НЭС/Народ

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< НЭС
Перейти к навигации Перейти к поиску

Народ
Новый энциклопедический словарь
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Молочница — Наручи. Источник: т. 27: Молочница — Наручи (1916), стлб. 950—958 ( скан ) • Другие источники: ТСД


Народ. Понятие Н. Для того, чтобы определить понятие Н., необходимо отграничить его от двух других, смежных с ним понятий — нации и населения. Н. — организованная группа людей, объединенная и обособленная от других таких же групп принадлежностью к одному и тому же государству. Государство — индивидуализирующий момент в понятии Н. Этим отличается Н. от нации (см.). С другой стороны, Н. отличается существенным образом от населения страны. Н. состоит из подданных или граждан, население — не только из подданных или граждан, но также из иностранцев. Принадлежность иностранца к государству имеет территориальный, принадлежность подданных — личный характер. Н. — совокупность подданных или граждан, принадлежащих по личному (а не территориальному) началу к составу государства (см. Иностранцы). Состав Н. определяется в современных государствах законодательством об установлении и прекращении подданства. Современным законодательствам известны следующие способы установления подданства. A. Принудительное установление подданства ex lege. Закон связывает наличность подданства с тем или иным внешним объективным фактом, не считаясь вовсе с субъективным моментом, т.-е. волей заинтересованного лица. В современных законодательствах юридическими фактами, обусловливающими установление подданства ex lege, признаются, главным образом, следующие факты: рождение, выход иностранки замуж за подданного, натурализация главы семьи — для его жены и малолетних детей, презумптивная ассимиляция иностранца. B. Натурализация. Под натурализацией понимается установление подданства путем соглашения между иностранцем, ходатайствующим о принятии его в подданство, и государственной (законодательной или правительственной) властью, соглашающейся его в подданство принять. Натурализация всегда и необходимо предполагает наличность двух моментов: ходатайства иностранца и согласия государственной власти. Закон может установить определенные требования, обусловливая ими возможность натурализации; тем не менее, и при наличности требуемых законом условий, натурализация иностранца зависит от дискреционного усмотрения государственной власти. C. Декларация подданства. Закон предоставляет иностранцам определенных категорий субъективное публичное право на вступление в подданство. Приобретение подданства совершается не путем соглашения между иностранцем и государством, как в случаях натурализации, а путем одностороннего волевого акта, декларации подданства. Рассмотрим каждый из этих способов особо. — А) Принудительное установление подданства ex lege. а) Установление подданства фактом рождения. Рождение является наиболее важным и существенным юридическим фактом, определяющим подданство лица. Всякий индивид с момента рождения является субъектом гражданских и некоторых публичных прав. В лице своих представителей он может владеть, вступать в договоры, получать наследство, вчинять иски, требовать покровительства и защиты властей. Отсюда — необходимость категоричного и безусловного установления подданства каждого лица с самого момента его рождения. В современных законодательствах мы встречаемся с двумя системами установления подданства фактом рождения, — национальной и территориальной. По национальной системе — jure sanguinis — подданным является лицо, родившееся у подданных, безразлично где — на территории государства или за границей; по территориальной системе — jure soli — подданным является лицо, родившееся на территории государства, безразлично у кого, — у подданного или у иностранца. Jus sanguinis действует в большинстве современных государств. Так, во Франции, согласно ст. 8, п. I Code civil, признается французом всякое лицо, рожденное от француза. В тех случаях, когда оба супруга принадлежат к французскому подданству, подданство их ребенка не вызывает сомнений. В случае — впрочем, совершенно исключительном, — разноподданства супругов, законнорожденный ребенок приобретает подданство отца. Несколько сложнее вопрос о подданстве внебрачных детей. До признания внебрачного ребенка его родителями, последние de jure не известны; поэтому подданство внебрачных детей, непризнанных родителями, по французскому праву определяются jure soli — они являются французско-подданными, если родились во Франции. Признанные родителями внебрачные дети приобретают подданство jure sanguinis. При этом французский Code civil требует, чтобы признание внебрачного ребенка родителями имело место до достижения им совершеннолетия; иначе оно не оказывает никакого влияния на его подданство. Признанный одновременно отцом и матерью, внебрачный ребенок приобретает