НЭС/Мордва

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Мордва
Новый энциклопедический словарь
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Молочница — Наручи. Источник: т. 27: Молочница — Наручи (1916), стлб. 171—173 ( скан ) • Даты российских событий указаны по юлианскому календарю.

Мордва — одно из восточных финских племен, разделяющееся на четыре ветви: эрзю, мокшу, терюхан, каратаев. Отношение терюхан и каратаев к первым двум ветвям в настоящее время выяснено не вполне: терюхане обрусели, каратаи отатарились. М. впервые упоминается у Птоломея, Страбона (аорзы), Уорнанда (племя Mordens), Константина Багрянородного (страна Mordia) и в русских летописях. В древнейший период своей истории М. занимала страну между pp. Волгой, Окой, Сурой и притоками Мокши. С начала XII ст. начинаются частые столкновения русских с М., вследствие интенсивного колонизационного движения русских на В. В XIII ст. русские стали одолевать «поганую мордву», особенно с основанием Н.-Новгорода. В это время М. была оседлым земледельческим народом, имевшим своих князей, города и тверди в лесах. Под 1329 г. в летописи по Лавр. сп. значится: «взяша Татарове землю Мордовскую». Власть татаръ проявлялась особенно на Ю, в области мокши; на С, в области эрзи, М. оставалась под властью своих князьков, хотя, может-быть, и платила в орду ясак. После падения Золотой Орды М. вошла в состав Казанского царства, с покорением которого (1552) отошла к Московскому государству. Под властью русских, М. раздавалась боярам, помещикам, монастырям, образовала «царские мордовские вотчины» и быстро русела. Стремление к независимости проявлялось у М. участием в бунтах, начиная с эпохи самозванцев до Пугачева; часть эрзи ушла за Волгу в степи. В настоящее время М., как этнографический элемент, входит в состав населения Нижнего Поволжья, Присурья, Заволжья, Южного Урала и Зап. Сибири. По переписи 1897 г. М. (по языку) в империи насчитывалось 1023841 чел. (498659 м. и 525182 ж.), а именно в губ.: Самарской (во всех уезд.) 238598 (5,4% всего населения), Симбирской (во всех уу.) — 188950 (12,2%), Саратовской — 123893 (6,6%), Тамбовской — 89704 (3,3%), Пензенской — 187862 (12,8%), а также в Казанской — 22187, Нижегородской — 53093, Уфимской — 37289, Оренбургской — 38409, Томской — 14702, Енисейской — 3873, Акмолинской обл. — 8546, в остальн. частях Европ. России — 9980, Сибири — 2227 и Средней Азии — 4534 чел. — По численности и району распространения преобладает эрзя; каратаи (см. Каратаи-мордовские, XX, 922) живут в незначительном числе в Казанской губ., терюхане — в Нижегородской. Мокша представляет большее разнообразие типов, чем эрзя; здесь рядом с белокурыми и сероглазыми, иногда голубоглазыми, преобладающими у эрзян, встречаются в значительном числе обладающие черным цветом волос и глаз, смуглым желтоватым цветом кожи и более тонкими чертами лица; рост высокий; мокша отличается большей массивностью сложения и меньшей поворотливостью. Язык распределяется на наречия — эрзянское и мокшанское, различающиеся между собой фонетикой и лексическим составом; различие это так велико, что эти две группы не понимают друг друга. Одежда мужчин состоит из холщевой рубашки («понара») с синей оторочкой по косому вороту и красной вышивкой (орнамент состоит из треугольников, ломаных линий, геометрических фигур, с преобладанием углов, елочек, перед кругами и четыреугольниками) по подолу, набойчатых холщевых портов «панкс»), пояса («каркс»), белой бараньей шапки («ваз»), онуч («пакстра»), лаптей («карь») и, редко, сапогов; верхнее платье — полушубок, поверх которого зимой надевается тулуп или армяк из домашнего сукна. Одежда женщин необыкновенно разнообразна. Костюм мокшанки состоит из рубашки, имеющей вид прямого холщевого мешка с разрезом по середине груди (рубашка никогда не делается на пуговицах, а застегивается сустугом), портов, пояса; верхнее платье: сермяга — узкий до пояса и расширяющийся книзу кафтан из белого сукна, украшенный на вороте, плечах, спине, рукавах вышивкой (орнамент — елка); головной убор состоит из наволосника, навершника («пеньга»), платка. Головной убор значительно вариирует. Ноги до колен обвертываются толстым слоем онуч, «как дубы»; обувь — лапти, реже башмаки — коты. Особенностью костюма эрзянки является отсутствие портов; головной убор — «платка» в виде шапочки; назадник («пулчай»), вышитый холщевый кафтан («шушпан»). Существует множество мелких отличий в формах пояса, поясных, грудных и шейных украшений, характере вышивок. Сравнительно М. живет лучше других народностей в тех же местностях и принадлежит к самым стойким и плодовитым племенам Вост. России. Во внешнем быту М., в жилищах, способах земледелия и т. д. сохранилось мало оригинального. К специально мордовским промыслам принадлежат в некоторых местностях производство поташа, конопляного масла, гонка дегтя, смолокурение, производство домашних сукон. Пчеловодство составляет любимое занятие и широко распространено повсеместно. В свадебных обрядах и обычаях М. сохранила еще многие отголоски старинного брачного и родового права. Пережитком родового быта является также культ предков, остатки которого заметны в погребальных обычаях и поминках. М. в большинстве православные, но среди них много староверов и сектантов («блаженные», «собеседники», «люди божьи»). В христианских понятиях М. много языческого, но языческие боги («пасы», духи-хранители) слились с христианскими представлениями. Все-таки можно еще отличить следы дуализма, остатки веры в Шкая (небо) и Шайтана; сохранились еще общественные моляны, отчасти приуроченные к христианским праздникам. — Литература. И. Смирнов, «Указатель этнографической литературы о М.» (Э. О. XI, 1891, № 4); его же, «М.» (Казань, 1895); А. Ф. Риттих, «Материалы для этнографии России. Казанская губ.» (ib., 1870); К. Ф. Фукс, «Поездка из Казани к М. Казанской губ. в 1839 г.»; А. А. Шахматов, «Мордовский этнографический сборник» (СПБ., 1910); С. К. Кузнецов, «Лекции по исторической географии, М.» (вып. II-й, 1911); П. Н. Баранов, «Свадебные обряды М.-эрзи» («Этн. Обозр.», 1910, № 3—4); А. Д. Смирнов, «Заметки о М. и памятниках мордовской старины в Нижегородской губ.» («Изв. О-ва А. И. и Э. при Имп. Казан. университ.», т. XI); О. Архангельский, «Жилища и занятия М.» («Маяк», 1845, т. XX, № 4; «Сарат. Г. В.», 1844, № 50; «Ряз. Г. В.», 1845, № 5).