НЭС/Нормандия

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Нормандия
Новый энциклопедический словарь
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Нарушевич — Ньютон. Источник: т. 28: Нарушевич — Ньютон (1916), стлб. 866—869 ( скан ) • Даты российских событий указаны по юлианскому календарю. • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕ


Нормандия (лат. North-Normannia, фр. Normandie). Это имя с X в. носит область северной Франции, соответствующая нынешним департаментам Нижней Сены, Эры, Орны, Кальвадоса и Манша. Плодородная, богатая пастбищами и нивами, обильная лесом, с удобными гаванями и рыбачьими стоянками, Н. рано обратила на себя внимание римлян. Они организовали ее в провинцию, под именем Второй Лионской, провели дороги, обстроили по-римски и возвели в звание civitas старые гальские oppida — Руан (civ. Rothomagensium), Авранш (c. Abrincatum), Кутанс (c. Constantia) и др., создали гавани в Лильбоне (Juliobona), Гарфлере (Caracotinum). С распространением христианства Руан стал метрополией провинции. В меровингскую эпоху здесь основаны славные аббатства св. Вандрегизила (st. Wandrille), св. Вааста, несколько позже — св. Михаила на морской скале (Mont-St.-Michel), ставшие очагами хозяйственной и духовной культуры, приютами летописания. Их иноки довели французские анналы до поры норманнских нашествий, которым область Нижней Сены стала подвергаться с средины IX в. Под их грозой замерла жизнь цветущей страны. Население бежало. Монахи уходили из монастырей, унося мощи святых. Мир и новую жизнь обеспечил стране договор 911 г., заключенный между Карлом Простоватым, королем Франции, и вождем норманнских дружин, Рольфом-Роллоном. Он отдавал последнему область Нижней Сены до Эпты, под именем «графства» или «герцогства Норманского» (comitatus, ducatus Normannorum), на условии принесения герцогом вассальной присяги королю, женитьбы на его дочери и принятия христианства. Новая династия нормандских герцогов, подчинившаяся влиянию французской культуры, скоро стала творческой силой в стране. Разбежавшиеся крестьяне призваны обратно, под условием значительных льгот. Обители восстановлены и осыпаны дарами. Потомки Рольфа, ревностные прозелиты новой религии, начинают энергичную борьбу с своеволием дружины, тягой ее к язычеству. Н. становится могучей сеньерией, вождь которой ранее других справился с феодальной анархией и дал в этом смысле урок и пример французским королям. Скандинавское прошлое сохранилось только в некоторых особенностях говора, в именах прибрежных поселений, с окончаниями на bec и bosc, в нравах их жителей, в укладе жизни воинственной аристократии, в ее любви к дальним странствиям. Эта любовь нашла исход в воинственных предприятиях XI в. (завоевание Англии, Южной Италии, крестовые походы), освободивших страну от избытка беспокойного элемента. Властолюбивая династия нормандских графов-герцогов, в которой, несмотря на восстания аристократии, престол правильно (незаконные дети не устранялись от него) переходил от отца к сыну (Роллон, ум. в 931 г.; Вильгельм Длинная Шпага, ум. в 942 г.; Ричард I, ум. в 996 г.; Ричард II, ум. в 1026 г.; Ричард III, ум. в 1027 г.; брат Рич., Роберт Дьявол, ум. в 1035 г., сын его Вильгельм II Завоеватель, ум. в 1087 г.), жила то в союзе, то в конфликте со своими соседями: Бретанью, на которую вскоре наложила свою власть, Мэном, которого постигла та же судьба, Фландрией и «Францией». После убийства фландрским графом нормандского герцога Вильгельма I, король французский Людовик Заморский, вместе с Гуго Парижским пытался вмешаться в дела Н. и взять в опеку малолетнего Ричарда I. Эти попытки, как и впоследствии завоевательные стремления короля Лотара, были устранены нормандской национальной партией, призвавшей на помощь Гаральда Блотанда датского. При Ричарде II начинаются сношения и родственные союзы с Англией. Роберт Дьявол был в союзе с Генрихом I французским против собственного брата, но позднее этот капетингский союзник поддержал, в борьбе с Гюи Бургундским, притязания любимого побочного сына Роберта, Вильгельма II, будущего Завоевателя. С этим последним связывается факт, надолго определивший историческую