подданство отца. Признаваемый родителями разновременно, внебрачный ребенок приобретает подданство того из них, кем он был признан раньше. В Германии, по ст. 34 закона 1 июня 1870 г., законные дети германско-подданного и внебрачные — германско-подданной приобретают фактом рождения подданство отца или матери, если бы даже их рождение последовало за границей. Рожденные в Германии дети неизвестных родителей приобретают местное подданство jure soli, за невозможностью установить подданство jure sanguinis. Начало крови является господствующим и в большинстве других современных государств, — в России, Австрии, Италии, Испании и др. С территориальным началом (jus soli) в настоящее время мы встречаемся в законодательстве южно-американских федераций. В Аргентине, Боливии, Бразилии и др. дети подданных, рожденные за границей, являются иностранцами, но могут приобрести подданство родителей фактом водворения в отечестве. Наоборот, дети иностранцев, рожденные на территории названных государств, фактом рождения становятся ex lege местными подданными. Из европейских государств Дания, равным образом, определяет подданство фактом рождения по территориальному началу. С комбинированной, территориально-национальной системой мы встречаемся в законодательстве Англии и Северо-Американских Соединенных Штатов. В обоих государствах подданным признается: 1) всякий, родившийся на территории государства, хотя бы от иностранцев, и 2) всякий, родившийся от местных подданных, хотя бы заграницей. b) Брак. Все современные законодательства признают иностранку, вышедшую замуж за местного подданного, местною подданной. В данном случае подданство устанавливается ex lege, независимо от воли заинтересованного лица. c) Легитимация. В тех государствах, в которых допускается путем последующего брака узаконение внебрачных детей, последние фактом такой легитимации приобретают подданство своих родителей. Так, согласно п. 4 германского закона 1870 г., рожденное вне брака лицо, отец которого — подданный одного из германских государств, а мать — иностранка, приобретает подданство отца путем легитимации. d) Натурализация главы семьи. Под натурализацией понимается свободное и добровольное вступление иностранца в подданство. Добровольное вступление в подданство главы семьи рассматривается некоторыми законодательствами как юридический факт, влекущий за собою обязательное (ex lege) установление подданства для членов семьи — жены и несовершеннолетних детей. В большинстве государств натурализация в отношении к семье натурализованного иностранца имеет коллективный характер, т.-е. влечет за собою ipso facto вступление в подданство жены и несовершеннолетних детей. Таков, напр., характер натурализации в Германии, Австро-Венгрии, Англии, Италии, Швейцарии. В других государствах, напр., в Бельгии, Румынии, Португалии, Греции, натурализация имеет строго индивидуальный характер, не распространяясь ни на жену, ни на детей натурализованного. Во Франции, по закону 1889 г., натурализация иностранца влечет за собой обязательное установление подданства для его несовершеннолетних детей, но не для жены. В России, Турции и Швеции натурализация распространяется на жену и не распространяется на детей. e) Презумптивная ассимиляция. В настоящее время иностранцы, по общему правилу, пользуются теми же гражданскими правами, какие государство предоставляет собственным своим подданным. Поэтому в некоторых государствах, напр. во Франции, образовался обширный класс иностранцев, живущих в стране из поколения в поколение, но не желающих вступать в подданство, избегая, в особенности, отбывания воинской повинности. Такие иностранцы, по общему правилу, давно порвали свою связь с отечеством, никогда, может-быть, его не видали, не знают его языка и учреждений. Считая подобное явление во всех отношениях нежелательным, некоторые государства объявляют ex lege по принципу презумптивной ассимиляции, своими подданными иностранцев, фактически укоренившихся в стране. Определенные факты рассматриваются как презумпция прочного и окончательного водворения иностранца в стране; при наличности этих фактов иностранцы признаются ex lege местными подданными. Так, по французскому праву, признаются французско-подданными: 1) все лица, рожденные во Франции, если мать или отец их родились здесь же; 2) лица, рожденные во Франции и здесь же водворенные ко времени своего совершеннолетия. Точно так же в Швеции, по закону 1 октября 1894 г., признаются подданными ex lege иностранцы, рожденные в Швеции, и здесь непрерывно проживающие до достижения 22-летнего возраста. В Португалии лица, рожденные от португальцев за границей, считаются jure soli иностранцами, но если они водворятся в Португалии, то становятся ex lege португальскими подданными. Подданство по началу презумптивной ассимиляции встречается в законодательстве многих других государств, напр.: Италии, Бельгии, Люксембурга.

