НЭСГ/Щапов, Афанасий Прокофьевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Щапов, Афанасий Прокофьевич, изв. историк, род. в 1830 г. в Иркутской губ. Отец его был простой сельский дьячек, а мать — бурятка. Пройдя с большими материальными лишениями местную семинарию, Щ. был отправлен на казенный счет в казанскую духовн. академию, где и окончил курс (в половине 50-х гг.). Вскоре после того он был назначен в ней профессором русской истории, а в 1860 г. его пригласили на ту же кафедру в казанский университет. Здесь его лекции на первых же порах обратили на себя всеобщее внимание и заставили говорить о нем целый город. Новизна воззрений, страстная преданность трактуемому предмету и глубокая убежденность, отличавшие Щ-а в течение всей его жизни, производили на слушателей неотразимое впечатление. В 1861 г. Щ., увлекаемый тогдашним настроением и понуждаемый своей обычной искренностью, принял участие в панихиде по одной из жертв крестьянских волнений, происшедших в то время близ Казани. Этот неосторожный поступок стоил Щ-ову кафедры. Поселившись в Петербурге, он предался здесь изучению архивных дел, касающихся раскола. Но и в столице Щ-у пришлось пожить недолго: в половине 60-х годов он, по независящим обстоятельствам, должен был переселиться в Иркутск, где затем и прожил почти безвыездно до конца жизни. Ум. в 1876 г. Научную известность Щ-у впервые доставило сочинение: „Русский раскол старообрядства, рассматриваемый в связи с внутренним состоянием русской церкви и гражданственности в XVII в. и в 1-й половине XVIII в.“ (Каз. 1859 г.). Не разрешая вполне вопроса о сущности и значении раскола, работа эта заключала, однако, относительно некоторых сторон его ряд новых любопытных замечаний и предопределила постановку дальнейших исследований в той же области. В период пребывания в Петербурге Щ. напечатал в журналах множество ценных исследований историко-этнографического характера. Из них отметим статьи: „Великорусские области и смутное время 1606—1613 г.“, „Земство и раскол“ („Отеч. Зап.“), „Исторические очерки народного миросозерцания и суеверия — православного и старообрядческого“ („Ж. М. Нар. Пр.“), „Историко-географическое распределение русск. народонаселения“ („Русск. Сл.“ 1864—65 гг.). В Сибири Щ. собрал в высшей степени интересный материал по вопросу о складе сибирского народного типа, но, к сожалению, материал этот погиб во время пожара. Последней крупной работой Щ-а была книга: „Социально-педагогические условия умственного развития русского народа“. Главная заслуга Щ-а, как ученого, заключается в том, что он первый надлежащим образом определил историческое значение начала народности и областных особенностей народной жизни, на что ранее почти не обращалось внимания. Постоянный предмет его исследований составляет народная жизнь с ее характерными особенностями, жизнь, содержание которой не только не покрывается государственными формами, но нередко стоит с ними прямо в противоречии. Очень любопытны исследования Щ-а, касающиеся сибирской этнографии. Он находит, что история, географические условия и смешение с инородцами создали в Сибири своеобразный тип народности, который по своим нравственным, умственным и физическим качествам стоит ниже исконного русского типа.