Крысолов (Цветаева)/Напасть

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Крысолов — Напасть
автор Марина Ивановна Цветаева (18921941)
См. Крысолов. Дата создания: март — ноябрь 1925. Источник: «Наследие Марины Цветаевой»

НАПАСТЬ
(Глава третья)

Тётки-трещотки,
Кухарки-тараторки,
— Чепцы, кошёлки —
Бабки-балаболки.

— Сала для лекаря!
— Трав для аптекаря!
— Свежего, красного
Лёгкого для пастора!

— По — следней дойки!
Девки-маслобойки.
— Ядрёной крупки!
Стряпки-мясорубки.

— Счастья, здоровья,
Сил на три месяца!
— Свежих воловьих
Жил для ремесленников!

Тётки-трещотки,
Торговки-горлодёрки
— Кофты на байке —
Хозяйки-всезнайки.

— Све — жая требуха!
— Жи — во́го петуха!
— Масляна, не суха!
— Се́рд — ца для жениха!

— Сливки-последки!
Соседки-добросердки.
— Свежего! с ледничку!
Советницы-сплетницы.

— Взвесь, коль не веришь!
— Жарь — не ужарится!
— Гу — синых перьев
Для нотариуса!

— О́ — вощи да с гряды!
— Со́ — вести для судьи!

Кур — ки-цесарки,
Невесты-перестарки,
Свежи́, с постельки
Вдовицы-коротельки.

— Мни, да не тискай!
— Рдянь — не редиска!
— По — лушка с миской!
— Мозгов для бургомистра!

— Что́ хотите, то берите!
Подолы́, капора́.
Поварихи-разберихи,
Румяные повара.

Но — сы приплюснутые:
— Чего бы вкусненького?
Ла — дошки — ширмочками:
— Чего бы жирненького?

Выловить.
Выудить.
Выведать.
Выгадать.

— Все́ чехлы посняли с кресел!
— А гостей! А гостей!
— Нынче пекарева крестят!
— Новостей! Новостей!

Язвы-тихони.
Один в трахоме
Глаз, другой — пенится.
Сидни-кофейницы.

— Женишка-то, чай, постарше!
— А наряд! А наряд!
— Говорят, что у почтарши…
— Говорят… Говорят…

Язвы-шнырялы,
Кляузы-обмиралы,
— На́ площадь сор неси! —
Козни-цикорницы.

— Нацепил зелёный галстук!
— Ловелас! Ловелас!
— Мясник с тёщей поругался!
— А у нас! А у нас!

Ред — ко — сти…
Хит — ро — сти…
— Kxe-кxe-кxе…
— Кхи-кхи-кхи…

— Бургомистрова-то Грета!
— Не того! Не того!
— Третью ночь сидит до свету!
— Каково? Каково?

— Свечку жжёт…
— Век свой жжёт…
— Счастья ждёт…
— В гроб пойдёт…

— Скатертей однех — с три пуда!
— Чай, одна! Чай, одна!
— Ни за кем, отцу, не буду.
— Не жена! Не жена!

— Грех-таки…
— Стыд-таки…
— Кхе-кхе-кхе…
— Кхи-кхи-кхи…

— Поглядеть — одне костяшки…
— Не в соку! Не в coкy!
— К нам на кашку! К нам на чашку
Кофейку! Кофейку!

Клуб
Женский — закрыт:
Суп
Перекипит.

= = =


Город грядок
Гаммельн, нравов
добрых, складов
полных —

Мера! Священный клич!
Пересмеялся — хнычь!
Перегордился — в грязь!
Да соразмерит князь

Милость свою и гнев.
Переовечил — хлев,
Перемонаршил — бунт:
Zuviel ist ungesund[1].

В меру! Сочти и взвесь!
Переобедал — резь,
(Лысина — перескрёб),
Перепостился — гроб,

Перелечил — чума!
Даже сходи с ума
В меру: щелчок на фунт:
Zuviel ist ungesund.

В меру и мочь и сметь:
Перезлословил — плеть,
Но и не перегладь!
— Только не передать! —

Не пере-через-край!
Даже и в мере знай —
Меру: вопрос секунд.
Zuviel ist ungesund.

В меру! Im rechten Mass![2]
Верный обманет глаз.
В царстве — давно — химер —
Вера и глазомер.

Мера и сантиметр!
Вот он, разумных лет
Лозунг, наш тугендбунд.
Zuviel ist un —

Не красоты одной — сало, слышишь? —
Вреден излишек.

Переполнения ж складов — рисом —
Следствием — крысы.

Саго, и сала, и мыла — в меру,
Господи, да́руй!
Так и гремит по всему базару:
«Склады-амбары».

Так, чтобы в меру щедрот: не много
Чтоб, и не мало.
Так и гудит по живому салу:
«Склады-завалы»[3].

К вам, сытым и злым,
К вам, жир и нажим:

Злость сытости! Сплёв
С на — крытых столов!
Но — в том-то и гвоздь! —
Есть — голода злость.

Злость тех, кто не ест:
Не есть — надоест!
Без — сильных не злобь!
(Кры — синая дробь).

Злость тех, кто не сыт:
Се — годня рысит,
А завтра — повис.
(Кры — синая рысь).

(Скороговорка):


Не сыт и не спит,
(Крысиная сыпь),
По сытеньким — прыг,
(Крысиная прыть).

Дом. Склад.
Съе — дят
До — крох.
(Крысиный горох).

