НЭС/Налоги

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Налоги
Новый энциклопедический словарь
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Молочница — Наручи. Источник: т. 27: Молочница — Наручи (1916), стлб. 853—861 ( скан ) • Другие источники: ЭСБЕ
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Налоги (общая теория). I. Историческое развитие Н. Обложение, как и все остальные явления социальной жизни, представляет собою историческую категорию. Понадобилась длительная эволюция для того, чтобы Н. стали тем, чем они являются в настоящее время, т.-е. главным и притом обыкновенным источником доходов государства и всех вообще союзов публично-правового характера. С особенно большим трудом усваивалась народами на первых ступенях их развития идея прямого обложения. По воззрениям древних греков и римлян прямой Н. есть нечто несовместимое с понятием гражданской свободы. Греческая эйсфора представляла собою чрезвычайный сбор, который взимался лишь в исключительных случаях. Предложение взимать в данном году эйсфору могло быть внесено не иначе, как по получении предварительно индемнитета; следовательно, Н. рассматривался как нечто запретное или даже преступное. Равным образом, и в глазах древнего германца Н. являлся признаком рабства. Германцы приносили своим королям дары, но Н. они не знали. В эпоху франкской монархии король Хильперик, по совету своей жены Фредегонды, сделал в 578 г. по Р. Хр. попытку составить новые податные списки для взимания ценза, унаследованного от римской империи. Вскоре после этого, в 580 г., в Галлии появилась моровая болезнь, которой подверглись, между прочим, и сыновья короля. Фредегонда, мучимая раскаянием, посоветовала королю уничтожить податные списки, чтобы, если уж им суждено было потерять своих дорогих детей, избавить себя, по крайней мере, от муки вечной. Король бросил списки в огонь и запретил составлять в будущем новые списки. В эпоху феодализма короли оказываются совершенно бессильными установить какие-либо общегосударственные прямые Н. Если в некоторых случаях такие общегосударственные Н. и устанавливаются (напр., «датские деньги» в Англии), то это является лишь редким исключением. В большей степени развили систему обложения в средние века римские папы, но и им не удалось привлечь к церковному обложению мирян. Во Франции в эпоху феодализма прямой Н. (ценз) почти совершенно утрачивает свой публично-правовой характер и превращается в частно-правовую повинность, опирающуюся на право частной собственности сеньора. С укреплением королевской власти Н. снова из сферы частного права возвращается в сферу публичного права. Меньшее противодействие вызывали пошлины и косвенные Н., облекавшиеся также нередко в форму пошлин (средневековые дорожные сборы). Развитие системы государственного обложения начинается, главным образом, со второй половины XV ст., в связи с переходом от сословного войска к наемному и от натурального хозяйства к денежному. Из прямых Н. древнейшими являются подушные, поземельные и поимущественный; последний обычно соединяется с личными Н. На первых порах поимущественный Н. носит характер чрезвычайного сбора. Впоследствии поимущественный Н. разлагается на реальные Н. — II. Теории обложения Н. Обложение налогами государством своих граждан нуждается в объяснении. С этой целью был выдвинут ряд теорий. 1) Теория обмена видит в Н. эквивалент услуг, получаемых от государственной деятельности. Вариантом этой теории является страховая теория, видящая в государстве как бы страховую компанию, которая обеспечивает гражданам безопасность и за это взимает соответствующую плату. 2) Теория потребления. Сэ формулирует ее следующим образом: существуют потребности, которые могут быть удовлетворены не иначе, как чрез общественное потребление. Н. — части продуктов, которые правительство требует от общества для удовлетворения общественного потребления. 3) Теории воспроизводства имеют ряд оттенков, но в основе всех их лежит мысль, что деятельность государства имеет производительный характер, что государство является производителем услуг. 