честь представить[98].

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 105 и об. Подлинник.

Приложение к док. № 55

РАСПИСАНИЕ,

учиненное по прибытии вновь следуемых из России трех пехотных полков на усилие вверенного мне корпуса, каким планом должны войски с правого фланга от берегов Черного и Азовского моря влево до Ставропольской крепости, что на Моздокской линии, взять свое по дирекциям и частям расположение, с показанием мест, где учреждаются корволанты, резервы и по скольку где артиллерии полевой, полковой, чугунной, и кто где командующим, и о протчем значит под сим {Заголовок подлинника.
}
Сколько дирекции во всем корпусе состоять будет и под чьим начальством и какие полки по оным занимать будут дистанцию, начиная с правого фланга
В тех дирекциях какие именно состоять будут крепости и фельдшанцы
А во оных по скольку в каждом пехотных рот для гарнизону и корволанту и где полковые унтер-штабы
сколько где артиллерии определяется полевой, полковой и чугунной
А также и в резерве при всяком укреплении по скольку и чьих эскадронов и корволанты с кого составляются и командующие ими кто именно
1-я дирекция господина полковника Макарова. Занимает оную Курской пехотной полк, кроме одной гранодерской роты, оставленной при Благовещенской крепости.
В Темрюцкой крепости.
Полку Курского мушкатер рота — 1.
Орудии одни исправные городовые.
--
В Таманской крепости.
Курских мушкатерских в крепости вместо гарнизону рот — 2. В корволанте гранодерская одна и две мушкатерских — 3.
Орудии городовые в укреплении и чугунные — 2, а при корволанте полковые Курские — 2.
В Подгорном фельдшанце.
Курского полку полроты мушкатер — ½.
Орудие Курского полку полковое — 1.
В Пещаном фельдшанце.
Курской пол- роты мушкатерской --½.
Орудие чугунное из Екатерининской крепости взять — 1.
2-я дирекция господина полковника и кавалера Гамбома.
Некоторые роты Низовского полку и весь Тамбовской полк, кроме гранодерской одной, оставленной при Благовещенской крепости, занимает оную по местам.
В Усть-Кубанском фельдшанце.
Курских мушкатерских рот — 2
Орудии чугунное — 1, медное Курского полку полковое — 1.
в Солнечном фельдшанце.
Тамбовского полку рота мушкатер — 1.
Орудие чугунное — 1.
В Духовном фельдшанце.
Тамбовская рота мушкатер — 1.
Орудие чугунное — 1.
В крепости Екатерининской.
Тамбовского полку рот в укреплении вместо гарнизона — 2. В корволанте мушкатерских с гранодерскою — 4. Унтер-штаб.
Орудии главной полевой артиллерии — 2, чугунное — 1, Тамбовских
полковых — 4 и сии последние учредить с корволантным баталионом.
В Спасском фельдшанце.
Тамбовская рота — 1.
Чугунное орудие — 1.
В крепости Новотроицкой.
Низовского
полку рота
мушкатер — 1,
унтер-штаб.
Низовских полковых орудий—2, чугунных—2.
В Славянском фельдшанце.
Низовского полку полроты — V2-
Чугунное орудие — 1.
В Сарском фельд шанце.
Полроты Низовского полку мушкатер — ½.
Чугунное орудие — 1.
3-я дирекция и главной кор де волант. Начальствует оною господин полковник граф Соллогуб, Низовского полку роты занимают оную по укреплениям, а первые к унтер-штаб поступают.
Благовещенская крепость.
В ней Низовских рот в укреплении мушкатерских вместо гарнизону — 2. В корволанте Низовских гранодерских — 2, Тамбовская гранодерская — 1. Курская грано-дерская ж — 1 Белозерских гранодерских — 2. Мушкатерских того ж полку—4, унтер-штаб. Артиллерийская команда. Понтонная команда с ее понтонами.
Орудии полевой артиллерии в крепости
на месте — 5, при корволантных баталионах и ротах — 12.
Левой фельдшанец.
В нем Низовской пол-роты — ½.
Полевой артиллерии орудие — 1.
Поступают в дирекцию
господина полковника
Гамбома.
При урочище и речке
Кара-Кучуне, сераскерской стан, командует при оном войсками господин секунд-майор Фриз.
Мушкатерская
Низовская
рота — 1.
Полковых Низовских орудий — 2.
Славянской гусарской эскадрон 1.
На Керпелях.
Мушкатер пол-роты — ½.
Чугунное орудие — 1.
На Бейсуге.
Мушкатер полроты Низовских — ½.
Чугунное орудие — 1.
В Ачуеве командующей старшей
капитан
Низовского
полку.
В крепости вместо гарнизона Низовская рота — 1.
Городовые исправные орудии и при них служителей от главной полевой артиллерии
4-я дирекция. Командует господин полковник Штерич, занимает ее укреплении Алексеевского пехотного полку роты.
Римской фельдшанец.
В нем мушкатер , Алексеевского полку рота — 1.
Главной полевой артиллерии
орудие — 1.
В Ангельском фельдшанце.
Алексеевских мушкатер рота — 1.
Главной полевой артиллерии орудие — 1.
В крепости Марьинской.
Алексеевских гранодер рота — 1, мушкатер рота — 1 временно остается без орудий баталион господина майора Дикера до востребования его к особенному месту.
Орудий полковых Алексеевских — 2, чугунных — 2.
В Архангельском фельдшанце.
Алексеевских мушкатер рота — 1.
Чугунное орудие — 1.
5-я дирекция, ежели при Алексеевском пехотном полку старшего господина полковника нет, то начальствует оною господин полковник Шевич, Алексеевского полку роты занимают укреплении ее.
Гавриловской фельдшанец.
В нем Алексеевского пехотного полку мушкатер рота — 1.
Чугунное орудие — 1.
Крепость Александровская.
В ней Алексеевского полку гранодер рота одна, мушкатер рота 1, того ж полку унтер-штаб, да рота мушкатер остается для коммуникационных постов на время, поколь устроены оне будут по Азовской дороге.
Орудий пол- ! ковых Алек-сеевских чугунных—2.
Михайловской фельдшанец.
Алексеевского полку мушка-терская рота — 1.
Чугунное орудие-одно
6-я дирекция и последняя к Ставропольской крепости, что на Моздокской линии. Начальствует оною господин полковник фон Гинцель, а Нижегородской пехотной полк занимает ее укреплении.
В Западном фельдшанце.
Нижегородского пехотного полку мушкатерская рота — 1.
Чугунное орудие — 1.
Крепость Павловская.
В ней Нижегородских гранодер рота — 1,
мушкатер рота — 1 и того ж полку унтер-штаб. Тут же остаются временно сего полку две мушкатерские роты, поколь коммуникационные укреплении по Азовской дороге устроены будут для занятия оных.
Орудий полковых Нижегородских — 2, чугунных—2.
В Восточном фельдшанце.
Нижегородских мушкатер рота — 1.
Чугунное орудие —1.
В крепости Царицынской.
Нижегородская гранодерская рота — 1, мушкатерская — 1.
Орудий полковых Нижегородских — 2, чугунных — 2.
В Всесвятском фельдшанце.
Нижегородская мушкатер рота — 1.
Чугунное орудие — 1
Державной фельдшанец последней к Ставропольской.
В нем Нижегородская мушкатер рота — 1.
Чугунной артиллерии орудие — 1.
Особенной
пост по
большой
Азовской
дороге на
Кубань без-
посредственно состоит под ордером командующего корпусом.
На Еи командует господин подполковник Лешкевич.
В укреплении вместо гарнизона и для прикрытия магазейна выкомандированные с Белозерского, Курского и Тамбовского полков пехотные команды, а равно и гарнизонная до сего тамо находившаяся.
Орудии главной полевой артиллерии с их служителями и ящиками—2, ханские городовые, недавно туда доставленные, могут заступать так же по местам Ейского укрепления.
В резерве конных эскадронов
не состоит, кроме сборных казачьих полку
Яновского команд и почты.

Казачьи команды по всем дирекциям остаютца на правом и левом флангах на прежнем распределении по укреплениям и набережном кордоне до прибытия из Дону добавочных людей и еще пятого казачьего полку.

Где назначены унтер-штабы, тут должен взять полковой командир свое пребывание, тож полковой лазарет и другие полковые тягости, со всем своим хозяйством берут тут же пребывание свое.

Когда ж новоследуемые сюда три пехотные полка будут каждой состоять в двенадцати ротах, а они по местам распределены сим расписанием точию по числу десяти рот, то оные дву-ротные команды от Нижегородского и Алексеевского полков тогда поставить в крепостях четырех, на место гранодерских рот, а сии отобрав, соединить в баталион под командою из сих дву полков одного штаб-офицера или старшего капитана, к которому баталиону прикомандировав от обеих сих полков по одному орудию, поставить господину полковнику фон Гинцелю при Павловской крепости в корволанте, имев его в своем распоряжении, а Низовского полку таковые-ж две роты останутца для усилия посту при Новотроицкой крепости.

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, лл. 106—109 и об. Копия без подписи.

№ 56
1778 г. июня 27. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ПОСЫЛКЕ ТУРЦИЕЙ ТАЙНЫХ АГЕНТОВ В КРЫМ И НА КУБАНЬ И МЕРАХ, ПРИНЯТЫХ ДЛЯ ИХ ПОИМКИ

№ 94

Сего июня 19-го Дня господин генерал-майор фон Райзер представил ко мне рапортом, что известной Джан-Мамбет-мурза, по разведыванию чрез своих людей, получил следующие известия: находящейся при турецком дворе в Цареграде главной развратник Муса-мурза, следовавшего отсель из наврусской орды для поклонения в Мекку татарина Джан-Бурчи-хаджи, склоня к своему мятежническому делу и сделав ему соответственное с намерениями Порты наставление, отправил обратно водою на Кубань в тамошние народы, которой, притворясь в образе нищего, прохаживал по Крыму и между тем внушал, чтоб татары, до времени предприятия Порты к их защите, хана Шагин-Гирея делам противились. И в склонности к Порте Оттоманской в засвидетельствование секретно успел отобрать от некоторых тайных ханских недоброхотов печати, во-первых, от Ахмет-бея темрюцкого и брата его Шары-мурзы, также от многих адинских мурз и четырех узденев островских; потом, отправясь в едичкульскую орду, таким же образом по своему ухищрению от бурлацкого, китайского и минуского поколениев мурз получил печати и, по получении оных, намерен был в самой скорости отправиться на нанятом судне под видом купечества чрез Усть-Кубанскую переправу в Тамань, а оттуда в Царьград. То в рассуждении таких обстоятельств, к пресечению злого его намерения, отправлены без замедления к господам полковникам Макарову и Гамбому повеления, чтоб они по их дистанциям, а особливо в Тамане и при Усть-Кубанской переправе, взяли всевозможнейшее примечание оного шпиона и его человека Мусу-Ахмета, как первого, переезжающего из-за Кубани с печатями, так и другого, нанимающего судно под видом купечества, а равно и всех не исключительно проезжих останавливая, во всем осматривать.

Какое ж впредь о сем получу уведомление, нимало не умедлю вашему сиятельству донесть.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 201. Подлинник. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 525—526.

№ 57
1778 г. июля 6. — ИЗ РАПОРТА А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ.О НЕДОСТАТКЕ ВОДЫ И ХЛЕБА НА ТУРЕЦКИХ СУДАХ И ОБ УХОДЕ ИХ ИЗ АХТИАРА В СИНОП

№ 96

…Сшедшей на сих днях из турецких кораблей грек Андрей объявляет, что на тех судах претерпевают они в воде крайнюю нужду и в хлебе недостаток, ибо первой выдают им в сутки на человека не более одного фунта, а последнего два ока на 9 дней. Командир их Гаджи-Мегмет посылал в Синоп к Чезаирлы-Гассан-паше с тем, что как им здесь пресную воду брать воспрещают, не повелено ль будет отсель удалитца, от коего в ответ получил, чтобы еще несколько дней взял терпение и что сам он скоро прибыть имеет к берегам здешним. У сего паши под командою состоит кораблей якобы до 20-ти, на коих войска до 8000 человек. Упомянутой грек объявляет притом, что на сих судах военных людей ныне состоит не более 400 человек, между коими большая часть больных. Оные ропщут ежедневно, сказывая: «либо прикажите нам дратца, пусть нас побьют! Или же велите отсюда ехать. Мы погибаем с голоду и от жажды, а конца не видим. Больных много, а когда велят дратца, то некому. Чезаирлы-Гассан-паша как прежде, так и ныне нас обманывает, обещает прибыть вскоре, но не едет».

Стоявшие неподалеку Ахтиарской гавани турецкие суда сего июля 2-го дня пополудни в 7 часов все без изъятия, подняв якоря, пошли в море к стороне Балаклавы, а 3-го числа пополудни в 2 часа предприняли путь свой и далее в средину моря по примечанию к стороне Синопа.

С полученных от господина полковника Репнинского известиев экстракт, а равно и с последних от начальника турецких судов Гаджи-Мегмета ко мне писем и к нему от имени командующего при Ахтиари господина полковника фон Бандре ответного копии у сего прилагаю[99], последнее по причине, что флотилия турецкая находилась уже в походе, к отдаче реченному начальнику не подоспело, которое однако для сведения посредством господина полковника Репнинского чрез Кинбурн доставлено быть имеет Очаковскому губернатору, а сей, уповательно, не оставит препроводить и далее к Стамбулу.

Генерал-порутчик Александр Суворов ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, лл. 132—133. Подлинник.

№ 58
1778 г. июля 6. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ПРИБЫТИИ ТУРЕЦКОГО СУДНА С ПИСЬМАМИ КОМАНДУЮЩЕГО ТУРЕЦКИМ ФЛОТОМ К ГЛАВНОКОМАНДУЮЩИМ РУССКИМИ ВОЙСКАМИ И ФЛОТОМ

№ 97

Под Бахчисараем

При отправлении к вашему сиятельству сего рапорта получил я от командующего под Кефою Азовского пехотного полку господина подполковника Венцеля рапорт, которым он от 4-го сего июля доносит, что к Кефинской бухте прибыло из Черного моря под командою Измаил- и Мегмет-Имен-аги турецкое вооруженное нескольким числом пушек и фалконет судно, называемое архипелагская полугалера. Военного ж народа на нем по примечанию человек до семидесяти, к которому посылано было от него для спрашивания, каких ради надобностей они прибыли. Начальники того судна в ответ сказали, что они имеют от Гаджи-Али-бея и от капитан Асан-паши к предводителям войск российских, то-есть сухопутному и морской флотилии, нужные письма, из коих два и отдали, которые притом ко мне присланы. Речен-ные ж начальники Измаил- и Мегмет-Имен-ага сказывают, что они и еще имеют некоторые письма, но только оных отдать никому не могут, кроме как вручить персонально самому войск российских начальнику. Из объявленных же двух писем с одного, яко оба оные в одной силе от слова до слова, у сего вашему сиятельству перевод представляю[100], донеся притом, что с оставшими у них двумя вышеизъясненными письмами, следующими по объявлению прибывших с ними к начальнику российских войск, приказал их препроводить ко мне, а получа оные и рассмотря содержание, буду ответствовать, что отнести имею к вашему сиятельству, а впротчем затем, в случае иногда приближения к здешним берегам турецкого флота, отзыв им будет по предписанию вашего сиятельства, и что по сему обстоятельству впредь происходить будет, о том неукоснительно рапортовать имею, но теперь долженствую поспешить вашему сиятельству моим донесением особо следующим здесь рапортом об отбытии турецких судов из под Ахтиара. Значущееся ж в том рапорте ответное письмо от господина полковника Бандре к начальнику тех судов Гаджи-Мегмету не отправляю чрез Очаковского губернатора по усмотрению яко ближе может быть препоручено сим прибывшим гостям.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 139 и об. Подлинник.

№ 59
1778 г. июля 6. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О МЕСТОНАХОЖДЕНИИ ЭСКАДРЫ А. И. КРУЗА

№ 98

Командующей российскою эскадрою господин бригадир и кавалер Круз находитца ныне в проливе Азовского моря. Где ж точное разделение вверенных ему судов, регистр у сего вашему сиятельству подношу[101]. В дальнейших операциях оной нужды еще не предвидитца.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 141. Подлинник.

Приложение к док. № 59 РЕГИСТР АЗОВСКОЙ ФЛОТИЛИИ СУДАМ ЧЕРНОГО МОРЯ1
Звание судам
Где находятца

Фрегат «Седьмой»

Шкуна «Измаил»

Бот «Карабут»

У устья реки Кубани и при примечании движеней Суджук-Кальско-турецкой эскадры, а со-стоят под командою флота капитана 1-го ранга Михнева.
Фрегат «Шестой» Пред проливом Черного моря в крейсерстве под командою капитан-лейтенанта Окизделя.
Бот «Хопёр»

По повелению господина генерал-порутчика и ка-валера князя Прозоровского с депешами с на-чала весны отправлен в Царьград под коман-дою лейтенанта Пустошкина, о котором и по-ныне не имею никакого сведения.

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 142. Копия.

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 142. Копия.

1 Заголовок подлинника.

№ 60
1778 г. июля 7. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О РАЗРЕШЕНИИ ХРИСТИАНАМ, БЕЖАВШИМ ОТ ТУРОК, ПОСЕЛЯТЬСЯ В КИНБУРНЕ И О НАПАДЕНИЯХ БЫВШИХ ЗАПОРОЖЦЕВ НА МИРНЫХ ЖИТЕЛЕЙ

№ 115

Господин полковник Репнинской, представляя о намерении обретающихся на турецких судах христиан, значущемся в 3-м пункте отправленного к вашему сиятельству от 5-го числа экстракта[102], при начатии турками неприятельских действий, передатца под покровительство российской державы, а потому испрашивается меня: не противно ли будет, что он находящемуся в Кинбурне за коменданта подполковнику Мистрову приказал при таком случае их принять, яко доброжелателей российской стороне и одноверцов в возмездие того, что турки бежавших отсель бывших запорожцев приглашают к себе. И в рассуждении того, что он имел случай слышать словесно от господина генерал-майора и Новороссийского губернатора Языкова, бывшего у него недавно, что он от вышнего правительства имеет позволение: христиан, откуда бы то самопроизвольно желающие ни приходили, принимать и селить, против чего ему, господину Репнинскому, от меня предписано, что хотя от стороны турков неприятельских действий еще не предвидится, но на случай оных согласен я с учиненным им подполковнику Мистрову предписанием.

Касательно до беглых из России бывших запорожцев, которые обитают на Очаковской стороне по реке Бугу и немало причиняют набегами разбои и грабительствы тамошним российским поселянам, как-то и последним рапортом господин Репнинской от 30-го изшедшего июня доносит, что переехавши в ночное время с стороны Очаковской, произведенной тамошним губернатором недавно есаулом из числа бежавших из России бывших запорожцев Максим Тегуненко (которой по известности действительно опознан был) с нескольким числом таковых же запорожцев, вооруженных пиками, пистолетами и саблями, Кинбурнской округи в урочище Биенкове у состоящих там рыбных промышленников учинили грабительство, составляющее из разных вещей, всего суммою на двести семьдесят один рубль тридцать две копейки, причем ранили одного кухаря и бывшего на залоге солдата, связав, били, отняли тесак, да денег три рубли. О чем от него, господина Репнинского, хотя и писано было к Очаковскому губернатору с требованием, чтобы он непременно сего есаула, так как довольно о нем сведущ, посланному от него офицеру со всеми пограбленными им вещами выдал, а естьли ж оного не отдаст, то по крайности против регистра за пограбленное ко удовольствию обиженных деньги приказал отдать; но сей губернатор ничего по тому не сделал, а только чрез посыланного офицера к нему того ж числа письмом отозвался, что он реченного есаула допрашивал не словесно, а на теле, но винным его не находит потому, будто бы, он более двадцати дней не отлучался никуда, кроме Очакова, в чем и другие запорожцы свидетельствуют, почему он в другой раз от реченного губернатора о удовольствии уже и не требовал. На сие он, господин Репнинской, имеет от меня предписание, чтоб в подобных случаях надлежащего удовольствия от означенного губернатора требовал, которое он, яко начальник войск державы России союзной, делать обязан, а хотя бы представлении таковые им уважаемы и не были, тем не менее претензии со стороны российской останутца действительны и могут в надлежащее время получить свое право.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 143—144. Подлинник.

№ 61
1778 г. июля 9. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ПЕРЕДАЧЕ ОТ В. В. РАЙЗЕРА ГЕНЕРАЛ-МАЙОРУ И. Ф. БРИНКУ КОМАНДОВАНИЯ КУБАНСКИМ КОРПУСОМ

Господин генерал-майор и кавалер Бринк от 4-го присланным ко мне, а мною полученным 30-го числа, прошедшего июня рапортом предуведомил, что он, следуя по повелению вашего сиятельства к принятию Кубанского корпуса, прибыл в крепость Святого Димитрия Ростовского и известился, что тем корпусом командует господин генерал-майор и кавалер Райзер. То, остановясь тут, требовал моей резолюции, почему и что я о препоручении ему, господину Бринку, оного корпуса, от вашего сиятельства повеление имею ж от 1-го сего июля, в посланном моем ордере предписал, чтоб он в том поступал по силе данного ему от вашего сиятельства предписания, для чего и господину Райзеру приказал, по сдаче того корпуса, сюда прибыть, о чем за должность почитаю сим донести.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 145. Подлинник. Опубл. в сборнике «Поисоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 551.

№ 62
1778 г. июля 14. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О МЕРОПРИЯТИЯХ, СВЯЗАННЫХ С УСИЛЕНИЕМ ОБОРОНЫ В КРЫМУ И НА КУБАНИ

№ 128

Ордер вашего сиятельства от 6-го сего течения под № 237[103] получен, по которому не оставил я о принадлежащем к исполнению во все части вверенных мне войск, что до кого следовало предложить, как и командующему Азовскою флотилиею господину бригадиру и кавалеру Крузу. За недостатком на сих днях прибывших из Александровской крепости ломов с крепостными инструментами и из иных мест, по каменистому грунту разные укреплении, как и по Инкерманскому пункту отныне совершением медлют; мало дней[104], но давно обороны и связи войск набережные с внутренними и их резервами предопределены: в укреплениях Ахтиарских, яко одной истинной для стамбульцов гавани, будут два батальона мушкетер. По последним рапортам три пехотные полка на Кубань еще не прибыли, но уже прибыть, паче два, должны, а третей не замешкает, почему отделенные там отсюда команды к их полкам спустятца, но три эскадрона Таганрогских драгун должны еще там остатца до возвращения таковых же Астраханских пяти с Луганской станицы, по их исправлении, о чем от меня писано было. Артиллерии там довольно, укреплении тверды. По времени разбойники смирны, отразительные меры приняты, но паче наступательные.

Светлейший хан севменов и бешлеев имеет ныне вооруженных в Крыму и на Кубани к действиям готовых разноместно человек по 1000, более ему ныне их содержать ни достатку, ни нужды еще нет.

Вследствие отправленного 6-го числа сего июля к вашему сиятельству. моего рапорта чрез прибывших в Кефу, а оттоль сюда посланных от начальников турецких капитан Гасан-и Гаджи-али-пашей чиновников их Измаила и Мегмет-Имена, последние два письма на имя предместника моего господина генерал-порутчика и кавалера князя Прозоровского адресованные, ко мне доставлены, с которых перевод у сего вашему сиятельству подношу, как сии, так и первые равного содержания без всякой отмены. Чтож от меня на то им в ответ писано, из прилагаемой у сего копии ваше сиятельство усмотреть соизволите[105]. Повеленное в вышереченном вашего сиятельства ордере, что до непрестанного карантина, намеренного уже здесь, и негоциации, объяснение в сем письме туркам оставлено для переду. Ежечасно все повелении вашего сиятельства в точности исполнять потщусь.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, лл. 149—150. Подлинник. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 553—554.

