МЭСБЕ/Гегель

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Гегель
Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ганьер — Гекторевич. Источник: т. I, вып. 2 (1907): Гальванохромия — Кившенко • Другие источники: ЕЭБЕ : ЭСБЕ : ADB : Britannica (11-th)
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Гегель (Hegel), Георг-Вильгельм-Фридрих, знаменитый немецкий философ (1770—1831) учился в тюбингенском унив., с 1801 доцент в Венском унив.; 1808 директор гимназии в Нюрнберге; 1836 профессор в Гейдельберге, 1818 профессор в Берлине (до смерти). Главные труды: «Phanomenologie des Geistes» (1807), «Wissenschaft d. Logik» (1812—16, научное обоснование всей философской системы Г.), «Encyclopadie d. philosoph. Wissenschaft» (1817), «Grundlinien d. Philosophie d. Rechts» (1821, идеализация и возвеличение прусск. государствен. системы). Основная мысль философии Г. — тождество бытия и мышления, которое раскрывается путем диалектического процесса. В основании всего лежит духовный принцип, в кот. все вещи должны найти свое окончательное объяснение; это — единство самосознания, универсальный абсолютный разум, определяющий собою как законы космические, так и законы человеческого общежития. Абсолютное представляют собою идеальный логический процесс своего последовательного самораскрытия, которое достигает своей конечной ступени в разумном существе — в человеке. Все действительное есть изображение этого процесса; всякое бытие — воплощение и проявление разума; отсюда полное тожество между истинным бытием и чистым разумом и знаменитое утверждение Г.: «что разумно, то действительно, и что действительно, то разумно». Философия является целью мирового процесса она есть самопознание абсолютного разума в человеке, и задача её — познание этого абсолютного.

Содержание знания, в форме логических понятий, диалектически развивается из себя в полную внутренне связанную систему; ибо понятие не остается тем, что оно есть, а в силу заключающегося в нем противоречия переходит от положения к противоположению и от него к соединению; таким образом, оно проходит три момента: 1) утверждение понятия в ограниченности, как положительного или истинного-тезис: 2) самоотрицание понятия, вследствие внутреннего противоречия между его ограниченностью и тою истиной, которую оно должно представлять — антитезис; 3) разрушение этой ограниченности и примирение понятия со своим противоположным в новом, высшем, то есть более содержательном, понятии — синтезис. В этом всепроникающем и всеобразующем процессе, движении, весь смысл и вся истина существующего. Диалектический процесс рассматривает абсолютное сначала в самой отвлеченной логической форме, потом в его отражении в и природе, наконец, в наивысшей форме духа; отсюда три части системы: логика, философия природы, философия духа, которые в то же время ступени развития самого абсолюта. В третей части системы дух рассматривается как субъективный, объективный и абсолютный. Субъективный дух рассматривается в зависимости от природы (антропология), в его внутреннем развитии (феноменология) и в его конкретном быте (психология). Дух, достигший истинного познания и свободы становится объективным. Это выражается в форме права и нравственности. Нравственность есть высшая ступень объективного духа, представляющая тождество блага и воли. Право и нравственность проявляются в семье, обществе и государстве. Абсолютный дух проявляется, восходя по ступеням от отражения, отблеска, до адекватного выражения, в искусстве, религии и философии. История представляет собою процесс развития в человечестве абсолютного разума, который лишь постепенно, переселяясь от одного народа к другому, вырабатывает в себе знание того, что он такое сам по себе, и каждый отдельный народ в известное время его носитель на данной ступени развития.

Историческая жизнь абсолютного разума начинается на Востоке и заканчивается в германском народе, так как только германский дух оказался способным постичь абсолютную истину, и абсолютное находит, наконец, возможность осуществить свою конечную цель — самопознание. Так. образом, у Г. получается очень стройная картина истории человечества, но в то же время и крайне произвольная, так как он принимает в расчет только те нации, какие ему нужно, и настолько, насколько это ему нужно. Критики философии Г. указывают на бездоказательность основного исходного положения его системы: тожества бытия и мышления; диалектический процесс устанавливает искусственные схемы, но отнюдь не является продуктом развития, лежащего в самой природе вещей. Нельзя, однако, отрицать, что философская система Г. заключала в себе много плодотворных идей. Углубление понятия универсального процесса развития, объединяющего жизнь природы и духа, приковало к учению Г. умы нескольких поколений. Ученики Г. занимали в 1830—40 гг. кафедры философии во многих университетах Германии и др. стран.

Вскоре после смерти Г. в его школе произошел раскол из-за религиозн. допросов. относительно которых Г. высказался недостаточно определенно; школа распалась на старогегельянскую (т. н. «правую»; сюда принадлежат Гешель, Габлер, Гинрикс и др.) и младогегельянскую (т. н. крайнюю левую Михелет, Штраус, Фейербах, Бауер и др.); между ними стоят: Розенкранц, Эрдманн, Шаллер и др. Толчком к расколу послужило появление книги Штрауса, «Жизнь Христа», и спор касался, гл. образом, учения о Боге, о личном бессмертии и тому подобн. Правая решала эти вопросы в духе христианского теизма; левая же проводила более пантеистические взгляды. В 1848 философ. вопросы уступили место интересам социально-политическим; и в этой области влияние гегелевских идей сказалось в воззрениях Карла Маркса и Лассаля. Гегельянство имело своих представителей и в России; на идеях Г. воспиталось миросозерцание двух самых выдающихся кружков 1840-х гг. — «славянофилов» и «западников». Особенно под его влиянием были западники (Станкевич, Белинский, Герцен и др.); но и славянофилы (Хомяков, Киреевский, Самарин, позже Данилевский) усердно изучали гегелевскую философию, хотя и приходили на основании ее к совершенно другим, прямо противоположным выводам, нежели западники. Крупнейшими последователями Г. являются Г. Редкин и Б. Чичерин. Полное собрание соч. Г. (посмертное) 1832—45 в 18 т.; «Briefe», изд. 1887. Лучшая монография о нем Kuno Fischer (1901), затем Rosenkranz (1844—70), Haim (1857), Barth (1890). Переведены на русский яз.: «Энциклопедия философск. наук», пер. В. Чижова: ч. I, «Логика» (М. 1861); ч. II, «Философия природы» (М. 1868); ч. III, «Философия духа» (М. 1864); «Курс эстетики», пер. В. Модестова (М. 1859—60). — О Г.: Гайм, «Г. и его время», пер. Соляникова (СПБ. 1861); Кэрд, «Гегель», пер. кн. С. Н. Трубецкого (М. 1898); Е. Соловьева, «Г. Гегель» (1891).