4) Теория Сакса, по которой налоговая проблема — проблема не этическая, а экономическая, связанная с проблемой ценности. Сакс делит все человеческие потребности на индивидуальные и коллективные. Финансовое хозяйство имеет дело с коллективными потребностями, важными для каждого члена общества; каждый поэтому должен отдавать известную часть благ для их удовлетворения. Вопрос, сколько каждый должен платить, решается, по мнению Сакса, в соответствии с предельной полезностью для каждого отдельного плательщика тех благ, которые будут потребованы от него в форме Н. — Теория обмена возникла в связи с прежними индивидуалистически-атомистическими воззрениями на государство; уже по одному этому она является мало применимой к современным условиям. О каком обмене притом может идти речь, когда взимание Н. покоится на принуждении? Отличительная черта Н., как принудительного сбора, взимаемого для покрытия общественных расходов государством и другими союзами публично-правового характера, в том, именно, и заключается, что плательщик не получает при этом никакого специального эквивалента. Теория потребления в сущности объясняет лишь необходимость государственных расходов, но не дает никаких экономических оснований, по которым требуемые блага берутся из имуществ частных лиц. Поскольку эта теория проникнута тем взглядом, что государственные расходы носят в значительной мере непроизводительный характер и должны быть, по возможности, ограничены, она также не соответствует современным условиям, когда наблюдается рост деятельности государства. Теория воспроизводства страдает, несомненно, некоторым преувеличением. Не всегда Н. обращаются на полезное применение; иногда Н. являются результатом насилия (дань с покоренных народов). Нередко финансовая организация эксплуатируется в интересах, главным образом, господствующих классов населения. Теория воспроизводства намечает идеальный постулат податной политики, но не дает достаточного объяснения всем конкретным фактам в этой области. Правильнее точка зрения Ф. Нитти. «Н. — замечает Ф. Нитти, — вытекает из суверенитета государства; он — факт по существу своему политический, вызванный общею и постоянною необходимостью оказывать такие услуги, которые по самой своей природе неделимы» («Основн. начала финансовой науки», стр. 245). — III. Основные элементы обложения. Субъект Н. есть лицо, юридически обязанное платить Н. Но не всегда лицо, юридически обязанное платить Н., совпадает с действительным плательщиком. Так, напр., косвенные Н. уплачиваются (точнее — авансируются) производителями или торговцами, но фактически их уплачивают потребители в форме повышенной цены товара. Объектом Н. называется предмет, действие или событие, которые закон признает за повод для обложения. Податным источником является та сумма ценностей, из которой Н. уплачивается. В конечном счете возможны только два источника для покрытия Н. — доход и имущество. Уплата Н. из имущества всегда осуждалась финансовой теорией. Однако, в последнее время в этом отношении наблюдается некоторый поворот. Так, Ад. Вагнер проводит различие между капиталом в частнохозяйственном и в народнохозяйственном смысле. Если народнохозяйственный капитал нужно щадить — хотя в крайних случаях, по мнению Вагнера, и этот капитал может быть привлечен к обложению, — то обложение частного капитала не представляет такой опасности, ибо оно может означать только перемещение части благ из сферы частного в сферу государственного хозяйства. Далее, по мнению Вагнера, следует различать имущество экономически заслуженное, и имущество, доставшееся случайно, напр., в форме наследства, незаслуженного прироста ценности, в форме разного рода других конъюнктурных обогащений. Обложение имуществ последнего рода Вагнер признает безусловно допустимым. Податной единицей называется известная часть податного объекта, установленная для счета, напр. пуд сахара. Масштабом обложения называется та мера, с помощью которой измеряется сумма Н. Таким масштабом может служить, напр., арендная плата за помещение, количество рабочих на фабрике, число окон и т. д. В подоходном Н. источником, объектом и масштабом Н. служит доход плательщика. — IV. Основные принципы обложения. Адам Смит установил следующие четыре правила, которыми следует руководствоваться при установлении Н.: 1) подданные государства должны участвовать в поддержке государства соразмерно своей платежеспособности, т.