№ 63
1778 г. июля 14. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ВОЗВРАЩЕНИИ СУДОВ РУССКОГО ФЛОТА ИЗ УСТЬЯ КУБАНИ В КЕРЧЕНСКИЙ ПРОЛИВ

№ 129

Господин бригадир и кавалер Круз рапортом от 9 июля доносит, что в рассуждении превосходного числа турецкого флота кораблей, для предохранения от повреждения отряженных им к устью реки Кубани малого числа судов, приказал оным возвра-титца в пролив, кроме «Шестого» фрегата, которой попрежнему имеет крейсировать пред проливом, для примечания турецких покушениев.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 151. Подлинник.

№ 64
1778 г. июля 14. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О НАПАДЕНИИ ЗАКУБАНСКИХ ЧЕРКЕСОВ НА КАЗАЧИЙ ПИКЕТ

Господин генерал-майор и кавалер Райзер от 7 июля рапортует, что 2-го числа сего ж месяца, при следовании на дневной обзор, учрежденного от Марьинской крепости вверх по Кубане в 12-ти верстах, состоящего из двадцати полку Яновского казаков, пикета, бывшей при тех казаках приказной Ярцов, взяв с собою четырех человек, поехал вперед, на которого переправившаяся на сей берег закубанская партия, числом до пятидесяти человек, набежав, захватили оного приказного, а потом и на едущих позади пятнадцать казаков же бросясь, взяли еще двух, из-под коих убили одну лошадь. Протчие все, видя против себя превосходное число, ускакали к реченнои крепости, а когда чрез оных получил о том известие господин майор Дикер, то всех под оною находящихся казаков с частию гусар отрядил вслед за упомянутою партиею, но прибыв на то место, увидели оную переправившуюся уже на ту сторону реки. Почему, как в сей дирекции командования вышеписанного майора Дикера чрез оплошность последовал вторично урон в людях ее императорского величества, в предосуждение российскому оружию, то, предписал я ему, господину генерал-майору и кавалеру, происшествие сие в самой точности исследовать и с винного взыскание учинить со строгостию.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д 208, л. 154 и об. Подлинник.

№ 65
1778 г. июля 14. — ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА КАПИТАН-ПАШЕ ГАЗЫ-ГАССАНУ И ГАДЖИ-АЛИ-ПАШЕ ОБ ИХ НЕОСНОВАТЕЛЬНЫХ ПРЕТЕНЗИЯХ, УГРОЖАЮЩИХ МИРУ

Письмо от вас, чрез нарочного присланное, здесь получено[106] и в рассуждении странной претензии, тщеславных угроз и неприязненного злословия в кем израженных, отнесено к вышшему месту[107]. Что ж до меня, то я не позволяю себе верить, чтоб Блистательной Порты флот мог быть когда-либо у крымских и до области татарской всех принадлежащих берегов. Особливо в нынешнее время, когда Крым пользуется совершенным спокойствием и когда Блистательная Порта неоднократно утверждала, чтоб в татарские дела не мешатца[108], предоставляя все в нем на собственную волю сего народа, как независимого! Впротчем, таковое ваше предприятие иначе принято быть не может, как точным разрушением с стороны вашей мира, а потому и имею я долг употребить все меры к защищению вольности и независимости сих народов. В знак дружеского упреждения не хочу верить, чтоб оное письмо к предместнику моему господину генерал-порутчику и кавалеру князю Прозоровскому точно от вас писано, ибо особам на таком степени, на каковом вы, не точию обязательствы своего государя, но всякую благопристойность и вежливость свято хранить должно. Выражения же в нем касательно кораблей российских, плавающих в море, омывающем часть границ наших и дружеской ни от кого зависимой области татарской, суть явной вид неприязни, обнаруживающий оную, следовательно, право я имею встретить при божей помощи сильною рукою стремлении толь-неправедно разрушить освященной мир по одним прихотям ищущих и за все из того последствие, как и за начало, пред богом, государем и пред целым светом по всей справедливости падет ответ на вас.

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 152. Копия. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 554—555.

№ 66
1778 г. июля 17. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ПОДГОТОВКЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ ХРИСТИАН ИЗ КРЫМА1

№ 135

Бахчисарай

От его светлости князя Григория Александровича Потемкина, паки мая 17-го числа мне предложено было, о выводе здешних христиан в Азовскую губернию. Каковые от митрополита Игнатия мне даны при письме пункты, с оных вашему сиятельству копии приложены[109] и таковые к его светлости князю Григорию Александровичу отправлены. Впротчем, уповательно, христиане чрез месяц к выходу изготовиться могут и как ныне к тому приступили, то не без разглашениев; но светлейший хан и правительство ведением сего не отзываются, как и с нашей стороны им о том ничего еще объявлено не было.

Архив ВПР МИД СССР, ф. 123/2, д. 253, л. 363. Копия. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». H. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 555.

1 В Крымском ханстве христиане (садоводы, ремесленники, торговцы) были основным источником налоговых доходов. С их уходом правительство Крыма лишалось большей части доходов и оказывалось в экономической зависимости от русского правительства. Посредством экономического ослабления Крымского ханства и усиления его зависимости от России русское правительство рассчитывало противодействовать политике Турции, направленной на восстановление вассальных отношений Крыма к Оттоманской империи. На Суворова была возложена трудная задача по выселению в Приазовские степи христианского населения Крыма (греков, армян и др.). В своих мероприятиях по выводу христиан Суворов сумел использовать поддержку местного духовенства.

№ 67
1778 г. июля 17. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ПОСТРОЙКЕ НОВОГО ПОЛЕВОГО УКРЕПЛЕНИЯ И ПОСЕЩЕНИИ ХАНСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ ТУРЕЦКОГО КОМАНДОВАНИЯ

№ 137

Для предограждений от пункта Судака заложитца шанец при деревне Елбузде, где от оного дорога разделяется на Старой Крым и Карась-Базар, почти на половине расстояния к обоим местам, и в нем будет одна рота мушкетер с приличною артиллериею; также поставлен будет в резерве пехотной батальон с надлежащею кавалериею по обстоятельствам при Старом Крыме, для операциев в голове на Судак или к двукратным набережным укреплениям вправе близ Кафы.

Присланные от начальников войск турецких капитана Гассан- и Гаджи-Али-пашей два турка, будучи допущены пред здешнее правительство, какое объявление от оного получили и что на то соответствовали, доносит вашему сиятельству господин резидент; сего числа при ласковом приветствии с некоими подарками отправляютца они в обратной путь. Упомянуто им, что кто бы из них таковы и в коликом числе ни были, по причине заразы в их странах, ежели в востребности похотят быть на берегах, где российские войски, всюду подвержены суть выдержанию карантина.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 156. Подлинник.

№ 68
1778 г. июля [17]. — ЗАПИСКА А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ ОБ УСЛОВИЯХ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ ХРИСТИАН ИЗ КРЫМА1
1-е

Под своз христиан, не имеющих подвод, потребно шесть тысяч пароволовых.

2-е

Место желанное было по Днепру от Казы Кермена в гору, но когда там селить нельзя, то просят поселить в Екатеринославскую с уездом его, дабы по малой мере с Днепра рыбною ловлею и пригоном сверху Днепра ж лесу довольствоватца могли.

3-е

Хлеб, тяжелые вещи, разные товары, а буде можно и винограды принять под образом покупки под свою защиту, а за то деньгами ли или чем удовлетворить, дабы одни только домы и лавки остались прежним их владыкам, а на поселении строить на место их другие. Вещи ж тяжелые перевозить по времени.

4-е

При новости не дать места и какому их обременению: всем снабдить, во всем охранять, с одного на другое место не водить, отчего, разгорясь, не роптали бы на судьбу.

5-е

Лето проходит, домы не поспеют. Отвесть в селениях квартиры: в Новоселице, в Каменке, в Протовчах, Чаплинке и протчих по Ореле деревнях. Чтоб между хозяевами квартир их не было распрь, свесть два дома под образом постоя в один, таким образом целая половина селения опростана будет для помещения христиан.

6-е

Защитить от всех нападков разгневанных сим случаем хана и правительства и препроводить в целости.

7-е

В пути скудных провиантом снабдевать, а по прибытии на место и всех как семенами, так и провиантом, доколь новой хлеб родитца, пропитать.

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 160 и об. Копия. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 558.

1 Документ без даты и без подписи. Препроводительного документа к этой записке в делах не обнаружено.

№ 69
1778 г. июля 18. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ ОБ УДОВЛЕТВОРЕНИИ ПРОСЬБЫ ЗАКУБАНСКОГО ГАДЖИ-ГИРЕЙ-СУЛТАНА О ПРИСЫЛКЕ ЕМУ ДЕНЕГ И ВОЙСКА

№ 145

Вашему сиятельству представляю в оригинале письмо Закубанского Гаджи-Гирей-султана[110], присланное господину генерал-майору и кавалеру Райзеру на российском диалекте, коим требует об определении ему денежного содержания на обласкание протчих в тех местах уважательных людей, а для обороны от набегов разбойника Долак-султана в помощь и совместным противу оного действиям часть российских войск. Во уважение сего султана всегдашней к светлейшему хану преданности и привязанности к российской стороне послано ему от меня в презент тысячу рублей с обнадеживанием всегдашнею к нему и впредь приязнию и снисхождением. Касательно ж до защищения его и ему принадлежавших от разбоев упомянутого Долак-султана, предписал я господину генерал-майору и кавалеру Райзеру по востребностям уделить ему приличное число войск конницы и пехоты с пушками, паче для одержания поверхности российской на той стороне Кубани и для славы государственной.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 120. Подлинник.

№ 70
1778 г. июля 25. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О НАПАДЕНИИ БЫВШИХ ЗАПОРОЖЦЕВ НА КОРДОН ДОНСКИХ КАЗАКОВ

№ 162

Господин полковник Репнинской рапортом ко мне от 11 июля представляет, что сего месяца под 10-е число в ночи, дистанции его в урочище Кизляри с Очаковской стороны бывшие запорожцы на двух больших лодках человек до пятидесяти, вооруженные, выгрузись на берег, напали на кордон в том месте стоящей из 12 донских казаков. И как часовой по трех вопросах не получил ответа и принужден был сказать, что убьет, то они бросились вдруг на пикетных и, делая по них выстрелы, хотя убить и ранить никого не могли, однако экипаж, какой при них был, отбив, забрали и со всевозможною поспешностию обратно на Очаковскую сторону отплыли, так что посланной в погоню из Александровского редута на лодке разъезд нагнать оных не мог. А по примечанию видно, что сии разбойники те самые, которые прежде в Кизлаиче грабительство делали, о коих хотя писал он Очаковскому паше, чтоб сысканы и выданы были, однако неуповательно, чтоб он их выдал по многократным уже в подобных случаях его отказам. А как сих усильствующих разбойников он, господин полковник, намерение предпринял ловить, то, по малоимению у него казаков и что посты так малочисленны и между собою расстояния от пятнадцати до двадцати верст имеющие, с нуждою дистанцию занимать по немалой обширности могут, разбойники ж, зная все тамошние места весьма аккуратно, к главным пикетам никогда не подъезжают, а в отдали оных продолжают на малые токмо посты свои набеги. Требовал для приумножения и гущшей[111] связи оных вдобавок к имеющимся у него 200-м донских казаков еще 100 человек, почему и приказал я отрядить к нему из состоящих здесь требуемое число.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 161 и об. Подлинник.

№ 71
1778 г. июля 26. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О МЕРАХ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ ХРИСТИАН ИЗ КРЫМА И СОПРОТИВЛЕНИИ КРЫМСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

№ 33

Вашему сиятельству сие мое донесение по выводу в Россию крымских христиан после моего рапорта от 17 сего июля[112], сокращаю наивозможнейше.

Из списков при сем в переводах с татарских писем[113] усмотреть изволите предлежащие препоны, иные ж письмы господин резидент, яко один тому здесь знающей, по пространно восторженному их слогу, хотя сходного содержания, перевесть не успел.

В опасности жизни и имениев здешние христиане частию еще поныне; все против того должные осторожности взяты и войскам в том строгие по приличеству приказы даны; татары действуют угрозою, подущениями, обещаниями и обыкновенным их вероломным лукавством. Светлейший хан, изнуряемой гневливостью, выехал из Бахчисарая для воздуха, сколько то теперь видно, и расположился лагерем по Ахтмечетской дороге, в трех верстах от города на его прошлогоднем месте, под обыкновенным закрытием российских войск. Господина резидента во все сие время к себе он не допускал, хотя тот наконец требовал от него аудиенции всевысочайшим именем. Итак все внушения чинены были третьей особой; денно и ночно к нему непрестанно всеместные его чиновники съезжались. Правительство представляло мне о принесении их всенижайшей просьбы в Санкт-Петербург; в отмене сего вывода воспретить им того не можно, а в обождании выводом 25-ти дней для очевидных интриг отказано, по изготовлению уже самими собою к выходу многих христиан. Собственно правительство не столько грозно, сколько хан, ибо он того звания их подданных взял себе, а им определил жалованье.

Выходящих христиан в Россию зерновой провиант, фураж и сено велено от меня российским начальникам снимать от христиан под верные квитанции, по которым определяетца чинить расплату в Перекопе и Арабате, по провиантскому департаменту; тут должна быть казне некоторая прибыль. Також приказано уже комиссии провиантской заготовить им проходной провиант, примерно на один месяц, до Александровской крепости на Днепре, а потом их довольствовать чрез неусыпное попечение господина Азовского губернатора.

Должно мне уже было реченного господина губернатора просить о высылке под них пароволовьих повозок, на сей раз хотя до дву тысяч, партиями от 50-ти, 100 до 200, чтоб все те 2000 в разные числы от начала их отправления до последних чрез полмесяца в Крым поспеть могли и высылкою их весьма поспешить. Ныне же употреблятца будут казенные полковые, хотя и партикулярные за прогоны, поелику их стать может, а частига сменяемы быть могут от таковых же корпуса команды господина генерал-порутчика князя Багратиона, обретающегося близ Шан-гирейского ретраншемента. Транспорты сии будут до Александровской крепости, а там уже в попечении Азовского губернатора.

Просили христиане о сокращении на пути карантина, — обещано и учиню учреждение. Також, чтоб им к господину Азовскому губернатору от трех обществ послать депутатов с помощниками для ходатайства о принадлежащем до всего поселения на их пунктах, как для осмотру земель; сих отправят они на сих днях.

Преосвященный митрополит греческого исповедания Игнатий по первому опасному слуху выехал из Бахчисарая в российской под сим городом лагерь при Акхаче и тотчас городская его квартира имела посещение от ханских людей. Тож самое вскоре учинил и архимандрит армянского закона Петр Маргос, а патер Иаков католицкого армянского закона убрался к своим в Кафу. Сии три общества одно от другого суть независимы. Не могу я довольно вашему сиятельству описать, в каковой опасности здешние христиане были. Многие разноместно были уже под татарскими караулами; неминуемая им казнь предлежала.

Кстати случились здесь из Ерусалима армянские архиерей и архимандрит, ныне употребляются они с пользою.

На сих днях отправится отсюда разных христиан на полковых повозках к Александровской крепости, с эскортом, обоего пола близко ста душ. Слава богу, что веревка потянется. От стамбульских замыслов пока еще руки свободны.

О протчем вашему сиятельству доносит господин резидент[114].

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, лл. 163—164 и об. Подлинник.

№ 72
1778 г. июля 26. — ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА А. Д. КОНСТАНТИНОВУ С ПРОСЬБОЙ ОТЛОЖИТЬ ОТЪЕЗД В ЛАГЕРЬ К ХАНУ1

Милостивый государь мой Андрей Дмитриевич!

Начало похвально. Даруй боже сего числа вам совершить. От диссимуляциев[115] х[ански]х[116] не избежать. Толь престранной отъезд вовсе отсоветовать, ибо тогда уже должно мне неминуемо предварить выше. Вы знаете тоже, что думали, лутче нельзя. Вчера предисловие, сегодня — первая книга. Ежели вы в его лагерь переедете, тяжело по християнам. Тогда мне уже в город[117], а Бандре здесь, ибо Ф. М. Шест[аков] болен. Итак разделенось бы было натрое. Нельзя ли чуть еще повременить? Однако я готов, особливо коли то хоть мало необходимо. Всегда с истинным почтением.

Милостивый государь мой! ваш покорный слуга

Александр Суворов

Архив ВПР МИД СССР, ф. 123/2, д. 254/46, л. 33. Автограф. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 595—596, и в кн. «Письма и бумаги Суворова». В. Алексеев, СПБ, 1916, стр. 120.

1 Это письмо служит ответом Суворова на донесение Константинова об аудиенции у хана, которая, по настоянию Суворова, состоялась 25 июля, т. е. на 8-й день после первой просьбы Константинова об аудиенции, Хан угрожал Константинову уехать в Петербург к Екатерине («престранный отъезд»), чтобы приостановить выселение христиан, которым он был чрезвычайно недоволен. В знак своего возмущения хан покинул столицу и выехал в лагерь в 20 верстах от Бахчисарая (см. док. № 74).

№ 73
1778 г. июля 27. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ПЕРЕВОДЕ ДЕЗЕРТИРОВАВШИХ ТУРОК ПОД НАБЛЮДЕНИЕ К ЗБУРЬЕВСКУ

№ 63

При Бахчисарае

Известные вашему сиятельству сошедшие с кораблей турки поныне содержались за Перекопскою линиею на Каланчаках, где, имея способ, частые побеги делали, то, во отвращение от оных, с согласия его светлости хана перевел я их к Збуривску и приказал господину полковнику Репнинскому постановить в пристойном месте и, обходясь с ласковостию, иметь за ними из под руки присмотр, почему оные там впредь до резолюции и содержаны быть имеют. Бывшим же при них на Каланчаках Ахтырского гусарского полку двум эскадронам, как теперь вскорости здесь поспевать будет новой подножной фураж, определил войти в Крым для соединения того ж полку с находящимися в третьей бригаде при урочище Бидермене эскадронами.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 169. Подлинник.

№ 14
1778 г. июля 30. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ХОДЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ ХРИСТИАН ИЗ КРЫМА И О НЕДОВОЛЬСТВЕ ХАНА

№ 59

В дополнение донесения моего вашему сиятельству от 26-го сего июля[118] касательно до выводу крымских христиан, следующее честь имею донести.

Приезжавшим сюда из разных мест армянским депутатам господин резидент Константинов довольное изражение сделал о несправедливом татарском оных наклонении на прежнее их положение, которые от него уже были у меня, и я, истолковав им данные от преосвященного митрополита Игнатия о выводе христиан пункты, с которыми армянской архимандрит Петр Маргос и католицкой армянской патер Иаков согласны (коих духовных особ и публикованной манифест у сего в копии представляю[119]). Приняв сие к их сущей пользе, с видимым удовольствием разъехались. Высшее желание всех христиан, сиятельнейший граф, есть то, чтоб поселяемы были вместе и на выгодных местах, из чего плод усмотрен будет в их потомстве. Сожалеют они оставить их недвижимое родовое, за что принужден был я им обещать здесь на месте удовлетворение из казны, яко иначе они и согласны б не были.

Реченной интриги неудачею, равно как и начавшимся уже действительным выводом, прогневанный хан переменил свой лагерь и остановился от Бахчисарая в двадцати верстах вниз по Альме. Господин резидент после последней 25-го числа аудиенции много раз пытался, чтоб его светлость видеть, но без всякого успеху, с грубыми отказами остался, особливо как при выезде его на новой лагерь. Ездил к нему для всевозможнейших еще увещеваниев; однакож он, седши на лошадь, несмотря на него, резидента, которой хотя и зачал было ему говорить, не дождался нимало, уехал. Сей поступок, как есть оскорбителен его характера, то теперь и оставляется требование к свиданию с его светлостию впредь до лучшего времени. Господин резидент на время потребен быть в Бахчисарае, для лучшего утверждения в согласии христиан и споспешествования вывода их, в рассуждении знания языка и нравов сей земли, почему он теперь там и находится. Здесь слух всюду рассеян о точном выезде светлейшего хана до Санкт-Петербурга, но о точности, как он сам еще не объявляет, неизвестно.

Можно, ваше сиятельство, теперь приметить и земские неспокойствии, как-то на нынешних днях один бишлей стрелял в грека. Напротив того, греки с ним и его товарищами дрались, а потом другой христианин, окровавленной татарином, прибежал к господину резиденту, которой его отослал к каймакану, но сей последней, не сделав никакого разбирательства, объявил только, что он слагает с себя чины, то господин резидент принужден был объявить визирю паки о полном высочайшем покровительстве всех христиан.

Господин азовской губернатор вступил уже в благопоспешнейшие меры к выводу христиан в вверенную ему губернию, как о том он меня уведомляет, что на сие и от его светлости князя Григорья Александровича Потемкина повеление имеет; для чего я вторично его превосходительства просил о наипоспешнейшем сюда отправлении, прежде требуемых мною сперва двух тысяч, а за ними и еще достальным четырех тысяч губернских подвод, партиями одной за другою и так, чтобы ни одного дня не было без таковых в Крым прибывающих. Сие поспешное прибытие сюда подвод более потому, ваше сиятельство, полезно, что дальние отлагательствы сумнительны в перемене иногда принятых ими намерениев и опасны по внутренним и наружным беспокойствам. Число ж всех христиан является ныне превосходнее, особливо в купцах армянах.

К Александровской крепости чрез Перекоп отправлено из Бахчисарая вначале обоего пола: грузин девять душ, да сего течения 28-го числа мещан греков мужеска полу тридцать три, женска тридцать семь душ с приличным эскортом на подводах, всякого звания, казенных, полковых и партикулярных, а затем и другой небольшой транспорт дни через три готов будет. Но как я подвижного провиантского транспорта фуры обращаю на сей же отвоз христиан, и которые от стороны Перекопа и Арабата во все части, отколь отправление оных есть, прибудут, то недели чрез полторы, надеюсь, на первой раз около тысячи душ выехать может, а к тому еще определил я нанимать прибывающих в Перекоп с подрядным казенным провиантом фурщиков, а между тем поспешат и губернские повозки. Впротчем же во всем от российской стороны на всякой случай по человеческим возможностям все готово, а татары, видя таковое отправление христиан, отзываются, что они теряют их как душу из тела, а потом, уповательно, с их стороны и не без клеветы на меня будет.

Не оставляю я, ваше сиятельство, что касается до выводу сих христиан, о всем принадлежащем и его светлости князю Григорью Александровичу Потемкину в свое время рапортовать[120].

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, лл. 172—173 и об. Подлинник. Частично опубл. в сборн. «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. И, СПБ. 1885, стр. 608—610.

№ 75
1778 г. июля 30. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О КРЕЙСИРОВАНИИ СУДОВ, ПРЕДНАЗНАЧЕННЫХ ДЛЯ ЗАЩИТЫ БЕРЕГОВ КРЫМА И ТАМАНИ

№ 171

Сего июля от 22-го, господин бригадир и кавалер Круз рапортом ко мне представил, что по предписанию моему, в силу повеления вашего сиятельства от 6-го сего ж месяца[121], ко мне присланного, которой от меня к нему экстрактом сообщен, сделан им консилиум вообще с командующими судов следующей: под начальством его фрегатам «Второму», «Пятому», «Шестому», «Седьмому», двум шкунам и поляке «Патмосу» отправиться в крейсерство с ним ко ограждению таманского берега и при обращениях к Суджуку и Кафе, а фрегат «Третей», корабли: «Журжа», «Мадон», «Корон» и «Таганрог» по их неудобству оставлены при защищении пролива под командою господина первого ранга капитана Воронова, как и господин контр-адмирал Клокачов от 26-го в сообщении своем уведомляет, что он 23-го прибыл на Еникольской рейд и, рассмотря представленные к нему от господина бригадира Круза те обстоятельства, которые по содержанию консилиумом о крейсирстве предположение сделано, предписал ему, Крузу, сверх в консилиуме упомянутых судов взять еще с собою из перетирбированных корабль «Журжу». А посему он, господин Круз, 25-го и отправился к Таклы мысу, где, расположа посланную из Керчи провизию и протчее по судам, сам при первом случае пойдет в море и будет по повелению вашего сиятельства стараться все то исполнить, чего долг службы требует, но при том же вышезначущей господин контр-адмирал изъясняет, что ежели турецкой флот принудит реченного Круза к бою, то хотя надежда и есть, что отпор сделать может, однакож когда несравненно против сего числа судов большому турецкому флоту жестокого отпору дать будет не в силах, в таком случае предположено отступом ближиться к Таклы мысу и соединенными силами защищать пролив, а между тем он, господин контрадмирал, исправя некоторые в Керче при береге нужды, скоро отправится к Таклы мысу как ради ближайшего из крейсирующей эскадры, так и из Таганрога для получения дел от обоих на средине и принятия над всею флотилиею команды.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 174 и об. Подлинник.

