На смерть Нарышкина (Державин)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

На смерть Нарышкина
автор Гавриил Романович Державин (1743—1816)
См. Стихотворения 1799. Дата создания: 1799. Источник: Сочинения Державина с объяснительными примечаниями Я. Грота. — СПб.: Изд. Имп. Академии наук, 1865. — Т. 2. Стихотворения. Часть II. — С. 305—310.
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


На смерть Нарышкина

1.Падущая с небес река!
Ток светлых, беспрерывных вод!
Чья всемогущая рука,
О время! о минувший год!
Твое теченье прекратила?
Какая мгла тебя сокрыла?
Где делись дни, часы твои?
Где разновидных дел струи?

2.Являло ль солнце красоту,
Блистало ль лаврами чело,
Когда побед на высоту
Всходил Алкид? — И все прошло[1]!
Уж не на верх теперь Альпийский
Орел склоняет свой полет,
Но в дол, под сосны Боровицки: —
Все вечности жерло пожрет.

3.Что было, то не придет вспять;
Проходит что, то вмиг пройдет;
Что будет впредь, — не можно знать;
И вот Нарышкина уж нет, —
Нет в доме сем храмоподобном[2],
Веселом, светлом, благовонном,
Где жизнь цвела, довольств полна;
Но плач и тма и тишина!

4.Увы! — вот тот зеленый дуб,
Вкруг коего на дерне тень,
Цветы и запах злачных куп
Граждан отвсюду в ясный день,
Как птиц, сзывали для витанья;
Где игры, шутки, резвость, смех
И дружества рукоплесканья
Звучали по следам утех.

5.Увы! — вот тот чертог[3],
Где зодчества, убранства вкус
Вели всех зрителей в восторг,
И где под сладким пеньем муз
Козловского пленяли звуки[4];
Где ты гостей, простерши руки,
Без всяких сборов и сует,
За дружеский сажал обед.

6.Увы! — вот тот изящный храм,
Где купольный, тьмозвездный свод
Осиявал из разных стран
Сбиравшийся к тебе народ;
Где ты угощевал Фелицу,
И Лель своих во плясках жертв
В цветочную вязал пленицу,
Где ты... Ах! ты лежишь тут мертв...

7.Ты мертв! — и все прошло? — Нет, жив!
Ты жив в сердцах твоих друзей:
Хотя печальный гроб, сокрыв,
Тебя лишил их в жизни сей;
Но ласк твоих и угощений
Живут лучи в воображеньи,
Живешь в слезах блестящих их
Ты ввек. — Се бисер чад твоих!

8.Придите, девы юны, нежны,
Три грацьи, отрасли его[5]!
И, труп облобызав священный,
Оставленное от него
В приданство перло вы возьмите:
В нем клад блаженства вам сокрыт;
Глас добродушия внемлите;
Се дед из гроба говорит:

9.«Дела великие дивят,
Но зависть их вокруг шипит,
И добродетели темнят
Прекрасный часто страсти вид;
Но кто ни родом, ни богатством,
Ни знатным чином, а приятством
Себе почтенье заслужил,
Тот в жизни и по смерти мил».

10.Так, смертный! зиждет лишь отцов
Благословенье чад их дом;
А матерних проклятье слов[6]
Преобращает все вверх дном!
Не ставь слез сирых за игрушку,
Чужих стяжаний не желай;
Брось бедному в кошель полушку,
И отвори себе тем рай.

11.Проходит наша жизнь, как миг;
Но видны и по нас следы
Дел наших добрых или злых,
Как в море за кормой бразды.
Поставим же себе предметом,
Чтоб с сим разлука наша светом,
Как прямовидность средь садов,
Была наполнена цветов.

1799

Комментарий Я. Грота

Л. А. Нарышкин, о котором сообщены сведения при посвященной ему оде На рождение царицы Гремиславы (Том I, стр. 729 и следд.), умер, 66-и лет от роду, 9-го ноября 1799 года.

