НЭС/Народное собрание

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Народное собрание
Новый энциклопедический словарь
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Молочница — Наручи. Источник: т. 27: Молочница — Наручи (1916), стлб. 942—945 ( скан ) • Другие источники: ЭСБЕ


Народное собрание в древнем Риме. — От зарождения государства до превращения его в позднюю императорскую эпоху в доминат римский народ в различной степени участвовал в жизни своего государства. Участие его выражалось всегда в виде собрания, форма которого зависела от того, какую организацию народ имел в определенный момент римской истории. Неясность наших сведений о составе гражданства логически сказывается и на истории форм Н. собрания. Так как римская государственная машина могла функционировать только при взаимодействии магистрата и Н. собрания, форма последнего менялась в связи с объемом власти магистратуры: в царский период Н. собрание равносильно по власти с верховным ее носителем, в республиканский — оно выражает суверенную волю народа, в имперский — постепенно теряет свое значение и функции. По целям, ради которых созываются Н. собрания, их можно разделить на две категории: неоффициальные и оффициальные. Неоффициальное собрание называется contio (сходка). Цель его либо чисто осведомительного характера — извещение граждан о принятых магистратом мерах, совершенных им актах, — либо агитационного — настроить их в пользу определенного кандидата, законопроекта и т. п. Обсуждение вопросов, подлежащих ведению Н. собрания, теоретически возможно было в contio, но практически всегда принимало вид агитации. Так как римский народ не мог предпринять ни малейшего акта без содействия магистрата, то и contio могла собираться только по требованию последнего; ему принадлежало и председательствование в собрании. Старший магистрат имел право «отозвать сходку» (contionem avocare), т.-е. распоряжаться по своему усмотрению в contio, созванной подчиненным магистратом, либо выступая ее руководителем, либо распуская ее. Оратором в сходке обычно выступал созвавший ее магистрат, почему и произнесенная им речь называлась его contio. Другие лица также могли просить слова, но должны были говорить с места, что значительно ограничивало их выступления. Созвание сходки и начало в ней занятий не было связано никакими формальностями; только открытие ее сопровождалось молитвой председательствующего магистрата. Поэтому contio могла быть созвана всюду, напр., главнокомандующим в лагере. Что касается Н. собраний оффициального характера, т.-е. созванных для принятия определенного решения по данному вопросу, то их разновидности — comitia и concilia. Первая из них распадалась на comitia curiata, comitia centuriata и comitia tributa. Самой древней формой оффициального Н. собрания были комиции, собранные по куриям. В царский период они созывались для присутствия при посвящении нового царя (inauguratio), проведения закона о вручении ему верховной власти (lex curiata de imperio), объявления войны и пр. В республиканскую эпоху, когда курии сохранились только как пережиток, лишенный всякого политического значения, куриатские комиции собрались для совершения некоторых актов формального — правового и религиозного — характера. Так, закон о вручении магистрату, после избрания, высшей власти требовалось провести в comitia curiata. Весь народ для этого не собирался, а был представлен тридцатью ликторами, по числу курий, к которым присоединялись три авгура. В этих собраниях происходило также принятие нового рода или отдельной личности в число граждан, переход полноправного гражданина из рода в род, усыновление путем завещания и пр. Если комиции созывались для присутствования при акте сакрального характера, то назывались comitia calata. Созывать куриатские комиции имел право царь, консул, диктатор и верховный жрец. Место собрания было всегда внутри померия, чаще на комиции (Comitium). С потерей куриатскими комициями значения в политической жизни страны место их заняло собрание народа в форме центуриатских комиций. Возникновение их связано с так назыв. Сервиевой реформой, которая разделила на классы и центурии всех граждан по возрастному и имущественному цензу в военных целях. Датировка указанной реформы вызвала в науке большие разногласия, нет возможности отнести возникновение центуриатских комиций к определенному времени. Во всяком случае, едва ли можно сомневаться, что Сервиева реформа в своей основе относится к древнему времени — к концу царского периода или к началу республики. В виду древности учреждения центуриатских комиций, нельзя проследить постепенное их развитие, и они обычно рисуются теми чертами, которые присущи им были к концу республики. Так как центуриатские собрания образовали как бы милицию (exercitus urbanus), то право созывать их было предоставлено только магистратам, обладающим военным верховным командованием (imperium). Местом их собрания не могли быть части города, лежащие внутри померия, потому что там военное командование не могло быть применимо. Собираться комиции могли только по определенным дням; извещение о созыве должно было быть сделано за три базарных дня. Накануне созыва ночью председательствующий магистрат производил ауспиции. В день собрания на Яникул посылался военный отряд для предупреждения о внезапном нападении врага, а также поднималось красное знамя. Когда оно опускалось, занятия комиций должны были прекратиться, хотя бы рассмотрение дела не было закончено. Собрание открывалось торжественной молитвой председательствующего. Ведению центуриатских комиций подлежал выбор больших магистратов (т.