№ 76
1778 г. августа 4. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ ОБ УВЕЛИЧЕНИИ НОРМЫ ВЫДАЧИ ЗЕРНОФУРАЖА В СВЯЗИ С УНИЧТОЖЕНИЕМ САРАНЧЕЙ ПОДНОЖНОГО КОРМА ДЛЯ ЛОШАДЕЙ

№ 31

Под Бахчисараем

Секунд-майор Синельников, сего августа от 1-го дня присланным ко мне рапортом, а по уведомлениям некоторых полков доносит, что с 1-го числа прошедшего июля поныне беспрерывно превеликими полосами пролетает саранча и делает подножному корму (которого по большим жарам и без того мало) совершенной вред, так что лошадям принуждено пастись одними только остатками при корени быльям, отчего начали некоторые болеть, а другие приходят в худобу, почему и требуют в подкрепление оных о производстве овса. То я, в рассуждении сих обстоятельств, дабы не довесть казенных лошадей до изнурения, а паче и до упадка, принужденным нашелся всем состоящим внутри Крыма Еникольского поста казенных строевых, подъемных и артиллерийских лошадей приказать оного произвесть на счет экстраординарной суммы на один только нынешней август месяц на каждую лошадь в сутки по одному гарнцу, яко с сентября месяца обыкновенно здесь полевой подножной корм поправляется, равно и казачьим лошадям таковое ж производство сделать.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 202. Подлинник.

№ 77
1778 г. августа 7. — РАПОРТ А, В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О РАСХОДАХ, ВЫЗВАННЫХ ПЕРЕСЕЛЕНИЕМ ХРИСТИАН ИЗ КРЫМА

№ 91

На повеление вашего сиятельства от 25-го минувшего июля под № 252-м[122] донести честь имею.

Что касается до выводу отсель в Россию христиан, то ваше сиятельство из предшествующих моих от 26-го и 30-го чисел июля донесений[123] о всех происшествиях уже обстоятельно соизволите быть сведомы, то в дополнение оных следующее объясняю.

Расходы на сих христиан непрестанно умножаютца, как то и татарам за купленных ими рабов, из коих есть много семейных, надлежит соразмерно платить деньги, поелику, в рассуждении такового выводу христиан, нет приличности и сих в неволе оставлять, коих татары беспрепятственно уже отдают, на что выйти может свыше десяти тысяч рублей.

Духовными и стариками положена цена на их остающиеся зерновые произращения, и именно: пшеницы четверть — по одному рублю двадцати копеек, тож ржи и проса, которого будеч незнатное количество, ячменя четверть — по осьмидесяти копеек, сена пуд — по четыре копейки, а соломы — по две копейки. Сверх того, я полагаю солдатам за молотьбу и помол зернового хлеба с четверти по пяти копеек и оного будет по нынешнему здесь неурожаю около пятидесяти тысяч четвертей, то на заплату с сеном и соломою, надеюсь, выйдет суммы больше осьмидесяти пяти тысяч рублей. Секунд-майор Синельников с провиантскою комиссией), по требованию господина бригадира Балабина, для лучшего порядка ко отправлению во внутренние крымские магазейны провианта, находился в Перекопе, но теперь также для порядочного учреждения в принятии от христиан провианта и фуража и рассигнования оного по полкам потребен здесь, то и приказал я ему оттоль временно приехать к себе.

Подрядной провиант сюда в Крым становится: мука четверть от дву рублев тридцати осьми копеек, до дву рублев семидесяти осьми копеек. Круп от трех рублев двадцати трех копеек до трех рублев шестидесяти трех копеек. Овес в один рубль шестьдесят четыре копейки, сена пуд покупается в десять копеек, потому от уменьшения цены вышеизъясненного принимаемого здесь от христиан казна выигрывает около ста тысяч рублей, что заменяет убыток, впротчем на них употребляемой.

Но как я, ваше сиятельство, обещал им за весь принятой от них хлеб и фураж по квитанциям от провиантской комиссии платить деньги в Перекопе и Арабате, а здесь провиантской суммы нисколько нет, и хотя о присылке оной из Полтавы предписал господину бригадиру Балабину, однакож не надеюсь по малому наличеству[124] и у него денежной казны вскорости от него получить. В таком случае, ваше сиятельство, покорнейше прошу в число показанных осьмидесят пяти тысяч рублей одну половину в Перекоп, а другую в Александровскую крепость, ибо некоторые согласятся и там принять, приказать отколь надлежит как наипоспешнее доставить, дабы самым тем не могло произойти в заплате сим христианам остановки и не довесть их в том на первой случай до какового-либо сомнения.

На протчие принадлежащие до выводу сих христиан расходы по сие время уже забрано под образ займа от здешней обер-кригскомиссарской комиссии из комиссариатской суммы тринадцать тысяч рублей, которые почти все при первоначальном еще выводе оных употреблены, большего ж числа суммы взять не можно, поелику и сия комиссия в излишестве у себя, кроме что на удовольствие за ныне истекающую майскую треть воинских служителей жалованьем, денег не имеет, для чего принужденным нахожусь занимать уже из полков. Вашего сиятельства прошу прежде требуемую сумму пятьдесят тысяч рублей потому ж повелеть ко мне без умедления доставить, яко за нескорою оных присылкою, конечно, во отправлении христиан может последовать остановка.

Светлейший хан теперь упражняется в мелких интригах с правительством и здешними магометанами, и бывают некоторые помешательства, но не всегда; равно и в христианах недоверчивые есть. Недостаточному в деньгах особливому приятелю резидента и усердному к российской стороне ханскому брату Казы-Гирей-султану вместо просимых им пятисот подарил я шестьсот рублей.

Азовского господина губернатора беспрестанно я прошу о скорейшей высылке губернских подвод, кои чрез Перекоп точно должны начать проходить против половины нынешнего месяца, естли только там прилежность будет в высылке, поелику тож кефанские обыватели просят о скорейшем их выводе отсель, для чего и требуют к подъему подвод, опасаясь они каковой-либо иногда могущей быть перемене.

После донесения моего вашему сиятельству от 30 июля[125] отправлено на казенных полковых и партикулярных повозках, а несколько и на собственных их, городских жителей, из разных мест по рапортам действительно об[оего] п[ола] показанных тысяча сто двадцать две души; затем всех к половине нынешнего месяца выйдет около трех тысяч, а с половины уже пойдут поселяне, которые теперь исправляются в их экономии. Начало учинено по Бахчисараю майором Шепиловым, а из Ахт-мечети прилежным старанием Днепровского пехотного полку господина полковника Либгольта. Все уже без остатка разного рода христиане, греки, грузины и армяне тридцать три семьи, числом всех мужеска и женска полов сто восемнадцать душ выехали. Странно, ваше сиятельство, есть, что козловские некоторые татары объявляют свое желание также выехать в Россию за христианами, а с таковою ж просьбою и здесь к господину полковнику Бандре человек до десяти приходили, однако ж им сказывается, что на то от вышней команды повеления нет.

Впротчем здесь внутренних никаких беспокойств по сие время еще не усматривается.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, лл. 203—204 и об. Подлинник. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 634—637.

№ 78
1778 г. августа [12] — ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА ШАГИН-ГИРЕЮ С ПРЕДЛОЖЕНИЕМ ВОЗВРАТИТЬСЯ В СТОЛИЦУ КРЫМА

Светлейший хан!

За извещение[126], коим ваша светлость меня почтить изволили, приношу усердную благодарность. О движениях Порты я и до сего несколько слыхал и, во ожидании появления, все потребное к отражению их покушения приготовил. Уповаю на помощь вышнего, что не воспользуются они своим преднамерением, наипаче удачею. Чтож до особы вашей светлости, то по поводу вопросу вашего, совсем одна не в другом каком виде, но в дружеской совет имею честь представить мою мысль, что лучше и наиполезнее всего в такое время присутствовать в своей столице, управляя народами, врученными от бога власти вашей, соблюдая их тишину и благоденствие, ибо, чрез чуждения вашей светлости от дел народных, заключат невежды между нами холодность, следовательно, и натурально станут искать случаев к разврату. Впротчем, к отражению всех посторонних неприятных покушений, при помощи вышнего, есмь готов с совершенным к особе вашей светлости высокопочитанием.

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 226. Копия без подписи. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 657.

№ 79
1778 г. августа 17. — ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА ШАГИН-ГИРЕЮ С ВТОРИЧНЫМ ПРЕДЛОЖЕНИЕМ ВОЗВРАТИТЬСЯ В СТОЛИЦУ

Получа всепочтеннейшее письмо вашей светлости[127], с прискорбием читал я в нем выражении ваши, доказывающие толкование моей искренней откровенности и, по поводу вашего ж вопроса, учиненной дружеской совет, совсем в другую и на мысль мне не приходившую сторону, с прибавлением к тому еще и собственности[128], от единого негодования в мыслях ваших рождающейся. Светлейший хан, я не говорю о притчинах, для коих вы отчуждаетесь от управления общественными делами, и не моя должность их испытывать, а предвоображая только малосмысленность простолюдин, не без притчины советовал и советую, для благоденствия и тишины ваших подданных, присутствовать вашей светлости в престольном своем городе. Следовательно, нет тут и малейшего поводу к заключению, чтоб на случай неприятных от татар поползновений, приписывать без правды оных вину вашей светлости. Такой подлой поступ[ок] несоответствен ни чину, ни сентименту[129] моему. Я недоумеваю, какую и когда ваша светлость приметить изволили мою несправедливость, кого я когда оклеветал? Я знаю себя и знаю твердо, что никто меня не докажет[130] в таком презренном пороке. Итак, светлейший хан, буде выражение, кое неоднократно повторять изволите, употреблено не для того, чтоб безвинно меня обидеть и отразить усердные и полезные для вас советы, то прилежно прошу, внемля моей искренности, возвратиться к своему трону, где, охраняя всю целость области вашей, удобнее и в непредвидимых случаях охранить от всяких наветов особу и здоровье вашей светлости.

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 228 и об. Копия без подписи. Опубл. в сборнике «Поисоелинение Крыма к России». H. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 651—652, и в кн. «Письма и бумаги Суворова». В. Алексеев, СПБ, 1916, стр. 127—128.

№ 80
1778 г. августа 18. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ПЕРЕПИСКЕ ТУРОК С КОНТР-АДМИРАЛОМ Ф. А. КЛОКАЧЕВЫМ ПО ПОВОДУ ПЛАВАНИЯ В ЧЕРНОМ МОРЕ РУССКИХ КОРАБЛЕЙ

№ 205

Перевод с письма турецкого, при рапорте от господина генерал-майора и кавалера Райзера ко мне дошедшего, от Гаджи-Али-паши Трапезондского и Эрзерумского губернатора, сераскира Крымского и от Гассана капитан-паши, сераскира ж морского, писанного к начальнику флота российского и с ответного мною от имени господина контр-адмирала и кавалера Клокачева, вашему сиятельству копию у сего представляю[131], поднеся, что ответное на турецком языке для отдачи посланцам, держащимся на судне при Тузловской косе, отослано от меня к реченному господину генерал-майору Райзеру с предписанием, дабы он, по отдаче тех писем, приказал тех посланцев отпустить в желанной путь и в сходство последнего вашего сиятельства от 5-го числа под № 294-м ордера[132], как и по моим подтверждениям, сохранил бы всю целость вверенных ему границ, а паче стремительно на Тамань, не подать случая к покушению[133] на первой и малейшей им успех. Сим снабден от меня, касательно до флотилии, и господин контр-адмирал и кавалер Клокачев.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 232. Подлинник. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 656—657.

№ 81
1778 г. августа 18. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ПОЛОЖЕНИИ В КРЫМУ

№ 206

Ордер вашего сиятельства от 5-го числа сего августа под № 293-м мною получен[134]. По предвозвещениям чего ж иного должно было ожидать от варварского небогатого принца, которого со всем моим ежевременным почтением и всякого рода прозрачнейшими внушениями, в благомыслие привесть должно деньгами!

По притчине турок, господин резидент работает о возвращении светлейшего хана в его престольной город для правления народом.

Сии поныне трудятся пристать к кефинским берегам; но рапортов еще о том не имею, а видно им много порывы мешают… как по Суджуку от командиров российской эскадры.

Для великой Екатерины дела здешнего полуострова в лучшем состоянии; три полезности: вывод всех христиан — с возвышением предприбавления анадольских; от внутренних мятежей (чего еще не видно, кроме симптомов тайно скрытых оружиев, как то в варварских землях сдревля, но и на то око[135]). Иная форма благоправления; победа стамбульцов паче изнурением одним на образ Гаджи Мегмета.

По рапортам отправлено отсюда в Россию обоего пола 3896 христиан.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 229 и об. Подлинник. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 652.

№ 82
1778 г. августа 22. — ЗАПИСКА А. В. СУВОРОВА Г. А. ПОТЕМКИНУ, СОДЕРЖАЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКУ ШАГИН-ГИРЕЯ И ПРЕДЛОЖЕНИЕ ЗАМЕНИТЬ ЕГО КАЗЫ-ГИРЕЕМ

Памятозлобие Шагин-Гирей-хана до такого степени в окаменелость его углублено, что никакие ласки не могут истребить онаго видов недоброжелательности его. Как затейные приготовлении своих чучел к регулярству[136], высокомерное надмение, верстание себя уже и в нынешнее время императором, деспотической власти употребление и неограниченное славой корыстолюбие, так всечасные упреки, порицание, ненависть к стороне нашей и самой щекотливой нрав его — ощутительные суть знаки, что яд сей в сердце его останетца навеки, следовательно, высочайшим интересам от него и чего-либо полезного ожидать сумнительно, а паче всегда его яко ехидны (хотя и неважно) остерегатца и во всяком случае беспокоитца принуждено будет. Ежели хан потребен, чтоб всегда непрекословно исполнял волю монаршую и прямо почитал как жребии свои, так и себя зависимым от всероссийского скипетра, таков есть Казы-Гирей, брат бывшего Девлет-Гирея, от Порты весьма удален и другим образом ханства никогда не ожидающий; татары его любят; перемена ханов им весьма вкусна. С переменою хана переменяютца правительства члены, новым сим авантажем все досады выкинут из памяти. Атаманам будет приятно, что нетерпимый ими Шагин-Гирей не будет их беспокоить, о котором по суеверным пророчествам думают, что он должен похитить престол султанской, а сею мыслею и Шагин-Гирей точно заражен. Ежели хан вовсе прочь, и того полезнее: кроме приобретения нового стяжания, положение места вечную безопасность границам рождает; умножение флота и единоверство переселит сюда всех христиан из Анатолии, стонущих под игом варварским, отворяет свободной путь к низвержению гордости атаман[137] толикие христианские достоянии многие веки в когтях своих тирански держащих, и бесчисленные полезности таковая перемена при божием благословении принесет.

Александр Суворов

ЦГВИА, ф. 52, оп. 194, д. 106, ч. 4, л. 81 и об. Подлинник.

№ 83
1778 г. августа 24. — ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА А. Д. КОНСТАНТИНОВУ О ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ С ХАНОМ ШАГИН-ГИРЕЕМ

Милостивый государь мой Андрей Дмитриевич!

Что до Козловских 9 турок, то я такою безделицею пользоватца не полагаю, и сие только казалось быть по Збурьевску для репресальев по задержанным рос[сийским] судам в Конст[антинополе][138] как особливо такие турки сошедшие с кораблей.

О Мех[мед]-Гирее ведаю, что плутовство. Ломан, мне кажетца, с х[ано]м в лишние разговоры входит, всё хорошо, да по сему одному артикулу лише изъясняетца, нежели потребно, так что иногда, якобы, что оправдает, а пословица — кто оправдаетца, тем обвиняетца и тем дает на лишние их желаемые прицепки место. Все мелкие жалобы такого суть рода, что и в СПБ[139] они бывают[140], только жаль, что под громовластием моим.

Жалуйся мне немедленно на старшего начальника, о неудовольствии, я дам отплату, и тут всё. Махронизм (?) разный бывает, добиратца до них и исправлять еще не мудри.

Пилюли х[ана] прискучили, к ним я никогда не привык. Должно бы не переписыватца, ибо и над Демосфеном прицепку найдет, а словесно, кажетца пора или еще надлежит нам в общах тех и всесветных сумасбродствах с моей стороны п..[141] тоюж отозватца в СПБ с сокращением, по малой мере служит то от клеветы упором или оную предваряет. Ежели благоразсуждаете, прошу вас, милостивый государь мой, сочинить оную и сообщить бы ко мне хотя и сегодня. С отличным почтением, милостивый государь мой! Вашего высокоблагородия покорный слуга

Александр Суворов Сегодня поспеть неможно, то хотя и завтре.

Архив ВПР МИД СССР. ф. 123/2, д. 254/46, л. 22 и об. Автограф.

№ 84
1778 г. августа 30. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ПРИБЫТИИ В СУДЖУК-КАЛЕ ТУРЕЦКОГО ФЛОТА И ВОЙСК

№ 243

Хотя о прибытии в Суджук-кале турецкого флота и войск под командою Чезаирлы-Гассан и Гаджи-Али-пашей подтверждения ниоткуда еще не имеется, так как и господин контр-адмирал и кавалер Клокачев в последнем его ко мне сообщении, у сего в копии прилагаемом[142], ничего обстоятельно не упоминает, но из подносимого при сем о разных известиях экстракта[143] между протчими в кубанских, ваше сиятельство, приметить соизволите, что реченные паши действительно в Суджук прибыли, как о том собственные их к начальнику войск российских в Тамане отправленные посланцы господину полковнику и кавалеру Гамбому объявили, хотя же и суть разглашении якобы сей флот во время выступления оного из Самсона бывшими штормами разбит и раскидан по разным местам берегов анатольских, но сие еще требует подтверждения.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 242. Подлинник.

№ 85
1778 г. сентября 8. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ЗАДЕРЖКЕ В БАЛАКЛАВЕ ТУРЕЦКОГО СУДНА

№ 270

Бахчисарай

Прошедшего августа 30-го числа занесло штормом в Балаклавскую гавань отправленное от капитана Гассан- и Гаджи-Али-пашей из Суджука одно двумачтовое почтовое судно. На оном у чауша Али-аги найдено множество писем и что принадлежит до состояния турецкого флота, о том господин резидент Константинов, яко трудившейся в переводе оных, вашему сиятельству доносит. Оное ж судно под видом карантина в реченной гаване задержано.

По рапорту господина полковника Чаплыгина от 1-го числа сего сентября прибыло к стороне Судака одно большое турецкое судно, которое и остановилось от берега в пяти верстах, для примечания коего отряжен к тому месту пехоты один баталион.

С полученных от господина полковника Репнинского известиев экстракт вашему сиятельству подношу[144].

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 251. Подлинник.

№ 86
1778 г. сентября 8. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ ОБ ИНТРИГАХ ШАГИН-ГИРЕЯ НА КУБАНИ

№ 274

Светлейшего хана интриги оказались и на Кубани[145]. Господин резидент вашему сиятельству прилагает письма тамошнего сераскира и дерзчае того от Арслан-мурзы: в них один ханской слог. О жалобах на российских я не слыхал до сего ни слова, осталось мне о том упомянуть на Кубань и сераскиру отвечать дружелюбно, как надлежит.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 252. Подлинник. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 701.

№ 87
1778 г. сентября 9. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ПОЯВЛЕНИИ ТУРЕЦКИХ СУДОВ У БЕРЕГОВ КРЫМА

№ 275

Наконец из турецкого флота суда стали появлятца разноместно у здешних берегов, которых ныне по доходящим рапортам действительных прибыло к Кефинской бухте больших и малых до ста, к Балаклавской гаване пять кораблей, но на берег по сие время высадки еще делать не покушались и ниже от начальников их ко мне отзыва никакого нет. Все с стороны российских войск предосторожности взяты и поступлено будет по данным мне от вашего сиятельства повелениям.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 267. Подлинник.

№ 88
1778 г. сентября 11. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О МАНЕВРИРОВАНИИ ТУРЕЦКОГО ФЛОТА У ПОБЕРЕЖЬЯ КРЫМА И О ПРИНЯТЫХ КОНТРМЕРАХ

№ 293

Сего с 7-го турецкой флот, примерно до 170 больших и малых судов, облег крымские берега из-за Джавадинской пристани, заворотя Балаклаву по разным местам, истинною силою в близости Кафы, и крылья были жидки. Того ж числа от Гаджи-Али и Гассана, начальников того [флота], получил я письмо, которого копия как и с ответного моего им здесь приложены[146].

Господина генерал-порутчика князя Багратиона войск команды его с Козловским пехотным полком господин бригадир Петерсон, вперед его сиятельства прибывшей в Крым, приблизился тогда к Кефе, и отряды 3-й бригады распрострил на оба крыла под нужные заставы в сравнение турецким эволюциям. Его же сиятельству князю Багратиону сообщено было, чтобы он, выступя от Шангирея, перешед Перекоп, расположился под Мамшиком на Черторлике в резерве.

Дальних подозрений в татарах, но и в светлейшем хане, не примечено.

Реченного 7-го, 8-го и 9-го чисел турецкие разъездные корабли и иные суда непрестанно оказывались вдоль берега близ российских укреплений разноместно. Против того чинил господин бригадир маневры свои с потребнейшим благоразумием, тако ж и протчие ему подчиненные военачальники.

10-го числа требовали у него турки сходить на берег для прогулки, — отказано под карантином; нескольким чиновным посидеть на кефинской бирже — отказано; набрать на суда пресной воды — отказано: той воды несколько боченков с полною ласковостию отказано. Не дождавшись моего ответа, вдруг начали они стрелять во всем флоте сигналы и, надувши паруса, отплыли в открытое море из виду вон; разные их суда с пунктов берега примечены уклоняющиеся к Константинополю. Вслед за их правым крылом отряженной господином контр-адмиралом и кавалером Клокачевым, флота капитан Михнев, с пятью кораблями прибыл в Кефинскую бухту.

11-го числа сего текущего турецкой один корабль видим был неподалеку берега стоящей на якоре, не поднимая парусов, под деревнею Гурзу, между Ялты и Алушты; может быть чем поврежден.

Вышереченное мое ответное туркам письмо переслано им будет иным каналом.

Посему впредь о происходящем не оставлю вашему сиятельству в покорности моей доносить.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 268 и об. Подлинник. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 705—706.

№ 89
1778 г. сентября [11]. — ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА ГАДЖИ-АЛИ-ПАШЕ И ГАССАН-ПАШЕ О ЗАПРЕЩЕНИИ ТУРКАМ СХОДИТЬ С КОРАБЛЕЙ НА БЕРЕГ

Экземпляр[147] вельмож Оттоманской Порты, столб великого народа магометанского, трапезондской и эрзерумской губернатор, Гаджи-Али-паша, и адмирал морского флота Гассан-паша, знаменитые и степенные приятели мои, которых конец да будет благ.

На письма ваши одно из Самсона, а другое из Суджука писанные, со стороны нашей полной ответ учинен, которой довольствует и теперешней ваш запрос, а вдобавок нахожу сказать мое удивление прибытию вашему в близкие к российским войскам места в такое время, когда флот ваш весь заражен смертоносной[148] язвой. Европейские узаконения вам известны: во охранение от толь предвредной[149] заразы, учрежденной карантин не позволяет отнюдь ни под каким предлогом спустить на берег ни одного человека из ваших кораблей.

Ее императорского величества всемилостивейшей государыни моей от армии генерал-порутчик и разных орденов кавалер.

У подлинного подписал тако: Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 269. Копия. Опубл. в сборнике «Присоединение Крыма к России». Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 704, и в кн. «Письма и бумаги Суворова». В. Алексеев, СПБ, 1916, стр. 130.

