НЭС/Обида

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Обида
Новый энциклопедический словарь
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ньюфаундленд — Отто. Источник: т. 29: Ньюфаундленд — Отто (1916), стлб. 74—77 ( скан ) • Другие источники: ЭСБЕ
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Обида составляет, на ряду с опозорением (клеветою и диффамацией), один из видов оскорбления чести, выражающийся в умышленном уничижении человека неприличным обхождением, проявляющим внешним образом неуважение к нему. Государство, берущее под свою охрану личную честь, как ценный элемент политической жизни и в видах предупреждения самоуправных действий со стороны оскорбленных, может видеть в О. или бессильную попытку нанести ущерб ненарушимому достоинству полноправного гражданина, или действительное посягательство на унижение оценки нравственного достоинства оскорбляемого в глазах окружающей его среды. Первого воззрения держалось римское право исключительно по отношению к римским гражданам, не признавая возможности оскорбления рабов, иностранцев и пр. и назначая за О. денежную пеню в пользу пострадавшего. Из современных законодательств ближе всех к нему подходит английское право, дающее потерпевшему от простой обиды (slander) лишь право гражданского иска. Все прочие законодательства придают О. характер уголовного деяния, возможного по отношению к каждому лицу, подвергая виновных только одному уголовному наказанию, или же допуская, кроме того, уплату в пользу пострадавшего известной суммы (см. ниже, О. личная). Древние памятники нашего права (Русская Правда, Двинская уставная грамота 1398 г.) упоминают об О., установляя за нее частное вознаграждение. Позднее, в XVI и XVII вв. устанавливаются серьезные уголовные наказания — тюрьма, батоги, выдача головою — за посягательства на родовую честь. Уложения 1649 г. за простые О. назначает уплату в пользу потерпевшего «бесчестья», размер которого зависит от служилого и общественного положения обидчика и обиженного. Петр Вел. в своих воинском и морском уставах ввел позаимствованные из германского права испрошение прощения и взятие назад бранных слов. Таким образом, в нашем праве установилось существовавшее до издания устава о наказаниях 1864 г., смешение обоих указанных выше взглядов на О., с допущением уплаты «бесчестья». Лишь после 1864 г. потерпевшему предоставлен на выбор двоякий путь преследования за О.: предъявление гражданского иска за бесчестье, исключающее применение к виновному уголовного наказания, — или же уголовное преследование, оканчивающееся наложением уголовного взыскания, но без присуждения «бесчестья». По действующему нашему праву, для состава О. прежде всего требуется умысел, т.-е. знание, что данное обхождение унизительно для оскорбленного или безусловно, или по понятиям его среды, и желание его оскорбить таким обхождением. Цель при этом безразлична. Содержание О. не может быть наперед определено; оно составляет вопрос факта, разрешаемый судом в зависимости от общественного положения потерпевшего, его умственного развития, условий времени и места и проч. Субъектом О. может быть всякое вменяемое лицо, не имеющее права на проявление неуважительного отношения к оскорбляемому по своему должностному или общественному положению. Так, не признается виновником О. лицо, делающее выговор по постановлению суда, либо в силу своей дисциплинарной власти, напр., родитель по отношению к сыну, учитель — к ученику, хозяин — к прислуге. Не составляет преступного деяния, по разъяснению сената, и оскорбление одним супругом другого, в виду существующих между ними близких отношений, создающих для них как бы единство чести, при котором нанесение унижения одним другому становится немыслимым. Объектом О. является всякое лицо, сознававшее унизительность допущенного по отношению к нему обращения, независимо от его государственного или общественного положения (не исключая и лиц, лишенных прав по суду). Малолетние могут признаваться объектами О. лишь тогда, если они могли понимать обиду, и в таких случаях право жалобы принадлежит как их родителям, так и им самим; в прочих же случаях оскорбление малолетнего считается О. по отношению к его семье, и право преследования за О. принадлежит его родителям или опекунам. Не могут считаться самостоятельными объектами О. сумасшедшие и находящиеся в невменяемом состоянии, а также умершие (некоторые новейшие кодексы признают честь умерших самостоятельным объектом охраны); но оскорбление их памяти, затрогивающее честь живых членов их семьи, может явиться О. этих последних, и им в таких случаях предоставляется право жалобы. Положение это признается практикой и прямо высказывается в ст. 530 угол. улож. 1903 г. (еще не введенной в действие). Лицо юридическое, как не имеющее