B) Натурализация невозможна без ходатайства о ней со стороны иностранца и без согласия государственной власти на принятие иностранца в подданство. Из современных государств одни обставляют натурализацию целым рядом более или менее стеснительных условий, другие, наоборот, предоставляют ее почти всякому, желающему ее получить. Государства, бедные народонаселением и поэтому желающие увеличить число своих подданных, относятся к вопросу натурализации весьма либерально: в Бразилии, например, натурализация обусловливается исключительно двухлетним пребыванием иностранца в стране. Европейские государства гораздо требовательнее. В некоторых государствах, например, в Бельгии и Люксембурге, натурализация совершается актом законодательной власти; в большинстве государств натурализация входит в компетенцию правительственной власти, центральной (в России, Франции и др.) или местной (в Австрии). Условия, которые ставятся в большинстве государств для натурализации, сводятся к следующим: 1) Предварительное водворение. В некоторых государствах требуется так назыв. легальное водворение, т.-е. определенной продолжительности пребывание в пределах государства после сделанного иностранцем заявления о своем намерении натурализоваться. В России иностранец, желающий натурализоваться, должен подать об этом губернатору заявление; от губернатора он получает водворительное свидетельство, и только по истечении пяти лет может возбудить ходатайство о натурализации. В других государствах натурализация обусловлена фактическим водворением. 2) Дееспособность иностранца, по отечественному его закону к моменту ходатайства о натурализации. 3) Нравственная неопороченность иностранца. Иностранец, признанный по суду виновным в позорном преступлении, или состоящий под следствием и судом по обвинению в таком преступлении, не может быть натурализован. 4) Имущественный достаток. 5) В некоторых государствах, напр., в Швейцарии и Швеции, во избежание международных конфликтов, от иностранца, ходатайствующего о натурализации, требуется предъявление удостоверения о прекращении подданнической связи с прежним отечеством. В исключительных случаях многими государствами допускается, на ряду с обыкновенной, привилегированная натурализация, освобождающая иностранца от требования предварительного водворения, или сокращающая его срок. Право на привилегированную натурализацию предоставляется тем, чье вступление в подданство представляется почему-либо желательным. Таковы, напр., по французскому праву, иностранцы, отбывшие воинскую повинность во французских колониях, женившиеся на французско-подданных, известные своею торговою и промышленною деятельностью. Уже по истечении года после предварительного водворения они могут ходатайствовать о принятии их во французское подданство. Для некоторых иностранцев, напр., для бывших французов (реинтеграция) и это условие является необязательным. В Греции турецко-подданные греческой национальности могут быть натурализованы без предварительного водворения. По общему правилу, натурализованный иностранец совершенно уравнивается в правах и обязанностях с коренным подданным: этого требует принцип гражданской равноправности подданных. В некоторых государствах, однако, натурализованные иностранцы ограничены в своих политических правах; напр., в Сев.-Амер. Соед. Штатах они не могут быть избираемы в президенты или вице-президенты союза, в Англии не могут быть членами тайного совета. В некоторых государствах различается двоякого рода натурализация — большая и малая в Бельгии, натурализация и денизация в Англии; только первая представляет иностранцу пользование политическими правами.