№ 90
1778 г. сентября 11. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ С ПРОСЬБОЙ О ПРИСЫЛКЕ В КРЫМСКИЙ КОРПУС ОФИЦЕРА ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА И ШТАБ-ЛЕКАРЯ

№ 97

Бахчисарай

Находившейся здесь обер-квартирмейстер Фохт в рапорте ко мне, прописав присланное к нему от господина генерал-квартермистра и кавалера Баувера повеление, чтоб ему немедленно ехать к Нижегородской дивизии, почему я его, не удержав, туда и отпустил, а как при здешнем Крымском корпусе Генерального штаба один только прапорщик Штейн остался, в таком случае, а особливо по нынешним обстоятельствам, вашего сиятельства покорнейше прошу Генерального штаба кого за благо рассудить изволите приказать сюда прислать.

Равным образом при здешнем корпусе штаб-лекаря нет, которой для лутчего порядка и надсматривания за полковыми лазаретами необходимо потребен, коего также покорнейше прошу отколь надлежит сюда о командировании, а между тем на время приказал я сюда прислать бывшего при Александровском генеральном госпитале на экстраординарном содержании отставного штаб-лекаря Российского.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 272 об. Подлинник.

№ 91
1778 г. сентября 15. — ОРДЕР А. В. СУВОРОВА В. В. РАЙЗЕРУ С УКАЗАНИЕМ НА НЕТАКТИЧНОСТЬ ЕГО ПОВЕДЕНИЯ В ОТНОШЕНИИ АРСЛАН-ГИРЕЙ-СУЛТАНА

Получа рапорт ваш от 11-го числа[150], непомерно удивляюсь какие-бы толь важные причины побудили ваше превосходительство к недоверенности, а особливо к учинению наглости особе его сиятельства сераскира Арслан-Гирей-султана. Признаюсь, что странной сей поступок не имеет ни вида благопристойности, ни сообразуетца с политическими обстоятельствами тамошнего края, довольно от меня вашему превосходительству предписанными. Вместо должного особе сего султана уважения, о чем я неоднократно к вам предлагал, наконец, по одним неосновательным сумнительствам[151] сделали вы его своим арестантом и еще в такое время, в которое наиболее долженствовали ваше превосходительство оказывать ему ласковости. Что за предопасности? Одно по наслышкам только подозрение может ли предпочтено быть поведению долговременно в благонамерении испытанному? Таковое было всегда поведение сего султана и до моего и при моем на Кубани командования. Если оное в чем-либо отменилось, то причину тому полагать я должен несогласие и ненаблюдение политических правил, от меня данных.

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 274. Копия без подписи. Опубл. в сборнике „Присоединение Крыма к России“. Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 707—708.

№ 92
1778 г. сентября 16. — ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА П. И. ТУРЧАНИНОВУ О ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ С П. А. РУМЯНЦЕВЫМ И С ПРОСЬБОЙ О ХОДАТАЙСТВЕ ПЕРЕД Г. А. ПОТЕМКИНЫМ О НОВОМ НАЗНАЧЕНИИ

Милостивый государь Петр Иванович!

Пора Игельштрому быть на Кубань, Райзеру долго старшим тамо не управить, мне за ним чрез пролив всего не усмотреть, как бы прозрачен ни был, или иному, и скоро вещаю из пользы к службе.

Ф[ельдмаршал]а[152] непрестанно боюсь. По выводу христиан порадовал было он меня с резидентом исправным письмом к хану, с которого сюда прислал копию; место того после прислал иное (напр[имер] на первых почти сутках, как означился вывод по подговору ханскому, некоторые хр[истиане] подали ему прошение, что не хотят разве поневоле, и разные будто татарам от войск обиды; о всем том я ф[ельдмаршал]у часто очищал), где меня ему нечто выдает. Кажетца то низковато; и мне пишет, будто из облака. Только позд[н]о. Христиане выведены, а то успеху была б явная помеха. Боюсь я его… хотя бы уже он, купоросность отлагая, проникал лутче в конец или б его [конца] терпеливо ждал, а то по мечте какой из Иллиады, особливо, боже сохрани, в прицепке по мнимым неудачам выбьет вон из вишенок[153] костьми и мозг и глаза.

Я и вчера, милостивый государь мой! Чуть не умер.

Мой совет только для меня, найдите сами способ как меня в здоровье польготить командою какою, иначе ниже ничего себе определить не дерзаю, взирая на благоволение и милости свыше моих заслуг.

Выдумайте, милостивый государь мой! выдумайте, не теряйте время, истинно пора, бог вам заплатит.

Говорю то по высочайшей службе! Жизнь пресечетца, она одна, я бы еще мог чем по службе угодить, естлиб пожил. Не описать вам всех припадков слабостей моего здоровья, а служба весь этот год была мне в числе рядовых, иначе бы до успехов не достичь, а о помощи — теперь повелеваю с одним порутчиком, сего года, моим учеником, и одним майором за вестового; протчие ж все больны, горячка с лихорадкой нас в Бахчисарае захватила. Платон Никитич Аболдуев скончался. П[е]ремените мне воздух, увидите во мне впредь пользу. Всего сего вздору, по истине можно ли мне внушить светлейшему князю! благодетелю! я такого не имел. Вашей благосклонной отечественной руки есть то дело! не верной бы я рад был, естли б не наверное писал, во мне здесь дела и ныне почти не становится.

Ф[ельдмаршал]а переподания обыкновенно после иллиядного экстракта суть брань, паче что иногда облеченная розами.

Дрожал за Ахтиар, ибо о том от него не имел ни слова, кроме темных эмблем, разве что по конце похвалил, потому, будто я его все повеления выполнил. Дрожу и ныне по христианам; в производстве кроме брани не было, а в СПБ красно отзыватца великому человеку можно. И по туркам боюсь теперь чего-нибудь. Не освящаютца ли уже ныне и прежние мои невинные страдания, происходившие только от неожидаемых и мною успехов по общему правилу.

Судьба и воля, последняя в мерах человека, первая в благословении божием! Твари нашего рода, отнимающие время, пороки, мною не обладали и начал жить от мушкета.

Весь тот страх охотно оставляю в твердом уповании на обливающую меня милость светлейшего князя.

Но есть и здесь в запасе к[нязь] Багратион, это последнее. Татары, ежели ныне не подняли нос, то не поднимут, и ныне наилутче тихи. А был бы хорошей командир на Кубане, да позвольте сказать, с двумя бы ген[ерал]-майорами одному тяжело, не всякой все места ускачет. Здесь також надобно их человека два в Козлове и на Салгире. Неописанною божиею милостию и щастьем его светлости христиане выведены. Повертелись громадные стамбульцы[154], хотели их сажать в карантин, не давали пресной воды, с неделю как ушли в море, уверяют, к Румелии. Сие уже вам известно. Ныне, ежели бы системе на прежнем положении, то по миролюбимому сложению нового турецкого министерства, по очевидным турецким неудачам, мор, изнурение. Чего лучше России дополнительного мира с выгоднейшими кондициями, включая в то полезные учреждения в протектованных вольных здешних областях, несмотря ни на чье, двоякие по собственности внушения. Тако — на заворот — с хорошими командующими, но не собственничками; в протектованных дружеских землях, для их охранения, досталось бы оставить приличные войски. Протчие вывести и отвесть, всюду годятца, хоть до их поры отдыхают. Срединным кончу — во мне почти и ныне нужды нет.

С совершенным почтением и полною обязанностью пребываю милостивый государь мой! вашего высокородия покорнейший слуга.

Александр Суворов

ЦГАДА, ф. Воронцовых, д. 1867, лл. 1—2 об. Автограф.

№ 93
1778 г. сентября 18. — ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА П. И. ТУРЧАНИНОВУ О ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ С ХАНОМ И С ЖАЛОБОЙ НА СВОЕ БЕЗДЕЙСТВИЕ

Милостивый государь мой Петр Иванович!

Частой моей, продолжавшейся в СПБ, корреспонденции, сие последнее исходит[155]. Забудьте, какие мои текста систематические ошибки, писал я один. Кроме мелкостей ф[ельдмаршал]у[156], тож по хр[истианской] ком[иссии], в последние доношу.

Когда сдохнуть мне чуть приключилось, обременила меня нелепость ген[ерал]-м[айора] Райзера, Богаз-Таман[157], турецкие корабли. Он — туда в поход, с собою сераскира куб[анского] и, по подозрениям в действах, а лутче — в намерениях чрез влияние хана, опроверг того сераскира, коего от меня ему непрестанно напоминаемо было менажировать[158], чрез залив в Ениколь. Поправить то как… едва достигаю. Сего сиятельства [Арслан-Гирей] особа, по себе, мне дружна и не очень тяжко успокоена, по прибытии к Бахчисараю, от собственного желания успокоена быть может. Но раздраженный по христианам на всех российских, хан, к воспользованию своему, не может ли все опрокинуть, — увидим по течению времяни.

Пишу, как идут мысли. Недоказательно то, что хан тайно заводит 13.000 войска: на обличение татарина какого никто не позовет[159]. Волновал Кубань тож. Переменились обстоятельствы к лутчему: татары стали больше под указом российского двора; помянутое забываетца, перемена правления тож; а только, хотя лутчее, исправление оного. Кубанская степь ее качествами превосходнее за Волгой[160] Уральской. Донские переселенцы почувствовали бы там приятные выгоды. Войск других потребно бы было меньше, заречные сравнялись бы с киргизцами. Но быть там миролюбивому, справедливому, не сонному военачальнику.

В когтях я здесь ханского мщения, хотя не столько то правительства. Ф[ельдмаршал], по конце ныне его хронической войны, воздвигнетца на мои недостатки, коими постепенно полон род человеческой, а дела мне здесь скоро не будет или нет. Вывихрите меня в иной климат, дайте работу, иначе или будет скушно, или будет тошно. Жена родит, коли будет жива, в исходе ноября: в половине генваря дайте работу… свежинькую.

Денежек не мало у меня на християн вышло, не противно ли будет светлейшему князю? А правда, кажетца, по душам дешевле нельзя.

19 сентября. Вышний боже! что я вам могу отвечать на ваше письмо от 21 ч[исла] августа[161]. Всякого рода одна благодарность мала. Моя — за границей! Нет, жертва самого себя! Остатки последней моей рабской крови не могут отплатить пролитием их на алтарях матери вселенной! Томящуюся в болезни чреватую жену, равно мою девчонку[162], себя — забываю, помня себя только в единственной части — высочайшей службы, где бы она ни была, хоть в бездне океана. Бог да подкрепит мои силы.

ЛОИИ. Собрание рукописных книг, № 342, лл. 6—7. Автограф без подписи. Опубл. в кн. „Письма и бумаги Суворова“. В. Алексеев, т. I, СПБ, 1916, стр. 131—133.

№ 94
1778 г. сентября 18. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ ОБ ОКОНЧАНИИ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ ХРИСТИАН ИЗ КРЫМА

Вывод крымских христиан кончен! обоего пола отправилось в Азовскую губернию 31 098 душ. О чем вашему сиятельству ведомость прилагаю[163]. Осталось зимовать в Ениколе и Черкаске 288 душ. Преосвященный митрополит греческий, преподобный архимандрит армянский выехали за христианами сего числа, в то же время и католический патер Яков. Примерно вышло денег на вывод сей здесь до 130 000 рублев, паче на прогоны. По собрании не вступивших еще из разных мест о том ведомостей вашему сиятельству вернее дснесть не укосню.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 276. Подлинник. Опубл. в сборнике „Присоединение Крыма к России“. Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 710.

№ 95
1778 г. сентября 18. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О РАСПОЛОЖЕНИИ НА КАНТОНИР-КВАРТИРЫ ВОЙСК, НАХОДЯЩИХСЯ В КРЫМУ
Бахчисарай

О флоте турецком не слышно. Татары спокойны.

Октября с 1-го обретающиеся в Крыму войски будут располагала в кантонир-квартиры по бывшим христианским домам, с согласия светлейшего хана и правительства, по приложенному при сем расписанию[164], в местах тех же их пунктов, так, что готовы тотчас выступить в поле. Таганрогские эскадроны отпускаются к их полку под Шангирей, где в околичности войски команды господина генерал-порутчика князя Багратиона все без остатку по приличеству також расположатся; Ахтырской же гусарской полк и Екатеринославских пикинер три эскадрона временно здесь остаютца.

Генерал-порутчик Александр С у ворон

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 255. Подлинник. Опубл. в сборнике „Присоединение Крыма к России“. Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 716.

Приложение к док. № 95

РОСПИСАНИЕ
ЕЕ ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА ВОЙСКАМ ПО КАНТОНИР-КВАРТИРАМ В КРЫМУi

1 Заголовок подлинника.


Обзорные посты на берегу моря и сообщительные внутрь земли остаютца на своих местах. И пехотные роты как расположены по шанцам, также остаютца и содержат между собою крепкие связи и наблюдают, как предписано от командующего Крымским корпусом 778 году, мая 16-го дня[165].

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 256 и об. Подлинник. Опубл. в сборнике „Присоединение Крыма к России“. Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 716—718.

№ 96
1778 г. сентября 18. — ПРИКАЗ А. В. СУВОРОВА ВОЙСКАМ О СОБЛЮДЕНИИ ПОРЯДКА И ДИСЦИПЛИНЫ ПРИ РАСПОЛОЖЕНИИ НА КВАРТИРАХ

При вступлении с 1-го числа, октября месяца в квартиры рекомендую господам полковым, баталионным и протчим командирам: во-первых, во всех квартирах приказать всякую нечистоту вычистить, окошки заклеить бумагой или чем другим, потом окурить; ежели порошков нет, хотя порохом со осторожностию, дабы при том не сделать пожару и таким порядком, истребя весь противной запах, войти в квартиры. В нахождение же во оных ротные командиры должны наблюдать таковую ж в них и около оных чистоту, для чего при каждой квартире иметь нужники в пристойных местах, которые почасту чрез профосов и извощиков чистить. Строение отнюдь не ломать и имевшие сады и при квартирах деревья не только не рубить, но и ни в малейшую порчу не приводить. Подчиненных во Есем содержать в строжайшей воинской дисциплине и со здешними народами обходиться ласково, не подавая ни малейшего виду наклонности к предосудительным поступкам и потому нижних чинов на рынки и никуда по одиночкам не отпущать, а ходить им по надобностям при начальниках, которые за них в случае каковой-либо шалости ответствовать должны.

За всем же оным господа полковые командиры и протчие штаб-офицеры надсматривают, а ротные командиры первую неделю каждый день, вторую — чрез два дни, третью — чрез три дни, а в протчее время в каждую неделю один раз все свои квартиры посещают и что запущено исправляют, а о времяни и сами господа бригадные командиры не оставят своим персональным надзиранием, что чистота квартир заключает целость в людях от всяких приключающихся болезней, для чего в противном сему случае за неисполнение всего без взыскания не останется.

Равномерно господам бригадным и частным командирам, по вступлении на квартиры, где будет должно для сохранения садов, пашен и протчего, поставить свои залоги, а в других местах, во избежание излишних раскомандированиев, как я прежде здешнему правительству уже дал знать, чтоб учредили из собственных своих людей земские [залоги], которые в сходность прежнего моего предписания почитать в образе истинных залог, как бы оные от самого российского войска постановлены были.

По расположению войск на квартирах, где есть леса, там требовать от определенных от здешнего правительства приставов на дрова отводу, которыми только и довольствоваться, а в сады и в протчие места отнюдь под взысканием не въезжать, а которые войски квартируют в безлесных местах, там дрова или кизяк покупать, требуя на то деньги из экстраординарной суммы.

Полковые обозы старатца господам полковым командирам немедленно все починить и аммуницию исправить, дабы на всякой востребуемый случай конечно во всей должной исправности полки, баталионы и команды состояли.

Подлинной подписал генерал-порутчик Александр Суворов

Архив ВПР МИД СССР, ф. 123/2, д. 254/46, л. 146 и об. Копия.

№ 97
1778 г. сентября 18. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О БЕСТАКТНОМ ПОСТУПКЕ В. В. РАЙЗЕРА, УВЕЗШЕГО АРСЛАН-ГИРЕЙ-СУЛТАНА В ЕНИКАЛЕ
№ 304

Бахчисарай

Господин генерал-майор и кавалер Райзер от 11-го рапортует, что, получа известие о намерении турецкого флота прибыть к Таману, выступил с войском из Благовещенской крепости к сему городу; по некоторым же от него примеченным сумнительствам на сераскира Арслан-Гирей-султана, дабы в отсутствие его сей не взволновал нагаицов противу российских, взял его с собою и по прибытии к Таману, когда известился о удалении уже реченного флота к крымским берегам, то сего султана на российском военном судне, называемом поляке, приказал препроводить в Ениколь при сообщении к господину генерал-майору Борзову. Но как сие им, господином генерал-майором учинено без надлежащего мне донесения, и я, не будучи на месте, хотя и не могу судить о справедливости его на сего султана подозрения, однако сей поступок почитая неблагопристойным, что ему на то писал, копию у сего вашему сиятельству подношу[166].

Реченной султан в письме своем ко мне, спрашивая объявления ему, для советов ли каких или по подозрениям он привезен в Ениколь, отзываетца, что, будучи уже в Крымском полуострове, желает иметь свидание с братом своим светлейшим Шагин-Гирей-ханом, в чем я его просьбу удовлетворяя, для препровождения его с подобающею честию и доставления в пути всяких выгод, послал к нему нарочного штаб-офицера. Остаетца надежда, что по прибытии его сюда можно сему делу дать лучшей вид и, при обратном его к своему месту следовании, усладить некоторыми подарками его неудовольствие.

Хан, по получении от него о сем происшествии письма, чрез находящегося при нем за пристава господина полковника Фрича, требовал объявления, с моего ль приказания брат его привезен в Ениколь? Ответствовано ему, что господин генерал-майор Райзер учинил сие без моего сведения и против моей воли и что я о том только ныне узнал.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 273 и об. Подлинник. Опубл. в сборнике „Присоединение Крыма к России“. Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 714—715.

№ 98
1778 г. сентября 21 — октября 3. — ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА П. И. ТУРЧАНИНОВУ О ПОЛОЖЕНИИ В КРЫМУ И НА КУБАНИ И О ХОДЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ ХРИСТИАН ИЗ КРЫМА

21 сентября. Турки, под Ахтияром сошедшие с кораблей, ныне в Збурьевске. Ф[ельдмаршал][167] приказал с ними мне поступить по моему разсмотрению. Чтоб рос[сийских] 2 фрег[ата] и „Хопёр“ выпущены были из задержания под Константи[нополе]м, не слышу. Те турки здесь, по их своеволию, в тягость, одеждою и прокормлением убыточны. Ежели их, по отпуске в Очаков, там где перережут, сочтут мне за неразумие.

Милостивый государь мой! Албанцов-то, по их желанию, так же в Азов[скую] губ[ерни]ю переселить и породнить с бывшими крымскими хр[истианам]и и для пропагации[168].

25 сентября. Вот милостивый государь мой! положение моего здоровья. Был в нем очень слаб, вчера вздумал прогулятца, опять весьма захворал.

От ф[ельдмаршал]а глотаю, что дале, то больше купоросные пилюли[169]. Св[етлейший] хан, что дале, то нелепее, сказывают ныне, что убираетца на Кубань… Сераскир кубанской ожидаем сего числа к хану, кочующему неподалеку Ахтмечети на Салгире. Утешаюсь, слыша, что Игельштром у ф[ельдмаршал]а[170].

Напр[асно] я сюда приехал на вечер. Прозоровский] ту ж ночь уехал. Донос на меня; правда, иногда на двух листах. Тлумач[171], разбирай! Нет такового. Демонстрации… Тем горше, что ссылка на повеление, выполнение, но по удаче — придирка. Великого ли человека то дело? Затмит ли ту верховность малость моя? И так близь гроба! Хоть бы не нынешние мои болезни, не поздно ли мне стремитца на высоты? Х[ан], в неистовстве духа, порицал меня ложно. Одобрят его, переподавать мне строгое воспрещение о каком-то присиленном выводе християн, когда ни один казак с плетью ни за одним не гонялся, а правда, с ½ дюжины наемных ханских християн подговорены были на прошение хану о неохоте [переселяться], да явилась у него бумага с натыканными в чернилах пальцами, и то на первых сутках. Таковые били челом после у ног духовных особ. Не оставлял я без уведомлениев. Служащие хр[истиане] и теперь еще при хане, по его просьбе, да и с ясырями вовсе утихло. Уведомлял же, что к митрополиту, по его удалении, вооруженные татары тотчас впадали[172] в квартиру и пуще к архимандриту, ночью, тож с дубьем и ножами — и о многих иных неописуемых сумасбродствах и низких интригах. Строгость сия постигла меня уже по выводе христиан. Ну! а естьли бы прежде? Сгиб бы Суворов за неуспех! Еще строгость та же о своевольствах войск, при неописи ни одного. Скажите вы, милостивый государь мой, что мне до сих вздоров дела? и углубитесь в важнейшее. Но мне утешение, что я облехчаюсь пред отечественником. Ныне кратко извещу: на турецкой флот — о карантине ни слова, только о болезнях. Воспрещение в недаче воды, на образ ахтиярской (где я все преподания выполнил, разве может я их когда нашел в какой вашей книге?) — дать воду, дать землю и поклонитца? Грубо я писал к их начальникам, грубейшим в поднебесной. Повеление сие дошло ко мне две недели по отбытии стамбульцов в море. Хвала вышнему богу! Намерении великой Екатерины ни в чем еще не пострадали. Впредь, ежели взбесятца турки и придут опять (кажетца, не уповательно), я за крымской их десант отвечать не могу, как за какой Ахтияр; как за другой бы какой, — которого нет, — вывод хр[истиа]н, может быть, как частию и за спокойствие татар. Дорога ордеров не близка[173], успех зависит от поспешности; но всегда ли сия тот венчает? Работал я в интервалах горячки; сильняе она; вывода християн нет. Какой бы ущерб пользе государственной ни был, голова моя на плаху. Могу ли я против сего сильного рожна прать? с моим комарьим писком… Сделатца неверным, войти в неудачу; пропал по достоянию, не взирая на переположенные острые рогатки, успех, нуль! Достойной императорской раб в умеренности заслуг не терпим; хорошо когда скоро; но правило Ионафана великого отлагати мщение до удобного времени. Что ж теперь, милостивый государь мой! Исправление моей должности назовите хотя щастьем; все равно: рано ли, поздно ли, с прежним я пропал! Простите мне мысленно, я сим гневлю светлейшего князя. Испустил бессильный глас, возвращаюсь в мою стоическую кожурину.

28 сентября. От непринужденного выхода хр[истиа]н влиялось уже, правда, поздно, но в последствии вредно[174]. Полдюжины семей хр[истиа]н козловских, к выезду последние, громко отказались. Не бызало того: возможные способы к сокраще[нию] [упот]реблю. Опасной пример, ибо, с [благо]словения[175] духовных особ, ста за два душ здесь зимуют и по расправам[176]. Еще не взволновались бы и те, они из богатых.

29 сентября. Слава богу! Гандель[177] отворяетца: из Анадолии разноместно к здешним берегам суда прибывают, капитан-паша дал волю. Отсюда тур[ецкий] флот возвратился в Синоп; по указу из Стамбула обратитца оной туда; Гаджи-Али распустил сухопутных; вымерло их войско гораздо за половину, протчие на кораблях поныне домирают. Равное мне жребие с ними, по моим домашним.

2-го октября. Резидентскою поездкою сераскир[178] к возвращению по прежнему на Кубань и в протчем благосклонен. Подарок кончить должен[179]. Токмо желает он здесь видетца со мною, а я опять потяжно занемог. Сердит он на светлейшего] х[ана] и как против его! Твердостию резидента хан чрез недели две обещает выехать в Бахчисарай.

3-го октября. Правившей выводом бахчисарайских майор Шепилов одолел гибкостию своею упорство последних козловских. Слава богу! Доношу, милостивый государь мой! я болен, п[о] жене[180] — 8-й месяц в постеле; снова напала на нее жестокая горячешная лихорадка. Рассудите по человечеству… Из двух зол принужден избрать легчайшее: на сих первых днях едет она к Полтаве. Дочь же почти еще в горшей опасности. Естли бог даст благополучно, надобно бы мне было к жениным родинам на краткий час приехать к ней. Знакомо, та краткость зависит от ф[ельдмаршал]а.