3ря — кpaл,
Зря — клал,
Зря — грёб
(Крысиный галоп).

Глав — глад —
Крысиный набат.
Глав — гвалт —
Крысиный обвал.

Куль! Рвись:
Глав — крыс!

= = =


А над кулём-то, а над мешком-то —
Точно над трупом!
И перекатывается круто:
«Крысы да крупы».

(Твой зуб,
Главкруп!)

Докраснобайствовались, мессии
Низшего класса!
Так и свистит по живому мясу:
«Крысы-запасы!»

(Твой всхлёст,
Главхвост!)

= = =


— Присягай, визжат, главглоту!
— Взяли склад, дай им глаз!
— Всю́ ночь топали, как рота!
А у нас! А у нас!

— Ушки! Замашки!
— Занды[4] карноухие!
— Все́-то бумажки
Взрыли, перенюхали!

— Присягай, визжат, главблуду!
— Думал — горсть, смотришь — рать!
— Самого, визжат, на блюде
Бургомистра подать!

Эка кру́говерть
Карноусая!
Все-то пуговицы
Пообкусывали

Штанные!
— Schande![5]
— Schande нам!
— Банды!

— Мастера́ — усы-то салить!
— Ты им: ой! они: бей!
— У нас Библию: на палец,
Дескать — сала на ней!

— Ух, бессовестные!
— Ух, нахрапистые!
Все́-то соусники
Перепакостили!

— Не спасут, визжат, молебны!
— Ты им: Gоtt![6] они: глав!
— Весь по буковкам судебный
Растащили устав!

— Ух, нахрапистые!
— Ух, обшарпанные!
Все-то сахарницы
Пообхаркивали!

— Целый мир грозятся стрескать!
— Солнцеверт! — Мозговрат!
— Из краёв каких-то русских,
Кораблём, говорят.

— Граждане!
К спайке!
Schande нам:
Шайки!

Ни торгов от них, ни сна нет:
Ты им: ррраз! они — сто!
«Голов сахарных не станет, —
А купецки на што?»

— Мало этого-то:
Рукой писаные
Все́-то летописи
Поо —

— Присягай, визжат, главсвисту!
— Уж и стыд! Уж и страмь!
— Не совсем, с лица, на крыс-то…
— Да уж крысы ли впрямь?

— Лысины!
— Пасмы!
— Слыхано ль?
В красном!

Предиковинный сорт!
Ты им: Бог, они: чёрт!

Скок — на башенный шпиц!
Ты им: Herz[7], они: цыц!

Ты им: чин, они: чушь!
Ты им: пиль! они: куш!

Ты им: стой! они: при!
Ты им: три! они:
— пли!

Коль не бос — кровосос,
Коль не бит — паразит,

— А язык!
— А язык!
— А язык!
— А язык!

У нас: Brot[8], у них: прод,
И язык не берёт!
Думал: сдох, смотришь: прёт, —
И мышьяк не берёт!

У нас: взлом, у них: Ком,
У нас: чернь, у них: те́рн,
Наркомчёрт, наркомшиш, —
Весь язык занозишь!

В новый мир, дескать, брешь:
Не потел — так не ешь,
Не пыхтел — так не ешь,
Не пострел — так не ешь.

До поры, дескать, цел:
Не потел — под расстрел,
Не хотел — под расстрел,
Не пострел — под расстрел!

(Тоном обвинительного акта):


В воровстве.
В кумовстве.
В шельмовстве.
В колдовстве.

(Тоном заговора):


— Все́ мы белые?
— Все.
— В чём же дело?
— В словце.

(Силясь выговорить):


Не терял.
Начинал.
Интеграл.
Интервал.

Наломал.
Напинал.
Интерна —
цио…

— Сказок довольно!
Слушать герольда!
Всех, кто отчизне — сын,
Оповещаю сим…

Не углубляясь в частности:
Гаммельн в опасности!

Горний и дольний!
Слушать герольда!

Все́ и семижды все́,
Знайте: на волоске

— Вот уже рвущемся —
Наше имущество,

Слава и класс,
Граждане, глас

Девы, словес не тратящей:
Постановление ратуши:

«Будь то хоть бес, хоть жид,
Тот, кто освободит

Город от тьмы крысиной,
В дом бургомистра — сыном

Вступит — прошу понять:
Сын означает: зять.

(Треск барабанный.)
В Гаммельне… аnnо

Domini…»[9].

= = =


В тот же час — вините будочника:
Что ж он не усторожил?! —
В город медленно входил
Человек в зелёном — с дудочкой.

Примечания

  1. Излишество вредно (нем.).
  2. В меру! (нем.).
  3. В последующих строках ударяются слоги: первый, второй и последний (примечание М. Цветаевой).
  4. Убийца Коцебу (примечание М. Цветаевой).
  5. Позор! (нем.).
  6. Бог! (нем.).
  7. Здесь: сердечный, дорогой (нем.).
  8. Хлеб (нем.).
  9. В лето Господне (лат.).
  • Тугендбунд (нем.) — здесь: принцип (обыгрывается название тайного общества, возникшего в Германии начала XIX века против власти Наполеона — «Союз добродетели»).
  • Убийца Коцебу — немецкий писатель Август Фридрих Коцебу (1761 — 1819) был убит студентом богословия, фанатиком Карлом Людвигом Зандом (1795 — 1820).
  • Герольд — лицо, назначенное для объявления важных событий.