К чему приводит распыление огневых средств (Олендер)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

К чему приводит распыление огневых средств
автор Пётр Моисеевич Олендер (1906—1944)
Опубл.: 3 октября 1942 года. Источник: «Красная звезда», № 233 (5297), с. 2


(От специального корреспондента «Красной звезды»)

В современном бою, насыщенном большим количеством огневых средств, продвижение атакующих пехотных подразделений зачастую невозможно без собранного в кулак сильного огня. Стремительность атаки достигается, главным образом, сосредоточением всех огневых средств, начиная с винтовок и кончая авиацией, на одном определенном участке главного удара. Распыление этих средств нередко влечет за собою вялость наступления и даже полное замирание его. Рассмотрим этот вопрос на конкретном примере опыта последних боев.

Батальон, которым командует капитан Коляда, действовал на одном участке под Сталинградом. Ему было приказано овладеть высотой, на которой засел противник. Местность — ровная, поросшая ковылем степь. Здесь уже три дня шли бои, причем наши бойцы, приближаясь к высоте, встречали сильное огневое сопротивление. Предшествующие вылазки разведчиков дали некоторое представление о немецкой обороне. Было известно местонахождение трех станковых пулеметов, одной минометной батареи, нескольких противотанковых орудий и, наконец, артиллерийской батареи противника.

Командир полка решил подавить выявленные огневые точки до начала атаки. Для этого он выделил часть артиллерии, которая с началом атаки переключалась на борьбу с вражескими батареями. Другая часть артиллерии, имеющейся в распоряжении полка, придавалась батальону, атакующему высоту. Таким образом, командир батальона получил в свои руки большую огневую силу. Важно было правильно использовать ее, чтобы подавить и уничтожить те огневые точки, которые появятся в процессе боя. «Не распыляйте сил», — предупредил капитана командир полка.

Капитан Коляда был очень рад, что на этот раз у него, помимо своих сил, есть и артиллерия. Он решил держать ее в своих руках, давая огонь по заявкам командиров рот, а остальные огневые средства распределить, дав каждой роте одинаковое количество минометов и пулеметов. Теперь оставалось наметить направление удара. Капитан решил наносить его слева, где имелся более удобный подход и был замечен всего один станковый пулемет противника. Туда капитан направил две роты с танками, а справа сковывал противника одной ротой.

Так родился приказ о том, что первая рота атакует высоту с северо-­запада, вторая с поддерживающими танками — с северо-­востока, а третья движется уступом за второй ротой. Командир батальона полагал: поскольку с северо-­востока у него больше бойцов и еще имеются танки, то этого достаточно для удара и силы его не распылены. Между тем, раздав по ротам все пулеметы и минометы, он уже распылил свои силы. Правда, там, где он наносил удар, у него было больше огневых средств, чем на сковывающем направлении, но все же огневой кулак, способный сломить сопротивление врага, не был создан. Не оказалось у командира батальона и огневого резерва. Все это дало себя почувствовать в бою.

Началось наступление. Сосредоточенная в руках командира полка артиллерия стала обрабатывать выявленные заранее огневые точки. Артиллеристы обрушили огонь всех орудий на вражескую батарею и этим помогли батальону выйти на исходное положение. Затем их огонь был перенесен на немецкие минометы и наконец на противотанковые орудия. Массированный огонь сначала по одному объекту, потом по другому, по третьему позволил действительно подавлять огневые средства врага, а не обмениваться с ним снарядами. Но вот и исходное положение. Здесь уже требовалось, чтобы батальон своими и приданными средствами прокладывал себе дорогу, тем более, что наша артиллерия завязала борьбу с только что обнаружившими себя вражескими батареями. Настала пора огнем пробить брешь в обороне противника для пехоты и танков.

В это время к командиру батальона прибыла по телефону первая заявка на артиллерию. Ее дал командир сковывающей первой роты. «Миномет противника мешает продвижению, — докладывал он. — Миномет находится, очевидно, в створе с желтым бугром, точно место не обнаружено». Командир батальона дал выговор за то, что не обнаружили местонахождение миномета, но одновременно приказал частью артилле­рии «подавить противника, мешающего продвижению первой роты». Два орудия начали бить по площади. Вместе с ними открыли огонь приданные роте минометы. Немецкий миномет замолчал. Бойцы поднялись, пробежали метров сто, но тут опять стали падать мины.

Между тем комбат торопил вторую роту. Ко второй роте подошли танки. Они миновали боевые порядки взводов и, ведя огонь перед собой, пошли в атаку. За ними двинулась пехота. В ту же минуту по машинам был открыт огонь молчавших до сих пор хорошо замаскированных противотанковых пушек неприятеля. Затем, чтобы отсечь нашу пехоту от танков, заговорило несколько ручных пулеметов обороны, открыли стрельбу немецкие автоматчики. Тут командир второй роты повторил ошибку комбата, распылив свои огневые средства. Его минометные и пулеметные расчеты начали стрелять кто куда вздумал. Танки не смогли пробиться в глубь обороны противника, пехота залегла.

Ввел в бой свои огневые средства и командир третьей роты, которая подверглась огневому нападению нескольких минометов. Капитан Коляда видел, что его ударная группа не прорвется без помощи артиллерии и часть пушек необходимо выдвинуть на открытые позиции для стрельбы прямой наводкой. Он так и сделал. В то же время оставшиеся у него орудия открыли огонь по противотанковым пушкам с закрытых позиций. Но эффект получился незначительный, так как большинство орудий не принимало участия в этом деле. Конечно, враг понес потери и его огонь ослабел, но все же этот огонь не был подавлен настолько, чтобы танки, а вслед за ними вторая и третья роты смогли бы одним рывком преодолеть пространство до противника и прорвать его оборону.

Поздно вечером батальон все еще находился на прежних позициях. За день немцы подтянули к высоте новые орудия, и нашей артиллерии становилось труднее бороться с ними. У врага появились новые пулеметы и минометы, прилетела его авиация. Внезапность атаки была потеряна из-за того, что капитан Коляда и некоторые другие командиры разбросали свой огонь, а не сконцентрировали его в месте главного удара.

Описанный пример не единичен. У нас многие командиры в той или иной мере распыляют свои огневые средства. Причем нужно подчеркнуть: каким бы концентрированным ни был огонь, которым управляет старший начальник, если наряду с этим огонь взвода, роты, батальона распыляется, то наступление будет проходить медленно, войска будут топтаться, потери увеличатся. В современном бою даже от командира самого малого подразделения требуется, чтобы он намечал пункт главного огневого удара и сосредоточивал здесь бо́льшую массу своего огня.

Капитан П. ОЛЕНДЕР.
СЕВЕРО-ЗАПАДНЕЕ СТАЛИНГРАДА.


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России согласно ст. 1281 ГК РФ, и в странах, где срок охраны авторского права действует на протяжении жизни автора плюс 70 лет или менее.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.