-е. пропорционально их доходу; 2) Н. должны быть точно определены, т.-е. время, место, способ и размер платежа должны быть в точности известны; 3) Н. должны быть взимаемы во-время и при условиях, наиболее удобных для плательщика; 4) Н. должны брать из карманов населения возможно менее сверх того, что поступает в государственную казну в виде чистого дохода, т.-е. издержки взимания должны быть по возможности минимальны. Ад. Вагнер делит принципы финансовой политики на следующие четыре группы: 1) принципы фискальные, т.-е. требование достаточности и подвижности Н.; 2) принципы экономические, т.-е. правильный выбор податных источников, при чем должно быть исследуемо влияние Н. на плательщиков, различные способы избавления от платежа Н. (сложение, переложение и т. д.); 3) принципы справедливости, т.-е. всеобщность и равномерность обложения; 4) принцип управления Н., т.-е. требование их определенности, удобства для плательщиков и дешевизны взимания. Много споров вызывал вопрос, должно ли обложение быть пропорциональным или прогрессивным, т.-е. должен ли Н. взиматься всегда в одном и том же проценте, или процент этот должен увеличиваться по мере роста дохода или имущества (напр., с дохода в 1000 руб. взимается 1%, а с дохода в 100000 руб. — 5%). В настоящее время принцип прогрессивного обложения получил уже почти всеобщее признание. В защиту прогрессии были выставлены следующие теории: 1) Теория общего возмездия. Согласно этой теории прогрессия должна явиться возмездием за все те несправедливости и неравенства, которые вносятся законами государства. Таким образом, по этой теории прогрессия сама по себе является в сущности несправедливостью и допускается лишь в виде противовеса другой несправедливости. Кроме того, несправедливости, допущенные государством, очень трудно измерить. 2) Теория специального возмездия. По смыслу этой теории прогрессия является возмездием за ту специальную несправедливость, которая вносится косвенными Н. Эта теория имеет, несомненно, известное практическое значение. На основании ее даже те лица, которые являются принципиальными противниками прогрессии вообще, соглашаются на проведение ее в каком-нибудь одном Н., напр., подоходном. Но с точки зрения этой теории идеалом является собственно строго пропорциональное обложение. Прогрессия допускается лишь постольку, поскольку она содействует установлению пропорционального обложения. 3) Теория возмездия услуги. Согласно этой теории, Н. должен сообразоваться с размером услуг, получаемых от государственной деятельности. Естественным выводом из этой теории является пропорциональное обложение. Но некоторые писатели, придерживаясь этой теории, приходят к выводу, что обложение должно быть прогрессивным или дегрессивным, одни — потому, что считают необходимым освободить от обложения минимум средств к существованию (Бентам, Джемс Стюарт и др.), другие — потому, что с их точки зрения собственники крупных имуществ и доходов получают относительно больше услуг от государства, почему и платить они должны относительно больше (Кондорсэ, Гарнье, Fauveau и др.). В действительности, однако, имеется скорее обратное положение. Так бедные являются, несомненно, гораздо большим бременем для государства, чем богатые. 4) Социально-политическая теория Ад. Вагнера. Сущность этой теории сводится к тому, что Н. должен преследовать не только фискальные, но и социально-политические цели: с помощью обложения необходимо стремииться к более справедливому перераспределению национального богатства. По мнению Вагнера, в истории обложения наблюдаются два периода: чисто-фискальный и социально-политический. В первом периоде обложение преследовало только фискальные цели, во втором оно на ряду с фискальными целями стало преследовать и указанную социально-политическую цель. Деление это, однако, несостоятельно, ибо в самые отдаленные времена Н. нередко преследовали не одни только фискальные цели (таможенные Н., Н. на роскошь). С другой стороны, позволительно усомниться в том, насколько Н. является, действительно, пригодным средством для перераспределения национального богатства. 