Мне же мою длинность сию давно пора кончить. Журнал сей вам, милостивому государю моему, много наскучил! От воображения], то, что частая соообшительность моя с СП[етербурго]м ныне кончитца должна, выспренности мои забудьте. Верьте моей праводушнои к вам преданности, истекающей отвесно, от долга верного раба.

Всегда с совершенным почтением, милостивый государь мой!

Вашего высокородия покорнейший слуга Александр Суворов

ЛОИИ, Собрание рукописных книг, д. 342, лл. 8—10. Автограф. Опубл. в кн. „Письма и бумаги Суворова“. В. Алексеев, т. I, СПБ, 1916 г., стр. 133—139.

№ 99
1778 г. сентября 21. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ВОЗВРАЩЕНИИ НА СВОИ МЕСТА ПОЛКОВ КОРПУСА ГЕНЕРАЛ-ПОРУЧИКА И. В. БАГРАТИОНА, ВВЕДЕННЫХ В КРЫМ В СВЯЗИ С УГРОЗОЙ ТУРЕЦКИХ ДЕСАНТОВ

№ 101

Бахчисарай

По случаю пришедших к здешним берегам турецких кораблей, о которых я имел честь вашему сиятельству как о приходе, так и об отходе доносить, приближившейся уже с Днепра от Шангирейского ретранжамента к Перекопу корпус господина генерал-порутчика князя Багратиона, 14-го сего сентября возвратился попрежнему к Шангирею на свое место, равномерно как более около здешних берегов турецких судов совсем не видно, да и внутреннего замешательства нимало не примечается и по всем обстоятельствам быть не может, то, взятому из корпуса помянутого господина генерал-порутчика, Козловскому пехотному полку приказал ныне ж попрежнему в свое место итти, а состоящей здесь кавалерии для лутчей выгоды и способнейшего продовольствия фуражем выступить на Днепр. Таганрогским драгунским сего месяца 23-го, гусарским Ахтырским, оставя здесь только один эскадрон для всяких случающихся надобностей, протчим всем 26-го, Екатеринославского пикинерного 1-го числа будущего октября, а по прибытии там состоять им в корпусе его ж, господина генерал-порутчика князя Багратиона, которому и предписал их расположить по своему рассмотрению.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 258 и об. Подлинник.

№ 100
1778 г. сентября 29. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О РАЗРЕШЕНИИ БЕСПРЕПЯТСТВЕННОГО ВХОДА ТУРЕЦКИХ ТОРГОВЫХ КОРАБЛЕЙ В КРЫМСКИЕ ГАВАНИ

№ 324

Бахчисарай

Разновремянно и к разным местам здешнего полуострова прибывающие небольшие торговые судна из Анадолии открывают пресекшуюся до сего коммерцию, для возобновления которой набережных войск командирам предписал я о беспрепятственном пропуске таковых судов в гавани и из оных, то ж для дальнейшего приохочивания сих промышленников к торговле в здешней области карантин, при соблюдении, однако, надлежащей предосторожности от заразительной болезни, отменить.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 260. Подлинник.

№ 101
1778 г. октября 3. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О СОГЛАСИИ ШАГИН-ГИРЕЯ ВОЗВРАТИТЬСЯ В СВОЮ РЕЗИДЕНЦИЮ И УРЕГУЛИРОВАНИИ КОНФЛИКТА С АРСЛАН-ГИРЕЙ-СУЛТАНОМ

№ 330

Бахчисарай

Узнав о прибытии к его светлости хану в Карась-Базар из Ениколя брата его сераскира Арслан-Гирей-султана, господин резидент Андрей Дмитриевич Константинов отправился туда и по разнообразным, от его светлости требуемой им аудиенции отлагательствам, наконец ко оной будучи допущен, благомудрыми вразумлениями предуспел склонить его светлость к возвращению в его резиденцию, куда он чрез две недели прибыть дал слово, вставляя сие время для увеселения себя полевою охотою. Между гем он, господин резидент, имел частые с вышеупомянутым султаном свидании и по мере его в политических делах особливого знания, полезными внушениями достиг, в рассуждении поступка с ним господина генерал-майора и кавалера Райзера, к желаемой цели обращением к лучшему мыслей сего султана, для удержания коего в сем расположении послан от меня к нему нарочной штаб-офицер с подарками, как для его собственно, так и находящихся при нем ближних мурз и других чиновников. Объявленное им, сераскир султаном, господину резиденту желание видеться со мною, надеюсь, что на сих днях исполнится с полным его удовольствием.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 284 и об. Подлинник.

№ 102
1778 г. октября 8. — ОРДЕР А. В. СУВОРОВА КАПИТАНУ 1 РАНГА А. П. МУРОМЦЕВУ О РАЗРЕШЕНИИ ПОСТАВИТЬ СУДА НА РЕМОНТ

№ 346

По последним известиям турецкой флот отбыл к Константинополю, а потому о вводе в Керченскую бухту к поправлению починкою кораблей и фрегатов, тож и в отправлении корабля „Мадонна“ и шхуны „Измаила“ к Таганрогскому порту я согласуюсь. Что ж лежит до употребления в крейсерство фрегатов, то о сем отдаю на ваше рассмотрение.

ЦГАВМФ, ф. Адмиралтейств-коллегия по канцелярии, д. 478, л. 204. Копия с копии, без подписи.

№ 103
1778 г. октября 11. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О СОСТОЯНИИ ПОЧТЫ В КРЫМУ

№ 112

Бахчисарай

На ордер вашего сиятельства от 23-го числа минувшего сентября под № 401-м[181] сим имею честь донесть: состоящие внутрь Крыма и по дорогам к оному лежащим почты учреждены предместником моим господином генерал-порутчиком и кавалером князем Прозоровским в прошлом [1]776-м году из числа выкомандированных в порученной ему тогда корпус малороссийских казаков. Оные при частой езде были поныне несменны, но паче претерпели в прошлое татарское неспокойство и частью обезлошадели. Сим почтам ведомость при сем прилагаю[182].

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 285. Подлинник.

Приложение к док. № 103
ВЕДОМОСТЬ,
В КАКИХ МЕСТАХ ПОЧТЫ РАССТАВЛЕНЫ ВНУТРЕ И ВНЕ КРЫМА ИЗ ВЫКОМАНДИРОВАННЫХ ОТ МАЛОРОССИЙСКИХ ПОЛКОВ КАЗАЧЬИХ КОМАНД И СКОЛЬКО НА ОНЫХ ЛЮДЕЙ И ЛОШАДЕЙ, ЗНАЧИТ ПОД СИМ
1778 году октября дня1

1 Заголовок подлинника.

Старшин
Казаков
Лошадей
В Бакчисарае при гаубт-квартире

3[править]

85[править]

85[править]

При речке Альме
--

30[править]

30[править]

При речке Ханах
--

30[править]

30[править]

От оной почты при Козлове
--

25[править]

25[править]

От оной почты при деревне Желал
--

16[править]

16[править]

При деревне Каракуре
--

25[править]

25[править]

При деревне Кармашаке
--

24[править]

24[править]

При деревне Малого Кару
--

36[править]

36[править]

У Каменного мосту
--

35[править]

35[править]

В Перекопе

1[править]

50[править]

50[править]

От Бакчисарая чрез Арабат и до Яниколя
При Ахт-Мечети
--

22[править]

22[править]

При речке Зуи
--

20[править]

20[править]

При Карась-Базаре

1[править]

45[править]

45[править]

При речке Булганаке

1[править]

15[править]

15[править]

При речке Булзыке
--

15[править]

15[править]

При Арабате

1[править]

44[править]

44[править]

При деревне Аргане
--

15[править]

15[править]

При деревне Кашкае
--

15[править]

15[править]

При деревне Бугаке
--

10[править]

10[править]

При Еникольской крепости
--

30[править]

30[править]

От Карась-Базара чрез Салгирской ретранжамент до Перекопа
При Салгирском ретранжаменте
--

16[править]

16[править]

При деревне Ядре
--

10[править]

10[править]

При деревне Тархане
--

10[править]

10[править]

От Арабата чрез Петровскую крепость в Таганрог до Калмиуса
По Арабатской стрелке первой
--

10[править]

10[править]

На второй
--

10[править]

10[править]

На третей
--

10[править]

10[править]

На четвертой
--

10[править]

10[править]

На пятой
--

10[править]

10[править]

На шестой
--

10[править]

10[править]

В Еничах
--

32[править]

32[править]

На Стукопанях
--

18[править]

18[править]

В Уклюках
--

20[править]

20[править]

На Овечьем броду
--

20[править]

20[править]

От оного к Александровской крепости
у Каменной могилы в вершине Молочной в вершине Каранче-крака
--

14[править]

14[править]

--

16[править]

1[править]

17[править]

На Солоненкой
--

16[править]

16[править]

На Камышевостой
--

15[править]

15[править]

В Петровской крепости

1[править]

30[править]

20[править]

На Зеленой
--

20[править]

20[править]

На Белосаранке
--

20[править]

20[править]

На Каленку
--

20[править]

20[править]

На Калмиусе
--

20[править]

20[править]

От Генич под на Сивашем до Перекопа
На Чорных Копанях
--

8[править]

8[править]

На Салтанских колодезях
--

8[править]

8[править]

На Большом Чекраку
--

8[править]

8[править]

От Перекопа до Збуривского ретранжамента
У Каменного мосту

1[править]

25[править]

25[править]

От Перекопа до Александровской крепости
На Каланчаке

1[править]

30[править]

30[править]

На Черной долине
--

35[править]

35[править]

В Шангирейском ретранжаменте

1[править]

35[править]

35[править]

На Западной Каире
--

25[править]

25[править]

На Елпатихе
--

30[править]

30[править]

На Рогачику

1[править]

25[править]

25[править]

На Белозерке

2[править]

35[править]

35[править]

На Плетеницком рогу
--

25[править]

25[править]

При Моячке
--

20[править]

20[править]

При Каранчакраке
--

20[править]

20[править]

На Янчакраке
--

80[править]

80[править]

На Конской
--

20[править]

20[править]

В разъездах в Керче и Ениколе
--

50[править]

50[править]

При комиссариатской комиссии
--

10[править]

10[править]

При провиантской комиссии

1[править]

10[править]

10[править]

Итого

16[править]

1400[править]

1400[править]

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, лл. 286—287 и об. Подлинник.

№ 104
1778 г. октября 11. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ВЫВОДЕ ОТДЕЛЬНЫХ ЧАСТЕЙ ВОЙСК ИЗ КРЫМА В ЦЕЛЯХ ЛУЧШЕГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИХ ПРОДОВОЛЬСТВИЕМ

№ 113

Бахчисарай

По обстоятельствам настоящего внутреннего спокойствия, для способнейшего продовольствия отправлены из Крымского полуострова казачьи коши на Днепр между Шенгирея и Мечетного Каира, в каждом же полку оставлено езжалых по двести казаков. Також и . . . тысячная команда отправлена к речке Молочной, Овечьему броду. Находящейся при оной владелец Адюрга непрестанно представляет, чтоб та команда могла отпущена быть на зимованье в ее, между Волгою и Доном на левом оного боку, улусы Дербетева владения к Царицыну. О чем вашему сиятельству донесть честь имею.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 288. Подлинник.

№ 105
1778 г. октября 18. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ДЕЙСТВИЯХ ОТРЯДА ПОЛКОВНИКА К. X. ГИНЦЕЛЯ

№ 350

Бахчисарай

Господин генерал-майор и кавалер Райзер от 26 сентября рапортует, что по неотступной Аджи-Гирей-султана просьбе, для приведения в послушание беспокойного Дулак-султана, которой и на российские посты нередко делает набеги, отряжена была при господине полковнике Гинцеле партия. О действиях оной рапорт его, господина Гинцеля, вашему сиятельству у сего подношу[183].

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 290. Подлинник.

№ 106
1778 г. октября 18. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ ОБ УКАЗАНИЯХ, ДАННЫХ ШАГИН-ГИРЕЕМ АРСЛАН-ГИРЕЙ-СУЛТАНУ

№ 348

Светлейший хан упражняетца еще и поныне в полевой охоте, переменяя лагерь свой по удобности к тому способных мест, обещает, однако, чрез десять дней прибыть в его резиденцию. По требованию его светлости чрез господина полковника Фрича послано к нему серебряною монетою пять тысяч рублев, взамен которых толикое число от него российскою медною монетою здесь принято. Тож на предложение, чтоб каждого месяца принимать на обмен российскими серебряными деньгами несколько его здесь кованной монеты, во удовлетворение в том его прошения, приказал я, принимая оную, отпускать в полки, которые по бытности в Крыму оную на разные расходы легко употребить могут.

Сераскир Арслан-Гирей-султан с его светлостию еще не имел свидания, à свидевшись на сих днях, отправитца прямо на Кубань к своему месту, не заезжая уже в Бахчисарай с полным касательно претензии его удовольствием.

Каковы по сей материи от его светлости хана султану письмо и повеление к мурзам нагайских орд на Кубань писаны с оных перевод у сего подношу[184].

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 296 и об. Подлинник.

№ 107
1778 г. октября 20. — ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА А. Д. КОНСТАНТИНОВУ О ПЕРЕДАЧЕ НА РАЗРЕШЕНИЕ ХАНУ ВОПРОСА О СУДЬБЕ ЗАДЕРЖАННЫХ ТУРЕЦКИХ ДЕЗЕРТИРОВ

Милостивый государь мой Андрей Дмитриевич!

По прилагаемому у сего в копии ордеру[185] его сиятельства фельдмаршала надлежит внушить светлейшему хану о состоящих ныне в Збурьевске бежавших с кораблей турках, чтоб во всем политическом, до них принадлежащем, благоволил принять на свою особу, и естли он их потом отправить похощет в Очаков, до того времени содержание оных, уповательно, не инако будет, как от российской стороны, по известным вам обстоятельствам. Мероположение о сем отношу на благоразумие вашего высокоблагородия и, какое на то от его светлости будет соответствие, покорно прошу меня уведомить, пребывающего с особливым почтением.

Милостивый государь мой, вашего высокоблагородия покорнейший слуга

Александр Суворов

Архив ВПР МИД СССР, ф. 123/2, д. 254/46, л. 160. Подлинник. Опубл. в сборнике „Присоединение Крыма к России“. Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 759—760, и в кн. „Письма и бумаги Суворова“. В. Алексеев, СПБ, 1916, стр. 140.

№ 108
1778 г. октября 20. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ПЕРЕДВИЖЕНИИ ЧАСТЕЙ В КРЫМУ И НА КУБАНИ

№ 118

По представлению от Таганрогского драгунского полку, дозволено мною оному для лучших выгод временно расположитца ныне за Днепром в слободе Тумаковке, расстоянием от Мечетской Кайры в тридцати верстах, где ныне обретался. Три эскадрона того полку еще на Кубани и к нему не прибыли по притчине неприбывших тамошнего корпуса пяти эскадронов Астраханского драгунского полку по исправлении их с Дону к другой их состоящей на Кубани половине. Впротчем, кавалерийские здешнего корпуса полки все ныне в соединении, исключая одного оставшего[ся] в Крыму Ахтырского эскадрона, особливо для ханского конвоя; гранодерские баталионы распущены по полкам, кроме того, что при светлейшем хане, по возвращении которого в Бакчисарай, когда то последует, и сей распуститца. Для лучших же квартирных выгод шесть рот Суздальского пехотного полку из Ахт-Мечетской гавани вступили в Козлов.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 301 и об. Подлинник.

№ 109
1778 г. октября 20. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ФОРМИРОВАНИИ ГОСПИТАЛЕЙ

№ 120

По ордеру вашего сиятельства от 9-го настоящего месяца под № 1534-м[186] о касающемся до госпиталей исполнение чинено будет. Между оными состоят Еникольской и Збурьевской; о сем последнем далее сообщусь я с господином генерал-порутчиком и кавалером Текеллием. Александровской госпиталь весьма уменьшен как и Шангирейской, остальные с них чины распущены по полкам, кои ж из солдатства не могли более несть полевой службы, те по надлежащих осмотрах отставлены в Елисаветградской гарнизон.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 303. Подлинник.

№ 110
1778 г. октября 24. — ПРИКАЗ А. В. СУВОРОВА ВОЙСКАМ О ВЗЫСКАНИЯХ ЗА ПРИЧИНЕНИЕ ОБИД НАСЕЛЕНИЮ И О ЗАПРЕЩЕНИИ ЧАСТНЫМ ТОРГОВЦАМ ПРОДАВАТЬ СПИРТНЫЕ НАПИТКИ

1-е. Непрестанные жалобы правительства на российские здесь войски и их начальников в буйственных обидах обывателям, являют слабую по тому дисциплину в бригадных правлениях. Правилы оное объясняющие по моему наставлению майя от 16-го дня[187], генеральные приказы майя ж от 4-го, июня от 4-го[188] и сентября 18 дня[189] бригадным командирам ежевремянно незабвенно соблюдать, но по них точнейшее исполнение свидетельствовать, паче самолично в объездах вверенных им бригад, в господах частных и иных начальниках и за ослабление какое взыскивать строго. В случайной слабости здоровья, для неотлагательностей, господин бригадной командир ради того может место себя иного по его рассмотрению командировать и малейшую жалобу решить нарочным на месте; по силе воинских артикулов, винных при просителях тотчас строго наказать и в том брать квитанцию. Совершенно ожидаю я от неусыпного рачения господ бригадных командиров, что они частым напоминовением моих учреждениев в частях и отделениях, им вверенных, так, чтоб оные от вышнего до нижнего к подробному исполнению сведомы и незабвенно соблюдаемы были, как и собственными их твердыми благостройными попечениями, в скорейшем времяни сии недостатки дисциплины зрело исправлять.

2-е. Тевтердарь Бахчисарайской, Котлуша эфендий, по повелению светлейшего хана просит о запрещении во множественном числе во всех городах происходящей питейной торговли, поелику то подрывает его светлости хана интересы, в рассуждении отданного на откуп его светлостию сего промысла откупщику Хохлову, которого он охранять от убытков контрактом обязан, с принятием в противном случае на свой счет могущего последовать от того убытка. А потому во всех бригадах и частях непозволительные питейные продажи, кои могут быть в противность контракта его светлости, посторонним торговщикам запретить наистрожайше и отнюдь не позволять. О искоренении сего ныне и навсегда по местным расположениям бригад, господам оным командирам меня непродолжительно рапортовать.

Архив ВПР МИД СССР, ф. 123/2, д. 254/46, л. 182 и об. Копия без подписи.

№ 111
1778 г. октября 25. — ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА А. Д. КОНСТАНТИНОВУ О НАЗНАЧЕНИИ ОФИЦЕРОВ ДЛЯ РАЗБОРА ЖАЛОБ НАСЕЛЕНИЯ НА МЕСТЕ

Козлов Милостивый государь мой Андрей Дмитриевич! Разве здешнее, толь благомудрое правительство, накоплением темных жалоб без малейшего означения винных и неправосудных, печетца токмо о умножении причин к дальнейшим обоюдным разгласиям или к изысканию истинных в каких обидах удовольствиев, в пользу обывателей, [не] поступает слегка и нерадиво? Необъявление вины[190] старшему на месте, необъявление в ней тотчас неудовольствовавшего охлаждает правосудие, и пока утомленная жалоба длиннокружно достигает до меня, ненаказанное зло стремленно отрасли испускает. [У]грозы мои потом уподобятца карку черного ворона в лесу.

Вот вам, милостивый государь мой, два нарочных офицера. При каждом из них, в расположениях 2-й и 3-ей бригад, все жалобы [окончательно наипоспешнейше должны решены быть, почему явятца они к вам и увольнятца не иначе. Благоволите их правительству представить, для получения от него на то вернейших инструментов[191].

С всегдашним моим почтением есмь.

Милостивый государь мой, ваш покорнейший слуга

Александр Суворов

Архив ВПР МИД СССР, ф. 123/2, д. 254/46, л. 173 и об. Подлинник. Опубл. в сборнике „Присоединение Крыма к России“, Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 827, и в кн. „Письма и бумаги Суворова“. В. Алексеев, СПБ, 1916, стр. 141—142.

№ 112
1778 г. октября 26. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ С ПРОСЬБОЙ О ПРИКАЗАНИИ МАЛОРОССИЙСКОЙ КОЛЛЕГИИ УСКОРИТЬ ВЫСЫЛКУ ПОГОНЩИКОВ ДЛЯ ПРОВИАНТСКИХ ФУР НА ЗАМЕНУ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ

№ 62

Находящейся здесь обер-провиантмейстер князь Козловской, присланным ко мне рапортом доносит, что ныне при подвижном магазейне в Перекопе состоит погонщиков только двадцать восемь, да в Арабате пятьдесят четыре, а по числу фур и волов у него следует быть четыреста восемьдесят четыре человека, почему и предписал я господину бригадиру Балабину, сверх прежних его требованиев, буде еще к нему не доставлены, требовал бы от Малороссийской коллегии в самоскорейшую присылку, о чем вашему сиятельству представляя, не благоугодно ль будет приказать помянутой Малороссийской коллегии о наряде и о самоскорейшей высылке по требованию господина бригадира Балабина сделать подтверждение, яко между тем до присылки оных, дабы во внутренних крымских магазейнах не было недостатка в провианте, принуждено к транспортам определять из военнослужащих людей.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 304. Подлинник.

№ 113
1778 г. октября 29. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ПОДСТРЕКАТЕЛЬСТВЕ ШАГИН-ГИРЕЕМ МЕСТНЫХ ЖИТЕЛЕЙ К ПОДАЧЕ ЛОЖНЫХ ЖАЛОБ

№ 380

Светлейший хан, по нравам сих народов, не преставая намерять мщение свое разнообразно, и ныне подвиг здешнее правительство в отсылке меня листом полным накопленных остарелых жалоб темных, по неозначению могших то зло приключить или полным неудовольствовавших[192] особенных лиц. На угрозы со обыкновенного умеренностью к реченному правительству представлены мною чрез господина резидента ласково за депутатов два офицера и прошено оное о подаче им надлежащих инструментов к полному удовлетворению здешних обывателей при таковых же земских, к соблюдению обоюдного доброго согласия по долгу правосудия и законов.

С помянутого письма правительства сокращенной перевод здесь влагаю[193], почитая за нужное вашему сиятельству о том иногда донесть в предосторожность мелкоковарных порицательностей, могущих вашему сиятельству наносить беспокойствы[194].

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 306 и об. Подлинник.

№ 114
1778 г. октября 29. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ ОБ ОТПЛЫТИИ ТУРЕЦКОГО ФЛОТА ИЗ КРЫМА И СВЕДЕНИЯХ О ТУРЕЦКИХ ВОЙСКАХ

№ 381

На ордер вашего сиятельства от 17 октября под № 399-м[195] честь имею донесть: 1-е. О возвращении командированных в подкрепление здешнего корпуса пехотных полков, вкупе и Суздальского, которой здесь обретался, в команду господина генерал-порутчика и кавалера Текеллия, предложил я господину генерал-порутчику князю Багратиону, а равно и о коммуникации, в рассуждении Шагин-гирейского[196] поста, надлежащие меры приняты быть имеют. 2-е. Флот турецкой от берегов здешних отплыл совокупно в Синап, где высажены анадольские войски. Оттуда отправился таким же образом далее. Но по известиям от приезжающих сюда разных промышленников, как оной погодою разнесен был по разным местам и многие из судов разбиты, то прибытие его к Константинополю было уже частьми. В Суджуке ж как судов, так и войск кроме небольшого бывшего там пред сим гарнизона никаких не оставлено[197]. 3-е. Батал-бей находитца с отцом своим Гаджи-Али-беем в Пафре и войск никаких при себе не имеет, понеже по новейшим известиям сии все без остатка распущены. 4-е. По доходящим известиям приуготовлений, вооружений и запасов турецких ни в каких местах Анадолии не делается. По дальнейшим же разведываниям от приходящих на судах рейсов и матросов, буде таковые в иных местах где чинимы будут, тож и флот в каких гаванях зимовать будет, вашему сиятельству доносить не премину. От Гаджи-Али-бея в разных городах Анадолии обнародовано позволение торгующим беспрепятственно продолжать коммерцию в Крымской полуостров и протчие, куда кто пожелает места.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 308 и об. Подлинник.

