НЭСГ/Эстетика

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< НЭСГ
Перейти к навигации Перейти к поиску

Эстетика
Настольный энциклопедический словарь
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Сладкое дерево — Ѵ. Источник: т. 8 (1895): Сладкое дерево — Ѵ, с. 5298—5300 ( РГБ ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕ : OSN


Эстетика (от греческ. αἰσθάνομαι — ощущаю), наука о красоте и ее проявлениях в природе и искусстве, занимается исследованием тех элементов, из сочетания которых создается прекрасное, и тех психических эмоций, которые испытывает человек, воспринимая красоту. Как особый отдел философии, Э. стремится найти общие законы и сущность всего того, что производит на нас впечатление красивого, и в этом отношении ей прежде всего предстоит решить вопрос о том, является ли красота чем-то объективным, имманентно ли она присутствует в предметах, или же на самом деле она условна, субъективна, и ее источника следует искать не в вещах, а в нашем внутреннем мире, в специальном чувстве, известном под именем эстетического. По поводу этой основной проблемы Э-и уже в древности, в Греции, возникли теории Платона и Аристотеля, на которые можно смотреть, как на прототипы всех позднейших течений в науке о прекрасном. Для Платона красота — одна из самых лучезарных идей, которую душа созерцала до своей земной жизни, и смутное воспоминание о которой она оживляет в себе при виде вещей, носящих на себе отблеск этой вечной идеи; красота отражается в предметах, существует в них, принимает в них чувственную оболочку. В противоположность такому воззрению, Аристотель в своей „Пиитике“, исходя не из идеи красоты, а из понятия искусства, как подражания природе, анализирует наслаждение, доставляемое красивыми объектами, разбирает процесс художественного творчества и, так. образ., становится на чисто-психологическую почву; он не знает красоты, как абстракции, он знает только планомерность и симметрию и их воздействие на душу человека. Зародившись в системах этих двух философов, Э. надолго остановилась в своем развитии, потому что христианство на первых стадиях своего господства презрительно и сурово отвергало красоту и искусство, а средневековый аскетизм, видя в прекрасном соблазн и навождение дьявола, не мог, конечно, искать философских оснований красоты. Даже эпоха Возрождения с ее блестящим расцветом художественной деятельности не создала интереса к занятиям Э-ой; тогда не рассуждали об искусстве, а творили его бессмертные образцы, которые впоследствии послужили материалом для эстетических теорий. Пора для таких теорий наступила со второй половины XVIII в. в Германии, где более, чем во всех остальных странах, философская мысль углублялась в трудный и многосложный вопрос о сущности красоты и о значении искусства. В 1750 г. появился там трактат Баумгартена („Aesthetica“), считающегося основателем Э-и, как отдельной научной дисциплины. Этот мыслитель, следуя по пути Платона, совершенно игнорирует духовные волнения и чувство удовольствия, возбуждаемые прекрасным, и понимает красоту как специфическое и совершенное познание чувственных предметов, в которых гармонически сочетаются разнообразные элементы и создают единство. Вслед за Баумгартеном Лессинг, Винкельман и Гердер сделали очень многое для теории искусства, в истолковании которого они опирались преимущественно на древне-греческие произведения. Эстетические вопросы интересовали самих художников, и Шиллер, и Гете были не только поэтами, но и теоретиками поэзии; одним из самых содержательных трудов по Э-е являются шиллеровские „Письма эстетического воспитания человеческого рода и о наивной и сантиментальной поэзии“. В своем сочин. „Критика способности суждений“ Кант, верный духу своей философии, направленной на исследование субъекта, объясняет удовольствие от прекрасного не из внешних форм, а из полного взаимодействия всех душевных сил; не сущность красоты занимает его, а ее возникновение. Кант оказал Э-е ту великую услугу, что выделил ее в совершенно самостоятельную область, разграничив прекрасное от приятного и нравственно-хорошего. Э-е уделяли значительное место в своих системах Фихте, Шеллинг, Гегель, Шопенгауэр, Лотце, Гербарт; из школы Гегеля вышли Вейсе, Фишер и Карьер, лучшие представители метафизической Э-и. Все эти мыслители рассматривают красоту с спекулятивной точки зрения и строят свои теории на чисто априорных основаниях. Одни из них, как, напр., Шеллинг и Вейсе, отождествляют красоту с Богом или Абсолютом и видят в ней объективированную субстанцию мира; таково же мнение и Шопенгауэра, но он заменяет дух или разум волей. Аналогично с этими взглядами Гегель, а вслед за ним Фишер и Гартман, мыслят красоту, как полное тождество идеи и явления, и прекрасное есть для них созерцание абсолютного. Гербарт и Циммерман стоят на почве формализма, который считает красоту одним лишь стройным сочетанием форм, и сообразно с этим, ценит искусство постольку, поскольку оно поглощает содержание формой. На ряду с этими метафизическими теориями существует в Э-е и эмпирическое течение, представители которого анализируют наслаждение, доставляемое красотой, и находят в нем первичные элементы совершенно физиологич. характера. Сторонники эмпиризма в Э-е, как Локк, Гетчесон, Аддисон, отчасти Фехнер, Спенсер, французск. и немецк. позитивисты, отрицают абсолютность и безусловность красоты; для них прекрасное является таковым только в глазах данного субъекта и производит впечатление потому, что возбуждает в нас сложную ассоциацию идей; объект, сам по себе не отличающийся красотой, может возбудить столько приятных представлений, что он покажется нам эстетически-высоким. Эмпирическая Э. указала, что чувство красоты имеет большое значение уже в животном мире, где красивые цвета и тоны, ритмические движения и аромат служат важным фактором полового подбора; она указала и на то, что эстетическое чувство, проявляясь уже в дикаре, украшающем себя перьями и татуировкой, передается путем наследственности от поколений к поколению и становится таким обр. все выше и интеллектуальнее; по Спенсеру, напр., в нашей нервной системе заложены полученные в наследие от предков зародыши эстетическ. эмоций. Физиологическ. исследования органов чувств и их функций, объясняя восприятия различных звуковых и световых впечатлений, позволяют до известной степени установить и законы эстетическ. эффектов. Одним из самых ценных приобретений эмпирической Э-и является принцип, по которому чувство красоты предполагает излишек энергии, не истраченный в борьбе за существование и утилизируемый для бескорыстного наслаждения прекрасным и для художественного творчества. Если, так. обр., в искусстве применяются те силы, которые некогда были борцами за жизнь, то очевидно, что между ним и действительностью существует неразрывно-тесная связь; искусство почерпает свое содержание из жизни, оказывает на нее влияние, и, поэтому, вместе с эстетическ., оно имеет и эпическую ценность. Вот почему является праздным известный спор о том, довлеет ли искусство само себе или же оно должно служить жизни; все, что есть в действительности, имеет право быть и в искусстве, только облеченное в эстетическую форму. — Литература: Th. Vischer, „Aesthetik“, 1858; Ed. v. Hartmann, „Philosophie des Schönen“, 1887; Fechner, „Vorschule der Aesthetik“, 1876; Zimmermann, „Geschichte der Aesthetik“, 1858; Schasler, „Geschichte der Aesthetik“ и мн. др.; Тэн, „Чтения об искусстве“, перев. Чудинова; проф. А. И. Смирнов, „Э., как наука о прекрасном в природе и искусстве“, 1894; Шербюлье, „Искусство и природа“, 1894 и др. У Канта трансцендентальной Э-ой назыв. отдел „Критики чистого разума“, трактующий о чувственности или способности ощущений.