-е. обладающих imperium), принятие законов (leges rogatae) и суд, в случае апелляции к народу по делам, где в наказание могла быть назначена смертная казнь или лишение права гражданства. Часто собранию в форме комиций предшествовала сходка; одна форма собрания превращалась в другую тем, что устранялись те лица, которые не имели права голосовать. Голосование было двустепенное, так как каждая центурия обладала только одним голосом, но происходило одновременно в обеих степенях, т.-е. сначала призывались члены одной центурии и, после подсчета их голосов за и против, за голос целой центурии принималось простое большинство. Результат голосования объявлялся немедленно во всеобщее сведение, и тогда призывалась к голосованию следующая центурия. Подача голосов происходила сначала явно и устно, потом тайно и письменно. В выборных комициях голосующие получали таблички, на которые вписывали имена кандидатов, а в законодательных и судебных — по две, при чем в первом случае положительный голос обозначался буквой U (uti rogas, т.-е. согласен), а отрицательный — буквой A (antiquo, т.-е. оставить попрежнему), во втором же случае оправдательный голос — буквой A (absolvo), обвинительный — буквою C (condemno). Другой разновидностью оффициальных Н. собраний были трибутские комиции, тесно соприкасающиеся с concilia plebis. Основанием для этих собраний служило деление римского народа на трибы, сначала четыре городских, а потом и сельские. С учреждением народного трибуната народ получил возможность организованно отстаивать свои интересы. С этой целью он устраивал собрания под председательством своих трибунов. Сначала в них происходили только выборы, но с созданием второй плебейской должности — эдилитета — и с приобретением трибунатом некоторых положительных функций, concilia plebis стали постановлять решения, обязательные только для плебса. С возникновения трибуната до создания городских триб concilia plebis собирались по куриям, а потом по трибам. Некоторые ученые полагают, что эти собрания всегда происходили по трибам, связывая самое происхождение трибуната с появлением четырех городских триб. Плебс настолько успешно боролся за политические права, что вскоре после законодательства децемвиров его решения — плебисциты — по закону 449 г. (Валерия и Горация) признаются обязательными для всех граждан. Значение собраний плебса по трибам вскоре после этого повело к созданию аналогичных собраний целого народа (comitia tributa), но под председательством патрицийских магистратов. Их созыв и ход собрания происходят совершенно как в центуриатских комициях. Функции их распределялись по тем же категориям, как и в центуриатских комициях. Между центуриатскими и трибутскими комициями были поделены функции первых: второстепенные дела (выбор меньших магистратов, квесторов, курульных эдилов, коллегии 26-ти и т. п., апелляционное разбирательство по делам, где наказание состояло в штрафе) отошли к трибутским комициям. Только в сфере законодательной не наблюдается такого деления: здесь мы видим постепенное сокращение законодательных функций центуриатских комиций в пользу трибутских. Сначала консульские законы проводятся обычно в центуриатских комициях, а потом, в особенности в последний век существования республики, в трибутских. Описанные формы Н. собрания сложились в Риме, когда он был городом-государством. Когда он превратился в мировую империю, управление ею при помощи суверенного H. собрания, в котором могли участвовать только проживающие в Риме граждане, стало крайне затруднительным. Поэтому оно, вместе с магистратурой, постепенно клонится к упадку. Избирательные комиции начинают подкупаться самым беззастенчивым образом. Ряд законов, принятых против подкупа, не дает никаких результатов. Влияния ловких дельцов иногда до того переплетаются и скрещиваются, что избирательные комиции совершенно не могут функционировать. Не лучше обстоит дело и с законодательными комициями. Не говоря уже о том, что комиции имели возможность только принимать или отвергать законопроекты, без обсуждения и изменений, их деятельность парализуют интерцессии со стороны недовольных магистратов, прекращение собрания ссылками на неблагоприятное знамение, а иногда и разгон его физической силой. Поэтому нарождающийся принципат лишает Н. собрание всякого значения. С развитием апелляции к императору судебные функции у Н. собрания отнимаются. Избирательные функции отнимаются у него и передаются сенату уже при Тиберии. Форма, однако, отчасти соблюдается, а именно: объявление об избрании кандидата, спустя несколько дней после выборов, происходит в Н. собрании. Несколько дольше сохраняется часть законодательных функций, но и она не переживает первого века нашей эры. Последнее упоминание в источниках о Н. собрании — при Александре Севере. — Литература: Mommsen, «Röm. Staatsrecht» (т. I, Лпц., 1887); статьи в словарях Паули-Виссовы (т.т. III. и IV), Дарамбера и Сальо (I т.); Willems, «Le droit public Romain» (7-е изд., Лувэн, 1910); Botsfоrd, «The roman assemblies» (1909); Binder, «Die Plebs» (Лпц., 1909); G. Oberziner, «Patriziato e plebe» («Pubbl. della r. Academia scientif.», I, Милан, 1913); A. Rosenberg, «Untersuchungen zur röm. Zenturienverfassung» (Б., 1911); T. Giorgi, «Le origini dell’ordinamento centuriato e dei tribuni» («Studi storici per l’antich. class.», V, Пиза, 1912). — H. собрание в Греции — см. Экклесия.

А. Вольдемар.