№ 115
1778 г. октября [29]. — ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА А. Д. КОНСТАНТИНОВУ С ПРОСЬБОЙ СООБЩИТЬ АРСЛАН-ГИРЕЮ ОБ УДАЛЕНИИ В. В. РАИЗЕРА С КУБАНИ

Милостивый государь мой, Андрей Дмитриевич!

На письмо сераскира Арслан-Гирей-султана[198] покорно прошу написать ответное, в приличных выражениях, касательно удаления господина генерал-майора Райзера с Кубани. Оной и без того, по прибытии старшего генерала, уповательно, отбудет в Крым. Чтож до господина Фрича, то он находитца уже при полку, и думаю, что его на Кубане нет[199], понеже сему полку[200], по повелению главной команды, велено следовать в его селении. Бухгольцу приказал я определить пенсию, а равно и о повышении его чином, во удовлетворение просьбы сераскир-султана, представлено будет вышшей команде. Затем, надеюсь, что сераскир султан, будучи во всем удовлетворен, не замедлит своим на Кубань прибытием, к утверждению в той стране и впредь спокойствия, толь благоразумно доселе властию его в тамошних народах соблюденного.

Пребываю с истинным почтением, милостивый государь мой, вашего высокоблагородия покорный слуга

Александр Суворов

Архив ВПР МИД СССР, ф. 123/2, д. 254/46, л. 152. Подлинник. Опубл. в сборнике „Присоединение Крыма к России“. Н. Дубровин, т. II, СПБ, 1885, стр. 827—828, и в кн. „Письма и бумаги Суворова“. В. Алексеев, СПБ, 1916, стр. 139.

№ 116
1778 г. октября 29. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ ОБ ОТПУСКЕ ПО ПРОСЬБЕ ШАГИН-ГИРЕЯ ВЗАИМООБРАЗНО МУКИ ИЗ РУССКИХ СКЛАДОВ

№ 382

Светлейший хан чрез находящегося при нем за пристава господина полковника Фрича требует в отпуск заимообразно или за готовые деньги по подрядной цене из здешних российских магазейнов муки десять тысяч четвертей, представляя, что, по доходящим к нему от многих мест известиям, за неурожаем и малым числом посева хлеба в нынешнем году, татары по прошествии одного месяца принуждены будут терпеть жестокой голод. Толь немалое количество требуемого, за отпуском, могло бы причинить войскам, здесь расположенным, в провианте недостаток, почему и отложено удовлетворение сего его требования до получения о том вашего сиятельства повеления. С полученного мною от светлейшего хана письма и с моего к нему ответного, касательно сераскира Арслан-Гирея, копии у сего вашему сиятельству подношу[201]. Реченной султан непродолжительно и с полным удовольствием отправитца в путь свой.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 309 и об. Подлинник.

№ 117
1778 г. ноября 10. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О НАБЕГЕ ЧЕРКЕСОВ НА АРХАНГЕЛЬСКИЙ ФЕЛЬДШАНЦ

№ 423

Козлов

Дошедшей ко мне от господина генерал-майора и кавалера Райзера рапорт с приложением господина полковника Штерича такового ж с ведомостью, у сего вашему сиятельству в копиях представляю и как значущейся тут, так названной черкесской партии набег на упомянутой фельдшанец и весь притом поступок последовал единственно от неосторожности и ненаблюдения данных от меня в войски наставлениев, то каков посему дал я господину генерал-майору и кавалеру Райзеру ордер, с оного копию вашему сиятельству прилагаю[202]. И что по исследовании дела окажетца, вашему сиятельству на конфирмацию представить имею[203].

О соединении гусарских экскадронов целыми полками и драгун астраханских хотя по половине полку не оставил я господину генерал-майору и кавалеру Райзеру, взирая на тамошние обстоятельствы, напомянуть.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 316. Подлинник.

№ 118
1778 г. ноября 10. — ОРДЕР А. В. СУВОРОВА В. В. РАЙЗЕРУ О ПРИВЛЕЧЕНИИ К ВОЕННОМУ СУДУ ВИНОВНЫХ В НАРУШЕНИИ ПРИКАЗОВ О ПОРЯДКЕ НЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ НА ЛИНИИ

№ 424

Рапорт вашего превосходительства с приложением такового ж господина полковника Штерича с ведомостью о убитых и раненых людях и отогнанных лошадях и волах при набеге так названной черкесской партии у Архангельского фельдшанца[204] я, получа, рассматривал и нахожу, что происшествие сие и весь притом поступок последовал от оплошности и ненаблюдения данных от меня в войски корпуса Кубанского наставлениев. Предписано там конным резервам навсегда быть в готовности к усилению в случае надобности прилежащих к ним постов, к которым бы стремились покушении противных. Но, как видно, упущение сего последовало от ненадзирания самоличного почасту мест своей дирекции господина полковника Штерича. Цепь казачью, в рассуждении недонесения заблаговременно о вышесказанном происшествии дирекционному командиру, почитаю я ослабевшею в противность моего в приказе от 16 майя[205] в 8-м оного пункте предписания, ибо иначе по его повелению состоящей при крепости Марьинской конной резерв и находящаяся между оною и Архангельским фельдшанцом у брода казачья застава поспешить бы и могли к реченному фельдшанцу. В вышесказанном приказе в 11-м пункте предписано следующее: „по неспокойным обстоятельствам в движениях и на месте бдит четвертая часть войска, в сумнительных половина, а в сумнительнейших отдыхает токмо четвертая доля поочереди“. Сие осталось, сколько примечательно, без всякого наблюдения, упущено тож против данных от меня вашему превосходительству от 18 июня и от 13 сентября (в подтверждение прежних в бытность мою на Кубани изданных приказов) ордеров[206], донесение о поколеньях заречных народов и показание примерного их числа. Не могу верить, чтоб нечаянность могла постигнуть войски, естьли б надлежащее исполнение повеленного от обзорных постов казачьих и частных пикетов в самой точности выполняемо было, как о том в 8-м пункте приказа от 16 майя предписано. Донесение господина полковника Штерича о пеших гусарах противно изданным от меня правилам. В 6-м пункте реченного приказа между протчим предписано следующее: „при обыкновенном российском мужестве, мудрый комендант низвергает важностию его укрепления, противные предприятии регулярнейших войск, коль паче варварские рассевные набеги; погоня не нужна, не похвальна, как и вылазки, разве нечто резервами, но и то для обряда“. Посему тож (как из рапорта господина Штерича явствует) не исполнено. Но как, по неимению здесь исправных копий с изданных мною во время бытности моей на Кубани приказов, всего по них начальствующими неисполнения я здесь описать не могу, то и предлагаю вашему превосходительству против тех и последних от 16 майя моих повелениев, что и кем упущено, наиточнейше изыскав, приказать в том по силе воинского процесса и законов произвесть военной суд, исключая над винными сентенцию представить ко мне для донесения на конфирмацию его сиятельству господину генерал-фельдмаршалу и разных орденов кавалеру графу Петру Александровичу Румянцеву-Задунайскому. О чем от меня ему уже и рапортовано.

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, лл. 320—321. Копия без подписи.

№ 119
1778 г. ноября 11. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О НОВЫХ СВЕДЕНИЯХ ОТНОСИТЕЛЬНО ТУРЕЦКОГО ФЛОТА

№ 429

По рапорту мне из Збурьевска господина полковника Репнинского, что таковые ж здесь в экстракте приложенные известии[207], дошедшие из Очакова, к вашему сиятельству отправил. Нахожу токмо приметить, что протчие здешние по прибывающим пред сим к пристаням крымским судам с оными не сходствуют против донесения моего вашему сиятельству от 18-го и 29-го[208] прошедшего месяца, особливо сумнительно зимованье части турецкого флота к Таманской стороне. Сих известиев сличение не оставил я напомянуть надлежащим начальникам войск, и о том вашему сиятельству в свое время доносить буду.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА. ф. ВУА, д. 208. л. 330. Подлинник.

№ 120
1778 г. ноября 17. — ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА А. Д. КОНСТАНТИНОВУ С ПРЕДЛОЖЕНИЕМ РАЗОСЛАТЬ ЧЕРКЕСАМ ОБРАЩЕНИЕ О ПРЕКРАЩЕНИИ С ИХ СТОРОНЫ НАБЕГОВ НА РУССКОЕ НАСЕЛЕНИЕ

Милостивый государь мой Андрей Дмитриевич!

По повелению его сиятельства фельдмаршала надлежит разослать к закубанским черкесским народам увещательные письма, чтоб престали от хищнических на войски российские набегов, а жили б в покое, которой от стороны России соблюдаем будет, иначе же понуждены к тому будут силою оружия. Оные покорно прошу, изготовя, прислать для подписания ко мне, а при том бы и его светлость таковые ж от своей особы разослал, да и вы от себя в сей же силе написать извольте и чрез надежных людей, как мои, так и ваши, доставить к ним постарайтесь. Что ж от[209] меня по сей материи и о протчем к его сиятельству рапортовано, копию у сего прилагаю[210].

Пребываю с совершенным почтением, милостивый государь мой, ваш покорнейший слуга

Александр Суворов

Архив ВПР МИД СССР, ф. 123/2, д. 254/46, л. 220. Подлинник. Опубл. в кн. „Письма и бумаги Суворова“. В. Алексеев, т. I, СПБ, 1916, стр. 145—146.

№ 121
1778 г. ноября 17. — ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА А. Д. КОНСТАНТИНОВУ О НЕОБХОДИМОСТИ НАСТОЯТЬ НА ВОЗВРАЩЕНИИ ХАНА В БАХЧИСАРАЙ

Милостивый государь мой Андрей Дмитриевич!

Безсумненно, последнее письмо фельдмаршальское к светлейшему хану на жалобы правительства произвело в нем сию новую дикую поступь. Справедливо нужно ваше там присутствие и соглашение его светлости к въезду в Бахчисарай. Странствование его должно иметь пределы. Наставьте его благоразумными вашими советами на путь истинный[211], к собственной его пользе и благоденствию здешней области.

Пребываю с совершенным почтением, милостивый государь мой, ваш покорнейший слуга

Александр Суворов

Архив ВПР МИД СССР, ф. 123/2, д. 254/46, л. 221. Подлинник. Опубл. в кн. „Письма и бумаги Суворова“. В. Алексеев, т. I, СПБ, 1916, стр. 146.

№ 122
1778 г. ноября 17. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ С АРСЛАН-ГИРЕЕМ, ОБ Ф. И. ФРИЧЕ И ТРУДНОСТИ СМЕНЫ В. В. РАЙЗЕРА

№ 453

По ордерам вашего сиятельства от 3-го и 5-го настоящего месяца под № 436[212] и 439[213] доношу: касательно сераскира Арслан-Гирей-султана, оного возвращение к прежнему месту последовало с моего согласия, которое на отзыв светлейшего хана ко мне по сей материи, в ответном моем к нему изъяснено и явствует, в моем от 29-го числа[214] к вашему сиятельству рапорте. Наивящее препинание сего султана состояло в удалении из Кубани господина генерал-майора и кавалера Райзера, на сие, когда ему внушено, что назначен туда другой генерал, то тем и успокоен. Что ж до уверительных доказательств о его к российской стороне приверженности, то сей, хотя примеченные мною в нем во время обращения моего с ним на Кубане простодушие и откровенность, надежнейшим уверением служить могут; но как на татарина совершенно в том полагатца не можно, то лутчее утверждение оной посредством подарков по его к ним склонностям соблюдено быть должно. Касательно до неотпуска якобы мною господина полковника Фрича с письмами от светлейшего хана к вашему сиятельству[215], то посылка его от светлейшего хана, преднамеривалась не к вашему сиятельству, но в Санкт-Петербург, о чем сам он, господин Фрич, изъяснил господину резиденту, но по потребности тогда в нем здесь при хане, отпущен быть не мог. На поведение господина генерал-майора и кавалера Райзера с сераскером Арслан-Гирей-султаном, сделано ему достаточное наставление. Сменить же оного в тамошней стране некем, ниже здесь кто к заступлению его места сыскиваетца. Реченной сераскер султан находится ныне в Ениколе на обратном его пути и имел немедленно отправитца чрез пролив в Таман, где назначил он себе временное пребывание в собственном там его имеющемся доме.

На 2-й, об отряжении за Кубань при господине полковнике Гинцеле партии, по каким обстоятельствам оная послана была, ваше сиятельство из влагаемого при сем[216] в копии рапорта господина генерал-майора и кавалера Райзера усмотреть соизволите, а чтоб он, господин генерал-майор, впредь отрядов без моего сведения не делал, о том ему предписано. Касательно увещевания заречных разных поколениев народов, о спокойном в их домах пребывании и нечинении хищнических на войски российские набегов, письменные к ним увещевания разосланы будут, каковые от меня в бытность мою на Кубани рассылаемы были, по коим тогда, как в начале, успех желанию хотя не сообразовался, но следы к лучшим спокойствиям примечаемы были.

Архив ВПР МИД СССР, ф. 123/2, д. 254/46, лл. 203—204. Копия без подписи.

№ 123
1778 г. ноября 21. — ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА А. Д. КОНСТАНТИНОВУ ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ТРАНСПОРТА МЕСТНОГО НАСЕЛЕНИЯ ДЛЯ ДОСТАВКИ ПРОВИАНТА В КРЫМ

Милостивый государь мой Андрей Дмитриевич!

В рассуждении при подвижном магазейне недостатка провиантских фур, крайняя нужда есть в развозе из Перекопа и Арабата во внутренние крымские магазейны провианта, поелику что вольных наемщиков сыскивать ни за какую цену неможно. В таком случае прошу вас, милостивый государь мой, настоять у здешнего правительства дать повсеместное повеление, дабы по требованию господина обер-провиантмейстера князя Козловского и других командиров, татары или сами добровольно беспрепятственно нанимались или нарядом с земли сколько куда надобно будет подвод посылать, положа по местам умеренную как казне безубыточную, так и обывателям безобидную цену, для чего и господин князь Козловский к вам отправился и какое по сему от правительства положение будет, меня уведомить, пребывающего к вам с истинным почтением, милостивый государь мой, ваш покорный слуга

Александр Суворов

Архив ВПР МИД СССР, ф. 123/2, д. 254/46, л. 223 и об. Подлинник.

№ 124
1778 г. ноября 27. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О НЕЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ ВЫВОДА ВОЙСК С КУБАНИ

№ 488

Козлов

На ордер вашего сиятельства от 12 ноября под № 446-м[217] доношу: 1-е. Испражнение[218] Кубанского края почитаю я неудобным, ибо оное будет поводом ко всегдашним набегам закубанских разных званий черкес на донские к той стране прилежащие селении, которые пред сим, хотя и войски на Кубани находились, но путь им отверст был, внутри реченных селений отгоняли у обывателей не токмо скот и лошадей, но и людей обоего пола, захвачивая, увозили с собою; а ныне оной загражден связью укреплениев с Моздокскою линиею и составляет полную всем селениям безопасность. 2-е. Хотя Кубанской край, а совокупно и Таман обнажены будут от войск, тамо ныне пребывающих, но крепости Керчь и Ениколь, а равномерно и флот российской останутца всегда в безопасности: первые — по их сильным укреплениям и способности к обороне, где и последней, особливо под керченскими пушками, безопасность свою находить может. Но как сей имеет долг во время появления турецкого флота защищать пролив, дабы турки чрез оной в Азовское море войти не могли, то и в том имеет он пособие реченной крепости, по притчине тесного мимо оной прохода и ее орудиев, но напротив того, может флот неприятельской пользоватца из Тамана не токмо свежею водою, но и разными съестными припасами, а что наигорше — сделав в той стороне десант, преклонит кочующие там нагайские разного звания орды на свою сторону, которые при первом появлении турков, не видя тамо более российских войск, безсумненно примут оных отверстыми руками. 3-е. Крепости российские в Крыму могут получать по потребности усиление от здешнего корпуса и содержаны быть в желаемом положении, но чтоб дела на Кубани в таковом же пребыть могли, я не обнадеживаюсь, ибо судя непостоянность нравов сих народов, когда чрез отбытие российских войск узда с них сложена будет, неуповательно, чтоб не впали они по обыкновенному в превратность и в соединение с закубанскими варварами.

О изготовлении под рукою Кубанского корпуса к сближению к границам дал я мое господину генерал-майору и кавалеру Райзеру повеление.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИЛ, ф. ВУА, д. 208, л. 359—360. Подлинник.

№ 125
1778 г. ноября 27. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О НЕУРОЖАЕ В КРЫМУ И О ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ С ШАГИН-ГИРЕЕМ

№ 489

На два ордера вашего сиятельства от 12 ноября доношу на 1-й под № 450-м[219] о количестве употребленной в выдачу его светлости хану суммы, ни чрез господина полковника Фрича, ниже другим каковым-либо каналом уведомления от его светлости мною никогда не требовано; естли ж бы что по сей материи нашлось, вашему сиятельству донесть имею. На 2-е под № 447-м[220], что в здешнем крае сего году был неурожай хлебу, то мог я приметить по весьма малому количеству оставшего после вывода отсель христиан, которые тем же самым отзывались и что татары во многих местах промежду войск спрашивают в покупку провианта, доказывает недостаток их в оном, почему буде предусмотритца в том надобность, тогда умеренную оного часть, по исправности магазейнов, его светлости отпущено будет. Касательно неудовольствия на меня его светлости хана, происшедшего по выводу христиан, то всегдашнее ласковое и почтительное мое против его светлости обращение платитца мщением. Время должно победить внедрившуюся в нем злобу и восстановить прежнее в нем благомыслие. Что ж принадлежит до дисциплины, оная и прежде в войсках сохранена. Впротчем все по повелению вашего сиятельства исполнено будет.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 361 и об. Подлинник.

№ 126
1778 г. ноября 27. — ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА А. Д. КОНСТАНТИНОВУ С ПРОСЬБОЙ ПРОВЕРИТЬ ДЕЙСТВИТЕЛЬНУЮ НУЖДАЕМОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ КРЫМА В ХЛЕБЕ

Милостивый государь мой Андрей Дмитриевич!

Фельдм[аршал] пишет ко мне, чтоб я, в случае необходимой надобности, его светлости мог отпустить провианта. Милостивый государь мой, вы можете испытать другим каналом, не дав о сем ни малейшего вида, точно ли до крайности такой доходит, что не в отпуске хлеба могут быть подвержены голоду и коликого числа им потребно, осведомлясь, меня в скорости уведомить. С полученных от его сиятел[ьства] фельдм[аршала] ордеров копии для усмотрения при сем прилагаю[221]. Впротчем с моим почтением пребуду, милостивый государь мой, ваш покорный слуга

Александр Суворов

Архив ВПР МИД СССР, ф. 123/2, д. 254/46, л. 231. Подлинник. Опубл. в кн. „Письма и бумаги Суворова“. В. Алексеев, т. I, СПБ, 1916, стр. 147.

№ 127
1778 г. [ноября 30]1. — ЗАПИСКА А. В. СУВОРОВА О ПОЛОЖЕНИИ НА КУБАНИ

Приличествовало бы быть на Кубане 2-м генерал-майорам в средине крыл и командующему всеместно. Не всякой осилит почтовую конную езду. Райзера сменить некем, бригадиры имеют отвес к полковому правлению.

В Крыму двум или одному генерал-майорам, в случае какого нежелаемого приключения с команд[ующим], его заменить некому. Шестаков выехал полумертвой. Абалдуев умер.

Прицепки вельмож на войски суть больше чрез влияние от хана; сей впал в непримирительство по выводе христиан. Полковника Фрича отправил он ко двору…

Обще татары легкомысленны и неверны сердечно во всякое время; спокойны они над ласковостью, укреплениями, расположениями. В числе их тож сер[аскер] Арслан-Гирей, хотя надежнее многих, но пределы в предопасностях от него, властимы начальствующим на Кубани.

Тамо ключ тишины с заречными ежечасной военной меч: по человеколюбию ж притом лучшие меры — трактаты на слово… Зачиная от Кабарды до Абазы, с сими кончательно тяжелее, по вольностям их разгласной анархии. Доказательно то было прошлою весною.

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 363. Автограф без подписи.

1 Документ без даты. Относится, примерно, к концу ноября 1778 Г.

№ 128
1778 г. декабря 5. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ ОБ ОТКРЫТИИ ГОСПИТАЛЯ ПРИ АЛЕКСАНДР-ШАНЦЕ

№ 28

По повелению вашего сиятельства от 9 октября под № 1534-м[222], касательно учреждения в Збурьевске или у новозаводимого строения близ Александр-шанца гошпиталя, а как по сношению моему о том с господином генерал-порутчиком и кавалером Текеллием при сем последнем состоят ныне три пехотных полка и у строения верфи от флота чины, також при устье реки Ингульца команда и на случай всегдашнего туда прибавления войск, то и полагаетца за способнее учредить оной при реченном Александр-шанце. О чем ему, господину генерал-порутчику и кавалеру от меня сообщено.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 365. Подлинник.

№ 129
1778 г. декабря 5. — ОРДЕР А. В. СУВОРОВА В. В. РАЙЗЕРУ С ЗАМЕЧАНИЕМ ПО ПОВОДУ НЕВЫПОЛНЕНИЯ ИМ ТРЕБОВАНИЙ О БДИТЕЛЬНОСТИ И ПОРЯДКЕ НЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ

№ 509

Из рапорта вашего превосходительства от 18 ноября под № 647-м[223] усмотрел я новое происшествие, предосудительное оружию ее императорского величества, последовавшее близ Всехсвятского фельдшанца захвачением черкесскою разбойническою шайкою двадцати четырех человек нижних воинских чинов, умерщвлением одного и забранием двадцати лошадей и тринадцати рогатых скотин. Не постигаю притчины таковых ежевременно с прибытия вашего к командованию Кубанским корпусом случающихся вредных приключениев. Ваше превосходительство, не внимая неоднократным моим предписаниям о самоличном обозрении местоположений левого фланга (почему могли б вы как при оставших не занятых чрез реку Кубань перелазах, где нужнее воздвигнуть вноеь укреплении, а на протчих учредить посильнее заставы, так и примером вашим побудить дирекционных командиров к лучшему наблюдению предосторожности), поныне с места не тронулись. Чрез упущение сего и сущую неосторожность дирекционных командиров, войски, пришед в ослабление, претерпевают беспрестанной урон, а паче бесславие, расхищаемы будучи от варваров, об устройстве военном ниже понятия имеющих. В изданном от меня в войски Кубанского корпуса (в дополнение прежним повелениям) наставлении, вначале оного предписано следующее: „старшему от генералитета бдеть, когда все спят; в роскошное обленение не впадать; уваженной его особе пост всеместно! Сам он всюду все своими очами обозревать должен, поместно учреждает, поправляет и предопределяет; тогда покоен, когда цели его исправны и протчее“. Но сие оставлено вами без исполнения. В упомянутом рапорте вашем значит, что близ Всехсвятского фельдшанца команда на водопой послана была при одном ефрейторе, из чего и заключаю я, что оная, не имев распорядителя, к поражениям разбойниками по рукам разобрана, а надлежало б по силе воинского порядка быть при оной офицеру и ундер-офицеру, как о том в изданном мною в войски корпуса Кубанского наставлении, в десятом оного пункте, предписано точно: „как бы малолюден отряд когда ни был, но всегда в нем двум начальникам быть надлежит“. Но и сие, как примечательно, всеми начальствующими предано забвению. А понеже долг службы ее императорского величества от меня требует, чтоб за таковой предосудительной поступок строжайшее учинить взыскание, и предписываю вашему превосходительству! при вышесказанном происшествии претив изданных в войски моих повелениев, что и кем упущено наиточнейше изыскав, приказать в том на основании воинского процесса и законов произвесть военной суд и, заключа над винными сентенцию, представить ко мне для донесения на конфирмацию его сиятельству высокоповелительному господину генерал-фельдмаршалу и разных орденов кавалеру графу Петру Александровичу Румянцеву-Задунайскому, о чем от меня ему уже и представлено.

