НЭС/Оболенский, Леонид Егорович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Оболенский, Леонид Егорович
Новый энциклопедический словарь
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ньюфаундленд — Отто. Источник: т. 29: Ньюфаундленд — Отто (1916), стлб. 111—112 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕ


Оболенский, Леонид Егорович — писатель (1845—1906). Слушал лекции в спб. унив. и медико-хирург. академии по физике, химии и физиологии, затем в московском унив. по юридическим наукам и по философии. В 1866 г. за близость к некоторым каракозовцам был выслан из столицы. В 1878 г. совместно с проф. Вагнером начал издавать журнал «Свет». С 1881 г. программа журнала, переименованного в «Мысль», становится шире. В 1883 г. О. приобретает в собственность «Русск. Богатство» и издает его до 1891 г.; позже сотрудничает в «Новостях», «Одес. Листке» и «Новом Слове» (ред. С. Н. Кривенко), а также занимается редактированием переводов целого ряда сочинений по философии (Фулье, Селли, Кирхман, Маудсли, Тард, Гефдинг). Писал романы и повести под псевдонимом М. Красов. Много писал и крит. статей в «Мысли». Сам О., повидимому, считал свои философские статьи самою важною частью своей литературной деятельности. По мнению О., этика воздвигается на психологической основе. Первичные чувствования боли, путем сознательного и бессознательного опыта, осложняются и дают позднейшие чувствования. Желания, относясь к группе волевых чувствований, являются основой опытной нравственности. Существует альтруистическая мораль, вытекающая из первичного свойства органической материи, в силу которого при одинаковых условиях получаются однородные субъективные состояния. На чувствованиях, происшедших путем эволюции, строятся объективные условия блага, а первичный альтруизм создает субъективные его условия. При субъективных условиях стимулом является непосредственная жалость к другому, вложенная в органическое вещество и растущая параллельно с сознанием сходства с другими. Вне-опытный альтруизм понемногу подчиняет себе опытную мораль и один только может служить критерием поведения. Первичный альтруизм — то единое, что ведет постоянную борьбу с призраком индивидуальности; это — сущность, единая у всех, но сущность не в метафизическом смысле, а ее проявление для нас. Симпатия — голос того общего и единого, которое временно приняло оболочку индивидуальности. Вот почему любовь и жалость мы можем считать свойством мировой сущности, ноумена, Бога. В субъективных явлениях мы имеем свойства сущности, непосредственно являющиеся нам, в объективном — только символизацию той же неведомой сущности. Философия должна давать цельное представление о мире; она должна охватывать и область чувств, и сущность мира. Материализм и позитивизм не удовлетворяют этому требованию; они не могут непосредственно служить жизни, ибо дают один элемент мира, его скелет вместо целого. — Многочисленные философские статьи О., появившиеся до 1890 г. включительно, перечислены в приложении к русскому переводу «Истории новой философии» Ибервега-Гейнце, стр. 559 сл.; в 1891 и 1892 гг. они отмечались в библиографических перечнях журнала «Вопросы философии», в 1893 и 1894 гг. — в «Философском Ежегоднике» за эти годы.