судьбу Н.: завоевание Англии (1066). За исключением коротких периодов, когда, при наличности нескольких наследников в нормандской семье, Н. и Англия временно делились между ними (взаимная борьба детей Вильгельма Завоевателя, а именно, Вильгельма Рыжего английского с Робертом Нормандским, этого последнего — с Генрихом I Боклерком английским, дочери Генриха, Матильды — с Стефаном Блуасским), обе страны до XIII в. оставались под одною властью. Через Матильду Н. перешла к ее мужу, Годфруа Плантагенету, графу Анжу. Их сын, Генрих II Плантагенет, после некоторых замешательств признан был герцогом нормандским и королем Англии. Присоединение с 1152 г. (путем брака Генриха II с Элеонорой Аквитанской, см. Людовик VII) к огромному англо-норм.-брет.-анжуйскому комплексу еще Аквитании и Пуату сделало нормандского вассала даже на почве Франции более сильным, чем его капетингский сюзерен. Внутри своего «феода» Плантагенет держит себя как государь: он ставит свои гарнизоны во все крепости герцогства, на что не решается в своем домене Капетинг; он назначает епископов, сносится с папой, дает свободы городам. Он держит в повиновении вассалов и вмешивается в отношения их к арьер-вассалам. Филипп II Август начинает многолетнюю борьбу с англо-нормандскими государями (Генрихом II, ум. в 1189 г., Ричардом Львиное Сердце, ум. в 1199 г., Иоанном Безземельным, ум. в 1216 г.). Она закончилась возвращением Н. французскому королевству (1203—1204), что было закреплено при Людовике IX договором 1259 г. Из Charte aux Normands, данной Людовиком X в 1315 г., видно, что Н. сохранила свои установления, свои особые «кутюмы». В Столетнюю войну с 1417 г. Н. снова очутилась под властью Англии, но в 1449 г., после побед Карла VII, вернулась к Франции, на этот раз окончательно. Она становится в ней особой провинцией и сохраняет до Великой Революции свои правовые особенности. Войдя в состав французского королевства, Н. внесла в него многие черты своей оригинальной культуры. Через нее в свое время на французский материк пришло скандинавское, а потом долго просачивалось английское влияние. В этнографическом и бытовом отношении она доныне сохраняет своеобразный облик. Белокурый тип населения, особенная северная музыка диалектов, нравы прибрежных мореходов и рыбаков отличают ее от ее соседок. Обилие леса и пастбищ, культура льна, с давних времен создали в Н. деревянную и ткацкую индустрии. Их развитие обусловило изящество сельского быта, особенную уютность и красоту нормандского жилища: стоит только вспомнить живописные нормандские постройки, с их характерной комбинацией бревен и камня, разнообразие мебели и деревянных поделок, ткани и кружевные чепчики женщин. Нормандские поселки уже в XIII в. утопают в фруктовых садах. Рано расцвели города Н., обменивавшие лес, хлеб, вино материка на соль и сушеную рыбу. В XII в., прежде чем бо́льшая часть французских городов, они получили от герцогов муниципальные хартии, типа «Руанских установлений», самые заметные черты которых — сильная военная организация «коммуны», с огромной властью и ответственностью городского управления, тесно связанного с правительством герцогским. Эти городские установления, равно как и рано возникшие центральные герцогские учреждения Н., организация ее управления, ее канцелярий и архивов, конструкция ее крепостных сооружений, во многом послужили образцом для государственной и культурной деятельности Капетингов. В облике нормандских городов, романских замков и готических соборов Н. живет могучее англо-норманское средневековье. В настоящее время Н. — одна из самых богатых областей Франции, ее житница, сад, молочная ферма. — Источники см. у Duchesne, «Historiae Normannorum scriptores antiqui» (главным образом «Annales Bertiniani»), и Michel, «Chroniques anglo-normandes»; также Dom Bouquet, «Historiens des Gaules et de la France» (т. VI). Из научных сочинений: Vogel, «Die Normannen und das fränkische Reich» (1906); F. Lot, «Les derniers carolingiens»; Liquet, «Histoire de la N.» (1855); Barthélemy, «Hist. de la N. ancienne et moderne» (1857—62); Vidal de la Blache, в I т. Lavisse, «Hist. de France», стр. 171 слл.

О. Добиаш-Рождественская.