Молодец (Цветаева)/Под порогом

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Мо́лодец — Часть первая : Под порогом
автор Марина Ивановна Цветаева (18921941)
См. Мо́лодец. Дата создания: 1922, опубл.: 1924[1]. Источник: «Наследие Марины Цветаевой»


5

ПОД ПОРОГОМ


Уж плясано, плясано!
Уж топано, топано!
Все головы — масляные,
Красные, потные.

Платочками-всплёсками,
Прижимками-шашнями.
Один только вдовствует!
Рубаха кумашная.

Ан и настежь — двёрочка:
Мороженый дых.
Да голосом обморочным:
— Здравствуй, жених!

Поклон долог,
Оскал страшен.
— Мать под полог
Ушла, — вспляшем!

Девки разом
В разгон — с плачем.
— Одним глазом
Глядит, — вспляшем!

Красна свадьба!
Чего краше!
Дочка мать продала, —
Вспля —

То не плат белый вьётся —
Душа с телом расстаётся.

— Очнись! — Не хочу!
Пляша душу испущу!

— Беги, девка, из хаты!
Спасай душу! — Тваму брату

И так хороша!
На кой мне душа!

Не пожар тушу,
Свою смерть пляшу
С гикотом! С топотом!

Головнёй пышу!
Головой к плечу:
Шёпотом, шёпотом!

Оттого что клад
Закопали в тай:
Жемчугом! Золотцем!

Оттого что ад
Мне кромешный — рай:
С мо́лодцем! С мо́лодцем!

Не метель — клочья крутит:
Девка с молодцем шутит.

Не пожар — стёклы бьёт:
Парень к девице льнёт.

Невестынька!
Стряхни мечту!
Гони версту!
Беги к попу!

Что ведаешь —
Всё выложь в раз!
Вскачь, девонька!
Последний час!

Не хочу твоей раны!
— Ад с тобой — сад румяный!

— Не хочу твоей пены!
— Смерть с тобой — жемчуг ценный!

Не избыть такой нежбы!
Выплясали из избы.

Лесной стравы опилась!
Двор переплывают в пляс.

— Ты мне князь! Ты мне храм!
Пляшут, пляшут к ворота́м.

— Отступись! — Лют жар! — Всю выжму!
Пуще жизни! — Пуще жизни!

— Дождалась! — Конец! — Всё стерпишь?
Пуще смерти! — Пуще смерти!

И на́ голову — в самый спор
Литого олова топор

По темени: в последний пляс
Земного времени приказ

— и —

— Крестом да кадилом
Говори — ходила?

На тайное дело
Говори — глядела?

Глаза вски — ды — вает.
— Была-видела? — Нет.

Ну так знай, стойка,
(А из глаз — тоска

В три ручья да сплошь!)
Нынче в ночь помрёшь.

Зуб о заступ —
Лязг.
Как сказал —
Так сгас.

= = =

Лежит девица
Как в церкву убранная.
Ровно деревце
В цветенье — срубленное.

В три полотнища
Простёрлась, в строгостях.
Да нейдёт ещё
Душа из рёбрышек.

Сон-не сон, лежит,
Да плоть-не плоть, лежит,
Ни кость-ни вздох, лежит,
Да ждёт-пождёт, лежит.

По жилам — унывная
Жаль, ровно дудочка.
Всё такое дивное,
Чудное чудится.

Ровно не на лавочке
Лежит: в цветах-в шелестах.
Ровно не жила ещё:
Дед с бабкой не спелися!

Под горькой осиною,
С ручьями, с пчёлами.
Все цветочки синие,
Она — что полымя!

Под горькой осиною,
Где странник путь держал.
Все цветочки синие,
Она — что уголь-жар.

За той потянуся,
Что меж русых — руса,
Вкруг той обовьются,
Что меж Люб —

— Сплю, не трожь!
— Жжём-не ждём!
Вкруг роскошества —
Шмелем.

— Час да наш,
Ад мой ал!
К самой чашечке
Припал.

— Конец твоим рудам!
Гудом, гудом, гудом!

— Конец твоим алым!
Жалом, жалом, жалом!

— Ай — жаль?
— Злей — жаль!
С одной пей!
Ай, шмель!

Во — весь
Свой — хмель
Пей, шмель!
Ай, шмель!

— Смекай, румяниста,
Всех кровинок — триста.

Держи, бережлива,
Одну на разживу:

Чтоб той реченькой да вспять
Было нам с чего начать.

Замок да печать.

Свежей прежнего да встать —
Нельзя помнить, велю спать.

Замок да печать

Чтоб и в самом сонном
Сне тебя не вспомнил,
Велю: цвети скромно.

Чтоб за самим князем
Встрев — тебя не сглазил,
Велю: гляди на́-земь.

Наших встреч — счётом пять:
Зерном лечь, цветком встать.

Цветок красен, листок зелен,
Дай тебя уколыбелю
На всю вечность-неделю.

Чтобы ноженьками в двери
Проносить тебя не смели,
Панихиды не пели.

Чтобы с дедами-с отцами
Под крестом тебе не стлали,
Вверху камня не клали.

Раз да раз — пять разов:
Перед Богом— пять годов.

Твоих бед — пять возов:
Без обедни — пять годов.

В царстве небесном
Девки — все русы!
Спишь ли, невеста?
Спишь ли, Маруся?

В царстве небесном
Овцы — все целы!
Спи, моя белая!
Больно не сделаю!

Нагадали тебе девки перемену:
Побелела моя радость, побелела.

Наплясали тебе девки покрывало,
Отпылала моя радость, отпылала.

Зубки — что скалишь?
Аль уж вдовца
Праздную? — Аль уж
Кровушка вся?

Над вздо́шным над склоном —
Звоном, звоном, звоном!

Над сердцем над впалым —
Жалом, жалом, жалом —

Ай, в самую сердь!
Продай, моя —

= = =

То не бусинки
Вокруг жемчужинки:
Над Марусенькой
Толпой — подруженьки.

Тяжело, небось!
(Небось, со всякой ведь…)
Таку молодость
Стоять-оплакивать.

Росла, правильная,
Цвела, пламенная.

Зачем спаивали?
Зачем сманивали?

Мести б тебе гладенько,
Цвести б за князенькой.
Хошь для ради празднику
Раскройтесь, глазыньки!

В платочке голубеньком,
Дарила б рубликом…
Раскрой, девка, губоньки,
Скажись, голубонька!

Не считавши
До трёх
Из-под савана — вздох.

На всех разом
Да в ряд
Из-под савана — взгляд:

«Как я грешница великая пред Богом —
Проносите меня, девки, под порогом.

Как я с нежитью и в смерти неразрывна —
Хороните меня, девки, на развилье:

В снегах, без креста».
Сказав — отошла.

= = =

Греши с Богом!
Земля скроет!
Под порогом
Яму роют.

Прощай! Трогай,
Сустав-хрящик!
Под порогом
Тело тащат.

Как из хаты той безглазой
Выносили троих разом:

Двоих — правильной дорогой,
А Марусю — под порогом.

Как на отдых тот на грозный
Проносили троих — розно:

Двоих — в садик во крестовый,
А Марусю — во просторы.

В те простор — ны — и.




Примечания

  1. Впервые — отдельной книгой в издательстве «Пламя» (Прага, 1924). Приводится по прижизненному изданию.


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России согласно ст. 1281 ГК РФ, и в странах, где срок охраны авторского права действует на протяжении жизни автора плюс 70 лет или менее.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.