5) Теория платежеспособности. Ад. Смит считал, что платежеспособность измеряется доходом. Впоследствии стал высказываться тот взгляд, что для определения платежеспособности важна не только сумма дохода, но и размер тех потребностей, которые должны быть удовлетворены. Н. отнимают часть благ, которые пошли бы на удовлетворение потребностей. Поэтому обложение справедливо только в том случае, если на всех плательщиков наложена равная жертва, а это достижимо только с помощью прогрессивного обложения, ибо, если миллионера и бедняка обложить одним и тем же процентом, то первому придется при этом отказаться от удовлетворения гораздо менее важной потребности, чем второму. На известном уровне все потребности становятся уже одинаково не важными, почему на этом уровне обложение должно уже стать пропорциональным. Принцип равенства жертвы, как справедливо указывает проф. Селигман, не отличается, однако, достаточной определенностью и в некоторых индивидуальных случаях может приводить к пропорциональному и даже регрессивному обложению. 6) К теории равенства жертвы близко примыкает упомянутая выше теория Сакса. Разница заключается только в том, что Сакс говорит не о равенстве жертвы, а о равенстве субъективной ценности благ, отбираемых у плательщиков в форме Н. Другими словами, проблема справедливого обложения, по Саксу, сводится к тому, чтобы у каждого плательщика было взято такое количество благ, которое он субъективно оценивает так же, как его сосед оценивает блага, взятые у него. А так как чем больше благ, тем субъективная ценность их ниже, то отсюда следует, что равенства субъективной ценности благ, взимаемых в форме Н., можно достигнуть только с помощью прогрессивного обложения. Однако, на рынке продукты продаются по одной цене как бедным, так и богатым. В соответствии с этим и цена на услуги государства должна была бы установиться на одном уровне, если бы государство не заставило более состоятельных плательщиков платить прогрессивный Н. 7) По мнению проф. Селигмана, в понятии платежеспособности нужно различать два элемента: элемент производства или возможности производства и элемент потребления. Если мы — говорит Селигман — примем во внимание первый из этих элементов, то очевидно, что обладание крупным имуществом или крупным доходом само по себе обеспечивает их владельцу возможность дальнейшего увеличения его богатства. Богатый человек подлежит в известном смысле закону возрастающих доходов. Чем больше он имеет, тем легче для него увеличить еще более свое имущество: деньги рождают деньги, и трудно нажить лишь первоначальный небольшой капитал. С другой стороны, и с точки зрения потребления необходимо придти к выводу, что, хотя в некоторых случаях равенство жертвы могло бы потребовать пропорционального или даже регрессивного обложения, но, если взять среднего богатого человека и среднего малосостоятельного человека, то в среднем пропорциональное обложение будет все же обременительнее для несостоятельных плательщиков, и только прогрессивное обложение может создать действительное равенство обложения. 8) Социальная теория выдвигает ту точку зрения, что прогрессия является результатом социальных условий. Лориа полагает, что прогрессия является либо необходимой уступкой класса капиталистов, который соглашается на введение прогрессии, когда с низших классов больше уже нечего бывает взять, либо даже прямо отвечает интересам этого класса, поскольку прогрессия предупреждает излишнее накопление капиталов, падение норм прибыли, повышение заработной платы. Другие исследователи, напр., проф. И. X. Озеров, считая точку зрения Лориа односторонней, указывают на необходимость при объяснении прогрессии принимать во внимание интересы других групп населения, в частности — рабочего класса, добивающегося прогрессии. Прогрессия с этой точки зрения является результатом переплетающихся интересов различных групп населения. Социальная теория не устраняет, однако, необходимости в экономическом (субъективно-психологическом) обосновании прогрессии. В защиту прогрессии можно привести еще тот существенный довод, что благодаря прогрессии устраняется или, по крайней мере, ослабляется возможность переложения Н. Представим себе двух домовладельцев, из которых один платит 10%, а другой (благодаря вычету долгов) 1%, хотя дома их по удобствам приблизительно одинаковы. При таких условиях первому домовладельцу будет, конечно, трудно переложить Н. на квартирантов. В связи с вопросом о прогрессии стоит вопрос об Existenzminimum’е, т.