Эти стихи, по словам Державина, были написаны вскоре после того, в декабре; по показанию же Остолопова, они кончены, за недосугом, только в 1804 году (Ключ к соч. Д., стр. 89). Остался только один список их, не представляющий, против печатного текста, никаких вариантов. Напечатаны в издании 1808 г., ч. II, XXXVIII.

Значение рисунков: «1) По средине ветвистого дуба множество гнезд, около которых летают птицы, а под ним дети играют цветами. 2) Венец из кипариса и роз» (Об. Д.).

  1. ... Всходил Алкид и проч. — Под этим именем здесь разумеется Суворов, который тогда возвращался в Петербург после италиянского и швейцарского походов. Для выражения: сосны Боровицки см. выше стр. 36, примеч. 13. Державин предвидел (Об.), что Суворов будет худо принят и по чувствительности своей окончит скоро жизнь, что и случилось (о смерти Суворова см. ниже стихотворение Снигирь, под 1800 г.). Когда писалась ода На смерть Нарышкина, фельдмаршал пользовался еще в полной мере благоволением государя, как доказывают рескрипты, часто посылавшиеся ему в это время: первый, в котором Павел Петрович выразил ему свое неудовольствие (вследствие слуха, будто Суворов в продолжение кампании имел при себе дежурного генерала), был от 20 марта 1800 г. (Милютин, т. V, стр. 218). Л. А. Нарышкин был хороший приятель Суворову, и внука первого вышла после замуж за сына второго (Об. Д.). См. ниже прим. 6.
  2. Нет в доме сем храмоподобном и проч. — У Льва Александровича был на Мойке, за Поцелуевым мостом, род загородного дома, где он в летнее время давал праздники. В саду, перед самым крыльцом, стоял прекрасный, окруженный цветущим дерном дуб, под которым сиживали гости Нарышкина. Дом этот, впоследствии принадлежавший барону Раллю и занятый немецким клубом, с 1833 г. служит помещением Демидовского дома призрения трудящихся. При посещении этого дома в 1843 г. мы слышали от директора заведения, А. П. Турчанинова, что этот дуб был привезен из Крыма в угождение императрице Екатерине II, которая будто бы сидела под тению его во время своего таврического путешествия.
  3. Увы! вот тот чертог ... — «Посреди дома была великолепная галлерея прекрасной архитектуры» (Об. Д.).
  4. Козловского пленяли звуки. — Известный Осип Антонович Козловский, директор музыки императорских театров, родился в Варшаве 1757 г., умер в Петербурге 27 февр. 1831. Он вышел в люди чрез кн. Потемкина и сочинял между прочим музыку к хорам Державина, петым на великолепном празднике в честь Екатерины по случаю взятия Измаила (Том I, стр. 396). О Козловском см. Словарь дост. люд. Бантыш-Каменского.
  5. Три Грацьи, отрасли его — т. е. три внуки: первая, графиня Соллогуб, в супружестве княгиня Голицына (см. выше стр. 259); вторая, графиня Головкина, за графом Салтыковым; третья, Нарышкина, за князем Аркадием Александровичем Суворовым (Об. Д.).
  6. А матерних проклятье слов. — «После смерти Л. А. Нарышкина супруга его Марина Осиповна (Том I, стр. 733, примеч. 4) была огорчена от детей тем, что они нарушили дяди их родного, Александра Александровича Нарышкина, завещание, которым он упрочил имение свое, одну половину жене своей Анне Никитишне Нарышкиной, а другую брату своему Льву Александровичу, а после него им» (Об. Д.). А. А. Нарышкин, обер-шенк, род. 1726, ум. 1795 г. Супруга его, Анна Никитишна, урожденная Румянцова, была двоюродная сестра Задунайского (Mém. De Cath. II, стр. 118; ср. Том I, стр. 599).