На Воронцова (Пушкин)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

(На Воронцова)
автор Александр Сергеевич Пушкин (1799—1837)
См. Стихотворения 1825. • Датируется: начальные стихи предположительно концом мая 1824 г.; дальнейшая отделка и беловой текст — январем (не позднее 25) 1825 г. Опубликованы последние два стиха — Е. И. Якушкиным в статье «По поводу последнего издания сочинений А. С. Пушкина» — «Библиографические Записки» 1858, № 11, стб. 342; полностью (по копии с того же белового автографа) Гербелем в берлинском сборнике «Стихотворения Пушкина» 1861 г., стр. 21. Эпиграмма на Воронцова, пользовавшегося репутацией «либерала». Эпиграмма распространялась в списках. Пушкин имеет в виду эпизод на обеде, данном в Тульчине 1 октября 1823 г, после смотра войск Александром I. Александр получил письмо Шатобриана (министра иностранных дел Франции) об аресте Риего и сообщил об этом на обеде. Воронцов прокомментировал: «Какое счастливое известие, ваше величество». Присутствовавший на обеде Басаргин (декабрист) прибавляет: «Эта выходка так была неуместна, что ответом этим он много потерял тогда в общем мнении. И в самом деле, зная, какая участь ожидала бедного Риего, жестоко было радоваться этому известию». Риего был казнен 26 октября (7 ноября) в Мадриде. «Царь» — Александр I; «Риэго» — вождь испанской революции 1820—1823 гг., казненный 26 октября (7 ноября) 1823 г.; «Фердинанд VII» (1784—1833) — испанский король. Заключительные стихи эпиграммы вошли в поговорку (но не по тексту автографа, а по тексту первой посмертной публикации — «И в самой подлости оттенок благородства»). См. также комментарии Благого и др. Томашевского и Цявловской.
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


Сказали раз царю, что наконец 
Мятежный вождь, Риэго, был удавлен. 
„Я очень рад, сказал усердный льстец: 
От одного мерзавца мир избавлен“. 
Все смолкнули, все потупили взор, 
Всех рассмешил проворный приговор. 
Риэго был пред Фердинандом грешен, 
Согласен я. Но он за то повешен. 
Пристойно ли, скажите, сгоряча 
Ругаться нам над жертвой палача? 
Сам государь такого доброхотства 
Не захотел улыбкой наградить: 
Льстецы, льстецы! старайтесь сохранить 
И в подлости осанку благородства. 
<1825>