На поле боя (Виленский)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

На поле боя
автор Эзра Самойлович Виленский (1902—1944)
Опубл.: 16 июля 1941. Источник: «Известия», № 166 (7542), с. 2


Это было очень удобное место для удара. Надо было только завлечь противника, заставить его вклиниться в невыгодную для него лощину. Операцию провели умно, продуманно, и крупное соединение германо-румынских войск, попав в ловушку, оказалось разгромленным. Вот оно — поле боя, обильно политое вражеской кровью, усеянное трупами солдат, офицеров и лошадей, покрытое машинами, орудиями, ящиками с патронами и снарядами, минами, бомбами, минометами, обломками, осколками, обуглившимися повозками.

Вот здесь, повидимому, группа вражеских пулеметчиков и стрелков пыталась удержаться. Она засела во рву, спряталась за земляное возвышение и открыла огонь по наступавшим бойцам Красной Армии. Но на огонь наши ответили огнем ожесточенным, метким. Все вражеские пулеметчики получили ранения в голову. Так и сидят четыре пулеметчика, приткнувшись к самому краю рва.

Следующая группа вражеских солдат погибла в результате штыковой атаки.

Лежит в пшенице с десяток румын. Они уничтожены гранатами. Кто же кидал эти гранаты? Мы ходим, ищем и обнаруживаем только одну ложбинку примятого хлеба. С полной уверенностью можно сказать, что здесь нападал один человек. И этот один уничтожил десятерых.

Тов. Пухный с двумя бойцами атаковал вражескую батарею. он двигался посредине, послав своих в обход. Подойдя к батарее вплотную, он скомандовал:

— Первый взвод, справа вперед! Второй взвод, слева вперед! Ура, в атаку за мной!

Бойцы закричали «ура» с двух сторон, и паника овладела артиллеристами. Три человека ликвидировали батарею.

Другие храбрецы, которыми руководил т. Спирков, напали на роту. Половина роты была уничтожена, другая взята в плен. Не ушел никто.

Пулеметчики Савицкий и Руденко залегли и тщательно замаскировались. На них двигался батальон. Они подпустили его на пятьдесят метров и неожиданна открыли губительный огонь.

Стоят средние и мелкокалиберные, не румынского производства пушки. Некоторые из них смотрят на запад. Это наши храбрецы добрались до вражеских пушек, повернули их и били врага тем оружием, теми снарядами, какие он припас против бойцов Красной Армии.

А вот толстотелые, длиннющие, тоже не румынские орудия. Они блещут новизной и лоснятся от масла. Из них еще не стреляли. Это — корпусные пушки, к которым подкрался пулеметчик Сокур. Он зашел вражеским артиллеристам в тыл и ударил из пулемета. И столько народу он уложил, так смешал и расстроил артиллеристов, что они бежали, бросив и пушки, и снаряды, и огромные, опять-таки не румынские, семитонные трехосные грузовики, которые тянули эти пушки.

О том, с какой скоростью удирали вражеские офицеры и солдаты, свидетельствуют раскиданные вокруг вещи. Чемоданы, полковые документы, штабные списки, карты, схемы обороны, офицерские костюмы, полковничьи фуражки, сапоги, сабли враг бросал, чтобы легче было бежать.

Много конской сбруи. Но где же кони? Оказывается, на них ускакали румыны, оставив пушки и упряжь. Впрочем, не всем удалось удрать. Среди взятых в плен офицеров — полковой врач, два подполковника и полковник; командовавший артиллерийским полком.

Чего только не находим мы на поле боя! Советские спички, сахар, парфюмерия, ящики с махоркой, награбленные в кооперативах пограничных деревень, где фашистские бандиты хозяйничали два дня. Вот лежит труп румынского капитана. Рядом с ним — гитара и дорожный чемодан с пудрой, духами, губной помадой «ТЭЖЭ» и женским бельем, украденными в советской деревне. А сколько бутылок водочных и винных!

Окрестные жители убирают с поля и закапывают трупы вражеских солдат, офицеров. Уходят в землю тела горе-вояк, осмелившихся ступить на советскую территорию.

Подразделение в торжественном молчании хоронит своего командира старшего лейтенанта Кудрявцева. С несколькими бойцами т. Кудрявцев напал на вражескую роту, уничтожил ее и сам погиб, добивая врага.

Звучат залпы. На земле остается холм. Здесь лежит герой отечественной войны старший лейтенант Кудрявцев. Пройдет время, отгремит война, и благодарные сограждане поставят на этом месте памятник. Детям своим и внукам они будут рассказывать о бесстрашном советском командире.

Пленный румынский полковник с горечью признается:

— Удар красных войск был идеально подготовлен. Он подействовал ошеломляюще на наши части, вызвал полную панику. Попытки некоторых наших офицеров повернуть обратно или отступить окончились плачевно, — дорога оказалась забитой нашими грузовиками, артиллерией. Уже через несколько минут после вашего внезапного нападения я понял, что гибель наших полков неизбежна. Но я не мог понять, откуда здесь появились красноармейцы. Bедь германская авиаразведка, тщательно обследовавшая этот участок, твердо уверяла, что ваших войск здесь нет. Мы двигались абсолютно спокойно, и вдруг, как из-под земли, ударили ваши… Мне казалось, что мы окружены крупными силами Красной Армии. Только потом я узнал, что наши полки были разгромлены значительно меньшими силами…

Доблестные бойцы Красной Армии захватили 56 орудий, 80 семитонных грузовиков, 600 повозок, 1.000 лошадей, много танкеток, легковых машин. винтовок, пулеметов, снарядов, патронов и обозного имущества.

Бесславную смерть нашли сотни германо-румынских солдат и офицеров двух артиллерийских полков и одного пехотного. Около 200 солдат и офицеров взяты в плен.

Навсегда сохранится в истории отечественной войны этот подвиг бойцов Красной Армии, про который можно сказать:

— Да, это был настоящий суворовский удар, быстрый, стремительный, точный.

Э. ВИЛЕНСКИЙ
спец. корр. «Известий».

ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 15 июля.


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России согласно ст. 1281 ГК РФ, и в странах, где срок охраны авторского права действует на протяжении жизни автора плюс 70 лет или менее.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.