личности, не может быть само по себе объектом О., но несомненно, что О. какого-либо коллектива, — безразлично, пользующегося или непользующегося правами юридического лица — затрогивает честь каждого входящего в его состав отдельного лица и дает ему право жалобы. Наше новое уголовное уложение, признавая, что оскорбление хотя бы и всей совокупности членов коллектива не тождественно с оскорблением всего коллектива, устанавливает самостоятельную ответственность за оскорбление последнего, но лишь в случаях, когда оскорблением затрогивается имущественный интерес, или же выражается неуважение к государству. Самое действие О. должно заключаться в каком-нибудь положительном поступке, унижающем личность, но не в пассивном неоказании хотя бы и требуемого правилами вежливости уважения, напр., неподачей руки, неотдачей визита. О. должна быть личная, т.-е. условием ее должно быть нанесение ее в присутствии оскорбляемого; но оскорбление в письме, заведомо для оскорбителя доведенном до сведения оскорбленного (отсылкою по почте, либо передачей через третье лицо), а также оскорбление по телефону, признаются личными О. Заочная О. не наказуема, но если она была произнесена в присутствии близкого родственника или супруга оскорбляемого, то эти лица могут преследовать оскорбителя за О., учиненную им лично, а не их отсутствующему родственнику. Наше действующее законодательство различает два главных вида О. по способу их нанесения: О. на словах или на письме (ст. 130—132 уст. о наказ.) и О. действием (ст. 133—135). О. на словах есть произнесение слов бранных, не имеющих внутреннего значения, но признаваемых в общежитии неприличными, или поносительных, выражающих оскорбительное суждение, но без указания определенного позорящего обстоятельства, а также употребление явно оскорбительных выражений, сравнений и намеков. Простая О. на словах или на письме карается арестом до 15 дней или денежным взысканием до 50 руб.; та же О., нанесенная с заранее обдуманным намерением или в публичном месте или многолюдном собрании, а равно лицу, имеющему, по особым отношениям к обидчику, право на особое его уважение, или же лицу женского пола, карается вдвое строже; наконец, за такую же О., нанесенную родственнику в прямой восходящей линии, назначается арест до 3 мес., без замены денежным взысканием. Особо выделены: О. священнослужителя во время совершения им службы Божией, личное оскорбление главы иностранного государства, иностранного дипломатического агента, присутственных мест и должностных лиц при исполнении или по поводу исполнения ими обязанностей службы и некоторые другие случаи, караемые более строгими наказаниями в отдельных статьях улож. о наказ., а также предусматриваемые угол. улож. 1903 г. оскорбление Величества, публичное оскорбление памяти предшественников царствующего Императора и др. Повышенным наказанием обложена также О. путем печати, а также О. в печати войска или воинской части (ст. 1040 и 10345 улож. о наказ.). О. действием обнимает собою как непосредственное легкое нарушение телесной неприкосновенности — неопасные для жизни побои, удары, толчки, дранье за волосы, — так и всякое оскорбительное для другого действие, напр., действие в отношении лица женского пола, нарушающее правила благопристойности. Простая О. действием карается арестом до 1 мес., более легкий вид ее — в случае, если к О. был дан повод самим обиженным — наказывается арестом до 15 дней или денежным взысканием до 50 руб., и более тяжкие виды О. действием при условиях, повышающих вдвое наказуемость О. словом (см. выше), обложены арестом до 3 мес. За нанесение такой О. восходящему родственнику определяется заключение в исправительном арестантском отделении до 1½ года, с лишением всех особых прав. Особо выделены и обложены повышенными наказаниями О. действием, нанесенное чиновнику или члену Гос. Думы при исполнении или по поводу исполнения служебных обязанностей, оскорбление, нанесенное в присутственном месте, оскорбление иностранного дипломатического агента, начальника по службе и др. К О. действием практика относит также и те виды, так наз. символической О., в которых выражается мысль о посягательстве на телесную неприкосновенность, напр., угрозу кулаком, неприличным жестом по отношению к женщине. Другие случаи символической О., заменяющие выражение презрительного отношения — напр., показание языка, кукиша и пр., — приравниваются к О. словом. Угол. улож. 1903 г. относит к О. лишь оскорбление обхождением или отзывом, причисляя случаи О. действием к общему понятию телесных повреждений и насилия. Дела о нанесении О. могут возникать не иначе, как по жалобам потерпевших, и могут оканчиваться примирением. Наказание за О. не назначается, если сам обиженный нанес обидчику равную или более тяжкую О.

А. Люблинский.