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, лл. 385—386. Копия без подписи.

№ 130
1778 г. декабря 5. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ С ОБЪЯСНЕНИЕМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ПРИНУДИТЕЛЬНОЙ ОТПРАВКИ В. В. РАЙЗЕРОМ В ЕНИКАЛЕ АРСЛАН-ГИРЕЯ

№ 510

На ордера вашего сиятельства от 24-го прошедшего месяца под № 471-м и 472-м[224] доношу: на 1-е. Притчины, понудившие господина генерал-майора и кавалера Райзера к известному поступку с сераскером Арслан-Гирей-султаном[225], суть некоторые неосновательные подозрении и сумнительствы, донесенные ему от Джан-Мембет-мурзы, якобы реченной сераскер султан едичкульской орды китайского поколенья от Аксак и Джаум Гаджи и от протчих всего четырнадцати человек мурз, собрав печати, послал с своим человеком Шахмутом за Кубань к Узун-Али-мурзе, которой также с своим человеком Келемесом отослал оные к Батырь-Гирей султану, а он с тем Келемесом и с своим сыном к Мусе мурзе. Сей же Муса отправил их в Суджук-Кале к Усман are, чрез что тамошние народы и волнуютца, почему он, господин генерал-майор и кавалер, и не сумневался, чтобы не была тому правда и, когда ему надобно было на случай прибытия турецкого флота к кубанским берегам выступить с войсками из Благовещенской крепости к Таману, то для предосторожности и сего султана взял с собою напоследок, по сумни-тельству в нем, отправил в Ениколь к господину генерал-майору Борзову; но как во все время бытности моей на Кубани я в реченном сераскире Арслан-Гирей-султане сумнений никаких не приметил, то и предписал ему, чтоб обращался с ним ласково и дружелюбно и наговоркам, хотя в самом деле к России в благонамерении испытанного Джан-Мамбет-мурзы, но происходящим иногда от собственности, не разведав обстоятельств истины — не верил. Касательно уверительных о приверженности к нам султана Арслан-Гирея доказательств, я от 17-го прошедшего месяца вашему сиятельству рапортовал[226]. На 2-е. О неупотреблении колокольного звону — 11 ноября, как только дошло ко мне от членов татарского правительства о том представление, господам бригадным командирам предписано.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 368 и об. Подлинник.

№ 131
1778 г. декабря 5. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ПОДРОБНОСТЯХ ДЕЛА ПРИ АРХАНГЕЛЬСКОМ ФЕЛЬДШАНЦЕ

№ 511

На ордер вашего сиятельства от 24 ноября под № 473-м[227] доношу, что господин генерал-майор и кавалер Райзер о происшествии при Архангельском фельдшанце умедлил донесением, тому причиною неполучение им в то время о подробностях оного, а равно о числе убитых и раненых, от господина полковника Штерича обстоятельного сведения, как он в рапорте своем об упомянутом происшествии прописывает и которой я при рапорте моем от 10-го ноября к вашему сиятельству в копии представил[228], почему оной его, господина Райзера, рапорт и ко мне дошел уже поздно. В реченном шанце по расписанию его, Господина Райзера, которое я при рапорте моем от 27 июня в копии к вашему сиятельству представил[229], команда состояла в числе одной роты мушкетер Алексеевского пехотного полку, чугунное орудие одно, в резерве Иллирического гусарского полку один эскадрон. Касательно пояснения о том происшествии, на основании предписания вашего сиятельства, ему, господину генерал-майору и кавалеру, предложено, по получении которого не умедлю представить вашему сиятельству, а равно и о поручении Кубанского корпуса старшему по себе, а самому о прибытии в Крым повеление дано так как и остающемуся там командиру корпуса о поступлении по точности данных в войски Кубанского корпуса моих повелениев и о предвзятии всех мер к воспящению горских черкесских набегов и на удержание в страхе тамошних неспокойных народов предписано. Заграждение всех чрез реку Кубань, особливо среди лета открывающихся в множественном числе бродов, укреплениями объято быть не может, почему при главнейших только оные построены, а протчие перелазы заняты казачьими заставами. Что ж господин полковник Штерич в рапорте своем упоминает о примеченных при вышесказанном происшествии между закубанскою толпою турках, а в рассуждении российского языка некрасовцах, то сие не может быть справедливо, понеже достоверные имеютца известии, что при отбытии турецкого флота от берегов кубанских, первые, даже и больные, все из Суджук-Кале взяты на суда, а последние, как известно, ушли в Анадолию. А хотя несколько их и осталось самых бедных, но и те у абазинцев находятца в рабстве, кои по их обыкновению никогда вооружены быть не должны. Касательно Батал-бея, то всегдашние здесь из Анадолии чрез самих тамошних жителей получаемые известии согласно утверждают, что оной и другой его брат находятца при отце своем в Пафре.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, лл. 366—367. Подлинник.

№ 132
1778 г. декабря 5. — ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА А. Д. КОНСТАНТИНОВУ ОБ ОБСЛУЖИВАНИИ ПОЧТОВЫХ СТАНЦИЙ СИЛАМИ МЕСТНОГО НАСЕЛЕНИЯ И О СМЕНЕ В. В. РАЙЗЕРА С ДОЛЖНОСТИ КОМАНДИРА КУБАНСКОГО КОРПУСА

Милостивый государь мой Андрей Дмитриевич!

В третий день сего месяца получил я от его сиятельства фельдмаршала ордер, в котором между протчим предписывает, чтоб на каждой станции поставлено было от тамошних обывателей людей и лошадей, соглася к тому хана и определя на всякой, для вернейшей коммуникации, надобное количество казаков. Милостивый государь мой! Прошу его светлости о наряде сем на почты здешних обывателей внушить и какой на сие отзыв получите, меня известить. На место господина полковника Фрича прислан будет Смоленского пехотного полку господин секунд-майор князь Еристов; что ж до требования сераскир Арслан-Гирей-султана о снятии караула, то по испытанному его к России усердию сие будет не благопристойно. Буде ж бы какая опасность от того настояла, то надлежит меня уведомить. Господин Игельстром от командования Кубанским корпусом отменен[230], а господина Райзера оттоль сменить велено, о чем к нему и повеление послано. Ныне там командовать будет, до прибытия кого-либо из генералитета, господин бригадир Макаров. Приставы, во удовольствии обид своих, не дают начальникам войск квитанции, ссылаясь в том на повеление ханское. Покорно прошу, в отмену названия квитанции, доложить его светлости, чтоб даваемы были краткие росписки во удовольствии их претензии. За уведомление меня ведомостьми, доставленными к вам от господина Стахиева, благодарю.

Пребываю с совершенным почтением, милостивый государь мой, вашего высокоблагородия покорнейший слуга.

Сам собою караул у Джан-Мамбета непристоен, разве он точно в каких опасностях, как надобной приятель, о чем приказал я себе объяснить, а иначе в удовольствие сер[аскира] караул от него снять.

Т. е., ежели татары звания квитанции дичатца, переменить оное на росписку, каковой уже должно быть лаконичнее. Его же св[етлость] просить просто о повелении в даче таких росписок. Г. Фричу писал я, что время наступило отъезда его в СПБ по его желанию, о чем бы меня уведомил, потому прислан будет ему преемник, но не упомянул кто.

Г. Фрич, паки входит в дела, принадлежащие до прерогативы Дм.[231] рез[идент]а. 1-е. О дровах: предаю то, милостивый государь мой, рассмотрению вашему, обще то известное решить ныне по приличеству. 2-е. По повелению же х[анско]му в своем же ко мне письме о прощении российских по всем жалобам, великодушнее ни казанно[232] дров и в справедливостях их военным правилам противное, поводное к обоюдным подобным впредь неистовствам и неосторожное. Полная к его св[етлости] в том благодарность, но Ф[рич] отозвался, лутче просителям нечто мало потрудиться или для мнейшего[233] числа каким их поверенным получить удовольствии расписаться.

Его высокородию Ивану Стахиевичу[234] покорнейшее мое почтение, „да радует он нас впредь возрастающими весточками таковыми, к утешению нашего здешнего скучного положения“.

Александр Суворов1

1 Первая половина письма — до абзаца „Сам собою караул…“ написана писарем и не подписана Суворовым, вторая половина написана рукой Суворова.

Позвольте себе донесть, любезный кум, Вар[вара] Ив[ановна] с больницей выехала в Полтаву. Увы! донес бы ее чудо господь бог! Была б Шангиреи в[ерст] 10.

Архив ВПРМИД СССР, ф. 123/2, д. 254/46, л. 280—231. Подлинник.

№ 133
1778 г. декабря 6. — ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА А. Д. КОНСТАНТИНОВУ ОБ УРЕГУЛИРОВАНИИ С КРЫМСКИМ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ И ШАГИН-ГИРЕЕМ ВОПРОСА О ЖАЛОБАХ НАСЕЛЕНИЯ

Милостивый государь мой Андрей Дмитриевич!

Из письма, поданного ко мне от правительства чрез Кутлушу-мурзу, перевод здесь с нуждою сделан, коему верить сумневаюсь, однако немного кажется похоже. Я взаимно за их ко мне приятной адрес благодарю и прилагаю при сем[235] бланкет, на коем, сходственно против их письма вас, милостивый государь мой, прошу отписать с объяснением, что в угодность правительства жалобы предаются забвению, в чем и с светлейшим ханом надлежит учтиво изъяснитца. Сие сделав, прошу вас, милостивого государя моего, как из сего письма, так и из моего ответного[236] прислать переводы, кои мне нужны для представления его сиятел[ьству] фельд[маршалу].

Чтож принадлежит до дров, с полкою благодарностию его светлости приняты будут[237].

Пребываю с совершенным почтением, милостивый государь мой, вашего высокоблагородия покорнейший слуга

Александр Суворов

P. S. С учиненного ж здесь перевода копия следует при сем, как и подлинное, но по переведе прошу возвратить.

Архив ВПР МИД СССР, ф. 123/2, д. 254/46, л. 282. Подлинник.

№ 134
1778 г. декабря 15. — ОРДЕР А. В. СУВОРОВА В. В. РАЙЗЕРУ О ПОСЫЛКЕ ДРУЖЕСТВЕННЫХ ПИСЕМ ГАДЖИ-, ГАЗЫ- И АРСЛАН-ГИРЕЙ-СУЛТАНАМ И ОБ ОТНОШЕНИИ К БАТЫРЬ-ГИРЕЮ

№ 527

По рапортам вашего превосходительства от 3 декабря под № 698-м, 699-м и 670-м {Рапортом № 698 Райзер донес Суворову, что султаны Гаджи- и Газы-Гирей прислали двух русских пленных солдат и 6 лошадей, отбитых при нападении на Всехсвятский фельдшанц, и уверяли в их преданности. Арслан-Гирей просил вернуть 5 человек татар, взятых в плен русскими, и, в свою очередь, обещал вернуть остальных находящихся у него русских пленных и лошадей.

Рапортом № 699 Райзер сообщил о намерении Батырь-Гирея подчиниться со всеми абазинцами Шагин-Гирею и просил разрешения послать в Тамань своего представителя для переговоров по этому вопросу (л. 396 и об.).

Рапортом № 700 (ошибочно обозначен № 670) Райзер сообщил о полученных им письмах от Гаджи-Гирея, в которых тот клялся в верности Шагин-Гирею, просил отпустить взятого при сражении с Дулак-султаном в плен Эль-мурзу, который уже был отправлен к Суворову, и возвратить угнанный рогатый скот. Кроме того, он просил дать ему 2000 казаков, 10 000 пехоты и 15 пушек для защиты от Дулак-султана и денег для подкупа противников Шагин-Гирея. В случае невыполнения этих просьб обещал приехать или к хану или к самому Райзеру (л. 398).} предписываю по 1-му. Чрез присланных» к вам от султанов Гаджи- и Газы-Гиреев, тож и от бузадицкого Арслан-Гирей-султана[238] учинить к ним дружественной отзыв и с полною благодарностию за присылку первыми российских пленных людей и отбитых лошадей, уверить сих султанов, что таковое их к России и светлейшему крымскому хану Шагин-Гирею усердие, без достодолжного уважения оставлено не будет; что ж до Арслан-Гирея, то к сему можете отозватца, что о преселении его на сию сторону Кубани представлено от вас вышшей команде, а между тем предварительно обнадежить его полною с российской стороны протекциею. Для утверждения ж его в приверженности, надлежащей ему подарок отсюда чрез вас доставлен будет. По 2-му. Преклонность Батырь-Гиреева ненадежна, о сем трактовал я с ним в бытность на Кубане неоднократно, но без окончательного успеха. Не безнужно однако иметь его усердствующим светлейшему хану, буде б на то средствы изобретены быть могли, паче по уважению к его особе абазинцов. Сие можете ваше превосходительство представить на попечение Таманского каймакана, с нашей же стороны о всегдашней приязни и доброжелательстве его уверить не оставьте. По 3-му. По просьбе Гаджи- и Газы-Гиреев отписать к ним извольте, что победительное российское войско по качеству, не по количеству, в необходимостях к услугам их готово. Оное приобыкло и регулярных неприятелей множественное число малым количеством побеждать по природной своей храбрости и искусству в военном ремесле. Но при всем том ваше превосходительство имеете предвзять надлежащую осторожность, дабы под видом благонамеренности не могло скрыватца какого злого умысла и вместо представляемой необходимости не последовала безвременность. Для обласкания и вящше сих султанов, прислано будет вскоре надлежащее число денежной суммы, из которой на домашние их и иные требуемые ими расходы прикажите, ваше превосходительство, искупить в крепости Святого Димитрия или где способнее сахару, кофию, чаю, пищей бумаги и сургучу; достальные деньги, раздели поровну, вместе с оными чрез надежных людей к ним доставить при моих письмах. Касательно ж просьбы сих султанов о выдаче двух, у господина бригадира Гинцеля — находящихся пленных христиан, о сем учтиво отозватца извольте, что неведомо где девались, а между тем оных в Азов, крепость Святого Димитрия и далее на поселение в Азовскую губернию препроводить (буде оные до сего уже не отправлены) прикажите. Отпуск Эль-мурзы зависит от его светлости хана, коего решения я вскорости ожидаю.

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 401 и об. Копия без подписи.

№ 135
1778 г. декабря 15. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ ОБ ОТПУСКЕ СРЕДСТВ НА ЗАКУПКУ ЛОШАДЕЙ

№ 30

По вступившим ко мне от господ генерал-майора и кавалера Райзера и артиллерии полковника и кавалера Бригмана рапортам на покупку вместо упалых и пришедших в негодность за старостию и болезньми недостающего числа под артиллерию и понтонные мосты, по числу упряжек, лошадей, на Кубани семидесяти осьми, в Крыму пятисот трех, по настоящей во оных надобности определил я на первых секунд-майору Камынину на каждую по осьмнадцати, а на всех тысячу четыреста четыре рубли, а на последних обер-кригскомиссару Коновницыну на каждую по двадцати, а на всех десять тысяч шестьдесят рублев, по недостатку экстраординарной, на счет оной из воинской суммы отпустить.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 388 и об. Подлинник.

№ 136
1778 г. декабря [15—17]. — ОРДЕР А. В. СУВОРОВА В. В. РАЙЗЕРУ О НЕДОПУСТИМОСТИ ПРЕУВЕЛИЧЕНИЯ ИМ СИЛ ЧЕРКЕСОВ

№ 528

Полученной вашего превосходительства рапорт в 11-й день сего месяца под № 671-м[239], рассматривая приложенное при оном показание Калмак-мурзы, нахожу, что партия закубанских разбойников, учинившая набег на Архангельской фельдшанец, в том великом количестве вами описанная, состояла не более как в числе трехсот человек[240]. Коль вредно таковое увеличивание колеблющимся в храбрости, по могущим быть иногда недостаткам в военном искусстве начальников, ваше превосходительство сами рассудить можете: небольшое вооруженных число их в различных поколениях, по довольному вашему на месте пребыванию, должно вам быть известно. Не всяк из них идет на добычь, но некоторая токмо часть отважных воров, полагающих более надежду в случае неудачи на легкость их лошадей и рассыпной пешей побег к обратному уходу. Посему, ваше превосходительство (ежели того нет), имеете учинить с верным российской стороне Джан-Мамбетом и различными иными примерное исчисление вооруженных их по званию каждого племени; обновить внушение о малолюдстве и неустрой-ности оных господам дирекционным и протчим войск команди* рам и меня о том уведомьте. Уповаю, что у каждого из бывших со мною при заложении верх-кубанских укреплениев в свежей еще памяти, так зовомой корволант, когда все число оного около семисот человек разделилось к действию против всех племен, но не малейшей утраты кроме одного убитого, ниже от ран умерших не было.

Искусство в мгновенных приступлениях к воспользованиям по переменам обстоятельств, недреманность, трудолюбие, исправность в соблюдении повелениев, собственное проницание при бодрости, храбрости и мужестве — в достоинствах комендантов кубанских укреплениев надлежат быть вам подробно [в] ведомости, понеже ваше превосходительство предопределяете по службе и за каждого из них соответствиям подлежите. Умножительнсе число убитых разбойников (поелику их столько никогда собратца не может), кроме важнейшего, затмением истины затмевает отличность происшествия и достоинство начальника; солдатство привыкает мыслить, что довольно сей утратою воображительной победы, паче опасно от неприсудственных в действии, что оные по толиким убитым будут уважать число оставших вживе и в быстроте своих поражениев, несравненно уже себя малосильнее почитая, ослабевать или обращатца в постыдную оборонительность, впали для собственного вреда. Зло все сей неосторожности явствует от архангельской партии, которая втрое и четверо бывшего числа разбойников низринуть была в состоянии.

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, лл. об. 401—402 и об. Копия без подписи.

№ 137
1778 г. декабря 22. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ ОБ ОТПРАВКЕ ИЗ ЗБУРЬЕВСКА В ОЧАКОВ 292 ПЛЕННЫХ ЯНЫЧАР

№ 531

По силе вашего сиятельства от 17-го прошедшего октября под № 386-м ордера[241] господин полковник Репнинской на посланное от меня повеление доносит, что находившиеся в Збурьевске турки двести девяносто два человека с имеющимися при них оружиями, присланным от его светлости Шагин-Гирей-хана, Усман-агою отправлены в Очаков, и тамошней губернатор уведомляет его, что прибыли благополучно, о чем вашему сиятельству и доношу.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 404. Подлинник.

№ 138
1778 г. декабря 24. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О СОСТОЯНИИ ПОЧТОВЫХ СООБЩЕНИЙ В КРЫМУ

№ 164

Во исполнение вашего сиятельства повеления от 24 ноября под № 474-м[242] доношу: к расположенным в Крыму предместником моим господином генерал-порутчиком и кавалером князем Прозоровским почтовым станциям в самых нужнейших местах, на случай только бывшего вывода отсель христиан, добавлено было по нескольку людей и лошадей из малороссийских казаков, которые, однако, по окончании оного сведены и остались на прежнем их положении. Касательно употребления их лошадей в разгон, то оные возили посылаемых нередко в разные места здешнего полуострова по билетам господ бригадных и частных командиров и правящих при корпусе секретною и походною канцеляриями, а вне оного по моим подорожным курьеров, тож и некоторых по подрядам у поставки для продовольствия войск провианта находящихся здесь промышленников, с взиманием с первых обыкновенных, а с последних двойных прогонов. Как о том мною с прибытия в Крым учреждено и хотя не безуповательно, что некоторые господа бригадные и частные командиры отправляли иногда в ближайше-прилежащие к их расположениям места с нужными делами курьеров без прогонов, или же посыланные, получа оные, не платили, но таковым, буде найдутца (как еще не от всех мест справки получены), оные заплатить приказано будет. Что ж принадлежит до изнурения почтовых здешних лошадей, то на повеление мое о том господин секунд-майор Буйносов (в коего ведомстве все в Крыму и вне оного почтовые станции состоят) рапортует, что сие последовало во время бывшего здесь мятежа, когда оные по повелению командовавшего войсками[243] в укреплениях, а большею частию в Салгирском ретраншаменте находились от недостаточного корму, да и по окончании уже оного, за разорением деревень и сожжением во многих местах мятежниками сена и соломы, нигде в покупку фуража найти было неможно. Почему особливо в наступившее потом летнее время, от чрезвычайного зноя засухи, множественных мух, а зимою от ненастливой погоды и стужи, будучи в слабом, по причине вышеизраженных неудобств, состоянии, не только поправитца не могли, но и немалое число оных погибло, а равно и состоящие вне Крыма почтовые ж лошади, по неимению достаточного корму, за съедением оного в тех местах саранчею, претерпели великой урон. Светлейший хан а учреждении почт из здешних обывателей еще не решился, почему и заключаю я, что он сие для них почитает тягостию.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 407 и об. Подлинник.

№ 139
1778 г. декабря 25. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ПОЯВЛЕНИИ ЭПИДЕМИИ В АБАЗИНСКИХ СЕЛЕНИЯХ

№ 542

Господин резидент Константинов донес мне, что его светлость Шагин-Гирей-хан извещен из Тамана, будто бы в абазинских селениях продолжаетца поветренная болезнь, от турков им оставленная, почему я командиру Кубанского корпуса и предписал (ежели в самом деле оная там кроется) взять предосторожность.

Его светлость Шагин-Гирей-хан сего месяца 15-го числа въехал в Кефу и намерен там зимнее время пробыть.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, Д. 208, л. 395. Подлинник.

№ 140
1778 г. декабря 30. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ ОБ УДОВЛЕТВОРЕНИИ ПРЕТЕНЗИЙ ЖИТЕЛЕЙ КРЫМА

№ 553

Светлейший хан и правительство на представление господина резидента Константинова о предписанном мною в войски удовольствии причиненных некоторыми из них обывателям обид, торжественно отозвались, что оные предают забвению, вследствие чего просителям, а равно городским начальникам и приставам дали повеление о ненастоянии более по оным[244]. И хотя господам бригадным командирам от меня и предписано было, чтоб как для соблюдения воинского порядка и утверждения обоюдного доброго согласия, так и для доставления справедливости обиженным в их претензиях (коих, однако, доказательных, по притчине долговремянного необъявления весьма мало) употребили свое наивозможнейшее попечение к скорейшему просителей удовольствию и в том взяли б от градоначальников или приставов квитанции, но сии отозвались, что как о ненастоянии удовлетворения по прежним жалобам, так и о невзыскании денег в уплату за пропалое, тож и о недаче квитанции, они строгое от его светлости хана и правительства имеют повеление. О сем, однако, на вторичное мое чрез господина резидента Константинова представление светлейший хан изъяснился, что от 1-го числа настоящего месяца в удовлетворении могущих последовать от воинских чинов обывателям обид, росписки начальникам впредь помесячно давать он прикажет.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 410 и об. Подлинник.

№ 141
1778 г. декабря 30. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О ДРУЖЕЛЮБНОМ ОТНОШЕНИИ КУБАНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ К РОССИИ

№ 554

С полученных из Кубани от господина генерал-майора и кавалера Райзера рапортов экстракт и с приложениев копии вашему сиятельству у сего представляю[245]. Но как он, господин генерал-майор и кавалер, не объясняет о заречных партиях, из каких оные племян и в коликом числе людей состояли, как то в изданном мною в войски Кубанского корпуса наставлении достаточно предписано, почему и предложено ему, чтоб о том, точнейше изведав, уведомил меня, дабы мог я судить о сих приключениях, толь часто в тамошнем краю во вред войскам ее императорского величества случающихся, ибо по собственному моему в бытность на Кубане и поныне испытанию не примечено народов, явно против России вооружающихся, кроме некоторого весьма незнатного числа разбойников, коим по их промыслу все равно, ограбить российского ль, турка, татарина, или кого из собственных своих сообывателей. Что ж до народного вообще обращения принадлежит, что в бытность мою на Кубане, имел я случай с некоторыми, а особливо с касайцами трактовать о миролюбии и дружбе к России, чрез присланных от них депутатов, примерно тому живущие против Александровской крепости бестинейцы, а против Павловской наврузцы и темиргойцы, с дирекционными на то время сих мест командирами: господами полковниками Штеричем и Шевичем, частое имели сношение, даже до того, что в означенные крепости многие из них привозили на продажу разные свои продукты. Следовательно, не есть то народы, но воры. По письмам султана Гаджи-Гирея, у сего в копиях следующим, предписал я ему, господину Райзеру, обнадежить сего султана и брата его Арслан-Гирея, что когда захваченные под Всехсвятским фельдшанцом российские люди и лошади ими выручены будут (как то учинить обещают), то по мере сего их к России усердия, достойное получат награждение[246]. Требуемые ж Гаджи-Гирей-султаном двадцать червонцов приказал я к нему отослать. Касательно требования Гаджи- и Казы-Гиреев, чтоб без их согласия не вступать в союз с братьями Долак-султана, предложил я ему, господину Райзеру, чтоб в случае дружелюбного сих последних к нему отзыва, поелику не противно будет российским интересам, или же с согласия реченных султанов, он к тому приступить может. По письмам Батырь Гирея, чрез господина резидента, донесено будет его светлости хану.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 208, л. 411 и об. Подлинник.