-е. об освобождении от обложения известной суммы дохода. Все доводы, приводимые в защиту прогрессии, могут быть в значительной мере приложены и к Existenzminimum’у. Кроме того, существенное значение имеют в данном случае чисто-технические соображения (при взимании Н. с таких малосостоятельных плательщиков издержки взимания поглощали бы очень значительную долю Н.). Наконец, чистый доход (net income) не является вполне надежным мерилом платежеспособности, ибо при этом не принимаются во внимание издержки на содержание плательщика и его семьи. С помощью установления Existenzminimum’а, введения вычетов на детей и т. п. этот недостаток обложения по чистому доходу до известной степени устраняется, но не вполне, почему в последнее время и выдвигается идея обложения избыточного дохода, т.-е. дохода, остающегося за вычетом издержек на содержание плательщика и его семьи (clear income). Трудность заключается в том, как определить этот избыточный доход, ибо у расточителя издержки на содержание будут иными, чем у бережливого человека. Поэтому, если из дохода будут вычитаться не только необходимые издержки на существование, но и все расходы, обусловленные привычным образом жизни («Standart of comfort»), то это может, во-первых, внести в обложение большую неопределенность, а, во-вторых, привести ко многим несправедливостям. Во избежание этих несправедливостей необходимо было бы исходить из представления о нормальном образе жизни, но это было бы понятие крайне условное. До известной степени функцию Н. на избыточный доход может, впрочем, выполнять Н. на прирост имущества. Необходимо также помнить разницу между фундированными, т.-е. доходами от владения имуществом, и не фундированными, т.-е. доходами от личного труда. Первые должны быть облагаемы выше, чем другие. Иногда, однако, так назыв. нефундированный доход, напр., жалованье чиновника, является даже более обеспеченным, чем доход фундированный или полуфундированный, напр., доход ремесленника. — V. Классификация Н. Н. делятся на прямые и косвенные. В действительности, благодаря переложению, прямой Н. нередко превращается в косвенный (напр., если подомовый Н. перелагается на квартирантов). С другой стороны, косвенный Н. иногда может стать прямым (напр., таможенный Н., если он уплачивается кем-либо с продукта, привозимого из-за границы для собственного потребления). В виду этого разницу между прямыми и косвенными Н. стали ставить в связь с намерением законодателя. Если намерение законодателя при установлении Н. заключается в том, чтобы Н. этот пал на то самое лицо, которое к нему привлекается, то это будет прямой Н.; если же законодатель устанавливает Н. с тем рассчетом, что он будет переложен, то это будет косвенный Н. К этой точке зрения примыкает другая, согласно которой разница между прямыми и косвенными Н. сводится к тому, что первые взимаются всегда на основании того или иного кадастра, тогда как при косвенных Н. кадастра не производится и не может быть произведено, ибо обложение ставится здесь в связь с случайными меняющимися фактами. Существенное значение имеет различие между личными и реальными Н. К числу личных, помимо грубо-подушного и классного Н., относятся также Н. общеподоходный и общепоимущественный. С точки зрения объектов обложения между общеподоходным Н. и системой реальных Н. нет в сущности никакой разницы, ибо те же объекты (земли, дома и т. д.), которые привлекаются к реальным Н., привлекаются также и к общеподоходному Н. Если представить себе подоходный Н. с пропорциональными, а не прогрессивными ставками, то между ними и реальными Н. не было бы существенной разницы и в отношении переложимости. Но существенная разница заключается в том, что общеподоходный Н. падает на совокупный доход (Einkommen, le revenu) плательщика, тогда как реальные Н. падают на отдельные части или парцеллы дохода (Erträge, les