Кто научил меня (Новиков-Прибой)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Кто научил меня
автор Алексей Силыч Новиков-Прибой (1877—1944)
Опубл.: 1928[1]. Источник: А. С. Новиков-Прибой. Собрание сочинений в 5 томах. — М.: Правда, 1963. — Т. V. — С. 303—304.


К 25-летию со дня смерти Станюковича

Перед тем как кончить морской кадетский корпус, К. Станюкович, зараженный тогда либеральными идеями шестидесятых годов, решил бросить морскую карьеру и поступить в университет. Против такого желани восстал его суровый отец, «грозный адмирал». Мало того, последний обратился в морское министерство с просьбой, чтобы сын его был немедленно назначен в дальнее плавание. Просьба адмирала была уважена. Семнадцатилетний юноша не мог не подчиниться своему отцу. За пологода до выпуска в офицеры он на корвете «Калевала» отправился в кругосветное путешествие. Вернулся К. Станюкович в Петербург только через три года, сменив за это время несколько кораблей. Можно безошибочно сказать: если бы в жизни К. Станюковича не произошло такого случая, он не вошел бы в историю русской литературы так крепко и основательно. Три года плавания и в тропических водах и в холодных, посещение иностранных портов, столкновения с разными типами моряков дали ему достаточно материала, чтобы потом, после двадцатилетней литературной деятельности, будучи уже в ссылке в Сибири, выступить в печати с прекрасными морскими произведениями. С тех пор и до конца жизни своей (1903) он не переставал изображать корабельную жизнь и морскую стихию. И все морские рассказы, выходившие из-под его пера, настолько были свежи и сочны, настолько возвышались в художественном отношении над его прежними «сухопутными» тенденциозными романами, что прежний молодой и задорный Станюкович меркнет перед пожилым Станюковичем. Представляется, что на морские темы он писал с особой любовью, тщательно отделывая каждую свою новую вещь, украшая ее самоцветами своего таланта. Вот почему имя его как мариниста стало так популярно средичитающей публики.

Немало у нас писателей пыталось быть маринистами: Даль, Марлинский, Беломор, А. Черный, лейтенант Свистунов, барон Косинский, П. Елисеев, С. Гарин и другие, но мало кто знает о них. Все они, вместе взятые, представляют собою слабые подголоски при ярком певце морей и океанов. Говоря о море, нельзя не вспомнить Станюковича — настолько имя его вросло в сознание читающей публики.

Впервые я познакомился с морскими произведениями этого писателя, плавая на крейсере «Минин». Один лейтенант, отличавшийся от других офицеров хорошим обращением с матросами, человек весьма культурный, заметил, что я почти не расстаюсь с той или иной книгой, пряча ее во время работы за пазуху просторной форменной рубахи. Это его заинтриговало. Раза два он поговорил со мною, а потом, узнав, что скудная библиотека, предназначенная для матросов, не удовлетворяет меня, начал снабжать меня книгами из офицерской судовой библиотеки. Вот тогда-то и удалось мне достать полностью морские произведения Станюковича. Сидя на баке или примостившись где-нибудь около пушки, я читал и перечитывал из под всплески волн, под свист капральских дудок, под хлесткую ругань матросов. Вернее, я ничего не слышад. Я находился весь во власти очарования этих изумительных и никогда незабываемых морских рассказов…

Помню, какое неотразимле впечатление произвели на меня такие вещи, как «Грозный адмирал», «В шторм», «Морской волк», «Вестовой Егоров», «Ужасный день», «Мрачный штурман», «Матросский линч».

Если Станюкович со своими морскими рассказами до сих пор дорог для всех, кто любит русскую литературу, то для меня, как для моряка, он дорог вдвойне.

Еще ближе, роднее стал он мне, когда я начал пописывать. Это он научил меня, как нужно пользоваться морским материалом и разговорной речью, это он увлек меня писать на морские темы.

Примечания[править]

  1. Статья к 25-летию со дня смерти писателя Константина Михайловича Станюковича опубликована в газете «Читатель и писатель» № 20 за 1928 год от 19 мая.


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние.
Произведение написано автором, умершим более семидесяти лет назад, и опубликовано прижизненно, либо посмертно, но с момента публикации также прошло более семидесяти лет.