№ 142
1778 г. декабря [30]. —- ИЗ ПИСЬМА А. В. СУВОРОВА А. Д. КОНСТАНТИНОВУ О ПОЛОЖЕНИИ В КРЫМУ

О омагометанившемся здесь армянине дело есть политическое. Бывших здесь християн должно называть российскими и ушельцов почитать за дезертиров, кое звание — перемена веры отменить не может. Признают ли же их татары теми? сие должно. Сказано ж бы выручать благомудро, не досадно св[етлейшему] х[ан]у, паче чтоб другим того чинить было неповадно…[247]

Бедного Эль-мурзы ужасно жаль[248], колиб знать, то лутче бы сюда и не возить. Очень желаю, чтоб х[ан] протчих уволить приказал с увещаниями.

Якобы — Репнин уже в Бреславле, пр[усскому] к[оролю] вспомогательной корпус 8 пех[отны]х, 4 кав[алерийски]х полков, казаки с Ф. П. Денисовым. П. С. Потемкин, к[нязь] Г. С. Волконской, о г[енерал]-пор[учика]х не слышно еще[249]. С турками все к войне готово и от того не прочь прямо против австрийцов — неизвестно де, вывод хр[истиан] кончен, нечаянно удалось и так скоро, от татар, без остатку. Вот речи! и очень довольны.

Пора посылать Закуб[ански]м сул[тана]м подарки, чтоб и[х] не простудить. Св[етлейшему] х[ан]у о успокоении надлежит потрудитца. Не хуже бы он приказал нечто нагайцов мешать на форпосты с казаками…

Архив ВПР МИД СССР, ф. 123/2, д. 254/46, л. 313. Автограф без подписи.

№ 143
1779 г. [января 1]. — ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА ПРАВИТЕЛЬСТВУ КРЫМСКОГО ХАНСТВА О МЕРАХ ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ ВРАЖДЫ МЕЖДУ НАСЕЛЕНИЕМ И РУССКИМ ВОЙСКОМ1

Я получил пред сим ваши дружеские письма, присланные с Кутлушах-агою, которыми уведомляете меня, что покражи, сделанные российскими войсками в области крымской, и жалобы на них вы приятельски оставляете и чтобы впредь сделать пристойное распоряжение и стараться о порядке. Что до сего, то во всяком случае, естли окажутся между областью и войсками пропажи или жалобы, для прекращения оных, по соизволению его светлости хана и вашему, моих приятелей, хорошему расположению и единогласию, порядок наблюдаться будет. И естли и малейшая окажется шалость, то немедленно виновники того отысканы и наказаны будут должны, а пропажа отдастся хозяевам, через что обе части будут успокоены. И мне кажется это, без сумнения, хорошим соблюдением. По такому образу, когда в каком месте воспоследует пропажа, то к исследованию командиры тамошних войск немедленно определят человека, с коим и от области должен разбирать вместе, и когда окажется виновность в войске, то тотчас отдадут все, а иначе относить к вышним командирам. Но когда и те замедлят, а точно найдено будет в войске, то вся пропажа взыскана будет с них. Кроме сего, по предложению в прошлом еще месяце от 1 числа, естли воспоследует что-либо от области войску, а от него ей, — исследывать и решить немедленно и чтобы определенные к тому разменовались между собою письменными признаниями; о чем во всем войске предводительства моего я дал знать, а вы, приятели мои, доложите его светлости, чтобы к определенным повсеместно и вашим приставам даны были повеления такие, в чем прошу я вашего старательства. Ибо по такому расположению в обхождении уже не может быть вражда между областью и войском. В этом я уверен и прошу мое намерение принять за дружеское.

Рукописный отдел Гос. библиотеки СССР им. В. И. Ленина, ф. Маркевича, № 4091 (4292). Копия.

1 См. док. № 133.

№ 144
1779 г. января 2. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ О РАСПОЛОЖЕНИИ ПОСТОВ. УКРЕПЛЕНИЙ И ТЫЛОВЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ В КРЫМУ И НА КУБАНИ

№ 2

На повеление вашего сиятельства от 20 декабря под № 503[250] доношу: о расположении войск Крымского и Кубанского корпусов имел я честь о первом поднесть вашему сиятельству с присовокуплением карт учреждений, при рапортах моих от 16 мая и от 18 сентября[251], а о Кубанском таковое ж господина генерал-майора и кавалера Райзера, от 27 июня сего году. Но как во оных укреплениям и постам расстояния особо не означено, то о том у сего влагаю расписание[252]. Провиантские магазейны учреждены в Кинбурне, Збуривском и Шангирейском ретранжаментах, Крымские — в Перекопе, у Качкарского мосту, при городах: Козлове, Бакчи-сарае, Ахт-Мечети, Каоась-Базаре, Салгирском ретранжаменте, в крепостях: Арабате, Ениколе и Керче, то ж и при проливе Геническом. Кубанские — в крепостях: Темрюкской, Благовещенской, Александровской, Павловской и в редуте на реке Ее. Касательно гошпиталей, то оные суть: от Крымского корпуса, состоящей в Ениколе и учрежденной по ордеру вашего сиятельства от 9 октября[253] в Перекопе. Вне Крыма, по сношению моему с господином генерал-порутчиком и кавалером Текеллием, при новозаводимом строении близ Александр-шанца, о чем вашему сиятельству 2-го декабря я донесть честь имел[254]. Что ж до Кубанского, то по вышереченному ордеру от 9 октября ваше сиятельство повелевать изволите господину генерал-порутчику и кавалеру барону Игельстрому учредить, чего ради сей и предоставлен. Карантины в Крыму состоят в приморских городах и местах, а имянно: в Козлове, Ахт-Яре, Балаклаве, Судаке, Кефе, в Керче и Ениколе. Вне Крыма — в Кинбурне, Кизикермене, в Александровской и Петровской крепостях. На Кубане: в Тамане и на реке Ее, от Кизляра чрез Моздок до новой линии. Каковы сделаны всходствие вышеписанному учреждению, о уведомлении меня для донесения вашему сиятельству писал я к господину астраханскому губернатору генерал-майору и кавалеру Якобию.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 223, л. 2. Подлинник.

Приложение к док. № 144

РАСПИСАНИЕ,
В КАКИХ МЕСТАХ ВНУТРИ КРЫМА СДЕЛАНЫ УКРЕПЛЕНИИ И В КАКОМ ОДИН ОТ ДРУГОГО РАССТОЯНИИ СОСТОЯТ, ЗНАЧИТ ПОД СИМ
1779 году генваря 2 дня1

1 Заголовок подлинника.
В каких местах сделаны укреплении
Сколько от од-ного до друго-го укрепления верст
От Бакчисарайского фельдшанца до сделанного при речке Ханах

35[править]

От Ханов до Джаминского

20[править]

От Джаминского до деревни Мамай

30[править]

От Ханов до Козлова

27[править]

От Козлова до Соленого озера

25[править]

От Соленого озера до деревни Чекрак, что в Тарханском куту

25[править]

От Чекрака до Ахт-Мечетской пристани

15[править]

От Ахт-Мечетской пристани до Сербулатской

55[править]

От Сербулатской пристани до деревни Малого Кару

25[править]

От Малого Кару до Качкарского каменного мосту

25[править]

От мосту до Перекопской крепости

25[править]

От Перекопской крепости до деревни Тархан

25[править]

От Тархани до Шунгарского броду

45[править]

От броду до деревни Ядра

40[править]

От деревни Ядра до Салгирского ретранжамента

40[править]

От Салгирского ретранжамента до речки Булганака

35[править]

От Булганака до речки Булзыка

20[править]

От Булзыка до Кефы

15[править]

От Кефы до называемого Двуякорного шанца

5[править]

От Кефы ж до крепости Арабатской

27[править]

От Арабата до деревни Аргин

25[править]

От Аргина до Кашкаи

35[править]

От Кашкаи до крепости Керченской

25[править]

От Керчи до Ениколя

10[править]

От Булганака до Карась-Базара

27[править]

От Булганака ж до деревни Албузды

25[править]

От Албузды до деревни Большей Енисоли

15[править]

От Карась-Базара до речки Зуи

20[править]

От Зуи до Ахт-Мечети

23[править]

От Ахт-Мечети до деревни Енисоли

15[править]

От Енисоля до деревни Шумы

16[править]

От Шумы до Алушты

9[править]

От Енисоля до деревни Бишуи

25[править]

От Бишуя до деревни Стели

30[править]

От Ахт-Мечети до Бакчисарайского укрепления

28[править]

От Бакчисарая до деревни Стели

25[править]

От Бакчисарая ж до Белбецкого шанца

25[править]

От Белбецкого шанца до Ханов

35[править]

От Белбецкого ж шанца до Ахтъярской гавани

6[править]

От Ахтъярской гавани до Балаклавы

10[править]

От Балаклавы до Бакчисарая

30[править]

Между вышеписанными постами обвещательные состоят от трех до пяти верст.
От Перекопа до Старооскольского редута, что при Ерлацком

127[править]

куте. От Старооскольского редута до Збуривского ретранжамента

45[править]

От Збуривского до редутов, лежащих по границе к Каменному колотцу

8[править]

До первого

8[править]

До второго

20[править]

До третьего, что у Каменного колотца

12[править]

До Старого редута от Каменного колотца по берегу Днепра к Кинбурну

15[править]

От Старого редута до Александровского

30[править]

От Александровского до Кинбурна

37[править]

От Кинбурна до Каменного колотца

50[править]

От Збуривска до Шангирейского ретранжамента

110[править]

ОПИСАНИЕ,
СКОЛЬКО НА КУБАНИ СДЕЛАНО УКРЕПЛЕНИЕВ, И В КАКОМ ОДИН ОТ ДРУГОВА РАССТОЯНИИ, ЗНАЧИТ НИЖЕ1
1 Заголовок подлинника.
1. От Ачуевской крепости до Темрюцкой

35[править]

2. От Темрюцкой до Таманской

48[править]

3. От Таманской до Подгорного фельдшанца

9[править]

4. От Подгорного до Пещаного фельдшанца

10[править]

5. От Пещаного до Усть-Кубанского фельдшанца

12[править]

6. От Усть-Кубанского до Солнечного

9[править]

7. От Солнечного до Духовного

18[править]

8. От Духовного до крепости Екатерининской

5[править]

9. От Екатерининской до Спасского фельдшанца

30[править]

10. От Спасского до крепости Новотроицкой

20[править]

11. От Новотроицкой до Славянского фельдшанца

25[править]

12. От Славянского до Сарского

20[править]

13. От Сарского до Правого

18[править]

14. От Правого до Благовещенской крепости

9[править]

15. От Благовещенской крепости до Левого фельдшанца

8[править]

16. От Левого до Римского

16[править]

17. От Римского до Ангельского

16[править]

18. От Ангельского до Марьинской крепости

16[править]

19. От Марьинской до Архангельского фельдшанца

32[править]

20. От Архангельского до Гавриловского

16[править]

21. От Гавриловского до Александровской крепости

27[править]

22. От Александровской до Михайловского фельдшанца

33[править]

23. От Михайловского до Западного

26[править]

24. От Западного до Павловской крепости

25[править]

25. От Павловской крепости до Восточного фельдшанца

30[править]

26. От Восточного до Царицынской крепости

29[править]

27. От Царицынской до Всесвятского фельдшанца

27[править]

28. От Всесвятского до Державного

27[править]

29. От Державного до Ставропольской, что на Моздоцкой линии крепости

31[править]

30. От Благовещенской крепости до Ачуева

75[править]

31. Стан сераскера Арслан-Гирсй-султана при урочище Караку-гоне от крепости Благовещенской

12[править]

От Благовещенской крепости по дороге к Азову внутренние Керпельской редут от реченной крепости

45[править]

От Керпельского до Бейсюгского

26[править]

От Бейсюгского до Ейского

50[править]

Коммуникационные от Азова до Павловской крепости Елбуздской фельдшанц по Азовской дороге расстоя-нием до Кагалника

28[править]

Большой Ейской фельдшанц расстоянием от Елбузды

68[править]

Терновской шанец расстоянием от большого Ейского шанца

42[править]

А от Павловской крепости

64[править]

Между вышеописанными постами обвещательные состоят от трех до пяти верст, а среди коммуникационных казачия заставы.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 223, лл. 3—4 об. Подлинник.

№ 145
1779 г. января 2. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ ОБ ОТЪЕЗДЕ В ПОЛТАВУ И О ПЕРЕДАЧЕ КОМАНДОВАНИЯ ВОЙСКАМИ ПОЛКОВНИКУ Г. П. БРИГМАНУ

№ 1

Козлов

Имея от вашего сиятельства позволение, сего числа я отъезжаю в Полтаву, оставив по себе команду господину артиллерии полковнику и кавалеру фон Бригману с достаточным ему во всем касательном до службы наставлением.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 223, л. 1. Подлинник.

№ 146
1779 г. февраля [23]. — ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ ОБ ОСМОТРЕ ПРИ ВОЗВРАЩЕНИИ ИЗ ПОЛТАВЫ УКРЕПЛЕНИИ КИЗЛЯР-МОЗДОКСКОЙ, АСТРАХАНСКОЙ И КУБАНСКОЙ ЛИНИЙ И О ПОЛОЖЕНИИ НА КУБАНИ

Сиятельнейший граф, милостивый государь! Вашего сиятельства дозволением, пользовался [отпуском] я в Полтаве свыше недели и, оставя там мое [семейство] в расстройке и почти кончательной смертельности, посетил чрез Астрахань — Кизляр — Моздок астраханскую уже выстроенную и оселенную линию и, по Кубани (где тако ж по укреплениям внутреннее выстроено все) от Павловской крепости чрез коммуникационные на степь к Азову шанцы, бердинскою линиею возвратился.

На Кубани, сиятельнейший граф! точно тихо. Касайской Арслан-Гирей вывел паки несколько российских захваченных. Я с ним виделся в Ставропольской крепости: сих султанов стараюсь я всемерно содержать в содружестве словом и посредственною мздою.

Один из них, разбойничествующий Дулак, не вовсе еще покорен; чуть недавно, на драке, не потерял главы; и думаю, что утихнет. Все то зависит от неоспалости кубанского российского начальника.

Упорнейшие атукайцы ныне чрез депутатов аккордуют, в них можно замкнуть и бузадыков; на абазинцов жаловаться не можно, посему все закубанские племена укреплениями тамо на покорной ноге, исключая, может быть, некиих малосильных в них разбойников, подобных киргизским, от коих мудрому тамо военачальнику предосторожность легка.

Сиятельнейший граф! Потребен там и здесь генералитет. Респективные бригадиры при полках иногда ни с места. Я всегда раздвоиться не могу. Нагайские и крымские поколении силою укреплениев в узде. Светлейший хан, сколько ни гневен и непостоянен, более жалок по бедности его.

Вашему сиятельству осмелюсь о себе прибавить, что ежели обстоятельства службы дозволят, мог бы я краткое время около святой недели побывать в Полтаве и, буде далее, то с каким, но не толь обширным объездом, ежели б в том усмотрел нужду.

Коли же возможно будет, испрашивая предварительно на то нижайше вашего сиятельства дозволения, пребуду с глубочайшим почтением.

Сиятельнейший граф, милостивый государь! вашего сиятельства всепокорнейший слуга

Александр Суворов1

Архив ВПР МИД СССР, ф. 123, д. 256, лл. 184—185. Копия. Опубл. в кн. «Письма и бумаги Суворова». В. Алексеев, т. I, СПБ, 1916, стр. 147—149.

1 Подпись, начиная от слова «пребуду», взята из публикации В. Алексеева.

№ 147
1779 г. февраля 25. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ С ПРИЛОЖЕНИЕМ РАСПИСАНИЯ ПОСТОВ АСТРАХАНСКОЙ И МОЗДОКСКОЙ ЛИНИЙ

№ 31

О сделанных на Кубанской стороне укреплениях, с их расстоянием, планы левого фланга от Благовещенской (что при Копыле) крепости вверх по Кубане, в связь с Астраханскою линиею, к состоящей на оной Ставропольской крепости коммуникационных от Павловской до Азова пунктов, тож и росписание постов от Кизляра чрез Моздок до показанной линии, по силе повеления вашего сиятельства от 20 декабря прошлого [1]778 году под № 503-м представить честь имею[255], достальные ж Кубанские правого фланга и внутренние, а равно и Астраханской линии, по изготовлении впредь доставлены быть имеют.

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 223, л. 38. Подлинник.

Приложение к док. № 147

РОСПИСАНИЕ
ДИСТАНЦИИ ПОСТОВ ОТ ЦАРИЦЫНА ЧРЕЗ АСТРАХАНЬ, КИЗЛЯР, МОЗДОК ПО ВНОВЬ СДЕЛАННОЙ ЛИНИИ ДО КРЕПОСТИ СТАВРОПОЛЬСКОЙ СО ОБЪЯСНЕНИЕМ ЛЕЖАЩИХ ПО ОНОЙ УКРЕПЛЕНИЕВ И СТАНЦИЕВ, РАВНО КАКИЕ В ТЕХ УКРЕПЛЕНИЯХ И СТАНЦИЯХ СОСТОЯТ ВОЙСКИ, ЗНАЧИТ ПОД СИМ1

1 Заголовок подлинника.


Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 223, лл. 39—40 об. Подлинник.

№ 148
1779 г. февраля 27. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ ОБ УРЕГУЛИРОВАНИИ РАСЧЕТОВ ПО ИСПОЛЬЗОВАНИЮ ОБЫВАТЕЛЬСКОГО ТРАНСПОРТА
Козлов

Во исполнение ордера вашего сиятельства от 2-го числа декабря прошлого [1]778 года под № 1898[256] об удовольствии заплатою бывших по подрядам и перевозке в крымские места провианта, за взятые у них [на] разные казенные употребления волы и фуры им не возвращенные, предлагая всем господам бригадным и частным командирам, также и комендантам, иногда и оные не употребляли ль когда, а особенно в прошедший татарский бунт для каких-либо перевозок обывательских бывших под провиантом фур и волов, на что ныне получены изо всех тех мест, что ни для каких употреблений никем брато не было.

А каков подал мне обер-провиантмейстер князь Козловской во взятых при начатии татарского бунта по повелению предместника моего господина генерал-порутчика и кавалера князя Прозоровского под отвоз из Бахчисарая в Салгирской ретранжамент провианта из привезших туда подрядный провиант обывателей с подводами, из них побито, поломано фур и пало волов и затем остальных отправлено в Александровскую крепость под больными список, равно и о всех бывших об оных переписках экстракт у сего Вашему сиятельству на рассмотрение представляю[257].

Генерал-порутчик Александр Суворов

Черниговский Облгосархив УМВД, ф. Канцелярия Малороссийского генерал-губернатора Румянцева-Задунайского, св. 14, д. 256, л. 21. Подлинник.

№ 149
1779 г. февраля 27. — ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА А. Д. КОНСТАНТИНОВУ О РАЗРЕШЕНИИ СВОБОДНОГО ВЪЕЗДА В КРЫМ ПЕРЕСЕЛЕННЫМ В РОССИЮ ХРИСТИАНАМ
Козлов

Милостивый государь мой Андрей Дмитриевич! Переселенные из Крыма ныне российские императорские христиане, для их собственных потребностей по вексельным долгам, забранию некоторого скота, или иного какого имения, паче по коммерции, как в протчих России союзных областях, должны в сей полуостров (исключая дезертиров) иметь невозбранной въезд. По материи сей уповаю, ваше высокоблагородие, светлейшему хану, особливо коммерции, толь подвластным ему странам полезной, благовидные меры к напоминовению употребить изволили. Замена долгов его сиятельству, здешнему Газы-султану, может быть похвальною, но не иных каких, о чем к известию мне ожидая, милостивый государь мой, вашего уведомления, по сказанным долгам, хотя я разноместно о вспомоществовании внушил, но как сие до вашего характера, то удовольствие с разверстаниями оных благоволите иметь на вашем полном попечении. Вашего высокоблагородия благомудрый отзыв о таманских и ейских однородных протчим христианах уважен моим донесением его светлости князь Григорью Александровичу, как усмотреть изволите, и пр. Тоже и что до выезда зимующих бывших крымских христиан, требуемого ныне господином азовским губернатором из соответствия к нему. Пребываю с совершенным почтением.

Милостивый государь мой, вашего высокоблагородия покорнейший слуга

Александр Суворов

Архив ВПР МИД СССР, ф. 123/2, д. 261, л. 168 и об. Подлинник.

№ 150
1779 г. марта 1. — РАПОРТ А. В. СУВОРОВА П. А. РУМЯНЦЕВУ ОБ ОТКРЫТИИ С ПОЛОВИНЫ МАЯ В КРЫМУ БРИГАДНЫХ ЛАГЕРНЫХ СБОРОВ

№ 32

Козлов

Состоящим в здешней команде войскам, по близости их расположениев, приказано мною выступить в их местные лагери в половине апреля, а в половине мая соединитца отчасти в бригадные, га оставлением в укреплениях настоящего количества. Под Бакчисарайским же [укреплением] баталион из четырех рот мушкатер, из которых в ханском дворце и приличных местах содержаны будут караулы; при особе светлейшего хана баталион из дву гранодерских и дву мушкатерских рот с одним Ахтырским эскадроном. Пехота второй бригады расположитца при устье Малого Карасу, и к тому времяни прибудет к ней на правое крыло Таганрогской драгунской полк; на левом Екатеринославские эскадроны три, тоже третья бригада влеве под Салгирским укреплением, к ней прибудут четыре Ахтырских эскадронов. Казаков приличные отделении. Первая бригада, за выступлением в часть войск команды господина генерал-порутчика князя Багратиона, первой, второй Московские полки, квартирующие в Козлове, под оным с половины апреля, чрез месяц, отойдет первой Московской к шанцу на стрелке близ соленых озер для наблюдения второй части сей бригады Ахтмечетской пристани, [в]место Суздальского. По четвертой бригаде Белевской пехотной полк под Ениколем. Збуривской деташемент в его месте. В лагерях происходить будут маневры и эволюции, поелику на то обстоятельствы дозволят.

На основании сего командиру Кубанского корпуса от меня предложено[258].

Генерал-порутчик Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 223, л. 41. Подлинник.

№ 151
1779 г. марта 1. — ОРДЕР А. В. СУВОРОВА В. В. РАЙЗЕРУ С УКАЗАНИЕМ НА НЕДОСТАТКИ В ЕГО ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И НА НЕОБХОДИМОСТЬ ИХ УСТРАНЕНИЯ

№ 38

В Ставропольской крепости с оказующим усердие к российской стороне касайским Арслан-Гиреем виделся я: сему, как его братьям Гаджи- и Мурат-Гиреям и отцу их Казы-Гирей султанам, ваше превосходительство, оказывайте особливые ласковости. Его, Арслан-султана, и с ним мурз Мамая и Шагин-Гирея я одарил, а сверх того при сем посылаю ему, Арслан-султану, золотые часы, мурзам же сим по серебряным; извольте их к ним доставить чрез господина бригадира Гинцеля. Он паки, как известно, вывел из захваченных под Всесвяцким ф