revenus). Благодаря этой дробимости реального обложения в нем нельзя провести ни Existenzminimum’а, ни прогрессии, ни вычета долгов, ни учета личных обстоятельств: одно лицо может при этих условиях получить несколько Existenzminimum’ов, два лица с одинаковым доходом подпадут под совершенно разные ставки прогрессии, если одно из них получает весь свой доход из одного источника, а другое из нескольких. Зато реальные Н. имеют то преимущество, что здесь возможно пользоваться кассовым вычетом, что̀ делает невозможным сокрытие доходов. Н. делятся еще на репартиционные или раскладочные и квотативные или долевые. Раскладочными Н. называются те, относительно которых заранее устанавливается сумма, подлежащая уплате в казну; сумма эта затем разверстывается между отдельными частями государства, а в их пределах — между отдельными группами плательщиков и, наконец, между самими плательщиками. Долевыми Н. называются те, в которых определяется только известная податная доля, оклад или процент Н. Здесь, таким образом, фиск становится уже в непосредственные отношения с каждым отдельным плательщиком. Долевые Н. становятся возможными лишь по мере развития и усовершенствования фискального аппарата. — VI. Переложение Н. Под переложением Н. разумеется процесс, путем которого юридический плательщик Н. полностью или частью перелагает его на других лиц. От переложения Н. в собственном смысле нужно различать сложение Н. в смысле разверстывания его на больший круг лиц или большее количество предметов (напр., если Н. взимается по сырому мaтepиaлу или по работоспособности снарядов, и фабриканту удается выработать продукта больше, чем сколько принято по норме). Далее, нужно различать прямое переложение, т.-е. с производителя на потребителя, или с предпринимателя на рабочего, и обратное переложение, т.-е. с потребителя на производителя, с рабочего на предпринимателя. Возможна еще так назыв. амортизация Н., т.-е. уменьшение ценности имущества на сумму капитализированного Н. По вопросу о переложении Н. выдвинут ряд теорий. Существует, напр., оптимистическая теория или теория диффузии, представителями которой являются Канар, Приттвиц, Тьер. Согласно этой теории Н., на кого бы он ни падал, в конце концов, равномерно распределяется между всеми, подобно тому, как укол вены ведет к потере крови для всего организма или подобно тому, как в сосуде, разделенном решетчатой перегородкой, убыль воды в одном отделении немедленно восполняется приливом ее из другого отделения. Тьер сравнивал переложение с диффузией световых лучей. По мнению Тьера, переложение представляет собою бесконечный процесс, при чем Н. стремятся сделаться частью цены продукта, вследствие чего каждый человек несет свою часть Н., уплачивая ее пропорционально своему потреблению. Согласно этой теории, каждый старый Н., как бы плох в начале он ни был, в конце концов, становится хорошим, a всякий новый Н. является дурным. Теория эта несостоятельна, ибо далеко не все Н. входят в состав издержек производства. Нельзя согласиться также и с пессимистической теорией, развитой Прудоном и др., — теорией, согласно которой все Н., в конце концов, падают на потребителей, и этого нельзя предупредить. Пессимистическая теория несостоятельна потому, что имеются Н. непереложимые. К числу таких непереложимых Н. относятся Н. на земельную ренту, с наследств, на монопольную прибыль. Селигман относит сюда и Н. на чистую прибыль в промышленных предприятиях. Организация Н. может содействовать и может противодействовать их переложению. Косвенные Н., напр., переложить гораздо легче, чем прямые, в особенности, если ставки прямого Н. прогрессивно возрастают. — См. (помимо общих курсов финансовой науки) R. Meyer, «Principien der gerechten Besteuerung» (Б., 1884); J. Kaizl, «Die Lehre von der Ueberwälzung der Steuern» (Лпц., 1882); E. v. Falck, «Kritische Rückblicke auf die Entwickelung der Lehre von der Steuerüberwälzung seit Ad. Smith» (Дерпт, 1882); Sax, «Grundlegung der theoretischen Staatswirthschaft» (В., 1887); Seligman, «Essays in taxation»; его же, «Progressive taxation in Theory and Practice» (2-е изд., 1908); его же, «The shifting and incidence of taxation» (3-е изд., 1910).

А. Соколов.