C) Декларативное вступление в подданство. От обязательного установления подданства оно отличается тем, что необходимым его условием является надлежащим образом выраженное желание иностранца вступить в подданство, а от натурализации тем, что оно не зависит от усмотрения административной власти. В определенных законом случаях иностранец приобретает подданство фактом декларации подданства, потому что он имеет право на вступление в него. По французскому праву (зак. 1889 г.) право на декларативное вступление в подданство имеют: 1) все родившиеся во Франции иностранцы, если они в момент достижения совершеннолетия находились во Франции и в течение года заявили о своем желании принять подданство; 2) жена натурализованного иностранца и его совершеннолетние дети, в течение года по достижении совершеннолетия; 3) все вообще иностранцы, родившиеся от бывших французов (ex-французов), т.-е. лиц, утративших французское подданство. Из указанных трех случаев декларации практическое значение имеет один только последний; первые два почти не встречаются на практике. Закон 1893 г. обставил декларативное вступление в подданство некоторыми стеснительными условиями. По германскому праву (зак. 1 июня 1870 г.), право на вступление в подданство путем декларации принадлежит: 1) подданным одного из германских государств; 2) бывшим германским подданным, утратившим, по какой-либо причине, свое подданство (так назыв. реинтеграция); 3) иностранцам, находящимся за границей на имперской государственной службе (зак. 1875 г.). В России (т. IX, ч. I, Свод. Зак., изд. 1899 г., ст. 850—853) правом на декларативное вступление в подданство пользуются: 1) дети иностранцев, прижитые и воспитанные в России, или же, хотя и рожденные за границей, но окончившие курс наук в русских высших или средних учебных заведениях, если они заявят о своем желании вступить в подданство в течение года по достижении совершеннолетия; 2) совершеннолетние дети натурализованных иностранцев, либо одновременно с натурализацией родителей, либо в течение года после нее; 3) иностранцы, состоящие в русской гражданской службе, а также духовные иностранных исповеданий, приглашаемые правительством на службу в Россию; 4) русские подданные, вышедшие замуж за иностранца, в случаях смерти мужа, или расторжения брака. Декларативное установление подданства допускается и во многих других государствах.

Утрата подданства, т.-е. выход из состава Н. Еще не так давно принцип неразрывности подданнической связи являлся общепризнанным принципом публичного права государств европейской культуры. Только в 1870 г. Англия отказывается от традиционного начала своего обычного права: «раз подданный — навсегда подданный». В настоящее время свобода экспатриации признается всеми государствами, за исключением Турции и России. Прежний взгляд на неразрывность подданнической связи объясняется господством популяционистических теорий, признававших избыток населения необходимым условием процветания государства. С точки зрения современной экономической политики, не в избытке населения, а в соответствии его наличным производительным силам страны заключается условие экономического преуспеяния государства; поэтому искусственные меры увеличения населения, равно как и меры противодействия такому увеличению, в одинаковой степени не имеют правильного основания. Крепостной характер подданства стоит в безусловном противоречии с соображениями нравственного порядка. По общему правилу, эмиграция является для того, кто ее предпринимает, крайним, почти отчаянным средством. Человек не легко расстается с той средой, в которой он вырос, с теми людьми, которых он любит, с теми учреждениями, к которым привык. Огромное большинство только под гнетом крайней материальной или духовной нужды решается покинуть отечество. Государство, не сумевшее им обеспечить сносное существование, не может и не должно воздвигать преград на их и без того трудном пути. К тому же заключению ведут и соображения практического свойства. Чем консервативнее правительство, тем шире и полнее оно должно предоставить своим подданным свободу экспатриации: такая экспатриация является своего рода предохранительным клапаном, предупреждающим угрожающий государству взрыв. С другой стороны, в экономической литературе отмечается та огромная польза, которая приносится эмигрантами оставленному ими отечеству. Каждый эмигрант является живой связью между тем государством, которое он оставил, и тем, в котором он водворился. По справедливому замечанию Поля Леруа-Болье, эмигранты являются для отечественного производства наилучшими комми-вояжерами, наиболее убежденными и наиболее сведущими. Германские эмигранты, рассеянные по всему свету, в значительной степени способствовали успехам германской торговли и промышленности на международном рынке. Государство должно признать за своими подданными право на оставление подданства, ибо отсутствие этого права стесняет эмиграцию в весьма значительной степени. В настоящее время ни одно государство не в состоянии не только запретить, но даже ограничить фактическую эмиграцию своих подданных; оно может только не признавать юридических последствий эмиграции, объявить недозволенной экспатриацию подданных. Противоречие между фактом и правом, создаваемое таким образом, нежелательно прежде всего, в интересах самого государства. В России увольнение из подданства совершается в порядке Верховного управления дискреционным актом Верховной власти. Права на увольнение из подданства никто не имеет: лицо, отбывшее воинскую повинность, может только ходатайствовать пред Верховной властью об увольнении из подданства. — Все вообще способы прекращения подданства распадаются на две категории — выход из подданства по собственному праву и принудительное лишение подданства. Первая категория является общим правилом, вторая — исключением. A. Выход из подданства по собственному праву. 1) Увольнение из подданства. В Германии для выхода из подданства необходимо получение увольнительного свидетельства (Entlassung auf Antrag). По германскому закону 1870 г., право на увольнение принадлежит всякому подданному моложе 17 или старше 25 лет. В промежуток между этими возрастами в увольнении от подданства может быть отказано лицам, не отбывавшим еще воинской повинности. Как всякое публичное право, право увольнения из подданства защищается в судебно-административном порядке: отказ правительства в выдаче увольнительного свидетельства может быть обжалован в административный суд. Путем увольнения из подданства прекращается подданническая связь в Австрии, Венгрии, Швейцарии и некоторых других государствах. 2) Утрата подданства фактом натурализации в другом государстве — традиционный принцип французского права. Его провозгласила конституция 1791 г.; он перешел в кодекс Наполеона, откуда его заимствовали законодательства большинства европейских государств. Несмотря на частую смену политических режимов, этот принцип оставался непоколебимым до 1889 г. Закон 26 июня 1889 г., удерживая попрежнему самый принцип, впервые ограничивает применение его в интересах неуклонного отбывания воинской повинности: натурализация в иностранном государстве француза, еще не отбывшего воинской повинности, только в том случае влечет за собою утрату французского подданства, если она разрешена французским правительством. Если француз признается в каком-либо иностранном государстве местным подданным ex lege, против или помимо его желания, например, фактом презумптивной ассимиляции, он французского подданства не утрачивает. В отличие от германского законодательства, французское не знает института увольнения из подданства. Прекращение подданнической связи является актом свободного усмотрения и не подлежит не только непосредственному воздействию, но даже и контролю правительственной власти. Признавая свободу экспатриации, французское законодательство, в отличие от германского, понимает эту свободу не как право добровольного выхода из подданства, а как право добровольной перемены его. Свобода экспатриации отнюдь не заключается в праве на бесподданство; она предполагает лишь право быть подданным любого государства. Подданническая связь считается прекращенной фактом натурализации в другом государстве еще в Бельгии, Италии, Голландии, Швеции, Испании, Норвегии. Англия, долго остававшаяся верной принципу неразрывности подданнической связи, усвоила французскую систему законом 12 мая 1870 года. Германский закон 1913 г., равным образом, обусловливает утрату германского подданства натурализацией в другом государстве; в некоторых случаях он разрешает, однако, сохранение отечественного подданства на ряду с приобретаемым иностранным. 3) Репудиация подданства (декларация иностранного подданства). Под репудиацией подданства понимается прекращение подданнической связи путем одностороннего акта — декларации иностранного подданства. Этот способ прекращения подданства вполне аналогичен декларативному вступлению в подданство: подданный заявляет, что он обладает иностранным подданством и желает сохранить за собою таковое. Фактом такого заявления он становится иностранцем. Репудиация подданства необходимо предполагает двуподданство лица. Чаще, чем в других странах, репудиация подданства практикуется во Франции. Французское законодательство объявляет значительные категории иностранцев французскими подданными в силу факта презумптивной ассимиляции; репудиация подданства является необходимым коррективом к институту презумптивной ассимиляции. Бельгиец, рожденный во Франции и в момент совершеннолетия находящийся в пределах, становится французско-подданным ex lege, но в то же время, по бельгийскому праву, он остается бельгийцем. Возникает вопрос, каким образом такому лицу освободиться от французского подданства. По общему правилу, французское подданство прекращается путем натурализации в другом государстве; но лицо, о котором идет речь, является в Бельгии бельгийцем и, следовательно, натурализоваться в Бельгии не может; репудиация французского подданства является для него единственным возможным средством освободиться от него. Правом репудиации подданства во Франции, по законам 1889 и 1893 гг., пользуются: 1) лица, рожденные во Франции, от матери иностранки, рожденной здесь же; 2) дети иностранцев, рожденные во Франции и водворенные в ней в эпоху совершеннолетия; 3) несовершеннолетние дети иностранцев, натурализованных во Франции. По закону 1889 г. декларация иностранного подданства обставлена во Франции рядом весьма стеснительных условий: она должна быть сделана в течение года по достижении совершеннолетия, определяемого по французскому закону; к ней должно быть приложено удостоверение иностранного правительства в том, что декларант сохранил первоначальное подданство своих родителей и являлся к отбыванию воинской повинности, сообразно законам своей страны. В Англии, по закону 1870 г., лица, рожденные от иностранцев в Англии, а также лица, рожденные от англичан за границей, имеют право на репудиацию английского подданства в течение года по достижении ими совершеннолетия. B. Принудительное лишение подданства: 1) Принудительное лишение подданства, подобно принудительному установлению его, допускается современными законодательствами, прежде всего, по началу национального единства семьи. Так, подданная, вышедшая замуж за иностранца, лишается своего первоначального подданства. В тех государствах, в которых за натурализацией признается коллективный характер, такой же коллективный характер признается, по общему правилу, и за выходом из подданства: жена, или несовершеннолетние дети, или только жена, или только дети лица, добровольно оставившего свое подданство, лишаются подданства принудительно. 2) Другим фактом, влекущим за собою принудительное лишение подданства, является, по некоторым законодательствам, долговременное пребывание за границей. Так, венгерское подданство по закону 1879 г. утрачивается фактом десятилетнего непрерывного пребывания за границей; в Германии, до издания закона 1913 г., подданство утрачивалось десятилетним пребыванием за границей. 3) Наконец, в некоторых законодательствах принудительное лишение подданства, имея характер карательной меры, является следствием того или иного недозволенного действия. Так, по французскому праву, лица, занимающие какую-либо должность на службе иностранному правительству, утрачивают французское подданство, если не исполнят обращенное к ним требование французского правительства об отказе от должности в определенный срок. Равным образом, утрачивают подданство французы, состоящие в иностранном государстве на военной службе без специального разрешения французского правительства. В Германии могут быть лишены подданства распоряжением высшей административной власти подданные германских государств, если они, в случае войны или военной опасности, не возвратятся в империю по требованию имперской власти. Принудительное лишение подданства, по распоряжению административной власти, может иметь место и в том случае, если германско-подданные, состоящие на иностранной службе, не откажутся от этой службы по категорическому требованию германского правительства. В некоторых совершенно исключительных случаях, лишение подданства фигурирует еще в уголовных кодексах как уголовное наказание, налагаемое судом. Так, во Франции приговариваются к лишению подданства лица, владеющие во французских колониях рабами или принимающие участие в торговле ими. — Ср. В. М. Гессен, «Подданство, его установление и прекращение» (СПБ., 1910). О Н., как необходимом элементе государства, см. Государство; о Н., как субъекте государственной власти, см. Государственная власть, Государственное право, Конституционная монархия, Суверенитет.

В. М. Гессен.